Инспекция Походного Атамана. Генерал Бабиев

Инспекция Походного Атамана. Генерал Бабиев

Получена телеграмма, что в Майкоп приезжает Походный Атаман генерал Науменко инспектировать части войск.

На железнодорожном вокзале выстроен почетный караул от 3-го Уманского полка. Официально его встречает Атаман Майкопского отдела генерал Данилов,[119] являющийся и начальником гарнизона Майкопа. На правом фланге караула все офицеры полка в порядке старшинства чинов.

Подошел очень короткий поезд, и из него вышел генерал Науменко, в черкеске. После рапорта генерала Данилова он идет вдоль фронта и за руку здоровается с офицерами. Подав мне руку, он улыбается и вдруг весело говорит:

— А знаете, Елисеев?.. Со мною прибыл и генерал Бабиев. Он в вагоне… но у него после Михайловской станицы болит голова!..

И действительно — в окно выглянул Бабиев в папахе и тут же скрылся. Бабиев — казак Михайловской станицы Лабинского отдела, и, конечно, как и принято у казаков, Походного Атамана и своего молодого и молодецкого станичника генерала Колю Бабиева старики угощали на славу. Все это только нормально.

Генерал Науменко с Атаманом отдела решили с вокзала ехать в Войсковой конно-учебный дивизион, который размещен в лагерных бараках на Белой, на восток от города, верстах в пяти. Приготовлен уже и параконный экипаж, и оба генерала садятся в него.

— Мы будем сопровождать их верхами, — тихо говорит мне Гамалий.

— К чему это, Васылю? — спрашиваю его.

— Надо… ты не понимаешь… надо быть политиком, — так же тихо отвечает он.

Я его понял… И несколько офицеров его полка, у кого были лошади (а были они только у нескольких, так как полк был пеший), мы идем у колес экипажа.

Жара исключительная. И тишина в природе. Выйдя за город, экипаж взял широкую рысь своих лошадей. Мы идем уже коротким наметом. Через версту наши лошади в мыле, а мы паримся в затянутых черкесках. Все растянулись по дороге, и только у колес экипажа, по сторонам его, остаемся мы трое на своих сильных лошадях — Гамалий, я и сотник Хлус. В душе я ругаю Гамалия — к чему это? Словно ординарцы…

Мы в учебном дивизионе, построенном в казармах у своих коек. И… что я вижу? Походного Атамана рапортом встречает полковник — старик Миронов.[120] Он был помощником командира полка по хозяйственной части в нашем 1-м Кавказском полку в мирное время. В 1914 году, по предельному возрасту, 55 лет, он вышел в отставку и уехал на Кубань. Тогда он был войсковой старшина, и, как положено в Русской Императорской армии, всякий офицер, выходя в отставку, производится в следующий чин.

Миронов был довольно крупный телом и мясистый. Обходительный и дипломат. Находчивый и не робкий перед начальством. Любил снисходительно цукнуть нас, молодежь, как бы по-отечески. Любил посещать клуб в Мерве, как единственное общественное место. Но… за целый год моего пребывания тогда в полку мы ни разу не видели его в седле.

Ему теперь, в Майкопе в 1919 году, было около шестидесяти лет. И он был начальником Кубанского Войскового конно-учебного дивизиона в две сотни молодецких казаков, будущих урядников, которые должны быть разосланы по всем полкам войска, как «хребет армии» — младший командный состав.

— Ваше превосходительство… во вверенном мне конно-учебном дивизионе все обстоит бла-го-по-луч-но! — не отрапортовал, а рассказал он Походному Атаману — ласково, с приятной улыбкой и по-штатски, с поклоном, пожал протянутую руку генерала Науменко.

Должен еще сказать, что в 1910 году, когда я был вольноопределяющимся 4-й сотни 1-го Екатеринодарского Кошевого Атамана Чепеги полка, Миронов, в чине войскового старшины, был помощником командира полка по хозяйственной части, а войсковой старшина Бабиев (отец)[121] был помощником по строевой части. Следовательно — служба проходила у Миронова вне строя.

На мое удивление, Гамалий мне сказал в тот же день, что, когда Науменко был хорунжим 1-го Полтавского полка, Миронов в то время был старым подъесаулом или есаулом того же полка. Это подтвердил мне и генерал Науменко уж в Нью-Йорке. Вот почему их взаимоотношения и были близкими.

Кажется, в 1925 году (в 1924-м. — П. С.) генерал Миронов из Болгарии вернулся в Россию вместе со своими двумя сыновьями, офицерами 4-й Кубанской казачьей батареи, в мирное время входившей в нашу тогда Закаспийскую казачью бригаду.

После рапорта, поздоровавшись с казаками, генерал Науменко обходил казаков, стоявших у своих коек, и, внимательно всматриваясь в глаза каждому, расспрашивал — какого полка? какой станицы? и прочее. Должен подчеркнуть, что генерал Науменко нравился казакам и он умел привлечь к себе сердца их, как и молодых офицеров.

Строя Походный Атаман не смотрел — ни пешего, ни конного. Потом попросил он офицеров в сторону от казаков и сказал приблизительно следующее:

— Сейчас идут большие дебаты в Раде о создании своей Кубанской армии. Мне, как Походному Атаману, хотелось бы знать по этому вопросу мнение господ офицеров. Как вы все на это смотрите?

Если бы наблюдательный человек посмотрел тогда в окно, как подтянуто стояли все офицеры перед своим Походным Атаманом в положении «смирно» и… не дыша — то он сразу определил бы, что никто из них, не только что в силу молодости лет некоторых, но в силу особенного воинского воспитания, запрещающего рассуждать перед высшим начальством, — никто из них ничего не ответит по существу на этот очень большой политический вопрос. Это был, конечно, вопрос политический, а не военный. И не строевым офицерам, да еще молодым, было решать его.

Если бы можно было резко, бритвой, разрезать их сердца и заглянуть в них, то можно было точно прочесть: «Да! Надо! Надо иметь свою Кубанскую армию!»

Генерал Науменко спросил и ждал ответа. Мы все молчали.

— Так как же, господа? — переспросил Науменко.

Полковник Миронов по-штатски развел руками и сказал «что-то» в пользу создания Кубанской армии, но окончательно резюмировать отказался. Молчал и генерал Данилов, молчал и полковник Гамалий, молчал и я, полковник Елисеев. Зачем скрывать это, 42 года спустя, исповедуясь теперь?

Не дождавшись ответа, генерал Науменко пояснил всем нам, что «по существу дела — кубанцы должны иметь свою армию, как вот имеют донцы, но это трудно… И нам мешает в этом главное командование. Почему, чтобы не ошибиться, я и опрашиваю всех», — закончил он, Походный Атаман генерал Науменко.

Атмосфера прояснилась. Высказались некоторые за создание Кубанской армии, подчеркнув, что это право войскового штаба решать, но не нас, строевых офицеров. Фактически вопрос повис в воздухе. Этим смотр конно-учебного дивизиона и был закончен.

Вновь тем же эскортом мы скачем назад, в Майкоп, прямо в летний клуб, на обед. На него приглашены только старшие начальники. Там нас уже ждал Бабиев, теперь генерал-лейтенант, но — все тот же, для некоторых — Коля Бабиев! Со мной он поздоровался дружески, внимательно, словно ничего и не случилсь в наших воинских взаимоотношениях в Корниловском полку, и за стол просил сесть против него.

Он словно стеснялся того, что из трех присутствующих генералов он, хотя и самый младший по летам, но старше их в чине, почему в своем тосте и провозгласил, что считает себя «сотником», так как у него на погонах «три звездочки». Это всем понравилось, и некоторые называли его «генерал-сотник».

Обед был не пышный, но отличный. Конечно, выпивка и хор трубачей. Бабиев без лезгинки не может быть весел. Она ему нужна как приятное сладкое блюдо после обеда. Он смотрит на меня, улыбается, подмаргивает и тихо говорит, чтобы не слыхали другие: «Как бы там лезгинку?» Я киваю ему, чем показываю, что «можно». Тогда он, перегнувшись через стол, шепчет мне: «Начните Вы первым… а потом пригласите меня… я буду отказываться, так как имею большой чин и мне неудобно сразу лее выскакивать… но Вы обязательно вызывайте меня… и тогда уж я выскочу».

Он называет меня по-прежнему «Джембулат», но на «Вы». Я не сержусь, но холодок к нему у меня остался за Корниловский полк. Да и к генералу Науменко также. Нехорошо они поступили со мной.

Все мы, офицеры, любили нашу кавказскую лезгинку. Хотя танцевали ее немногие, но смотреть ее все любили. Любили и Гамалий, и Науменко. И Гамалий, как хозяин стола (угощали уманцы), приказал трубачам «дать лезгинку».

По кавказскому обычаю, даже самый большой любитель этого танца не может и не должен сразу же выбрасываться в нее. Нужно, чтобы его «обязательно» попросили. Иначе это не этично, не благородно. Так вышло и тогда. Я сидел за столом, словно танец меня и не касается. Но Гамалий и Науменко сразу же произнесли мое имя, то есть просят протанцевать… И я танцевал «зло и досадно», потому что чувствовал себя все еще оскорбленным и заброшенным генералами Науменко и Бабиевым в дебри тыла от радостной походнобоевой жизни, почему танцевал «злостно». Конечно, после немногих «па» вызвал Бабиева. Он также «отказывался» вначале, но потом… выскочил из-за стола и понесся…

Дивный наш Край Казачий! И в каком мире можно видеть, чтобы, не говоря уже о чине полковника, но чтобы генерал-лейтенант мог выступить в своем народном танце?! Это можно видеть только среди народов Кавказа да кубанских и терских казаков.

Приезд в Майкоп генералов Науменко и Бабиева дал мне только огорчение, так как я егце больше почувствовал то, что я потерял на фронте… В тот же день они выехали в Туапсе и потом пароходом в Сочи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

По приказу Походного Атамана

Из книги Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия автора Колпакиди Александр Иванович

По приказу Походного Атамана Для осуществления планов партизанской войны Верховное командование 30 октября 1915 года приказом Походного Атамана под № 2 объявило о начале формирования конных отрядов Особой Важности из добровольцев для действия в тылу противника.В


Конный отряд Особой Важности имени атамана Пунина

Из книги Вёшенское восстание [Maxima-Library] автора Венков Андрей Вадимович

Конный отряд Особой Важности имени атамана Пунина 5 октября 1915 года поручик Леонид Николаевич Пунин написал письмо командующему Западным фронтом генералу Рузскому:«Милостивый государь Николай Владимирович. Как известно Вашему Высокопревосходительству, германская


Глава 3 «…Скоро, скоро горячие лучи весеннего солнца растопят лед старого Дона…» (Из приказа Донского атамана A. П. Богаевского)

Из книги Военная агентурная разведка. История вне идеологии и политики автора Соколов Владимир

Глава 3 «…Скоро, скоро горячие лучи весеннего солнца растопят лед старого Дона…» (Из приказа Донского атамана A. П. Богаевского) Подробного отчета о подготовке и начальном этапе восстания пока не обнаружено. Командующий повстанческой армией П. Н. Кудинов позже в мемуарах


Генерал-адъютант, генерал от кавалерии, светлейший князь Александр Иванович Чернышев (30.12.1785-8.06.1857)

Из книги Переносный зенитный ракетный комплекс «Стрела-2» автора Министерство обороны СССР

Генерал-адъютант, генерал от кавалерии, светлейший князь Александр Иванович Чернышев (30.12.1785-8.06.1857) Родился 30.12.1785 (10.01.1786) в Москве. Из дворян. Сын генерал-поручика, сенатора. Получил тщательное домашнее воспитание под руководством аббата Перрона. На службу вступил в 1801 г.


Генерал-квартирмейстер, генерал-лейтенант Потапов Николай Михайлович

Из книги 20-мм противотанковое ружье РЕС обр. 1942 г. (системы Рашкова, Ермолаева, Слухоцкого). Краткое руководство службы автора Главное артиллерийское управление Красной Армии

Генерал-квартирмейстер, генерал-лейтенант Потапов Николай Михайлович Родился в 1871 г. в Москве в семье чиновника. В 1888 г. окончил кадетский корпус, в 1891 г. — артиллерийское училище, в 1897 г. — Академию Генерального штаба. В 19011903 гг. — помощник военного атташе в


Перевод комплекса из походного положения в боевое и изготовка к стрельбе

Из книги Неизвестные страницы автора Золотарев Владимир Антонович

Перевод комплекса из походного положения в боевое и изготовка к стрельбе 44. Для перевода комплекса из походного положения в боевое необходимо:— вынуть защитные очки из чехла пускового механизма и надеть их;— снять с разъема трубы крышку и уложить ее в чехол пускового


4. Переход из походного положения в боевое

Из книги Легендарный Корнилов [«Не человек, а стихия»] автора Рунов Валентин Александрович

4. Переход из походного положения в боевое 1. Откинуть приклад из походного положения (см. рис. 1, б) и поставить в боевое (см. рис. 1, а).2. Оттянуть вниз стопор станка 50 (см. рис. 8) и повернуть его, тем самым дать возможность ружью свободно поворачиваться по


Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенной командировке в действующую армию для расследования действий бывшего командующего 1-й армией генерал-адъютанта Ренненкампфа

Из книги В тени восходящего солнца автора Куланов Александр Евгеньевич

Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенной командировке в действующую армию для расследования действий бывшего командующего 1-й армией генерал-адъютанта Ренненкампфа ВСЕПОДДАННЕЙШИЙ ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА БАРАНОВАпо высочайше


Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Пантелеева для расследования деятельности бывшего командира XI Кавказского армейского корпуса генерал-адъютанта Мищенко

Из книги 100 великих героев 1812 года [с иллюстрациями] автора Шишов Алексей Васильевич

Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Пантелеева для расследования деятельности бывшего командира XI Кавказского армейского корпуса генерал-адъютанта Мищенко ВСЕПОДДАННЕЙШИЙ ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА ПАНТЕЛЕЕВА по высочайше возложенной командировке в


Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенному расследованию деятельности генерал-лейтенанта Курлова

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

Всеподданнейший доклад генерал-адъютанта Баранова по высочайше возложенному расследованию деятельности генерал-лейтенанта Курлова ВСЕПОДДАННЕЙШИЙ ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА БАРАНОВА по высочайше возложенному расследованию деятельности генерал-лейтенанта Курлова по


Смерть атамана

Из книги Размагничивание кораблей Черноморского флота в годы Великой Отечественной войны автора Панченко Виктор Дмитриевич

Смерть атамана 28 января Каледин в последний раз обратился к казакам с воззванием.«Граждане казаки! Среди постигшей Дон разрухи, грозящей гибелью казачеству, я, ваш Войсковой атаман, обращаюсь к вам с призывом – может быть последним.Вам должно быть известно, что на Дон


Как не украли атамана

Из книги Спецназ ВДВ. Диверсионно-разведывательные операции в Афгане автора Скрынников Михаил Федорович

Как не украли атамана Сразу скажу: никаких доказательств этой гипотезы у автора нет и, учитывая национальные особенности наших архивов, скорее всего, не будет. Но то, что известно по открытым источникам о попытке вывоза атамана Семенова в СССР в 1920-х годах, укладывается в


Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии Ермолов Алексей Петрович (1777–1861)

Из книги автора

Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии Ермолов Алексей Петрович (1777–1861) Русская армия во все времена славилась своей артиллерией, этим «богом войны». Войны, которые вела Россия на протяжении нескольких столетий, дали истории целую плеяду замечательных


Инспекция кавалерии РККА Буденным

Из книги автора

Инспекция кавалерии РККА Буденным По мнению некоторых военных историков, та самая, на первый взгляд не слишком удачная встреча с Буденным, в перспективе пошла Жукову на пользу. «Наверняка, практически, во всех полках Буденного принимали именно так, как говорил комдив


Научно-исследовательские работы в первом полугодии 1943 г. Инспекция деятельности службы размагничивания и отчет Технического отдела ЧФ за работу в течение 22 месяцев войны

Из книги автора

Научно-исследовательские работы в первом полугодии 1943 г. Инспекция деятельности службы размагничивания и отчет Технического отдела ЧФ за работу в течение 22 месяцев войны Помимо интенсивной повседневной работы по размагничиванию кораблей, в первом полугодии 1943 г. в


ИНСПЕКЦИЯ У РАЗВЕДЧИКОВ

Из книги автора

ИНСПЕКЦИЯ У РАЗВЕДЧИКОВ Весь летний период нахождения десантников в Афганистане в 1981 году обязанности командира дивизии продолжал исполнять полковник Петряков. Все были уверены, что его и утвердят в должности командира соединения, как бы сохраняя преемственность,