Оборона Ленинграда

Оборона Ленинграда

Героическая оборона Ленинграда в годы Великой Отечественной войны — одна из ярких страниц истории нашей Родины. Гитлеровское командование придавало захвату Ленинграда первостепенное значение. Ленинградцы от мала до велика встали на защиту города. Его жители возводили оборонительные сооружения, уходили в народное ополчение, создавали истребительные батальоны, части ПВО. Командование Красной Армии, Ленинградский городской комитет партии и исполком Ленсовета 21 августа 1941 года обратились к железнодорожникам Ленинградского узла с призывом начать строительство бронепоездов.

В сентябре 1941 года коллектив Ленинградского металлического завода построил бронепоезд «Сталинец-28». Он состоял из бронепаровоза и трех бронеплощадок. На двух разместили четыре 100-миллиметровых орудия и столько же 120-миллиметровых минометов. На третьей площадке смонтировали две 76-миллиметровые зенитки. Кроме того, на каждой бронеплощадке было еще по восемь пулеметов «максим», а на тендере паровоза — счетверенная пулеметная установка. В целом вооружение вполне солидное.

Командиром бронепоезда был назначен опытный офицер Г. П. Минаев, комиссаром — М. М. Дедюшин.

Первые боевые действия «Сталинец-28» совершил в районе Невской Дубровки. Экипаж расположился на станции Мятлово. С высоты наблюдательного пункта было видно, как на другом берегу Невы бесцеремонно, ничего не опасаясь, прогуливались гитлеровские солдаты и офицеры. Доносились звуки губной гармошки. Командующий артиллерией Невской оперативной группы генерал-майор С. А. Краснопевцев сам прибыл на бронепоезд и, находясь на наблюдательном пункте, сказал Минаеву и Дедюшину:

— Думаю, что вам такая жизнь противника не нравится. Надо эту беспечность прикончить.

Начались регулярные огневые налеты бронепоезда на позиции врага. В районе Аннеского, к примеру, он рассеял значительную группу фашистов, подготовившуюся для атаки. В другой раз уничтожил неприятельский наблюдательный пункт. А после того как минометчики бронепоезда в районе Павлово разогнали в разные стороны колонну более двухсот фашистов с большими для них потерями, безмятежные прогулки немцев вдоль Невы прекратились, смолкли и губные гармошки.

В ответ противник, усилив наблюдение, устроил самую настоящую охоту за бронепоездом. Стоило в лесной гуще показаться едва заметному дымку из трубы паровоза, как гитлеровцы немедленно открывали огонь. Перед паровозной бригадой встала задача умелым маневрированием не дать врагу повредить бронепоезд.

23 февраля 1942 года в день Красной Армии поезд перебросили на побережье Финского залива на участок Ольгино — Сестрорецк. Кроме главной задачи — не допустить прорыва финских лыжников со стороны залива, бронепоезд, его артиллерия и минометы по заданию командования расположенной здесь стрелковой дивизии постоянно вели стрельбу с целью уничтожения огневых точек противника.

Вот и в ночь накануне 1 Мая 1942 года разведка в очередной раз донесла, что фашисты накапливают крупные силы, готовят атаку. Бронепоезд немедленно вышел на исходные боевые позиции. Мощным артиллерийским огнем по технике и живой силе врага атака была сорвана.

Особенно часто приходилось открывать огонь по вражеским самолетам, пытавшимся прорваться к Ленинграду.

Вместе с бронепоездом на этом участке действовал лыжный батальон автоматчиков, сформированный из студентов Ленинградского института физкультуры имени П. Ф. Лесгафта.

С наступлением весны отпала необходимость охранять берег моря, лишившегося ледяного покрова. Бронепоезд из белого перекрасили в бурый цвет, и 15 мая он прибыл на станцию Обухово. Туда же для дальнейших совместных боевых действий прибыл бронепоезд «Народный мститель» под командованием капитана П. П. Фарутина. Так был сформирован 71-й отдельный дивизион бронепоездов.

«Народный мститель» был построен по инициативе и силами железнодорожников Ленинград-Варшавского узла. 7 ноября 1941 года на перроне Варшавского вокзала состоялся митинг. Бронепоезд провожали на фронт. На трех свежевыкрашенных бронеплощадках две зенитные 76-миллиметровые пушки, два танковых орудия, тоже 76-миллиметровых. Его вооружение дополняли 12 пулеметов «максим». На первых порах бронепоезду поручалось поддерживать наши стрелковые подразделения в отражении вражеских атак на участке Понтонная — Саперная — Ижоры. В помощь ему предоставили бронемотовагон БМВ-2, на вооружении которого было три 76-миллиметровых орудия и шесть «максимов».

Личный состав бронепоезда в большинстве своем состоял из добровольцев-железнодорожников. Они стойко переносили все тяготы военной блокады. Водокачки были разбиты, воду для котла паровоза доставали ведрами из колодцев, уголь собирали у разбитых вагонов и складов. Но бронепоезд всегда находился в хорошем техническом состоянии и полной боевой готовности.

Тут стоит привести пример самоотверженности одного из машинистов, устранившего неизбежную аварию «Сталинца-28» или бронепоезда № 691, как он еще именовался. В номере красноармейской газеты 55-й армии от 1 ноября 1942 года была помещена следующая заметка:

«Это случилось на паровозе бронепоезда № 691. Из паровозного котла по резьбе контрольной пробки протекала вода в раскаленную топку. Могла произойти авария. Специалисты предлагали погасить топку, а паровоз отправить в депо на ремонт. На это ушло бы не менее суток. Но паровоз мог понадобиться в любую минуту. Запасного паровоза в это время не было. Старшина Исаев вызвался произвести ремонт.

Надев брезентовый костюм, смочив его водой, Исаев за лез в раскаленную топку.

Опасность была велика, каждую секунду контрольная пробка могла вырваться под давлением пара и залить кипятком смелого машиниста. Раскаленные угли жгли одежду, Исаеву трудно было дышать. За девять минут машинист полностью устранил повреждения паровоза. Машина вновь исправлена и находится в действии».

Подобный случай произошел и на бронепоезде «Народный мститель». Правда, на год раньше, чем на «Сталинце-28», в ноябре 1941 года. Разведка доложила, что в районе Ивановского обнаружено значительное скопление фашистских войск. «Народному мстителю» приказали на рассвете произвести по ним огневой налет. А тут, как нарочно, в топке паровоза перегорели колосники. Для их замены нужно было остудить топку. Это заняло бы не менее суток. И задание бронепоезд не выполнил бы. Командир бронепоезда, капитан П. П. Фарутин приказал убрать из топки раскаленный уголь, немедленно заменить колосники. Вызвался машинист В. Ингелевич.

Вспоминает об этом эпизоде майор в отставке Б. А. Куклинов: «Он надел брезентовый костюм, шапку, валенки, обвязался веревкой, при помощи которой его вытаскивали из огненной печи. Три раза он залезал в огненную топку и сумел заменить неисправные колосники. Затем быстро подняли пар.

«Народный мститель» своевременно прибыл в указанный ему район и огнем своих орудий нанес гитлеровцам большой урон. Совместными усилиями пехотных, артиллерийских частей и команды бронепоезда атака на этом участке фронта была сорвана».[21]

После образования 71-го ОДБП в мае 1942 года командиром дивизиона был назначен П. П. Фарутин. Он же руководил всеми боевыми действиями бронепоездов Ленинградского фронта. Комиссаром стал В. М. Юрисов.

Дивизион занял позиции в районе станции Обухово. Одной из главных его задач являлось уничтожение неприятельских батарей, которые вели обстрел Ленинграда. На бронеплощадках минометы заменили дальнобойными 107-миллиметровыми орудиями. Наблюдательный пункт выбрали в одном из высоких домов на Вокзальной площади в Колпино. 29 мая была уничтожена батарея врага, размещенная в парке города Слуцка. И хотя цель совершенно не просматривалась, артиллеристы бронепоездов отлично справились с поставленной задачей. Батарея замолчала. Вскоре взлетел на воздух склад с боеприпасами. 20 июня подавили батарею 150-миллиметровых пушек.

В ночь на 15 января 1944 года войска Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота были готовы к прорыву гитлеровской обороны с целью снятия блокады. Перед началом артиллерийской обработки позиций врага оба бронепоезда стояли на одном железнодорожном перегоне, «Народный мститель» чуть впереди. Ждали команду, чтобы открыть огонь.

Артобстрел позиций противника начался в 9 часов 20 минут. Затем последовал штурм долговременных укреплений врага, рушилась блокада города. «Народный мститель» и «Сталинец-28» выпустили по врагу более тысячи снарядов. После того как подавили огневые точки противника на переднем крае, бронепоезда перенесли огонь в глубину вражеской обороны. Продвигались вперед наши танки и стрелковые подразделения, двигались вслед им и бронепоезда, но с большей нагрузкой. Железнодорожная колея зачастую оказывалась поврежденной, ее приходилось восстанавливать, а потом догонять ушедшие вперед войска. В этой январской битве 71-й ОДБП подавил 6 артиллерийских, 4 противотанковых, 16 минометных батарей.

После охраны штаба фронта под Лугой дивизион перебросили на Карельский перешеек для участия в Выборгской операции, оттуда на территорию Эстонии. Он освобождал Нарву, защищал Таллинский порт от налетов фашистской авиации…

Командующий бронетанковыми войсками Ленинградского фронта генерал-лейтенант В. И. Баранов высоко оценил боевые действия дивизиона: «Знаю 71-й дивизион бронепоездов как лучший на Ленинградском фронте. Он не раз показал себя с хорошей стороны в боях по освобождению Ленинграда от блокады».[22]

Другой ОДБП в районе Ленинграда, 14-й, был сформирован значительно позже — в январе 1943 года — из бронепоездов «Стремительный» и «Стойкий».

До формирования дивизиона «Стремительный» носил короткое наименование — МБВ-2 — мотоброневагон. Их, два однотипных, построили в 1938 году на Кировском заводе в Ленинграде. Использовался он как учебный при Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсах. В январе 1940 года принимал участие в Советско-финляндской кампании, по ее окончании вновь использовался как учебный.

МБВ-2 имел своеобразную конструкцию. Эта бронированная машина обтекаемой формы своим силуэтом напоминала подводную лодку. В центре корпуса командирская рубка с перископом и радиостанцией. В передней части бронепоезда две башни от танка Т-28 с 76-миллиметровыми орудиями, еще одно, третье орудие в задней части корпуса. С каждого борта по два станковых пулемета. На платформах установлены спаренные и счетверенные пулеметы, а также пулеметы на турельных установках в орудийных башнях. Авиадвигатель в 500 лошадиных сил придавал мотоброневагону изрядную по тому времени скорость: на ходовых испытаниях — до 100 километров в час. Бесшумный ход, солидная скорость, отсутствие дыма — это все заметно отличало БМВ-2 от других бронепоездов. Экипаж насчитывал 35 человек, из них всего 4 офицера: командир, его помощник, комиссар и помощник командира по технической части.

Началась Великая Отечественная война. С первых же ее дней БМВ-2 действовал на дальних подступах к Ленинграду. Наши части отходили — бронепоезд, прикрывая их огнем, покидал станцию последним, убедившись, что вокруг никого из наших войск уже нет. Так было в районе Кингисеппа, Гатчины, Чудово, Любани, Тосно. В штаб Ленинградского фронта в напряженные для города дни поступали даже донесения, что бронепоезд в безнадежной обстановке погиб. Но он жил, продолжал сражаться с захватчиками. При формировании дивизиона бронепоезд получил наименование «Стремительный».

Другой бронепоезд 14-го ОДБП сначала имел номер 30 Краснознаменного Балтийского флота. Строительство его началось 3 августа 1941 года на Ижорском заводе в Колпино, комиссия приняла 12 ноября на металлическом заводе в Ленинграде.

Бронепоезд имел три бронеплощадки, на каждой по два 76-миллиметровых орудия, по четыре станковых пулемета по бортам. Имелась также бронеплощадка, где располагались 120-миллиметровые полковые минометы. На контрольной платформе, где хранились рельсы, шпалы, костыли и другая ремонтная мелочь, дополнительно поставили две зенитки.

На фронт бронепоезд № 30 отбыл 23 ноября 1941 года. Вначале он действовал в районе Колпино — Саперная; в феврале 1942 года переведен на Карельский перешеек, где целый год отражал атаки финнов на участке Грузине — Васкелово. Зимой 1943 года его отозвали в Ленинград на Московский вокзал. Там согласно директиве штаба Ленинградского фронта 24 января 1943 года был образован 14-й отдельный дивизион бронепоездов. С этого времени бронепоезд № 30 Краснознаменного Балтийского флота стал именоваться «Стойкий». Командиром дивизиона назначили переведенного из 71-го ОДБП майора Н. Г. Задорожного. Замполитом стал А. К. Мамедов.

Дивизион охранял железнодорожные коммуникации, участвовал во многих операциях наших войск по обороне Ленинграда. Наиболее значительная из них — расширение полосы прорыва южнее Ладожского озера.

Полоса, отвоеванная у фашистов еще в начале зимы, была очень узкой, от переднего края противника до берега Ладоги — всего от 8 до 16 километров. Вдоль побережья построили железнодорожную ветку, но местность здесь, безлесная, болотистая, далеко просматривалась. Поэтому эшелоны по ней ходили только ночью. Фашисты пристреляли колею. После их обстрела почти ежедневно приходилось полотно ремонтировать, восстанавливать. В августе 1943 года командование решило этот узкий коридор расширить и 14-й ОДБП принял в операции самое активное участие. Все огневые точки противника были заранее выявлены и уничтожены. Бронепоезд «Стойкий» своим огнем подавил семь минометных батарей и два шестиствольных миномета. «Стремительный», в свою очередь, уничтожил четыре батареи и также два шестиствольных миномета. В результате проведенной операции линия фронта отодвинулась от побережья Ладожского озера почти на 20 километров.

В январе 1944 года дивизион готовился к снятию блокады Ленинграда в районах Колпино, Красного Бора, Саблино; участвовал в подготовительном артиллерийском налете. Но дальнейшее продвижение вперед пришлось приостановить, железнодорожные пути оказались разбиты противником.

После войны 14-й дивизион был расформирован.

В распоряжении Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов командного состава был бронепоезд № 60. До начала Великой Отечественной войны он использовался как учебный. Стоял он обычно у Витебского вокзала. Построен в Брянске. По конструкции — прост, покрытая броней «овечка», две четырехосные платформы с двумя 76-миллиметровыми орудиями на каждой. По бортам по четыре «максима». Спереди и в хвосте по две контрольные платформы. На одной из них расположена счетверенная зенитная установка в броневом ограждении. Вот и все. Бронепоезд участвовал в Советско-финляндской кампании, потом дислоцировался в Эстонии, в городе Раквере.

Командиром был назначен старший лейтенант Борисенко, комиссаром — политрук Абрамов.

В первые месяцы войны бронепоезд № 60 нес охрану Финского залива от Кингисеппа до Таллина. Когда немцы прорвали оборону и вышли на побережье между Таллином и Нарвой, пришлось отходить за реку Нарву. Перебраться удалось, как говорится, вовремя. Буквально через несколько часов мост был взорван. Отходили через Лугу на Чудово.

Здесь на Октябрьской железной дороге прикрывали отход наших войск уже вдвоем. Напарником к 60-му подключился известный нам уже МБВ-2, впоследствии «Стремительный». Совместные действия бронепоездов продолжались недолго. Когда противник занял Мгу, им пришлось разойтись. МБВ-2 отошел в сторону Ленинграда, а 60-й был вынужден задержаться. Немцы разрушили железнодорожное полотно, перекрыв отход к городу Ленина. Августовская ночь коротка. Пока шел ремонт, 60-й не стоял без дела. Он расстрелял фашистский десант над Мгинским аэродромом. Отступать пришлось на Кириши. Так в ночь на 18 августа бронепоезд № 60 начал действовать на Волховском фронте под номером 60/4.

Превосходство вражеской авиации было ощутимо, ее налеты в одиночку и группами приходилось отбивать по нескольку раз в сутки. На станции Назия одна из бомб разорвалась рядом с паровозом и вывела его из строя. Повреждены были и бронеплощадки. Требовался срочный ремонт. Но свободных паровозов вокруг не было. На счастье, на одной из станций нашелся паровоз немецкого производства. Как он там оказался — неизвестно, да никто этим и не интересовался. Старший машинист Рудаков забрался в паровозную будку, что-то там проверил, исправил и радостно провозгласил: «Порядок, едем!»

Вскоре бронепоезд прибыл в Ярославль, где в паровозоремонтном депо паровоз одели в броню, модернизировали площадки и усилили вооружение ПВО. Затем вернулись на Волховский фронт и вновь окунулись в гущу военных событий.

У поселка Кириши бронепоезд поддерживал пехоту. Вдруг немецкие снаряды разрушили колею позади поезда, отрезав обратный путь. Пришлось взяться за ремонт. Несмотря на жестокий мороз, путь восстановили.

У тех же Киришей в тыл противнику высаживали десант. Едва вернулись на свое постоянное место, как поступил приказ: нужно выйти и уничтожить десант противника. Пришлось поработать. Вражеский десант истребили.

В январе 1943 года бронепоезд № 60/4 участвовал в прорыве обороны южнее Ладожского озера. Как-то зенитчики бронепоезда сбили один фашистский самолет. Летчик спустился на парашюте, был пойман и оказался крайне удивленным, когда узнал, кто его сбил.

— Но ведь мы ваш бронепоезд уничтожили! — воскликнул летчик.

Оказывается, гитлеровцы в своих сводках уничтожили бронепоезд 60/4 уже несколько раз. За ним закрепилась кличка «Неуловимый». «Неуловимый» продолжал энергично действовать. Он участвовал в снятии блокады Ленинграда, освобождал Эстонию. Войну закончил в Прибалтике, в операциях по ликвидации Курляндской группировки противника.

Под Ленинградом действовали бронепоезда с одинаковыми названиями. Так, два из них носили наименование «За Родину!», а у двух на броне было начертано «Балтиец». На «Ораниенбаумском пятачке», например, где железная дорога использовалась и как позиция для огневых налетов, били фашистов сухопутные крейсеры «За Родину!» и «Балтиец». Бронепоезда строились и формировались при непосредственном участии моряков Балтфлота. «Балтиец» был известен тем, что на нем установлено орудие с «Авроры». Сам же легендарный крейсер стоял в порту Ораниенбаум у причала, его орудия громили фашистов под Вороньей Горой. О бронепоезде «За Родину!» рассказывает машинист М. Ф. Смушко:

— Когда немцы оккупировали Ригу, я по распоряжению военного командования к своему бронепоезду № 8 прицепил на станции Заметаны поврежденный бронепоезд, доставил обоих в Ленинград и доложил все в штабе фронта. Мой паровоз «овечка» был в хорошем состоянии, и меня послали на станцию Лебяжье, где начали формировать личный состав из моряков Балтфлота. Нашли четыре платформы и отправились на Ижорский завод бронироваться и вооружаться. Командиром назначили капитана В. Д. Стукалова, комиссаром стал старший политрук В. Л. Аблин.

На станции Котлы встретили бронепоезд № 7, знакомый нам еще по службе в Прибалтике. После соответствующего ремонта № 7 действовал вместе с нами во все время существования «Ораниенбаумского пятачка». У них паровоз был Ов-478, у меня — Ов-431.

Бронепоезд № 7 прорвался из Прибалтики сквозь фашистские заслоны. Он состоял из бронированного паровоза с тремя платформами, и был вооружен лишь тремя исправными пулеметами да 100-миллиметровой пушкой. В команде уцелели живыми всего девять человек: командир капитан Белоусов, машинист Исаев, артиллеристы Токарев, Лукин, Шаповалов и еще четверо бойцов. Их фамилии неизвестны.

От ремонта бронепоезда Ижорский укрепрайон отказался, — настолько все выглядело искромсанным. Но краснофлотцы-коммунисты решили все-таки поставить бронепоезд на рельсы. Собрали короткое совещание хозяйственников и мастеров, нашлись энтузиасты, деловые помощники. Рабочие Ленинградского металлического завода обязались нарезать броневые листы. Артиллеристы с форта «Красная Горка» обещали подремонтировать старые орудия, которые были у них на примете. В порту Ораниенбаум обнаружили цемент для усиления тонких двойных перегородок на бортах.

Воентехник второго ранга П. Н. Нерозин взялся за восстановление бронепоезда, ему на помощь пришли бойцы 186-го железнодорожного батальона во главе с капитаном И. П. Квашой. В работу включилась пополненная команда бронепоезда. Командиром бронепоезда был назначен капитан В. Г. Кропачев, комиссаром — старший политрук А. Г. Кузьмин.

8 сентября 1941 года подлеченный бронепоезд № 7 вышел на свое первое на «Ораниенбаумском пятачке» боевое задание. На правом фланге он произвел два огневых налета. Первый в 16 часов — по скоплениям фашистских войск в районе деревень Елизаветино и Верхние Лужки, а в 19 часов уже второй — западнее деревни Карпово.

Газета «Боевой залп» от 30 сентября 1941 года рассказала о боевых операциях бронепоезда № 7 под Петергофом:

«Немецко-фашистские варвары, сконцентрировав большие силы под деревней Троицкое, решили прорвать нашу линию обороны и занять Петергоф. Командиры и красноармейцы 11-й стрелковой дивизии 8-й армии упорно и настойчиво отбивали одну за другой атаки, нанося врагу жестокий урон. Теряя много убитыми и ранеными, фашистское командование бросало в бой новые силы.

На помощь частям Красной Армии прибыл морской бронепоезд во главе с командиром В. Г. Кропачевым. Перед боем комиссар А. Г. Кузьмин побеседовал с коммунистами и комсомольцами, разъяснил поставленную задачу.

Заняв исходное положение вблизи Троицких высот, командир бронепоезда Кропачев четко и совершенно спокойно дал команду: «Огонь!» Заработали все боевые установки. Краснофлотцы и командиры обрушили на фашистов губительный шквал артиллерийского и пулеметного огня.

Не выдержав столь шквального огня, фашисты заметались, и затем, оставляя убитых и раненых, бросились назад. Наши же славные воины продолжали метко разить гитлеровских молодчиков.

Бой продолжался. Фашисты вновь открыли беспорядочную стрельбу. В самом жарком месте исключительную храбрость проявил комсомолец Кореневский. Когда орудийный расчет вышел из строя, Кореневский остался у орудия один и под огнем противника продолжал стрельбу.

Заряжающий краснофлотец Бедняков был ранен. Кровь текла по его рукам. Но мужественный боец продолжал оставаться у орудия. Отлично управлял огнем командир батареи лейтенант Ефимов. Личным примером он воодушевлял в бою всех краснофлотцев. Умело и стойко выполняли свои обязанности машинисты Исаев, Кудрявцев, Агутин и многие другие.

Пошла в атаку 11-я стрелковая дивизия под прикрытием огня моряков. Фашисты были выбиты из деревни Троицкое.

В этом бою балтийцы разгромили возле Петергофа фашистские артиллерийскую и минометную батареи, уничтожили много пулеметных точек, автоматов, боезапасы противника. На поле боя остались десятки трупов фашистских вояк».

6 февраля 1942 года, отмечая большой вклад, внесенный бронепоездами № 7 и 8 в оборону плацдарма, командование Краснознаменного Балтийского флота присвоило им наименования «За Родину!» и «Балтиец».

Дополняет этот рассказ помощник машиниста бронепоезда «За Родину!» П. И. Леус: «Более пятидесяти километров главного рельсового пути по «Ораниенбаумскому пятачку» проходили местами через лес и выемки. Это давало возможность после огневого налета скрываться от ответного огня. Уходили и от вражеской авиации с помощью маневра скоростью.

Первое боевое крещение бронепоезд «За Родину!» получил в районе станции Котлы, когда отражали воздушный налет. И почти без перерыва участвовали в огневых налетах и отражении бомбовых ударов неприятельской авиации до 1944 года, до снятия блокады».

Второй бронепоезд с названием «Балтиец» действовал на правом берегу Невы и на Карельском перешейке. О его строительстве и боевых действиях вспоминает бывший комиссар «Балтийца» С. А. Степанов:

— 3 июля 1941 года в подъемном цехе электродепо Ленинград-Балтийский состоялся митинг. Собрались машинисты, их помощники, работники других подразделений депо. Чтобы помочь Красной Армии разгромить немецко-фашистских захватчиков, решили своими силами построить бронепоезд.

После митинга машинисты А. М. Давыдов, Г. Л. Серченко, В. И. Чубаров вместе с ревизором по технике безопасности движения Н. П. Юрасовым в соседнем Ленинград-Балтийском депо выбрали для бронепоезда паровоз Оп-7599. Мастер Е. Д. Левашов, бригадир механического цеха А. И. Соцков, инженер А. А. Фридман в это время на станции Ленинград-Товарная-Балтийская отобрали две четырехосные платформы. Через несколько часов паровоз и обе платформы стояли на путях цеха подъемного ремонта нашего депо. Руководителем постройки назначили Е. Д. Левашова. Броню доставили с Ижорского завода.

Сварщики В. И. Сафьянчиков, П. Курашов, В. И. Федоров вошли в состав экипажа. П. И. Крещук стал начальником разведки бронепоезда. Личный состав в основном был из добровольцев нашего депо, а также Ленинград-Балтийского, Ленинград-Витебского, Ленинград-Варшавского.

В сентябрьскую ночь 1941 года меня вызвали в Смольный на заседание военного совета Ленинградского фронта. Было принято постановление № 480: «Принять бронепоезд в число механизированных частей Ленинградского фронта. Присвоить название «Балтиец». Начальнику артиллерии обеспечить материальную часть вооружения. Оформить через военкоматы города добровольцев».

Добровольцев-железнодорожников в нашем экипаже было около ста, кадровых военных — 50. Военсовет фронта командиром бронепоезда утвердил Н. А. Шпортко, комиссаром — меня Бронепоезд наносил врагу ощутимые удары. Излюбленным и на поверку очень ценным был следующий боевой прием. Ночью, ближе к рассвету, разведчики бронепоезда пробирались к передовым позициям противника, метров за 400–500, со стереотрубой, вели наблюдение за вражескими объектами, все замеченное наносили на бумагу и передавали в штаб бронепоезда. Потом корректировали огонь. Эффективность боевой работы была налицо. Так было, когда совершали огневые налеты в районе станций Мга, Сосновая Поляна, Стрельня, Урицк, Воронья Горка, на Карельском перешейке в районе Васкелово.

В январе 1943 года наш «Балтиец» участвовал в прорыве блокады южнее Ладожского озера, вел огонь в районе Шлиссельбурга, помогая пехоте в броске через ледяной покров Невы. Свой берег фашисты очень сильно укрепили: доты, дзоты, траншеи, несколько рядов проволоки, по берегу замороженные в лед пики. Перед левым берегом, где забаррикадировались фашисты, наша пехота залегла. С. бронепоезда эта картина хорошо просматривалась. И вот группа бойцов бронепоезда ринулась на лед, подбежала вплотную к залегшим нашим бойцам. И когда вновь заговорила бронепоездная артиллерия, они личным примером увлекли пехоту в атаку. Дело дошло до рукопашной, фашисты отступили.

Через год мы приняли участие в разгроме вражеских войск при снятии блокады. Поддерживали огнем 103-й полк 85-й стрелковой дивизии в районах станций Урицк и Лигово. Места для нас были знакомые, до войны мы там водили электрички!

В обороне Ленинграда участвовали бронепоезда внутренних войск НКВД № 28, 110, 51, 26, 82… Так же как и армейские, они сопровождали военные и гражданские эшелоны, совершали огневые налеты, поддерживали пехотные части, отражали атаки вражеской авиации. Они также внесли неоспоримый вклад в оборону, а затем в разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом.

В первые месяцы войны бронепоезда № 28 и ПО внутренних войск НКВД несли охрану побережья Финского залива от Гатчины до Веймарна. Вели обычную работу бронепоездов в тыловых районах: сопровождали эшелоны от станции к станции, прикрывали станционное имущество от атак самолетов противника, помогали тушить пожары на железнодорожных путях. К примеру, когда 20 июля на станции Волосово от вражеских бомб загорелось пять цистерн со смазочными материалами, личный состав бронепоезда № 110 быстро растащил их в наиболее безопасные места. Начальник обороны участка выразил экипажу искреннюю благодарность.

В середине августа оба бронепоезда были переброшены на Карельский перешеек. Здесь их пути разошлись. Бронепоезд № 110 проявил себя с самой лучшей стороны во время взятия города Белоостров и изгнания финнов за реку Сестру.

Бронепоезд № 28 поначалу попал в ту же обстановку, что и на побережье. Та же задача — охранять движение эшелонов. Но когда он поступил в распоряжение 3-го и 102-го пограничных отрядов, началась настоящая боевая работа: дуэли с артиллерийскими и минометными батареями противника, подавление огневых точек врага, отражение атак с земли и с воздуха.

Вот отзыв о бронепоезде № 28 командующего артиллерией 92-й стрелковой дивизии: «За короткое время бронепоезд уничтожил четыре склада с боеприпасами, 16 пулеметов, подавил шесть артиллерийских и минометных батарей, повредил вражеский бронепоезд. Командир 28-го бронепоезда Ротобельский — опытный, грамотный артиллерийский офицер. Командование 92-й стрелковой дивизии представило Ротобельского к ордену Александра Невского».

О боевых действиях бронепоезда № 51 внутренних войск НКВД можно судить по строчкам из оперативных донесений.

Вечером 23 июня 1941 года бронепоезд прибыл в Псков. 21 июля поддерживал наступление наших частей в районе станции Плюсса, артогнем уничтожил три танка и две минометные батареи. Огнем счетверенной зенитно-пулеметной установки сбил самолет Ю-88, который с экипажем сгорел. 22 июля поддерживал действия 177-й стрелковой дивизии восточнее станций Плюсса, Серебрянка. Подавил артиллерийскую и минометную батареи. 23 июля поддерживал огнем 3-й мотострелковый полк в районе станции Серебрянка, уничтожил 15 автомашин с пехотой и командный пункт противника. 24 июля в том же районе уничтожил почти роту пехоты.

26 июля после шестидневных боев противник прекратил атаки на оборону 3-го мотострелкового полка в районе станции Плюсса и приступил к перегруппировке своих сил. Бронепоезд № 51 оставил здесь самоходную бронеплощадку (мотоброневагон) под командованием младшего лейтенанта С. В. Гребенюка, сам ушел на соседнюю станцию за пополнением боеприпасов. В 18 часов 40 минут мотопехота врага неожиданно атаковала мотоброневагон. Но экипаж не растерялся. Артогнем он уничтожил четыре танка и десять автомобилей. Атака была отбита… Младший лейтенант С. В. Гребенюк награжден орденом Ленина, наводчик Я. П. Володин и корректировщик М. Н. Шистеров — орденами Красного Знамени…

Материальная часть бронепоезда № 51 состояла из небронированного паровоза, двух мотоброневагонов, шести контрольных платформ, одной бронемашины с пушкой и ручным пулеметом. Всего имелось шесть 76-миллиметровых орудий, 12 пулеметов и три зенитки.

В конце августа 1941 года бронепоезд № 51 прикрывал наши части в районе Чудово. Позднее передвинулся на линию Кириши — Грузино, взаимодействуя с 292-й стрелковой дивизией.

Командиром бронепоезда был Я. С. Грушелевский, комиссаром — Н. Д. Неделя.

В ночь на 24 октября бронепоезд отходил к Тихвину. В 45 километрах от города горела база с боеприпасами 292-й стрелковой дивизии. Почти половина экипажа пошла тушить пожар. К утру его удалось ликвидировать. Спасены были четыре вагона со снарядами и два с продуктами. Но 22 вагона оказались разбитыми. Разбитыми оказались и 100 метров железнодорожной колеи. Путей отхода у бронепоезда не было. Весь день 24 октября восстанавливали дорогу. И впустую. В 17 часов появилась вражеская авиация, сбросила 30 бомб. Были разбиты паровоз, мотоброневагон, дрезина. В тылу появились фашистские танки. Капитан Я. С. Грушелевский приказал уничтожить второй мотоброневагон и выходить из окружения…

Бронепоезд № 26 внутренних войск НКВД был сформирован и вступил в строй 20 сентября 1941 года, в дни, когда противник пытался с ходу захватить Ленинград. С самого начала своей боевой деятельности экипаж умело отражал попытки врага прорваться к городу.

Бронепоезд использовался как кочующая артиллерийская батарея по всему фронту 42-й армии, обороняющей город. С 29 сентября 1941 года по 24 апреля 1942 года, судя по оперативным сообщениям, бронепоезд № 26 произвел 32 огневых налета: по окраине Сосновой Поляны и города Урицка, по станции Лигово, по огневым точкам врага на Стрельне, в Володарском и Ивановке, снова по Урицку и платформе Дачное, по пехоте противника в районе Сосновки, Константиновки.

На трех бронеплощадках бронепоезда № 82 внутренних войск НКВД было установлено шесть орудий и восемнадцать пулеметов. С таким вооружением действовал он в августе-сентябре 1941 года на участке Чудово — Мга; наносил рвущемуся к Ленинграду противнику ощутимый урон. Так, 12 сентября бронепоезд получил срочный приказ: встретить прорвавшуюся большую группу немецких танков в районе деревни Хандрово. Внезапный и мощный огонь бронепоезда внес замешательство в ряды противника. Враг дрогнул, пять его танков вспыхнули, остальные 26 застряли в болоте и были захвачены частями нашей 128-й стрелковой дивизии.

Но 13 ноября у станции Мыслино недалеко от города Волхов бронепоезд № 82 попал в безнадежное положение. Пути отхода оказались отрезанными, фашистские танки обстреливали его с фронта и тыла, сверху бомбила авиация. Командир бронепоезда капитан Ю. Ф. Мушкет и комиссар политрук Г. П. Якимчук приняли решение: материальную часть взорвать, самим же немедленно выходить из окружения. Взрывала бронепоезд «тройка» во главе с младшим лейтенантом А. С. Токаревым.

Экипаж собрался в Москве. Вскоре бойцы получили новую материальную часть, и уже под номером 25 бронепоезд охранял Москву от вражеских налетов, освобождал Белоруссию и Литву.

В первых числах мая 1942 года 32-й ОДБП в составе бронепоездов № 642 «Сталинец» и № 697 «Москвич» прибыл под Ленинград, причем из Москвы вынужденно отправились по разным веткам: «Сталинец» через Бологое, а «Москвич» через Калязин и Сонково. Встретились на станции Будогощь, которая была потом для дивизиона основной базой в течение полутора лет боевых операций.

Командиром дивизиона стал майор Н. И. Смирнов, начальником штаба — А. П. Неплюев.

Фронтовые друзья-машинисты 32-го отдельного дивизиона бронепоездов. Слева направо: А. П. Дерюгин, И. И. Пятецкий, Т. Ф. Ткач. 1942 год.

Итак, участок Будогощь — Кириши. Кириши — поселок на левом берегу реки Волхов, он в руках у немцев, плацдарм. Первый налет на врага произвели 5 мая 1942 года. А всего совершили 600 огневых налетов! Пока не погнали гитлеровцев с захваченной ими территории…

Начальник штаба А. П. Неплюев, ставший впоследствии командиром дивизиона, вспоминает о тех боевых и тревожных днях:

— Наши оба бронепоезда постоянно находились в 15-минутной готовности. В зимние длинные ночи иногда проводили до десяти огневых налетов. Для выявления вражеских огневых точек мы придумали очень эффективное сооружение. Платформу обложили шпалами, поставили восемь пулеметов, небольшую пушку. Мотодрезина в темную пору выдвигала платформу ближе к передовым позициям противника, и неожиданно для него открывала огонь. Следовала ответная стрельба. Наблюдатели фиксировали огневые точки врага, чуть позже выходили бронепоезда и уничтожали замеченные объекты.

Бронепоезда были главной маневренной силой в полосе железной дороги. Иногда не выходили из боев по две недели. В сражениях под Киришами и Грузино было сбито 11 самолетов противника, уничтожено 150 огневых точек разных систем, 14 батарей. Постоянно держали под огнем переправу через реку Волхов. 3 октября 1943 года бойцы бронепоездов вместе с воинами 44-й стрелковой дивизии освободили Кириши от гитлеровцев; 32-й дивизион участвовал в снятии блокады с Ленинграда, войну закончил в Кенигсберге.

На участке Будогощь — Кириши — Грузино вместе с 32-м ОДБП действовал 23-й отдельный дивизион. Бронепоезда его строились в Москве, в депо у Казанского вокзала; формировались на станции Подмосковная в конце 1941 года. На одном из бронепоездов, вошедших в дивизион, надо остановиться особо. По высоте несколько ниже своих собратьев по оружию, поприземистее, он предназначался для борьбы с танками.

Команда дала своему детищу оригинальное наименование: «Ежик». Даже потом, когда бронепоезду присвоили номер 620, в дивизионе и штабе Волховского фронта называли его не иначе как «Ежик».

22 февраля 1942 года рабочие паровозного депо имени Ильича Западной железной дороги провожали бронированный паровоз Ов-5144. Боевую машину, созданную в цехах, вели на фронт две бригады ильичевцев — машинисты В. А. Разоренов, В. Е. Горбачев, помощники машиниста И. Ф. Ряховский и В. Е. Янченко, кочегары З. В. Курышев и И. Д. Сурай.

Бронепоезд «Смерть немецким оккупантам!», получивший армейский номер 681, вместе с бронепоездом № 699 «Дзержинец»[23] вошли в состав 48-го отдельного дивизиона подполковника П. Я. Пастухова.

8 мая 1942 года 48-й ОДБП на Волховском фронте вступил в боевое охранение моста через реку Мста у станции Малая Вишера.

— Огневые налеты бронепоезд № 681 старался производить только под покровом ночи, — отмечает бывший старший машинист В. А. Разоренов. — За 10–15 минут нанесет мощный артиллерийский удар и тут же отходит, маскируясь в заранее выбранных местах. При такой маневренности не так были опасны вражеские бомбы. В один из подобных налетов на станцию Дубцы мой напарник машинист В. Е. Горбачев сбил вражеский самолет из зенитного пулемета, установленного на тендере.

25 мая 1942 года навсегда останется в памяти бойцов бронепоезда. Более 25 «юнкерсов» несколько раз бомбили бронепоезд «Смерть немецким оккупантам!» у станции Гряды. Стволы зенитных орудий и пулеметов раскалились, но зенитчикам удалось расстроить боевые порядки самолетов. Стервятники так и не смогли прицельно бомбить бронепоезд. Бомбы, рвавшиеся рядом, то и дело осыпали осколками броню. В этом сражении от налетов авиации погибло 28 бойцов бронепоезда.

Мужественные железнодорожники В. А. Разоренов и его помощник И. Ф. Ряховский, несмотря на ранения осколками, смогли ликвидировать повреждение паровоза. За этот бой В. А. Разоренов был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Инженер-капитан Ольга Борисовна Власенко, помощник командира 48-го ОДБП по технической части, была награждена до войны орденом Ленина. Работала начальником цеха на металлургическом заводе имени В. И. Ленина в Мариуполе. Безусловно, богатый опыт хозяйственника помог ей при строительстве бронепоезда «Смерть немецким оккупантам!» в депо имени Ильича в Москве. Во многом благодаря энергии О. Б. Власенко бронепоезд № 681 был готов к 22 февраля 1942 года.

Во время проведения стратегической наступательной операции войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов в январе 1944 года 48-й ОДБП участвовал в ликвидации блокады Ленинграда, освобождении Новгорода, Прибалтики.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Враг у ворот Ленинграда

Из книги Иной 1941 [От границы до Ленинграда] автора Исаев Алексей Валерьевич

Враг у ворот Ленинграда Но разведка доложила неточно… При изучении истории войны иногда приходится сталкиваться с документами, которые нельзя назвать иначе как провидческими. Еще 17 августа 1941 г. в директиве Ставки ВГК № 001029 командование Северо-Западного направления


Организация и ведение оперативной разведки при обороне Ленинграда и в период боев по снятию блокады Ленинграда (фрагменты)[665]

Из книги Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия автора Колпакиди Александр Иванович

Организация и ведение оперативной разведки при обороне Ленинграда и в период боев по снятию блокады Ленинграда (фрагменты)[665] I. ОРГАНИЗАЦИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАТИВНОЙ РАЗВЕДКИ ПРИ ОБОРОНЕ ЛЕНИНГРАДА1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯОперативная разведка, как и оперативное искусство в целом,


Г. Пернавский Блокада Ленинграда

Из книги Неизвестные страницы Великой Отечественной войны [Maxima-Library] автора Гаспарян Армен Сумбатович

Г. Пернавский Блокада Ленинграда Григорий Пернавский. Военный историк. Автор публикаций по теме Великой Отечественной войны. ГАСПАРЯН: Вся Вторая мировая война — я думаю, что вы со мной согласитесь как специалист — она подвергается последние ну вот лет пятнадцать так


СУДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ ЛЕНИНГРАДА

Из книги Военно-морской шпионаж. История противостояния автора Хухтхаузен Питер

СУДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ ЛЕНИНГРАДА  В Советском Союзе, в наиболее жестких и порой опасных условиях деятельности, группы военно-морских атташе стран НАТО добывали на ключевых объектах чрезвычайно большое количество информации по военно-морскому строительству. Однако


Григорий Пернавский. МИФЫ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Из книги Мифы Великой отечественной 2 автора Пернавский Григорий Юрьевич

Григорий Пернавский. МИФЫ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА Блокада Ленинграда является одной из самых трагических и мрачных глав не только истории Великой Отечественной войны, но и мировой истории в целом. Чудовищный голод, который унес жизни примерно миллиона ленинградцев,


Севернее Ленинграда — в Карелии

Из книги Бронепоезда в Великой Отечественной войне 1941–1945 автора Ефимьев Александр Викторович

Севернее Ленинграда — в Карелии С первых дней Великой Отечественной войны войска Карельского фронта (командующий — генерал-лейтенант В. А. Фролов) отражали яростные атаки финских и немецко-фашистских дивизий из группы армий «Норвегия». Оборона Мурманска, участков


История Ленинграда

Из книги Блокада Ленинграда автора Колли Руперт

История Ленинграда Названный в честь своего основателя Петра I и расположенный в устье Невы, Санкт-Петербург ведет свою историю с 1703 г. В 1712 г. он стал столицей Российской империи и быстро превратился в огромный процветающий порт, Северную Венецию. Большое влияние на него


29 августа. Пятница. До Ленинграда еще 150 миль

Из книги Кронштадт-Таллин-Ленинград Война на Балтике в июле 1941 – августе 1942 гг. автора Трифонов В. И.

29 августа. Пятница. До Ленинграда еще 150 миль Еще в темноте нас разбудили. Поступила команда: «С якоря сниматься и подготовиться к движению». БТЩ заняли строй клина, и по команде с «Кирова» двинулись. Мы – за ними, за нами «Киров». «Сметливый» занял место «Гордого». Что с ним


В направлении Ленинграда

Из книги Истребители Люфтваффе в небе СССР. Операция «Барбаросса» июнь – декабрь 1941 г. автора Иванов С. В.

В направлении Ленинграда Перед решающим наступлением на Ленинград группа армий «Север» должна была усилить свои фланги – так, в северной Эстонии находилась значительная группировка советских войск с мощным авиационным прикрытием. Причем часто JG 54 несла потери. Так, 19


В направлении Ленинграда

Из книги Жуков. Мастер побед или кровавый палач? автора Громов Алекс

В направлении Ленинграда Перед решающим наступлением на Ленинград группа армий «Север» должна была усилить свои фланги – так, в северной Эстонии находилась значительная группировка советских войск с мощным авиационным прикрытием. Причем часто JG 54 несла потери. Так, 19


Оборона Ленинграда любой ценой

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

Оборона Ленинграда любой ценой 8 сентября 1941 года немецкие войска при поддержке финских и испанских частей замкнули кольцо окружения вокруг Ленинграда. Положение в городе стало критическим. Посланный для инспекции в город на Неве Маленков утверждал впоследствии, что


Конный пробег из Ленинграда в Минск

Из книги Жуков. Портрет на фоне эпохи автора Отхмезури Лаша

Конный пробег из Ленинграда в Минск По окончании курсов выпускники Жуков, Савельев и командир эскадрона 37-го Астраханского полка Рыбалкин решили вернуться к месту службы в Минск не поездом, а на лошадях. Предстояло пройти 963 км по полевым дорогам. Маршрут намеченного


Оборона Ленинграда. «Кто оставит позицию, будет расстрелян на месте»

Из книги Броненосцы железных дорог автора Амирханов Леонид Ильясович

Оборона Ленинграда. «Кто оставит позицию, будет расстрелян на месте» 8 сентября 1941 года немецкие войска при поддержке финских и испанских частей замкнули кольцо окружения вокруг Ленинграда. Положение в городе стало критическим. Возглавлявшие оборону Жданов и Ворошилов


Пожарный Ленинграда

Из книги автора

Пожарный Ленинграда С 25 августа по 15 сентября 1941 года Сталина очень беспокоил Киев. Но была и другая проблема, в перспективе гораздо более серьезная: Ленинград. 1 сентября секретарь Сталина Поскребышев позвонил Жукову в штаб 24-й армии, откуда тот руководил наступлением на