Триумф воли

Триумф воли

Весной 1938 г. резко обострилась ситуация в Европе. На какое-то время Япония отошла на второй план и в политике США. Все взгляды были прикованы к Старому Свету. Рузвельт считал, что основные события предстоящего глобального конфликта развернутся в Европе и именно там будет решаться судьба мира на последующие десятилетия. Поэтому в Вашингтоне «были увлечены делами в Европе и развертыванием гитлеровской агрессии, в то время как обсуждения по вопросам Японии возникали и в контексте гитлеровской агрессии...»[272].

В марте Германия совершила аншлюс Австрии. США пошли на фактическое признание объединения, 6 апреля американский Гос-деп опубликовал ноту, в которой говорилось, что американское правительство «считает необходимым из практических соображений закрыть миссию США в Вене и создать там генеральное консульство», в другой ноте Вашингтон требовал от правительства Третьего рейха признать австрийские долги правительству США и отдельным гражданам[273].

В мае разразился новый кризис. В Берлине перешли к новому акту трагедии. Немецкие войска были готовы напасть на Чехословакию, чехословацкая армия спешно занимала укрепления вдоль границы. США заняли выжидательную позицию. Вашингтон попросту не хотел вмешиваться в европейские дела, к тому не видели ни оснований, ни возможностей. 28 мая Хэлл выступил с обращением, призывая все страны придерживаться политики мира и пакта Бриана—Келлога. Белый дом вполне справедливо считал, что в Европе еще хватает сил, чтобы остановить Гитлера. Данная точка зрения имела вполне объективные основания, Третий рейх еще был слишком слаб. Слаб настолько, что в открытом конфликте не смог бы справиться даже с чехословацкой армией, не говоря уже о вооруженных силах Франции или Польши. Но Гитлер намеренно разыгрывал карту военного конфликта. Он хотел войны, но, возможно, был уверен в том, что европейские лидеры сдадут ему Чехословакию.

Надежды фюрера имели под собой почву — два основных силовых центра Европы — Великобритания и Франция — исповедовали политику умиротворения. Они шли на значительные уступки Германии и Италии сначала во время Гражданской войны в Испании, затем в вопросе об аншлюсе Австрии. Конечно, не всегда Лондон и Париж находили взаимопонимание, следовали одним курсом, но тем не менее вектора, выбранного в Англии, так или иначе придерживались во Франции. Гитлер считал Н. Чемберлена и Э. Даладье слабыми людьми и никчемными политиками, которые не смогут противостоять его, фюрера, настойчивости, напору и самое главное духу.

В Вашингтоне за событиями следили глазами своих послов. В Лондоне находился Д. Кеннеди, в Париже — У. Буллит, а в Берлине американскую миссию возглавлял X. Вильсон. Все трое были сторонниками линии британского правительства, то есть сторонниками умиротворения. Так, Кеннеди в переписке с Рузвельтом настаивал на том, чтобы американское правительство полностью поддержало правительство Н. Чемберлена в переговорах с Германией по вопросу мирного урегулирования германо-чехословацких противоречий[274] .

Развитие чехословацкого кризиса проходило по выгодному для Третьего рейха сценарию. Правительство Чемберлена, действуя совместно с правительством Э. Даладье, стремилось урегулировать европейские проблемы путем умиротворения Германии, т.к. в противном случае опасалось европейской войны с неясным исходом[275]. С целью добиться ряда уступок со стороны Чехословакии, в Прагу в июле 1938 г. была направлена миссия В. Ренсимена с предложениями английского посредничества. США в данной ситуации заняли положительную позицию в отношении английской политики. В августе Кеннеди заверил Чемберлена, что Рузвельт в чехословацком вопросе будет «следовать за Чемберленом; какой бы курс Чемберлен не избрал»[276]. В тот момент Рузвельт еще считал мирный исход возможным и солидаризировался с Чемберленом.

Заключительным этапом подготовки Мюнхенской капитуляции стала встреча Чемберлена с А. Гитлером в Берхтесгадене, которую Хэлл в интервью «Нью-Йорк таймс» назвал «исторической»[277]. Вашингтон давал не двузначно понять, что полностью одобряет линию Лондона.

24 сентября Буллит позвонил из Парижа Рузвельту и предложил обратиться с посланием к европейским державам прислать в Гаагу своих представителей для проведения переговоров по мирному урегулированию[278]. Буллит предлагал президенту выступить в роли арбитра в европейских делах. 25 сентября в Госдепе подготовили текст послания, которое было вручено МИД Германии 26 сентября. Рузвельт призывал Гитлера воздержаться от применения силы и продолжить переговоры, говоря о возможности найти «мирное, справедливое и конструктивное решение спорных вопросов», а также указывая на то, что «экономическая система каждой втянутой в войну страны будет неминуемо потрясена, а ее социальная структура может рухнуть»[279]. Это же послание было направлено президенту Чехословакии Бенешу и премьерам Франции и Великобритании.

Дипломатические миссии США за рубежом 27 сентября получили инструкции придерживаться курса на мирное урегулирование. В тот же день Рузвельт обратился с личным посланием к Муссолини, убеждая последнего уговорить Гитлера не прибегать к военной силе, т.к. «конфликт будет бедствием для миллионов мужчин, женщин и детей Европы...». 28 сентября Рузвельт направил телеграмму аналогичного содержания непосредственно А. Гитлеру[280]. 28 сентября были направлены инструкции Грю, Хэлл предложил ему обратиться к министру иностранных дел Японии, чтобы тот повлиял на своих немецких «друзей», и они не применяли силу.

В ночь с 29 на 30 сентября 1938 г. в Мюнхене было подписано соглашение между правительствами Англии, Германии и Франции, которое удовлетворяло германские притязания. Судетская[281] область отошла к Третьему рейху. В Вашингтоне пришли к выводу, что ситуация в Европе стабилизировалась. Однако Рузвельт нем преминул воспользоваться сложившейся ситуацией. Американские газеты всячески критиковали и ругали Мюнхен. В головы граждан США отчетливо вколачивалась идея о противостоянии агрессии. Администрация, а точнее президент, стремился сломить дух изоляционизма. И его усилия приносили плоды: в соответствии с опросом журнала «Форчун», только 11,6% американцев сочли мюнхенское соглашение приемлемым, а 76,2% респондентов уверовали, что США примут участие в войне в Европе (за полтора года до этого — 22%)[282]. Общественное мнение менялось именно в ту сторону, которая была выгодна Рузвельту.

В личных посланиях Рузвельт высоко оценил работу своих дипломатов — Буллита и Кеннеди, поздравив их с «успешной работой»[283]. Он действительно считал Мюнхенское соглашение шагом в мирном направлении, хотя, возможно, наоборот, он отдавал себе отчет, что это самый важный шаг по направлению к войне в Европе. Войне, которая будет безусловно выгодна США, как Первая мировая сделала Америку безусловным экономическим лидером — Вторая сделает ее политическим.

Рузвельт абсолютно точно для себя определил, что продолжение политики умиротворения может привести лишь к войне еще в октябре 1938 г. Мюнхен стал последней остановкой, после которой президент уже не собирался следовать в фарватере английского кабинета. Тогда он сказал одному из своих ближайших помощников Г. Икесу, что если Чемберлен продолжит политику умиротворения Германии и в колониальном вопросе, заставит следовать таким же курсом Францию и они уступят Германии о. Тринидат и о. Мартинику, то немцы получат опорные базы у американского побережья. На такие уступки Рузвельт идти не собирался: «Если это случится, к островам будет немедленно направлен американский флот, чтобы занять их»[284]. В Европе вожжи были отпущены, но подпускать потенциального агрессора к своим берегам он не собирался. Параллельно президент решил несколько расширить свои полномочия во внешнеполитических делах. Он чувствовал приближение грозы. В январе 1939 г. Рузвельт предложил Конгрессу пересмотреть законы о нейтралитете, т.к. они оказывают «содействие агрессору» и могут «лишить помощи жертву агрессии»[285]. Но пока Мюнхенское соглашение действовало, оставалась ощутимая надежда на сохранение мира в Старом Свете.

Спокойное настроение в Вашингтоне продлилось недолго, 16 марта 1939 г. германские войска вторглись в Богемию и Моравию, оккупировали Прагу, а болгарские войска — Карпатскую Украину. Это означало конец чехословацкой государственности. Попытки Англии, Франции и США апеллировать к договорам, а также усмирить Гитлера дипломатическим путем провалились. Берлин просто не обращал на них внимания. Мюнхенское соглашение рухнуло, а правительство Великобритании было дискредитировано[286] .

Теперь в Вашингтоне окончательно осознали неизбежность европейской войны. 14 апреля Рузвельт официально отреагировал на раздел Чехословакии, обратившись с посланием к Гитлеру и Муссолини, прямо обвинив их в агрессии и призвав дать гарантии 31 государству. Однако в Берлине на американский демарш не обратили внимания, там уже раскручивалась пружина другого конфликта. Весной 1939 г. Гитлер начал разыгрывать польскую карту.

Из великих европейских держав к тому моменту лишь Советский Союз не имел четких дипломатических и военных обязательств. Франция и Великобритания предприняли вялую попытку сколотить антигерманский блок. Весной — летом 1939 г. проходили англо-франко-советские переговоры о создании коалиции, Английское правительство осознавало свою слабость в «отсутствии могущественного союзника», однако Н. Чемберлен отнюдь не стремился к заключению альянса с СССР[287], видимо, предполагая на роль союзника США. В то же время близкий к английским правительственным кругам Д. Кеннеди считал, что Англия и Франция не пойдут на войну с Германией из-за Польши, т.к. следующим объектом гитлеровского нападения станет СССР[288]. Возможный вариант продолжения прежнего курса читался довольно легко — отдать агрессору Польшу и Советский Союз в обмен на собственную безопасность.

Однако Рузвельт был куда дальновидней апологетов умиротворения. Он прекрасно понимал, что, получив в свое распоряжение людские, природные и материальные ресурсы двух восточноевропейских государств, Гитлер точно не остановится. Теперь, летом 1939 г., президент и слышать не хотел ни о каком умиротворении[289]. Во-первых, из донесений посла в СССР Д. Дэвиса он знал, что военный потенциал Советского Союза значительно выше, чем принято считать, и то, что это государство «будет значительно более серьезным фактором, чем допускают европейские реакционеры, и может иметь самое большое значение»[290]. Во-вторых, посол во Франции Буллит также настаивал на том, что Германия не осмелится начать войну[291]. Коренное изменение ситуации произошло 23 августа 1939 г., когда в Москве был подписан пакт Молотова—Риббентропа[292]. 25 августа Лондон пошел на заключение англо-польского пакта о взаимной помощи, который был воспринят в Париже как создание англо-франко-польской коалиции против Германии. Однако и эта последняя отчаянная попытка отвести военную угрозу провалилась — 1 сентября вермахт перешел границу Польши, а 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии — началась Вторая мировая война.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Приложение 8 Военная организация «Народной воли»

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Приложение 8 Военная организация «Народной воли» Устав Центрального военного кружка Военной организации партии «Народной воли»«1) Центральный военный кружок, имея своею целью полное политическое и экономическое освобождение народа, вполне разделяет программу партии


Инструкция местному военному кружку Военной организации «Народной воли»

Из книги ЦРУ. Правдивая история автора Вейнер Тим

Инструкция местному военному кружку Военной организации «Народной воли» 1. Кружку вменяется в обязанность собирать подробные и точные сведения: о расположении пороховых погребов, оружейных складов и складов с различными боевыми запасами, узнавать, где и в каком


Глава 9 «Единственный триумф ЦРУ»

Из книги Люди, оседлавшие торпеды автора Каторин Юрий Федорович

Глава 9 «Единственный триумф ЦРУ» В январе 1953 года, за несколько дней до инаугурации Эйзенхауэра, Уолтер Беделл Смит вызвал Кима Рузвельта в штаб ЦРУ и спросил: «Когда же начнут разрабатывать эту чертову операцию?»За два месяца до этого, в начале ноября 1952 года, Рузвельт,


АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ ТРИУМФ

Из книги Авианосцы, том 1 [с иллюстрациями] автора Полмар Норман

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ ТРИУМФ С самого начала войны Англия вынуждена была разделить свой могучий флот по многим театрам военных действий. На долю Средиземного моря из тяжелых кораблей пришлось три линкора и авианосец. Авианосец достался самый современный — «Арк Ройял» (1938 г.),


Триумф в Таранто

Из книги Крейсер I ранга "Рюрик" (1889-1904) автора Мельников Рафаил Михайлович

Триумф в Таранто Когда в сентябре 1940 года авианосец «Илластриес» присоединился к Средиземноморскому флоту, на нем поднял флаг контр-адмирал Артур Ламли Сент-Джордж Листер. В годы Первой Мировой войны контр-адмирал Листер служил в составе английский эскадрильи, которая


5. Триумф японцев

Из книги Броненосные крейсера типа “Адмирал Макаров”. 1906-1925 гг. автора Мельников Рафаил Михайлович

5. Триумф японцев Когда японское ударное соединение покинуло гавайские воды, «линкорные адмиралы» подняли шум, утверждая, что позиции линкора остаются непоколебимыми. Они заявляли, что американские линкоры в Пирл-Харборе стояли на якоре, их орудия не были приведены в


Кильский триумф

Из книги Кто помогал Гитлеру? Европа в войне против Советского Союза автора Кирсанов Николай Андреевич

Кильский триумф “Сего числа в 8 ч 20 мин утра крейсер “Рюрик” отвалил от пристани Балтийского завода для следования в Кронштадт…”-докладывал 12 октября 1894 г. Н.Е. Титов начальству. Углубление крейсера носом составляло 6,71 мГкормой – 6,8 м, водоизмещение 8827 т. Для


10. Триумф инженера Леграна

Из книги Цусима — знамение конца русской истории. Скрываемые причины общеизвестных событий. Военно-историческое расследование. Том I автора Галенин Борис Глебович


Триумф «блицкрига»

Из книги Великая война не окончена. Итоги Первой Мировой автора Млечин Леонид Михайлович

Триумф «блицкрига» 22 июня 1940 года правительство Франции капитулировало перед Германией, 24 июня — перед Италией. Оккупанты заняли Северную и Центральную Францию, что составляло две трети территории страны. Здесь проживало 65 процентов населения страны, выплавлялось 97%


2.1. Триумф коммодора Дьюи

Из книги Мост шпионов. Реальная история Джеймса Донована автора Север Александр

2.1. Триумф коммодора Дьюи Шутки шутками, а так, как встречали в Америке командира крейсера «Money enough» у то бишь командующего Тихоокеанским американским флотом, коммодора Дж. Дьюи, не встречали, наверное, ни одного из великих флотоводцев, выигравших настоящую морскую битву.


Триумф в Европе

Из книги Тайный канон Китая автора Малявин Владимир Вячеславович

Триумф в Европе Когда немецкое правительство принца Максимилиана Баденского в начале октября 1918 года обратилось именно к американскому президенту с предложением о перемирии, Вудро Вильсон ощутил себя победителем.– Мы спасли мир, – гордо говорил он, – и я не позволю


Жест доброй воли

Из книги Очищение армии автора Смирнов Герман Владимирович

Жест доброй воли В конце января 1961 года произошло два важных события.«21 января президент Кеннеди официально вступил в должность. Четыре дня спустя новый президент провел свою первую пресс-конференцию и объявил об освобождении советскими властями капитанов ВВС Фримена


Пестование воли

Из книги автора

Пестование воли Пестование воли имеет образцом гадание по божественной черепахе[174]. Пестование воли потребно потому, что помыслы, рождающиеся в сердце, сами по себе не дают полного понимания[175].Только если в человеке есть желание, в нем может появиться воля, которая


Наполненность воли

Из книги автора

Наполненность воли Наполненность воли имеет своим образцом полет дракона в небесах[178]. Эта полнота воли имеет своей основой единство мыслей и жизненной силы[179].Сердце стремится к покою. Мысль же стремится к глубокому и отдаленному. Когда сердце покойно, дух просветлен и


«Восстание свалилось на мою голову против моей доброй воли…»

Из книги автора

«Восстание свалилось на мою голову против моей доброй воли…» О восстании в Кронштадте первой поведала миру французская «Матэн» еще 13 февраля. Информацию о «подавлении бунта матросов» она завершила словами: «Сотни матросов были переданы в Москву, по всей


«Восстание свалилось на мою голову против моей доброй воли…»

Из книги автора

«Восстание свалилось на мою голову против моей доброй воли…» О восстании в Кронштадте первой поведала миру французская «Матэн» еще 13 февраля. Информацию о «подавлении бунта матросов» она завершила словами: «Сотни матросов были переданы в Москву, по всей