Смертельный риск. У «лесных братьев»

Смертельный риск. У «лесных братьев»

На встречу в обусловленное место, как и предполагалось, явился средних лет человек, который вел себя крайне осторожно, на вопросы отвечал односложно, но сам настойчиво интересовался у посыльного, каким образом Владас оказался в Советском Союзе, где он находится в настоящий момент, чем можете подтвердить, что письмо действительно написано Владасом, какое отношение имеет посыльный к Владасу, как давно его знает.

Ко всем этим вопросам наш посыльный был подготовлен. Разработанная ему легенда сводилась к следующему: он является Казисом Адамайтисом, сыном двоюродного брата дяди Пранаса, проживающего в Вильнюсе и работающего в городском Совете. Это соответствовало действительности, но сам Казис Адамайтис погиб в конце войны, находясь в составе 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, и его документами был снабжен наш посыльный. Как и погибший, по профессии он был шофером. Далее он рассказал, что отец по делам службы был в Москве и в гостинице случайно встретился с английской военной делегацией, в составе которой был Шилейкис Владас. Последний этой встрече был крайне обрадован, написал письмо Пранасу и очень просил передать лично, минуя почтовую связь. Отец, по приезде домой, попросил его съездить на машине в Паневежис и вручить это письмо непосредственно Пранасу. В Паневежисе он остановился в доме родственника, оттуда на попутном транспорте приезжает сюда. При себе у нашего сотрудника были только личные документы Казиса Адамайтиса, водительские права и путевка на поездку из Вильнюса в Паневежис.

Доверенный Пранаса после обстоятельной беседы с нашим сотрудником и внимательного наблюдения за местностью предложил пройти в лес, где можно встретиться с интересующим вас человеком. Отказаться было нельзя. И он отправился в глубь леса.

По рации группа наблюдения сообщила об этом в штаб, и мне доложили о создавшейся ситуации.

Преследовать в лесу, значит провалить всю комбинацию. И в то же время было опасение, что наш сотрудник не справится со своей ролью, бандиты заподозрят в нем сотрудника органов НКГБ, и, несомненно, учинят расправу над ним.

Иду на риск и принимаю решение: засаде, не обнаруживая себя, оставаться на месте до возвращения Казиса.

Проходят томительные часы ожидания, а Казиса все нет. Уже день на исходе, все нервничают в нашем штабе, ждут от меня каких-то решительных действий, а я молчу. Наконец, мой заместитель Владимир Алексеевич Суховилин не выдерживает, приходит ко мне в кабинет и говорит: «Анатолий Михайлович! А ведь нам не простят такого бездействия, если что-нибудь случится с Адамайтисом» «И что же Вы предлагаете?» — спрашиваю я. «Я считаю, что наш план провалился…». Не успел он закончить свою мысль, как вбежал в кабинет дежурный офицер и доложил: «Товарищ начальник! Адамайтис вышел на дорогу в сопровождении двух неизвестных, которые тут же вернулись в лес. Группа разведчиков продолжает вести за ним наблюдение. Каковы будут Ваши указания?». «Разведке сопровождать Адамайтиса до прихода его в наш штаб».

Я облегченно вздохнул и, смеясь, сказал своему заместителю: «Тебе надо было бы прийти пораньше, а теперь организуй лучше ужин, а то я сегодня не обедал».

Примерно через полтора часа Адамайтис сидел у меня в кабинете, чрезвычайно уставший, но по лицу было видно, что он доволен собой. На мой вопрос: «Как дела?» он ответил: «Вискас тваркой», что означает: «Все в порядке». Затем со всеми подробностями рассказал, как он вместе с представителем Пранаса пришел в глухой лес, причем по дороге к ним присоединялись все новые и новые лица. Когда подошли к землянке, в которой состоялась встреча с Пранасом, их сопровождали уже пять человек, у которых просматривалось замаскированное оружие. В пути следования никаких разговоров не велось, не называлось ни одного имени. Затем сопровождавший его человек ввел в землянку, закрыл дверь и сказал, что здесь придется подождать, пока придет интересующий вас человек.

Спустя два часа пришел Пранас, которого он сразу узнал, так как хорошо изучил его фотографии. После приветствия Пранас не медля перешел к деловому разговору. Он тщательно расспрашивал, где я живу, кем работаю, где находился во время оккупации Литвы немцами, кем работает мой отец, как часто бывает в Москве.

По всей вероятности ответы нашего сотрудника были достаточно убедительными, а документы, которые были тщательно проверены, не вызвали сомнения. Только после этого Пранас стал подробно расспрашивать о Владасе, но Адамайтис мог о нем сказать только то, что ему сказал отец, не преминув при этом отметить, что Владас является офицером военно-морского флота Великобритании (об этом Пранасу было известно из писем Владаса довоенного времени), и, как показалось Адамайтису, это обстоятельство явилось весомым доказательством правдивости сообщенных сведений о Владасе.

Затем Пранас как бы между прочим спросил: «А куда же может приехать Владас, прямо на хутор?». Адамайтис правильно оценил этот вопрос как возможную проверку и ответил, что ему об этом ничего неизвестно. «Сами решайте, где и когда Вам встретиться, мое дело выполнить поручение отца». Пранас долго сидел молча, напряженно думая, шевеля губами, как бы разговаривая о чем-то своем с невидимым собеседником. Затем вдруг встал, вытянулся во весь свой довольно высокий рост и, обращаясь к Адамайтису, спросил: «А Вы могли бы привезти сюда моего брата, если бы он приехал в Вильнюс?». Адамайтис уклончиво ответил, что, конечно, привезти бы мог, но на дорогах часто встречаются милицейские патрули и поэтому нужны соответствующие документы. «Что касается меня, то я иногда приезжаю в Паневежис и знаю, как оформляются путевые листы. Мне это сделать очень просто. Что же касается вашего брата, то я не знаю, как разрешают поездки иностранцам. Об этом надо спросить у отца».

После этого разговора Пранас решительно сел за грубо сколоченный из нетесанных досок стол и начал что-то быстро писать. Писал он долго, обдумывая каждое слово, зачеркивал, снова писал, потом вдруг комкал бумагу и прятал в карманы. И начинал писать вновь на чистом листе.

Наконец две записки были написаны. Обращаясь к Адамайтису, он сказал: «Записка № 1 предназначена твоему отцу, а записка № 2 должна быть передана с надежной оказией моему брату Владасу». Затем Пранас подошел близко к Адамайтису и негромко сказал, что все известное Вам и вашему отцу будет храниться, как святая тайна. На это Адамайтис ответил, что если есть хоть малейшее основание не доверять, доверять не следует. Пранас обнял Адамайтиса за плечи и сказал: «Ведь ты же мой троюродный, а это ведь что-то значит. Наша встреча приведет нас к большой дружбе. Надеюсь, что ты мой брат и по духу?». Адамайтис под- твердил. «Ну, а теперь давай закусим на дорогу». Пранас вытащил из сумки хлеб, сало, лук и немного соли. Отрезав кусок хлеба и взяв его в правую руку, он предложил Адамайтису отломить половину куска и съесть. Когда мы разломили кусок хлеба, Пранас сказал: «Если мы едим один кусок хлеба, значит это будет клятвой на хлебе». Закончив трапезу, Пранас предложил Адамайтису собираться в обратный путь, предупредив, что его будут сопровождать «лесные братья». После этого подошел тот же человек, что встретил Адамайтиса у часовни с корзинокй для грибов, и повел в обратный путь, как ему показалось, совсем другой дорогой. Поэтому определить точно место встречи на карте Адамайтис в последствии не смог.

Содержание писем, отправленных Пранасом, было следующим.

Письмо № 1 — отцу Адамайтиса Микеносу:

«Многоуважаемый дядя Микенос!

Вы мне доставили большую радость, прислав письмо от родного брата Владаса. Я очень взволнован этим событием, но никак не могу понять — может ли Владас приехать в Литву и как скоро это будет? Если Владас говорил Вам что-либо об этом, очень прошу сообщить мне. Маленькую записку я написал Владасу, и если у Вас будет возможность ее передать, буду бесконечно Вам признателен.

Заранее благодарю Вас и никогда не забуду проявленной Вами отцовской заботы.

С любовью и уважением к Вам — Пранас».

Письмо № 2 — к брату Владасу:

«Дорогой Владас!

Твое письмо — большая неожиданность. Я так взволнован, что не могу сообразить, как все происходит. Можешь ли ты приехать домой или в Вильнюс, и когда это возможно? Я просил дядю Микеноса передать тебе письмо, и, может быть, Бог даст, получить от тебя ответ. Обнимаю тебя, дорогой Владас, с нетерпением жду ответа. Пранас».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Море братьев Лаптевых

Из книги Паруса, разорванные в клочья [Неизвестные катастрофы русского парусного флота в XVIII–XIX вв] автора Шигин Владимир Виленович

Море братьев Лаптевых Морем братьев Лаптевых названа часть Северного Ледовитого океана у берегов Сибири, между Северной Землей и Новосибирскими островами, в честь братьев Харитона и Дмитрия Лаптевых, исследовавших его берега в составе Великой Северной экспедиции.


Глава 10 По следам «лесных братьев»

Из книги «Смерть шпионам!» [Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны] автора Север Александр

Глава 10 По следам «лесных братьев» О борьбе советских органов госбезопасности с «лесными братьями» подробно рассказано в книгах Александра Севера «Спецназ КГБ»[277] и Александра Колпакиди «Ликвидаторы КГБ»[278], поэтому не будем повторять написанное ранее, а расскажем об


Первый «смертельный» полк

Из книги «Черная смерть» [Правда и мифы о боевом применении штурмовика ИЛ-2, 1941–1945] автора Дегтев Дмитрий Михайлович

Первый «смертельный» полк 20 марта 1941 г. завершились очередные летные испытания Ила, после чего было принято решение о его запуске в серийное производство. Первая партия Ил-2 вышла из сборочного цеха воронежского завода в мае, а в следующем месяце там было выпущено уже 159


Смертельный взгляд на юго-восток

Из книги Балканы 1991-2000 ВВС НАТО против Югославии автора Сергеев П. Н.

Смертельный взгляд на юго-восток Первые задействованные в операции «Делиберейт Форс» самолеты НАТО стартовали вечером 29 ноября. В районы барражирования, расположенные над Адриатическим морем в районе Сплита, вышли заправщики KC-135R «Стратотанкер» и КС-10 «Икстендер». В


15.7. Риск, который взял на себя «Рик»

Из книги Досье Сарагоса автора де Вильмаре Пьер

15.7. Риск, который взял на себя «Рик» Без риска, взятого на себя «Риком», американская контрразведка никогда не получила бы так много информации о сети «Хакке» и ее ответвлениях. Теле-грамма № 282, датированная 23 декабря 1945 года и подписанная Джонсоном, например, сообщала


Величайший риск

Из книги В сетях шпионажа автора Хартман Сверре

Величайший риск Когда Гитлер решился оккупировать Данию и Норвегию, то предполагалось, что решающее наступление на Западе начнется 4–5 дней спустя. Но крейсер «Блюхер» был потоплен у Оскарсборга, а королю и правительству Норвегии удалось ускользнуть из петли, которая


Рухнувшая надежда на «братьев-славян»

Из книги Брестский мир. Ловушка Ленина для кайзеровской Германии автора Бутаков Ярослав Александрович

Рухнувшая надежда на «братьев-славян» Колебания русского Верховного командования в 1914 — начале 1915 гг. в вопросе о том, кому наносить главный удар — Германии или Австро-Венгрии, вызывались не только стратегическим недомыслием, но и политическими иллюзиями.Надежды


Казнь «братьев по оружию»

Из книги Нюрнбергский набат [Репортаж из прошлого, обращение к будущему] автора Звягинцев Александр Григорьевич

Казнь «братьев по оружию» * * *Нацисты не щадили даже своих недавних союзников. После капитуляции Италии перед войсками антигитлеровской коалиции 3 сентября 1943 г., акт которой подписал на острове Сицилия король Виктор-Эммануил, немецкие войска успели оккупировать часть


20. Камбоджа, 1955-1973. СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР ПРИНЦА СИАНУКА С ПОЛИТИКОЙ НЕЙТРАЛИТЕТА

Из книги Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны автора Блум Уильям

20. Камбоджа, 1955-1973. СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР ПРИНЦА СИАНУКА С ПОЛИТИКОЙ НЕЙТРАЛИТЕТА Меня навестил Джон Фостер Даллес, занимавший пост госсекретаря. Он предпринял неимоверные усилия, чтобы убедить меня поместить Камбоджу под защиту Организации договора Юго-Восточной Азии


Часть четвертая Возмездие для «лесных братьев»

Из книги Лаврентий Берия [О чем молчало Совинформбюро] автора Север Александр

Часть четвертая Возмездие для «лесных братьев» Один из мифов истории Советского Союза – политический бандитизм возник в Прибалтике в 1944 году. Тогда и появились «лесные братья». Так утверждают авторы многочисленных советских художественных и документальных книг и


Глава 10 По следам «лесных братьев»

Из книги СМЕРШ [Битвы под грифом секретно] автора Север Александр

Глава 10 По следам «лесных братьев» О борьбе советских органов госбезопасности с «лесными братьями» подробно рассказано в книгах Александра Севера «Спецназ КГБ»[277] и Александра Колпакиди «Ликвидаторы КГБ»[278], поэтому не будем повторять написанное ранее,


ЭКСПЕДИЦИЯ «ЧЕЛЮСКИНА»: АВАНТЮРА ИЛИ ОПРАВДАННЫЙ РИСК?

Из книги Секреты Российского флота. Из архивов ФСБ автора Христофоров Василий Степанович

ЭКСПЕДИЦИЯ «ЧЕЛЮСКИНА»: АВАНТЮРА ИЛИ ОПРАВДАННЫЙ РИСК? Арктика всегда как магнитом тянула к себе людей мужественных и одержимых — исследователей, путешественников, первооткрывателей. Десятки экспедиций, российских и зарубежных, бросались на новый и решительный штурм


Смертельный свинец

Из книги Самозарядные пистолеты автора Каштанов Владислав Владимирович

Смертельный свинец Необходимо вкратце упомянуть о рекомендациях в отношении использования патронов различной мощности. В револьверах Detective Special выпуска с 1927 по 1972 гг., то есть первой, второй, третьей и четвертой моделей, во избежание повреждений оружия не рекомендуется


СМЕЛОСТЬ, РИСК И УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ

Из книги Книга о ветре для стрелков из винтовки автора Каннингем Кейт

СМЕЛОСТЬ, РИСК И УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ Возможно, лучший способ определить смелость — это описать чувство, которое вас охватывает, когда вы ввели свою первую поправку 5 МОА в прицел и все время остаетесь в пределах 5-ти очкового круга. Многие очки теряются по причине того, что


3. Риск и опыт

Из книги Атлантическая эскадра. 1968–2005 автора Белов Геннадий Петрович

3. Риск и опыт Летно-конструкторские испытания самолетов СУ-27К и МИГ-29К отставали по срокам введения в строй крейсера и поэтому были очень сложными и ответственными. В первую очередь очень сложными для летчиков-испытателей, проявлявших во время испытаний высочайший