7. Человек с чемоданчиком документов

7. Человек с чемоданчиком документов

Августовские сумерки постепенно сгущались. Но посетители еще не спешили покидать лондонские скверы. В одном из них прогуливались двое мужчин. Они оживленно разговаривали, ничем не отличаясь от остальной публики, разве только тем, что один из собеседников нес небольшой чемоданчик.

На пересечении сквера с небольшой улицей к ним подошли двое полицейских и стали расспрашивать, кто они и что тут делают. Ситуация для двух приятелей, несмотря на всю ее внешнюю безобидность, оказалась критической. Один из них был сотрудником резидентуры внешней разведки СССР, а другой — важнейшим агентом резидентуры Гаем Берджессом. Чемоданчик Берджесса был до отказа наполнен секретными документами МИД Великобритании, которые тот принес для передачи советскому разведчику.

Берджесс спокойно посмотрел на «бобби» и кивком головы показал на чемоданчик:

— Вас это интересует?

— Именно это, — ответил один из полицейских.

Берджесс спокойно поставил чемоданчик на колено и открыл его. В нем была кипа бумаг. Полицейский поморщился, небрежно перевернув пару листов, сказал, что все в порядке и что господа могут идти.

Гай вел себя, как будто ничего не произошло, а у разведчика в это время сердце оборвалось. Из-за нелепой случайности мог произойти провал, который привел бы к аресту источника и международному скандалу. Но все обошлось.

Как выяснилось позже, полицейские в этом районе охотились за воришками из числа работающих на близлежащих предприятиях, которые выносили с работы в сумках и чемоданчиках инструмент и дефицитные детали. Этот случай стал уроком на будущее, и способ передачи документов пришлось изменить.

Происшедший случай на Гая Берджесса заметного впечатления не произвел. Он продолжал оставаться спокойным и уверенным в себе. Поток информации от него не только не уменьшился, но и еще больше возрос. В это время он работал в МИД, имел доступ к важным документам и, кроме того, мог получать интересную устную информацию, поддерживал связи с высокопоставленными особами и чиновниками, занимавшими крупные посты в государственном аппарате Англии.

До прихода в МИД Берджесс работал в радиокорпорации Би-би-си, а в 1940 году был принят на работу в разведку — МИ-6. Его направили в отдел, который занимался диверсионной работой. Там он стал инициатором создания диверсионной школы и был одним из ее руководителей. В школе готовили диверсантов из бельгийцев, норвежцев, французов и людей других национальностей.

Не без помощи Берджесса в школу в качестве инструктора был зачислен Ким Филби. В дальнейшем он перешел на более ответственную работу в СИС и сделал там блестящую карьеру. Берджесс же вскоре завершил службу в разведке. Основной причиной явились личные качества Гая, которые не соответствовали службе в разведке. Он не соблюдал субординацию, нарушал дисциплину.

После увольнения из МИ-6 Берджессу через свои связи удалось устроиться на нештатную работу в контрразведку — МИ-5. В его задачу входило оперативное обслуживание личного состава европейских правительств в изгнании, находившихся в Лондоне. Берджесс вербовал агентуру в их среде и через нее выявлял профашистски настроенных лиц, немецких лазутчиков, получал данные о деятельности этих правительств. С некоторыми своими агентами он поддерживал оперативный контакт до конца войны.

Работа Берджесса была для советской разведки очень важна. Хотя он не был штатным сотрудником контрразведки, у него была возможность добывать информацию о деятельности этой спецслужбы, общаясь с ее сотрудниками, среди которых были руководящие работники.

Но работать с ним резидентуре было нелегко. С одной стороны, он был грамотным, умным и инициативным человеком, с другой — весьма расхлябанным, вел образ жизни, типичный для английской «золотой молодежи».

Работавший с ним на начальном этапе разведчик-нелегал Арнольд Дейч так характеризовал его: «Он пришел в компартию на основании теоретического изучения марксизма. Очень образован и начитан, но поверхностен. Язык хорошо подвешен, и говорит он охотно и много… Очень важно, чтобы наши работники, которые будут с ним связаны, знали, что они должны быть во всех отношениях примером для него. Ему нужна безусловная строгость, авторитет и принципиальность. Необходимо все время обучать его правилам конспирации».

Сотрудники резидентуры, и прежде всего резидент Горский, старались всеми силами привить ему необходимую аккуратность, подтянуть дисциплину. Даже такой момент, как одежда, которая раньше отличалась определенной небрежностью, теперь выглядела на нем достаточно строго, что для государственного служащего играло немаловажную роль.

Разведчики научили Берджесса правилам и приемам разведывательной работы, соблюдению норм конспирации, и он стал полноценным источником важной политической и военной информации.

В 1941 году Берджесс вновь возвратился на работу в Би-би-си и был принят в редакцию, которая отвечала за проведение дискуссий. Он многое сделал для организации дебатов, вовлекая в них известных специалистов в области политики, экономики и культуры. Он умудрялся брать интервью у людей, подойти к которым не могли многие опытные журналисты. Ему даже удалось пробиться к Черчиллю и провести с ним беседу. Премьер-министр похвалил Берджесса за ум и находчивость и высказал пожелание побольше иметь в области политики таких талантливых молодых людей.

После нападения Германии на Советский Союз Берджесс едко критиковал редакцию, которая вела антисоветскую пропаганду. «На страну — союзника по борьбе с фашизмом должна вестись дружественная пропаганда», — настойчиво доказывал он. И это обстоятельство сыграло немаловажную роль в изменении характера радиопередач об СССР.

Как корреспондент Би-би-си он имел доступ во многие государственные учреждения Англии. Гай обзавелся множеством связей среди носителей секретной информации и легко получал сведения, составлявшие государственную тайну.

Одним из его негласных источников был Денис Проктор, личный секретарь бывшего премьер-министра Болдуина. Он доверительно сообщал Берджессу о переговорах между США и Англией, в которых принимал участие. Проктор рассказал в деталях о конференции Рузвельта и Черчилля, состоявшейся в январе 1943 года в Касабланке, на которой было принято решение осуществить в том году высадку в Сицилии и отложить открытие фронта во Франции до 1944 года.

Для советской разведки эта информация имела исключительно важное значение.

В августе 1943 года Берджесс получил от Проктора информацию о секретной встрече Рузвельта и Черчилля в Квебеке (Канада). На этой встрече два западных лидера договорились о разграничении войны с Германией на два этапа. Первый этап должен иметь своим центром Средиземноморье, где союзники планировали осуществить высадку в Сицилии, а затем непосредственно на итальянскую материковую часть. Только после завершения этой операции начнется подготовка к высадке во Франции. Приблизительно она будет осуществлена в начале 1944 года. Это будет второй этап войны.

Таким образом, задолго до того, как союзники официально уведомили советское правительство о сроках открытия второго фронта, оно уже было информировано руководством разведки об этом и своевременно скорректировало свои военные планы.

После того как в 1944 году Маклин выехал на работу в США, у резидентуры не осталось надежных источников в министерстве иностранных дел. В этой связи было принято решение попытаться продвинуть туда Берджесса. Этот вопрос был обсужден с ним, и агент с присущей ему энергией взялся за дело.

Через несколько месяцев он уже работал в пресс-бюро и являлся штатным сотрудником МИД. На первом этапе каких-либо ценных сведений от него не поступало. Но затем он стал добывать важную документальную информацию по политическим и военным вопросам.

На встрече 10 августа 1944 года Берджесс передал резиденту весьма любопытный документ. Это был подлинник письма представителя английского правительства при Французском комитете национального освобождения в Алжире Купера. В этом письме Купер сообщал министру иностранных дел Идену свою точку зрения по вопросу о послевоенной внешней политике Великобритании. Купер подчеркивал, что Англия должна организовать западный блок государств в противовес славянскому блоку, а также приложить все усилия к созданию сильной Польши во главе с прозападно ориентированным правительством.

Красная Армия еще вела бои за освобождение советской территории от немецких оккупантов, а в Англии полным ходом шло обсуждение вопроса послевоенного устройства Европы, причем основной упор был сделан на конфронтацию с Советским Союзом.

От Берджесса в большом количестве продолжала поступать информация, освещавшая важные военные и политические вопросы. В отчете резидентуры подчеркивалось, что на встрече 1 сентября 1944 года от него было получено восемь фотопленок документов, а 13 сентября — одиннадцать. Большой интерес представляла информация по Польше, Болгарии, Греции, Венгрии и другим странам Восточной Европы. Полученные документы красноречиво свидетельствовали о планах Англии и США, направленных на то, чтобы воспрепятствовать вступлению советских войск на территорию этих стран, и на сохранение там режимов, враждебно настроенных в отношении Советского Союза.

В конце октября 1944 года Центр принимает решение о новых задачах в разведывательной работе в Англии. В направленном по этому вопросу оперативном письме, в частности, отмечалось: «В связи с приближающимся окончанием войны в Европе перед нами уже сейчас встают задачи, которые придется решать в новых условиях.

После войны первейшей задачей резидентуры будет работа по добыванию информации, касающейся внутренней и внешней политики Англии и США, и в первую очередь политики этих стран в отношении СССР».

В письме даются рекомендации по использованию в новых условиях возможностей источников «кембриджской пятерки». В отношении Берджесса в письме говорилось: «За последний период времени “Хикс” (псевдоним Берджесса. — Авт.) превратился в самого продуктивного источника… он дает ценнейшие документальные материалы. Вам следует всячески оберегать его и направить на получение таких документов, которые бы характеризовали кардинальную линию англичан в тех или иных вопросах внешней политики как самой Англии, так и других главнейших стран».

Резидентура приняла необходимые меры к тому, чтобы члены «пятерки» могли успешно решать поставленные Центром новые задачи и в послевоенный период. Находясь в центре британской внутренней и внешней политики, они хорошо видели, куда ведут свои народы правители Англии и США. На горизонте все более явственными становились признаки холодной войны. Начала разрабатываться стратегия прямого военного нападения на советскую страну.

Для Берджесса и его друзей вопрос, на чьей стороне быть после войны, не возникал, ибо жизнь постепенно подвела их к решению — оставаться до конца на защите идеалов мира и социальной справедливости.

Что касается самого Берджесса, то к концу войны его активность значительно возросла. От него поступало довольно много материалов по внутренней и внешней политике Англии. Так, он добыл документ исключительной важности — памятную записку Вильсона, и.о. секретаря британской делегации на предстоящей конференции в Ялте трех держав, о позиции британской делегации на этой конференции.

Записка была составлена по указанию Идена при консультации со всеми заинтересованными департаментами МИД. Она содержала четыре группы вопросов:

А. Вопросы, по которым необходимо обеспечить принятие решений и которые должны быть подняты Черчиллем:

1. Вопросы о будущем Германии.

2. Польско-германская граница.

3. Польская проблема.

4. Участие Франции в предстоящих встречах министров иностранных дел и глав трех держав.

5. Иран.

Б. Вопросы, по которым необходимо обеспечить принятие решений и которые должны быть подняты другими участниками конференции:

1. Осуществление связи между союзническими армиями.

2. Шестнадцать советских республик.

3. Процедура голосований в Совете Безопасности.

В. Несрочные вопросы, которые при определенных обстоятельствах полезно разрешить:

1. Итало-югославская граница.

2. Поставки для Европы.

3. Перемещенные лица.

4. Европейский экономический комитет.

Г. Вопросы, которые могут быть подняты другими участниками конференции, но обсуждения которых мы предпочитаем избежать:

1. Проливы.

2. Поведение русских в Восточной Европе и о контрольных комиссиях.

3. Предварительный мирный договор с Италией.

Другие вопросы, могущие возникнуть в процессе обсуждения: о Греции, Турции, Македонии, военнопленных, Кильском канале и прилегающих к нему районах, участие русских во всевозможных международных организациях и т. д.

Этот документ был доложен Сталину и сыграл положительную роль при подготовке и в процессе работы Ялтинской конференции.

Работа в пресс-бюро была для Берджесса лишь ступенькой на пути к интересовавшим Центр сведениям. Он хорошо понимал это и внимательно присматривался, в каком направлении сделать следующий шаг. Вскоре представился уникальный случай. Он получил место, о котором в резидентуре и не мечтали. В 1946 году он занял должность личного секретаря Гектора Макнейла, который занимал пост государственного министра в министерстве иностранных дел. С этим назначением агент получил доступ практически ко всей секретной информации министерства.

Учитывая способности своего личного секретаря, государственный министр поручал ему подготовку всех наиболее важных документов. Таким образом, Берджесс имел возможность передавать в резидентуру документальные материалы раньше, чем они попадали на стол министру иностранных дел и премьер-министру.

В апреле 1946 года в Париже состоялась конференция министров иностранных дел четырех держав. Основной вопрос касался судьбы бывших союзников Германии. Обсуждался также вопрос о Триесте, о Рурском промышленном районе и некоторые другие. Накануне конференции все документы британского министерства иностранных дел, касавшиеся встречи, находились в канцелярии Макнейла, то есть в руках у Берджесса. В них излагались позиции союзников по вопросам, которые должны обсуждаться, точки зрения западных правительств по отдельным проблемам. Все эти материалы своевременно были переданы в резидентуру. Таким образом, министр иностранных дел СССР Молотов еще до начала конференции знал о позиции союзников и объективно оценивал возможные результаты, которые можно было в тех условиях достичь.

В марте 1947 года проходила Московская конференция министров иностранных дел. И в этом случае Берджесс постарался снабдить Центр необходимыми документами. И вновь Молотов был в курсе закулисных договоренностей, которые инициировались главным образом американцами и англичанами в ущерб СССР.

Поток информации от Берджесса не уменьшался. В эти годы проводилось много международных встреч по послевоенному устройству в Европе, на некоторые из них Советский Союз не приглашали. Одной из важнейших конференций, на которой принимались решения в обход СССР, была встреча представителей США, Англии, Франции и государств Бенилюкс в ноябре 1947 года. Советское руководство было крайне заинтересовано в получении достоверных сведений о том, какие вопросы обсуждались на конференции и какие были приняты решения.

На конференции помимо «плана Маршалла» обсуждались вопросы, непосредственно связанные с Германией, и в частности со статусом Берлина. Обсуждение этих вопросов без советских представителей являлось прямым нарушением Потсдамских соглашений. И в этой связи советское руководство серьезно беспокоил вопрос о том, как представляют себе западные державы послевоенное устройство Германии.

Берджессу было поручено получить по возможности полную информацию по этой проблеме. В результате некоторые секретные документы о позиции США и Англии поступили уже в ходе конференции. Остальные материалы были направлены в Москву сразу после ее окончания.

Берджесс, как высококлассный специалист, хорошо представлял, какие документы нужны в первую очередь, какие — во вторую. На встрече с работником резидентуры он часто предупреждал о том, что именно нужно без промедления отправить в Москву телеграфом, а что может подождать. Некоторые материалы он дополнял устными соображениями, чтобы при их изучении не возникало неясностей.

В одном из личных писем резиденту Берджесс дает оценку внешней политики Англии, которая начала формироваться с приходом к власти лейбористского правительства. Премьер-министр Эттли и министр иностранных дел Бевин, отмечал Берджесс, твердо придерживаются позиции противостояния Советскому Союзу в любом регионе мира: в Германии, в Юго-Восточной Европе, на Ближнем Востоке и т. д. Однако форма противостояния должна быть такой, чтобы не вызвать военный конфликт. В то же время позиция американцев значительно отличалась от английской. Они все более настойчиво обсуждают идею превентивной войны против СССР. У английских политиков постоянно жили страх и тревога, как бы американцы не потеряли своего самообладания и не вызвали военный кризис, к которому Британия не готова и которого не желает.

Руководство разведки высоко ценило Берджесса и его работу. В 1945 году было принято решение об определении ему пожизненной пенсии в размере 1200 фунтов стерлингов в год, что по тем временам было значительной суммой. Поблагодарив за внимание, он от денег отказался.

Большое внимание в Москве уделяли закрытой конференции союзников, проходившей в Лондоне с 20 апреля по 7 июня 1948 года. В ней участвовали США, Англия, Франция и государства Бенилюкс. Важной задачей резидентуры было получить сведения о том, что происходило на конференции, какие обсуждались вопросы и какие приняты решения.

И вновь Гай Берджесс оказался на высоте. Он представил необходимые документальные данные, из которых явствовало, что западные державы решили пойти на раскол Германии. Планировалось оторвать три западные оккупационные зоны от остальной Германии, создав из них федеральное государство. Это было новым нарушением Потсдамских соглашений. Берджесс считал, что политика западных государств ведет к обострению отношений с Советским Союзом и чревата опасностью возникновения нового военного конфликта. Он видел, что иницаторами антисоветских акций выступают Соединенные Штаты. «План Маршалла» используется ими как средство давления на своих союзников. Берджесс и ранее неодобрительно отзывался об американцах. Теперь же он стал относиться к ним с плохо скрытой неприязнью.

Осенью 1948 года, после почти двухлетнего пребывания на посту помощника государственного министра, Берджессу предложили перейти для дальнейшего прохождения службы в какой-либо политический департамент. Это обычная практика, которая связана с дальнейшим продвижением по службе. Несмотря на то что работа Берджесса полностью удовлетворяла Макнейла, министр, тем не менее, по-дружески посоветовал своему помощнику перейти в политический департамент, имея в виду перспективу на будущее.

Сам Берджесс в своей записке в резидентуру следующим образом оценивал свое положение: «Как вам известно, я попал в МИД с «черного хода». Это значит, что я не сдавал обычных экзаменов, а поступил на работу в пресс-департамент МИД в качестве временного гражданского служащего… Через год, или около этого, появилась возможность предстать перед отборочным управлением и получить статус постоянного сотрудника МИД, и, к счастью, я был одним из тех 50 процентов служащих, которые успешно прошли через это управление… Я мог бы остаться с Макнейлом до тех пор, пока он оставался в МИД. Но никто не знает, как долго это будет продолжаться. И он мне посоветовал пойти куда-либо, пока он все еще находится там и в состоянии помочь мне».

В это время сложная обстановка возникла на Дальнем Востоке. Разворачивались крупномасштабные события в Китае. Дальневосточный отдел стал одним из важнейших подразделений министерства. Туда и предложили пойти Берджессу. Он вошел в группу сотрудников, которые занимались непосредственно Китаем и Японией.

В своем сообщении в резидентуру он отмечал, что у него теперь меньше возможностей знакомиться с документами, чем это было раньше. Тем не менее он регулярно просматривает разведывательную информацию по Китаю и Японии, а также знакомится с документами МИД по этим и другим странам Азии.

Центр нуждался в сведениях в первую очередь по Китаю, где развивались очень важные события, а также в информации по Индии, Индонезии, Индокитаю и другим странам этого региона. Азиатские проблемы носили международный характер.

Из документов, которые добывал Берджесс, было видно, что англичане сдерживали откровенно агрессивные подходы президента США Трумэна в отношении Китая. В Лондоне полагали, что, придя к власти, китайские коммунисты не пойдут на радикальные изменения жизни в стране и что Китай останется в сфере западного влияния. Более того, они ожидали охлаждения отношений Китая с Советским Союзом.

Работая в азиатском департаменте, Берджесс нашел способ знакомиться с аналитическими документами комитета по координации деятельности разведки и министерства иностранных дел, получил доступ к секретным материалам, поступавшим из министерства обороны. Все эти документу содержали данные, связанные не только с азиатскими делами, но и с европейскими и международными вопросами. Гай отбирал из них нужные и приносил для фотографирования.

В 1950 году, за два месяца до начала войны в Корее Берджесс представил для пересылки в Москву письменный доклад об оценках английской разведкой размеров военной помощи Советского Союза Китаю. Это была важная информация, поскольку степень осведомленности англичан в этих вопросах играла существенную роль в принятии советским руководством последующих государственных решений.

Гай Берджесс работал активно, конспиративно и смело. Однако у сотрудников резидентуры росло беспокойство по поводу его поведения. Он все больше стал увлекаться спиртным. На этой почве нередко возникали инциденты, которые становились достоянием руководства министерства. Любого другого сотрудника и дня не стали бы держать в таком авторитетном учреждении, как МИД, однако Берджессу, имевшему многочисленных друзей, удавалось выходить из трудных положений без особых потерь.

Об этой слабости Гая хорошо знали в Центре и постоянно напоминали резиденту в Лондоне о необходимости повлиять на него. Резидент и сотрудник, у которого Берджесс находился на связи, многократно вели с ним беседы. Однако больших результатов эти меры не давали. Берджессу нужна была новая обстановка, которая заставила бы его отказаться от алкоголя, но работа в министерстве никак не способствовала этому.

Он уже стал подумывать о переходе на работу в прессу. Но в это время ему было сделано предложение поехать первым секретарем в британское посольство в Вашингтоне. Это предложение Берджесс принял.

Перед отъездом Гай написал письмо Филби, который в это время находился в США, и попросил его разрешить пожить некоторое время у него на квартире, пока он не подберет себе жилье. Ким не сразу дал согласие на это. Берджесс был привлечен к сотрудничеству с советской разведкой через Филби и афишировать их близкие отношения было совершенно неразумным. Но в то же время Филби и Берджесс в свое время работали в одной организации, поддерживали дружеские отношения, и это было широко известно.

Филби решил, что в этой ситуации нет смысла играть в конспирацию, и написал Гаю о своем согласии принять его у себя. Так несколько дней Берджесс жил у Филби, пока не подыскал себе квартиру.

Пребывание Берджесса в США совпало с открытием, которое сделали американские спецслужбы. Они пришли к твердому мнению о наличии в британском министерстве иностранных дел советского агента, или «крота», как они его называли на профессиональном языке. Об этом были поставлены в известность и английские спецслужбы.

Филби из документов, с которыми знакомился, знал, что кольцо вокруг «крота» сужается и он скоро будет выявлен. Знал он и то, чего не знали еще ни американские, ни английские контрразведчики. Человек, которого так упорно ищут, — Маклин.

Берджесс находился в Вашингтоне уже около года. Проанализировав ситуацию, Филби информировал Берджесса о нависшей над Маклином опасности. Необходимо было начинать операцию по спасению Дональда. Для этого Гай должен был выехать в Лондон. Предлог для этого был создан незамедлительно.

В течение одного дня в штате Вирджиния Берджесс три раза нарушил правила уличного движения — превышал скорость, за что задерживался полицией. Как и предполагалось, губернатор штата реагировал на это довольно болезненно. Он направил в государственный департамент протест по поводу вызывающего злоупотребления дипломатическими привилегиями.

Через несколько дней посол с сожалением сообщил новому первому секретарю о том, что ему придется вернуться в Лондон. Руководство посольства использовало случай с нарушением правил улич-ного движения в качестве предлога, чтобы избавиться от работника, который систематически нарушал правила внутреннего распорядка, небрежно относился к работе, злоупотреблял спиртными напитками.

Отъезд Берджесса выглядел совершенно естественным. Его возвращение в Лондон никого в английском министерстве иностранных дел не удивило. Случившееся вполне соответствовало обычным «художествам» Берджесса.

Перед отъездом Филби проинструктировал Берджесса о необходимости связаться с советскими товарищами и о том, как информировать об опасности Маклина. Договорились, что Гай выедет с Дональдом из Англии в качестве сопровождающего лица, а затем незамедлительно вернется в Англию. Дело в том, что уход Берджесса неизбежно осложнил бы положение Филби.

Однако события развивались так, что Берджесс решил не возвращаться в Англию и вместе с Дональдом Маклином остался в СССР.

Возможность поездки в СССР на длительное время неоднократно обсуждалась с Берджессом. Она рассматривалась как вариант на случай непредвиденных обстоятельств. И всегда Гай говорил сотруднику резидентуры, что, несмотря на любовь к Советскому Союзу, он вряд ли сумеет вписаться в нашу жизнь, да и в жизнь любой другой страны, кроме Англии.

Первое время он, как и Маклин, по соображениям безопасности жил в Куйбышеве. Затем переехал в Москву. Руководство внешней разведки привлекало его к консультациям по некоторым оперативным и внешнеполитическим вопросам. Недуг, которым страдал Берджесс, продолжал сказываться на его жизни и в СССР. Принимались меры вылечить его от алкоголизма, но безуспешно.

Умер Гай Берджесс в возрасте 51 года 19 августа 1963 года. Тело было кремировано, урна с прахом отправлена в Англию родственникам по их просьбе.

Гай Берджесс оставил во внешней разведке яркий след. Его наследие составило много томов секретной информации. У него было немало друзей в СССР и в Англии.

За самоотверженную работу в разведке он награжден орденом Красного Знамени.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Перечень использованных документов РГА ВМФ:

Из книги Броненосцы типа «БОРОДИНО» автора Мельников Рафаил Михайлович

Перечень использованных документов РГА ВМФ: Ф. 417, on. 1, д. 695, 1887, 2708, 2806, 2839, 2840, 2842, 2843, 3179, 3611; ф. 417, оп. 4, д. 842, 844; ф. 418, on. 1, д. 5865,5883; ф. 421, on. 1, д. 1359, 1540, 1586, 1587,1691;ф. 421, оп. 2, д. 1249; ф. 421, оп. 8, д. 60, 61, 64, 65, 66, 67, 69, 70, 71; ф. 427, on. 1, д. 333, 336,337, 977, 986, 987; ф. 763, оп. 1, д.


Сборники опубликованных документов

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Сборники опубликованных документов Авербах О. Законодательные акты, вызванные войной 1914 г. с Германией, Австро-Венгрией и Турцией. – СПб., 1914.Авербах О. Законодательные акты, вызванные войной 1914–1915 гг. – СПб., 1915.Агентурная работа политической полиции Российской


Сборники документов и опубликованные источники

Из книги РННА. Враг в советской форме автора Жуков Дмитрий Александрович

Сборники документов и опубликованные источники Белик И. К., Шумилова Е. В. О борьбе советских органов госбезопасности с немецкими спецслужбами. Докладная записка начальника УНКГБ СССР по Ленинградской области П. Н. Кубаткина. 1943 г. / «Исторический архив» (Москва), 2003.


II. Публикации документов

Из книги Растоптанная Победа. Против лжи и ревизионизма автора Дюков Александр Решидеович

II. Публикации документов Бiлас I. Репресивно-каральна система в Укра?нi, 1917–1953: Суспiльно-полiтичний та iсторико-правовий аналiз. Ки?в, 1994. Т. 2.Боротьба з аґентурою: Протоколи допитiв Службы Безпеки ОУН в Тернопiльщинi, 1946–1948 / Упор., передмова П. Потiчний. Торонто; Львiв, 2006.


Источники Публикации документов

Из книги Дредноуты Балтики. 1914-1922 гг. автора Цветков Игорь Федорович

Источники Публикации документов 1. Балтийские моряки в подготовке и проведении Великой Октябрьской Социалистической революции. [Сборник]. М. — Л.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1957. 457 с.2. Письма лейтенанта А.И. Рогозина к жене (подг. и комм. С. Аникина) // [Electronic resource]


Захват пленных и документов

Из книги Боевая подготовка спецназа автора Ардашев Алексей Николаевич

Захват пленных и документов Поиск. Поиск проводится с целью захвата пленных, документов, образцов оружия и снаряжения. Кроме того, поиском могут решаться и другие задачи, как то: разведка местности, укреплений, сооружений, препятствий и заграждений противника,


Сборники опубликованных документов

Из книги 10 мифов о КГБ автора Север Александр

Сборники опубликованных документов Внутренние войска в Великой Отечественной войне. 1941–1945 гг. Документы и материалы. М., 1975.Генрих Ягода. Нарком внутренних дел СССР, Генеральный комиссар государственной безопасности. Сборник документов. Казань, 1997.Государственный


Это был «процесс документов»

Из книги Нюрнбергский набат [Репортаж из прошлого, обращение к будущему] автора Звягинцев Александр Григорьевич

Это был «процесс документов» * * *Впереди было предъявление веских доказательств по всем пунктам обвинения — судебный марафон длиною в год, в ходе которого даже у людей безразличных, либо прежде сочувствовавших нацизму, не осталось сомнений в преступном характере как


Публикации документов

Из книги Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941-1945. Проблемы истории, историографии и источниковедения автора Бугай Николай Федорович

Публикации документов 1. Балкарцы: выселение, на спецпоселении, реабилитация. Документы, материалы, комментарии. Нальчик, 2001.2. Битва за Кавказ в документах и материалах. Ставрополь, 2003.3. Боевое братство народов СССР. Дружба и массовый героизм народов СССР в боях за


Копирование документов специальными аппаратами

Из книги Секретные инструкции ЦРУ и КГБ по сбору фактов, конспирации и дезинформации автора Попенко Виктор Николаевич

Копирование документов специальными аппаратами Выше уже был упомянут ряд способов копирования секретных документов универсальными аппаратами — фото— и видеокамерами. Однако в ряде случаев целесообразно применение специальной копировальной техники, часть которой и


Вскрытие (чтение) запечатанных документов

Из книги Тайное проникновение. Секреты советской разведки автора Павлов Виталий Григорьевич

Вскрытие (чтение) запечатанных документов По роду своей деятельности агентам иногда приходится тайно знакомиться с документами, которые находятся в заклеенных (запечатанных) конвертах и пакетах. В зависимости от способа их упаковки применяется один из способов


Подделка документов

Из книги Хождение по катынским мифам автора Терещенко Анатолий Степанович

Подделка документов Агенты при заброске в страну пребывания снабжаются соответствующими документами, но, тем не менее, они обычно принимают меры к хищению во всех странах внутренних и заграничных паспортов, членских билетов политических партий и массовых организаций,


ТФП и изъятие документов

Из книги Базовая подготовка спецназа [Экстремальное выживание] автора Ардашев Алексей Николаевич

ТФП и изъятие документов Дальнейший план резидентуры состоял в том, чтобы добыть секреты двух комбинационных замков; получить слепок с ключа сейфа и изготовить по нему ключ; в ночное дежурство опробовать полученные результаты, проведя проверочное вскрытие двери и


Свидетельства неуничтоженных документов

Из книги Очерки истории российской внешней разведки. Том 5 автора Примаков Евгений Максимович

Свидетельства неуничтоженных документов Как говорится, так как ум нельзя унизить, ему мстят, поднимая на него гонения. Такое гонение Россия стала испытывать со стороны Польши, как только появились признаки распада Советского Союза. И запрыгали блохи на подушке — больное


Захват пленных и документов

Из книги автора

Захват пленных и документов Поиск. Поиск проводится с целью захвата пленных, документов, образцов оружия и снаряжения. Кроме того, поиском могут решаться и другие задачи, как то: разведка местности, укреплений, сооружений, препятствий и заграждений противника,


7. Человек с чемоданчиком документов

Из книги автора

7. Человек с чемоданчиком документов Августовские сумерки постепенно сгущались. Но посетители еще не спешили покидать лондонские скверы. В одном из них прогуливались двое мужчин. Они оживленно разговаривали, ничем не отличаясь от остальной публики, разве только тем, что