Организация и ведение оперативной разведки при обороне Ленинграда и в период боев по снятию блокады Ленинграда (фрагменты)[665]

Организация и ведение оперативной разведки при обороне Ленинграда и в период боев по снятию блокады Ленинграда (фрагменты)[665]

I. ОРГАНИЗАЦИЯ И ВЕДЕНИЕ ОПЕРАТИВНОЙ РАЗВЕДКИ ПРИ ОБОРОНЕ ЛЕНИНГРАДА

1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Оперативная разведка, как и оперативное искусство в целом, имеет свою историю, но большое развитие и широкий размах оперативная разведка получила только в период Великой Отечественной войны.

В Первую мировую войну оперативная разведка, в силу политических и экономических факторов, уровня военной эпохи, техники и оперативного искусства, не получила того размаха и стройности организации, которые мы наблюдаем в нашу.

В войну 1914–1918 гг. роль фронтового и армейского командования в организации и проведении операций была иная. В тот период фронтовое управление не занимало той активной роли в организации и проведении операций, которую мы наблюдаем теперь. Главные функции фронтового командования сводились к распределению средств и общему планированию операций на каком-либо стратегическом направлении. Короче говоря, фронтовое управление в Первую мировую войну в основном решало вопросы общего стратегического характера операций.

Конкретные вопросы планирования, организации и проведения операций возлагались на армейские управления.

Предыдущие войны не обладали высокой маневренностью, а общевойсковой бой и ведение операций не носили того сложного характера, который мы наблюдали в прошедшую мировую войну. Операции в 1914–1918 гг. по своему размаху, маневренности и глубине ничего не имели общего с современной операцией. Количество людей и техники, занятых в проведении прошлых операций, было значительно ниже, чем в операциях Второй мировой войны. По существу, ударные средства и уровень развития оперативного искусства эпохи Первой мировой войны не смогли преодолеть позиционную оборону и придать операциям маневренный характер. Естественно, что и на организации, и на деятельности органов оперативной разведки периода Первой мировой войны лежала печать позиционной обороны и малоподвижных форм боя.

Деятельность органов оперативной разведки, как правило, протекала в спокойной обстановке при отсутствии мобильных средств получения и передачи данных о противнике. Оперативная разведка мало была озабочена тем, что ее данные о противнике добываются и докладываются медленно, но и спешить было некуда, так как война имела позиционный характер, перегруппировки войск совершались громоздко и медленно, а наступательные операции велись немобильно и на малую глубину. Темпы работы оперативной разведки в прошлую войну часто измерялись скоростью движения пехотинца, а искусство ее деятельности – условиями развития фронтальной, прямолинейной операции на тактическую глубину.

Наставления и инструкции по руководству работой органов фронтовой и армейской разведки, изданные в Первую мировую войну, показывают, что деятельность оперативной разведки фронта носила общий характер и главным образом сводилась к контролю нижестоящих разведывательных органов. Это положение станет еще более ясным, если учесть, что РО штаба фронта в тот период, по существу, не имел в своем распоряжении средств оперативной разведки. Агентура была плохо организована, хорошо разработанной связи с ней не было; фактически агентурная разведка в оперативном отношении являлась неуправляемой. Использование агентуры с определенными оперативными целями для данной группы войск носило эпизодический характер. Чаще всего агентуре ставились общие стратегические задачи, и она работала одновременно на два органа – на Штаб фронта и на Генеральный штаб.

Летательные аппараты периода Первой мировой войны еще не были столь совершенны, чтобы выполнять задачи оперативной разведки.

Аэрофотослужба была в зачаточном состоянии и с трудом могла справляться только с ограниченным числом тактических задач.

Радиоразведка применялась в войну 1914–1918 гг., но ее техническое состояние и общее наличие радиоаппаратуры не позволяли в полной мере осуществлять задачи оперативного характера. Однако, хотя и очень редко, она добывала ценные данные. Так, в 1915 году радиоразведка немцев путем перехвата продолжительное время получала информацию о состоянии и намерениях русских войск.

Эта краткая характеристика средств оперативной разведки позволяет сделать вывод о том, что в Первую мировую войну оперативная разведка решала только общие задачи, вытекающие из характера самой войны и функции фронтового управления.

Стратегическая оборона Первой мировой войны, по сути дела, носила линейные формы развертывая для оборонительных операций на том или ином театре военных действий всей армии, в основном в одном эшелоне. Оборона Первой мировой войны, как известно, приняла позиционный характер, и попытки обеих сторон преодолеть ее не увенчались успехом, что объясняется недостатком средств развития прорыва, а также тем, что эти попытки не выходили за рамки устаревших приемов линейных форм операции.

В нашу эпоху товарищ Сталин создал новую, чрезвычайно глубокую форму стратегической обороны, сочетаемой с мощным наступлением. Сталинское полководческое искусство дало непревзойденные образцы замечательного сочетания стратегической обороны и стратегического наступления. Товарищ Сталин является создателем новых форм непосредственного перехода от стратегической обороны к стратегическому наступлению в гигантских масштабах. Эти новые формы перехода от стратегической обороны к стратегическому наступлению заключают в своей основе редчайшее умение создавать выгодные условия для последующего контрнаступления, искусство своевременно создавать на решающих направлениях мощные стратегические резервы, правильно выбирать направление главного удара и момент перехода в контрнаступление.

Оборонительные операции войск Ленинградского фронта на дальних подступах к Ленинграду и в период прорыва блокады Ленинграда проводились в соответствии с этими принципами сталинской стратегии.

Оперативной группировке противника в составе частей 18, 16 и 4 танковой армий, наступавших на Ленинград, была противопоставлена глубокая многоэшелонная оперативная оборона от Западной Двины до Невы. Оборонительные бои наших войск на дальних рубежах и в кольце блокады сочетались с активными частными операциями. Эта активная оборона измотала и обескровила войска противника, позволила сначала остановить наступление противника, затем прорвать блокаду и разгромить немецкую группировку войск под Ленинградом.

Основные задачи и функции оперативной разведки Ленинградского фронта в период обороны заключались в том, чтобы обеспечить войска и командование фронта всеми необходимыми данными о противнике, исходя из плана активной глубокой оперативной обороны от рубежа к рубежу с последующим переходом в решительное наступление. В соответствии с этими оперативными задачами фронта нами в короткие сроки была создана разветвленная агентурная сеть, обеспеченная радиосвязью, которая контролировала всю полосу оперативной глубины противника от Пскова до Пушкина и от р. Кюминйоки до Сестрорецка протяженностью в 240–260 км.

Агентурная сеть мирного времени, как действующая, так и запасная, значительной оперативной роли в первый период обороны не сыграла ввиду ее малочисленности, недостаточной законспирированности и необеспеченности средствами радиосвязи.

В силу целого ряда обстоятельств запасная агентурная сеть, как на Выборгском, так и Прибалтийском направлениях, своевременно создана не была. Это еще в большей степени повысило значение работы агентурной сети, созданной в начальный период войны. Она перехватила все основные коммуникации, узлы дорог и важнейшие оперативные пункты.

Опираясь в начальный период войны на разведывательные группы, работающие «из-за куста», нам впоследствии удалось создать сеть стационарных агентурных точек-резидентур за счет местных жителей и служащих, работающих в немецких учреждениях и воинских частях. С течением времени постепенно мы улучшали и усиливали организацию этих видов агентурной разведки и в ходе войны достигали такого положения, когда наша агентура полностью стала управляема и достаточно обеспечивала РО штаба фронта всеми необходимыми данными о противнике.

Имея сильную агентурную сеть в тылу врага и значительный резерв агентуры на базах, оперативная разведка имела возможность решать задачи по этапам фронтовой операции и всей обороны в целом и успешно подготовить наступательную фронтовую операцию.

(…)

Органы оперативной разведки Ленинградского фронта в начале Отечественной войны попали в сложные условия работы. В мирное время и в мобилизационный период все условия РО штаба ЛВО были направлены на ведение разведки на территории Финляндии, но уже в первые дни после начала войны мы должны были организовать оперативную разведку на новом, более важном операционном направлении, против нового и более сильного противника. Из этого сложного положения фронтовая разведка вышла только благодаря тому, что она имела резервы и хорошо подготовленный аппарат мирного времени, который в короткие сроки сумел создать значительные оперативные резервы и организовать разведку на новом направлении фронта.

Здесь уместно будет указать, что в современных войнах оперативная разведка обязана постоянно иметь значительные резервы сил и средств для того, чтобы быть в состоянии обеспечивать операции на новых, ранее не предусмотренных направлениях.

Роль и значимость оперативной разведки в оборонительной операции в деле боевого обеспечения войск и командования неимоверно возросли. На оперативную разведку возлагаются большие и ответственные задачи по выявлению постоянных и временных действующих факторов на стороне противника, с учетом которых и планируется фронтовая операция.

Подробные и правдивые данные о противнике, глубокие и всесторонние выводы о его группировке и замыслах позволяют нашим войскам добиваться успеха в оборонительных операциях малой кровью и наверняка.

Оперативная разведка Ленинградского фронта в процессе оборонительных боев войск фронта имела ряд существенных успехов в своей работе, так:

В июле 1941 года через пленных, агентуру и радиоразведку нам удалось вскрыть группировку и направление главного удара войск СГА и через агентуру установить поворот 18 армии противника на север Эстонии, с целью рассечения войск нашей 8 армии.

В августе 1941 года в период Лужской операции оперативная разведка установила перегруппировку 4 танковой армии на Кингисеппское направление.

В конце сентября 1941 года агентура и войсковая разведка своевременно установила переброску 4-ТА с Ленинградского фронта на Калининский и вскрыла замыслы противника о временном отказе от штурма Ленинграда.

В октябре 1941 года агентура вскрыла новые замыслы противника – замкнуть второе кольцо блокады Ленинграда на дальних подступах к нему.

В июле – августе 1942 года оперативная разведка установила переброску из Крыма под Ленинград войск 11 армии Манштейна и подготовку противника к штурму города.

В сентябре 1942 года было вскрыто, что в боях на Невско-Мгинском участке противник сильно обескровлен, вследствие чего будет вынужден отказаться от своих замыслов по захвату города.

Здесь приведена только часть данных, характеризующих значимость работы оперативной разведки.

В условиях блокады крупного города оперативная разведка имеет ряд специфических задач, требующих направления части ее усилий в интересах населения и города в целом. В период блокады Ленинграда оперативная разведка фронта предупреждала о налетах авиации противника и об артиллерийских обстрелах, чем снижала потери населения и давала возможность принять соответствующие меры к сохранению важнейших объектов города – промышленных предприятий, электростанций, учреждений и жилого фонда.

В условиях блокады база для развертывания некоторых средств оперативной разведки сужается.

Пространственная ограниченность затрудняет размах работы агентуры, радио– и авиаразведки. Холод и голод, вызываемые блокадой, еще в большей степени усугубляют эти трудности.

Высокий патриотический подъем войск и населения города, внимательное и заботливое отношение ВС фронта к оперативной разведке и в этих трудных условиях сделали ее вполне работоспособной.

Опыт оборонительных боев войск Ленинградского фронта в период Отечественной войны показывает, что руководство всеми видами оперативной разведки и обобщение ее данных должно быть сосредоточено в одних руках – в руках начальника РО штаба фронта, который должен являться единственным докладчиком командованию фронтом по всем вопросам разведки. Этот важнейший принцип оперативной разведки на Ленинградском фронте строго соблюдался. Возможно, что это обстоятельство и послужило одним из факторов, предотвративших ряд опасностей, которые подстерегали нас на каждом шагу в период обороны Ленинграда.

2. ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА НА ЛЕНИНГРАДСКОМ ФРОНТЕ К НАЧАЛУ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

(…)

Особенности оперативной работы РО штаба ЛВО в этот период.

Войска Ленинградского военного округа в мирный период прикрывали сухопутную советско-финскую границу на всем ее протяжении – от Баренцева моря до Финского залива, а юго-западное направление Ленинграда прикрывалось войсками Прибалтийского военного округа. В соответствии с этим оперативная разведка велась преимущественно на территории Финляндии. Когда же создалась серьезная угроза Ленинграду с юго-запада, оперативная разведка была обязана в короткие сроки направить свои основные усилия на совершенно новое, наиболее важное операционное направление, изменить формы и методы своей работы, что вызвало ряд трудностей, о которых будет сказано ниже.

3. ХАРАКТЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТИВНОЙ РАЗВЕДКИ В ПЕРИОД ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ВОЙСК НА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ

Задачи оперативной разведки в предвоенный период и ход их выполнения.

Еще в 1940 году агентурой и другими источниками было установлено, что Финляндия готовится к новой войне против Советского Союза, что в Финляндию прибывают и оседают немецкие войска.

Перед оперативной разведкой РО штаба округа были поставлены следующие основные задачи:

а) Установить момент начала мобилизации финской армии и сосредоточение ее на линии госграницы.

б) Определить вероятные цели и замыслы противника.

в) Выяснить состав немецких войск на севере Финляндии и их предназначение.

С этими задачами оперативная /агентурная/ разведка справилась неплохо:

– о начале скрытой мобилизации финской армии данные в РО штаба ЛВО поступили от трех агентурных источников и офицеров разведки в первый и второй дни начала мобилизации;

– данные о продолжающейся мобилизации и перебросках финских частей к линии госграницы поступали ежедневно. Причем обилие поступавших данных и детальное изложение ряда фактов не вызвали сомнений в их правдивости.

Организованное офицерское наблюдение на линии госграницы также отмечало появление полевых частей в приграничной полосе.

Районы сосредоточения немецких войск на севере Финляндии, их примерная численность /до 100 000 человек/ и намерения также были определены в основном правильно. В подтверждение приведем несколько выдержек из докладов наших источников:

«Немецкие войска в Сев. Норвегии подготавливаются для военных действий против Советского Союза. Офицеры и солдаты изучают не норвежский, а русский язык».

«На севере Финляндии сосредоточено до 60 000 немцев, предназначенных для нападения на Советский Союз».

«Нападение немцев на Советский Союз будет произведено весной 1941 года».

(…)

Задачи оперативной разведки в период оборонительных боев на Карельском перешейке и ход выполнения этих задач.

С началом боев на советско-германском фронте перед оперативной разведкой РО штаба Ленинградского фронта была поставлена задача – вскрыть группировку, ближайшие намерения финских германских частей, определить возможные направления ударов этой группировки и установить – нет ли сосредоточения немецких частей на Карельском перешейке.

Выполнение этих задач было возложено на агентурную, авиационную, радиоразведку и войсковую разведку.

Авиационная разведка со своими задачами в тот период не справлялась и никаких существенных данных о противнике не дала…

(…)

Радиоразведка в тот период добыла ряд данных о сосредоточении войск противника на Ладожском направлении (перемещение штабов пд из Йоэнсу /25.6.1941 г./ и Эно /11.7.1941 г./ в район Тохмаярви и работу радиостанции корпусного звена на этом направлении. Однако вместе с тем дала разведданные, вызывающие сомнение, что снижало доверие к первым данным, имевшим тогда исключительно важное значение.

Необходимо указать, что в этот период радиоразведка определила наличие в Южной Финляндии, включая г. Лаппенранта, несколько немецких радиосетей, что толкало к неправильным выводам о сосредоточении немецких войск на Карельском перешейке. Эти данные радиоразведки через некоторое время были опровергнуты другими видами разведки.

Войсковая разведка как источник для получения оперативных данных о противнике путем захвата и допроса пленных также существенных данных в этот период не дала. Вопросами организации войсковой разведки по захвату пленных и документов штабы всех степеней занимались слабо или совсем не занимались; допрос пленных, захваченных войсками, производился плохо, данных для оперативной разведки от этого источника поступало очень мало.

Агентурная разведка по вскрытию группировки противника, сосредоточенной на линии госграницы, также велась слабее, чем в глубине страны. Все же агентурная разведка в условиях исключительной слабости других видов разведки в этот период являлась почти единственным видом оперативной разведки, дающим возможность РО штаба фронта, хотя и на основе скудных данных, делать те или иные оперативные выводы и обеспечивать командование фронта необходимыми материалами для принятия того или иного оперативного решения.

В первые дни боев на советско-германском фронте на территорию Финляндии было выброшено 26 групп агентурной разведки общей численностью до 85 человек и была поставлена задача агентуре внутри страны /с которой связь не была нарушена/ о вскрытии группировки противника приграничной полосы. В результате от агентуры был получен ряд данных, имеющих оперативное значение; приведем дословно некоторые из них:

«26.6.1941 г. На участке Китее, Тохмаярви, Каурила – скопление финских войск. Здесь же отмечено наличие немецких солдат».

«29.6 от Йонесу на Тохмаярви прошла колонна автомашин с артиллерией».

«30.6.1941 г. Основная группировка противника сосредоточена в районе Китее, Тохмаярви. Немецких войск в этом районе не отмечено».

«2.7.1941 г. Противник намечает перейти в решительное наступление на Северном фронте, с направлением главного удара на Петрозаводск, Олонец, увязывая его с успешным продвижением немцев на Северо-Западном фронте».

«Через Швецию на Торнео перебрасывается 163 пд (163-я пехотная дивизия. – Прим. авт.) немцев».

«7.7.1941 г. На направлении Кексгольм действует корпус генерала Талвела».

Эти агентурные данные и ряд других источников оперативной разведки дали возможность сделать выводы о том, что финны основной удар намечали нанести в направлении северо-западного побережья Ладожского озера.

На основе данных агентурной разведки задачи, стоящие перед оперативной разведкой того периода, были выполнены – группировка и намерения противника на советско-финской границе и в ходе боев на перешейке были вскрыты правильно.

Необходимо сказать, что информационная служба РО штаба округа, играющая исключительно ведущую роль в вопросах вскрытия группировки, намерений и замыслов противника в этот период также работала недостаточно четко и порой держалась заранее предвзятых мнений и выводов. Например, до войны считалось наиболее вероятным, что финны в случае активных действий будут наносить удар с рубежа Иматра, Лаппенранта на Выборг, что неоднократно записывалось в документах первых дней войны, хотя больших оснований к этому и не было, а вывод о готовящемся ударе на Ладожском направлении был сделан только 28.6.1941 года, когда поступили данные о скоплении войск в районе Тохмаярви.

В период боев после прорыва нашей обороны и до выхода финских войск на Карельском перешейке на линию госграницы удельный вес основных органов оперативной разведки в основном не изменился, за исключением того, что данных агентурной разведки поступало менее и порой с замедлением, чем терялась их ценность.

В этих условиях РО штаба фронта принимает ряд мер по получению более полных оперативных данных о противнике от пленных и перебежчиков:

– в штабы и войска фронта были разосланы вопросники и методические указания о порядке допроса пленных;

– офицеры РО штаба фронта и штабов армий направлялись в войска с целью допроса пленных на месте и получения от них данных, интересующих командование фронта.

В этот период боев на Карельском перешейке пленные и документы являлись одним из основных источников как оперативной, так и тактической разведки.

Оперативная разведка в целом и в этот период со своими задачами справилась.

НЕДОСТАТКИ ОПЕРАТИВНОЙ РАЗВЕДКИ ЭТОГО ПЕРИОДА.

Среди некоторой части офицеров Красной армии, в том числе и среди генералитета, было широко распространено мнение о том, что значительная часть агентурных данных является неправдоподобными, а это вело к тому, что по этим данным очень часто никаких мер в войсках не принималось. Авторитет оперативной разведки был завоеван только в ходе Отечественной войны, когда любое оперативное решение в наших условиях командованием фронта принималось преимущественно на основе данных оперативной разведки /конечно, с учетом и других факторов.

1. Агентурная разведка мирного времени не имела достаточных резервов, что в период наступательных операций противника на перешейке создало ряд трудностей. Особенно это сказалось тогда, когда перед Ленинградским фронтом появилось новое, наиболее важное операционное направление, о чем будет подробно сказано ниже.

2. Авиационная разведка как один из важнейших видов оперативной разведки в этот период боев со своими задачами совершенно не справилась ввиду ее неподготовленности в период мирного времени.

3. Радиоразведка в силу слабого технического оснащения и ряда других причин на первом этапе обороны свои задачи полностью выполнить не смогла.

4. Войсковая разведка, как источник для оперативной разведки, также в этот период имела ряд существенных недостатков, также объясняемых неподготовленностью разведчиков мирного времени.

5. Выводы по данным оперативной разведки делались порой очень робко, что снижало ценность этих данных в глазах командования.

Здесь же необходимо указать, что офицерский состав кадра и запаса в разведывательном отношении в мирное время подготовлялся слабо, предстоящий театр военных действий и армии сопредельных государств изучал недостаточно, что в первый период войны существенно повлияло на оперативную и в особенности на тактическую разведку.

4. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ ВОЙСК ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА НА Р. ЛУГА И БЛИЖНИХ ПОДСТУПАХ К ЛЕНИНГРАДУ /13.7–27.9.41 г./.

(…)

Задачи оперативной разведки и ход их выполнения в период оборонительных боев на дальних и ближних подступах к Ленинграду /22.6–25.9.1941 г./.

После прорыва войсками СГА нашей обороны в приграничной полосе и в связи с быстрым продвижением войск 4 танковой армии в направлении Пскова перед органами оперативной разведки командованием фронта была поставлена задача – установить состав наступающих войск противника и направление выдвижения его главных сил, выяснить оперативные замыслы противника.

В тот период боев оперативная разведка направляла основные усилия финскому театру военных действий, все же задачи по вскрытию состава войск СГА и направления выдвижения его главных сил были решены.

Данные об основных направлениях выдвижения его главных сил были решены авиаразведкой, партизанскими группами и агентурой, которые засекали движение танковых и пехотных колонн по дорогам, ведущим на рубеж Псков, Остров и в Эстонию, что позволило сделать большие оперативные выводы о нацеливании этих войск на Ленинград.

Состав войск СГА был вскрыт благодаря излишней самоуверенности германского командования в своих силах – штаб СГА в период наступления его войск в Прибалтике, очевидно, в целях поднятия политико-морального состояния солдат и офицеров отпечатал и широко распространил без грифа схемы движения войск СГА в Прибалтике с указанием направления движения армий и корпусов. Одна из таких схем была изъята у пленного солдата, что позволило точно ответить на такой большой вопрос, как состав войск СГА.

С подходом войск СГА к Лужскому оборонительному рубежу оперативной разведке была поставлена новая задача – уточнить состав группировки войск противника, следить за перегруппировкой его частей и определить основные направления и сроки подготавливаемого удара.

К моменту боев на р. Луга оперативная разведка фронта организационно окрепла и значительно увеличила добычу данных о противнике, что позволило РО штаба боле уверенно делать правильные выводы из обстановки.

«Противник, обеспечив за собой рубеж развертывания северо-восточнее Пскова, 12.7.1941 г. подтягивал свои главные силы для перехода в дальнейшее наступление на Луга».

/Разведсводка штаба фронта № 97 к 8.00 13.7.1941 г/.

41 тк (41-й танковый корпус. – Прим. авт.) 4 та (4-й танковой армии. – Прим. авт.) после неудавшейся попытки 13–14.7.1941 г. с ходу прорвать наш оборонительный рубеж в районе Луги перебрасывается на участок Ивановское, Сабек для нанесения удара с того направления.

14 и 15.7.1941 г. авиаразведкой было отмечено движение двух колонн с танками от Струги Красные на северо-запад и 17.7.1941 года РО штаба фронта делает вывод:

«Противник производит перегруппировку частей, сосредотачивая свои главные силы в направлении Кингисепп».

/Разведсводка штаба фронта №106 к 21.00 17.7.1941 г./, а 19.7.1941 г. делается вывод, что к Лужскому рубежу подошла 4 танковая армия и часть 18 армии /38 ак/ (38-й авиационный корпус. – Прим. авт.).

Сделав эти большие выводы на основе данных авиаразведки, РО штаба принимает ряд мер по получению новых данных, которые могли бы эти выводы подтвердить или опровергнуть.

Группа войсковой разведки, возвратившись из тыла противника 20.7.1941 г. донесла, что в Осьмино отмечается скопление танков и бронемашин, укрытых в сараях, а юго-западнее Осьмино в Залустижье – до полка мотопехоты и артиллерия. На основании этих данных 20.7 был сделан вывод о том, что противник продолжает сосредоточение своих частей в районе Сабек, Осьмино, оз. Самро. 21.7.1941 г. на основании данных авиаразведки этот вывод был повторен.

24.7 войсковой разведкой у убитого офицера был изъят приказ по 1 ак, из которого были установлены состав 1 ак и 56 так и направление их действий. 26.7.1941 г. агентура донесла:

«24.7.1941 г. в районе Ляды находилось до 70 танков, 150 автомашин с пехотой и до роты мотоциклистов и 25.7.1941 г. в 20–25 км северо-западнее Ляды происходило сосредоточение пехоты, артиллерии и танков».

На основании этих и целого ряда других данных РО штаба фронта 26.7.1941 г. составил для командования фронта справку о группировке и намерениях противника, в выводах которой было записано:

«Противник заканчивает сосредоточение своих сил на Кингисеппском направлении и усиленно ведет разведку для обеспечения предстоящего наступления в направлении Волосово, Красногвардейск. Начать наступление на этом направлении противник может в ближайшие дни».

Тот вывод о готовящемся ударе на этом направлении позднее подтверждался еще целым рядом данных, так:

Агентура сообщила:

«На 28.7.1941 г. в районе Осьмино и южнее – большое скопление пехоты, танков и артиллерии, откуда они выдвигаются в направлении Бол. Сабек».

Пленный 689 охранного батальона показал:

«Танковая группа должна нанести удар на Кингисепп; в Эстонии действуют части 18 армии».

Авиаразведкой 6.8.1941 г. было отмечено, что противник через Лугу в Районе Ивановского навел две переправы, через которые отмечено движение до 100 танков. Танки после переправы сходили с дороги и тщательно маскировались, что говорило о выходе частей 41 тк на исходное положение для наступления.

В этот же день /6.8.1941 г./ агентурой было отмечено скопление танков западнее оз. Самро в районе Ухово, Рудно, Бор.

7.8.1941 г., т.е. накануне дня наступления, выход танков к линии фронта был отмечен также войсковой разведкой.

Состав действовавших частей, его нумерация также были вскрыты полностью, что изложено в соответствующих документах.

Следовательно, оперативная разведка в период боев на Лужском оборонительном рубеже, несмотря на ряд больших трудностей, изложенных выше, со своими задачами справилась полностью.

Необходимо отметить, что в тот период боев агентурная разведка установила поворот 18 армии на север Эстонии и затем вскрыла оперативные замыслы командования 18 армии. В подтверждение приведем дословно одно из донесений источника от 3.8.1941 года:

«Немецкие части, расположенные в Вяйне-Марья, Ямаулу, имеют задачу форсированного наступления в двух направлениях: первое направление – Тапа, Таллин, второе – Мустве, Иыхве, Тойла, с тем чтобы отрезать отход частей Красной Армии в восточном направлении, затем окружить и уничтожить их».

На основании этого донесения, подтвержденного рядом других источников, командованием Ленинградского фронта был принят ряд конкретных мер по предотвращению угрозы окружения войск 8 армии и вывода их из Эстонии, что и было осуществлено, после упорных боев 8 армия была отведена в район Ораниенбаума.

После прорыва Лужского оборонительного рубежа перед оперативной разведкой была поставлена задача выяснить направление движения его главных сил и определить, не производит ли противник переброски свежих частей из глубины или из состава 16 армии.

В этот период и в ходе наступления противника до Красногвардейского Ура на правом крыле наших обороняющихся частей оперативная разведка обеспечивала командование всеми интересующими его данными о противнике и делала правильные выводы о группировке и замыслах противника. Несколько иная обстановка сложилась на левом фланге Ленинградского фронта, где вследствие отхода войск СЗФ в восточном направлении образовался разрыв, в который противник направил 28 ак, чем создалась угроза окружения нашей Лужской группировки.

С тем чтобы в возможно короткий срок установить состав группировки противника перед нашим левым флангом, были выброшены пять групп офицеров-разведчиков штаба фронта /часть из них на бронемашинах/, которые личным наблюдением и организацией групп войсковой разведки в передовых частях сумели выполнить свою задачу и систематически информировать РО штаба фронта о направлении движения колонн противника и его группировке /некоторое время их информация о противнике являлась основной информацией об обстановке для всего штаба фронта/.

По данным этих групп и других видов разведки РО штаба фронта 19.8.1941 г. был сделан следующий вывод:

«Противник, сковывая нашу группировку на Лужском участке силами двух ПД /269 пд, ПД «СС»У, стремится окружить ее наступлением из районов Волосово, Батецкая в общем направлении на Сиверское и развивать дальнейшее наступление на Ленинград».

/Разведсводка штаба фронта №157 к 8.00 19.8.1941 г./

С выходом противника к Красногвардейскому Уру перед оперативной разведкой была поставлена задача определить направление подготавливаемого главного удара, установить, какие части 18 и 16 армий вышли к этому рубежу, и следить за возможным выдвижением свежих частей.

В этот период оперативная разведка свои задачи выполнила, установив подход к Ленинграду войск 16 и 18 армий и 39 танкового корпуса, переброшенного из-под Смоленска.

20.8.1941 г. от агентуры было получено следующее сообщение:

«Основные силы противника, действовавшие в Эстонии /18 армия/, вышли на р. Нарва и начали выдвигаться в направлении Кингисепп».

/См. разведдонесение РО штаба фронта № 111 от 20.8.1941 г./.

22–23.8.1941 г. агентура сообщила, что 21–22.8 от Нарвы на Кингисепп прошло до трех полков пехоты, три дивизиона артиллерии.

23–24.8 авиаразведка отметила движение пехоты и артиллерии с запада на Волосово.

26.8 авиаразведка отметила движение танков и мотопехоты от Чудово на Любань /39 та/.

27.8 агентура донесла, что южнее Красногвардейска в районе Рождественно сосредоточено до пехотной дивизии и 150 танков.

28.8 радиоразведка отметила появление в районе Чудово, Любани пяти новых войсковых радиосетей и зенитных радиосетей.

31.8 пленным 12 тд и документами 20 мд было установлено, что танковые части, действующие из района Чудово на Любань, принадлежат 39 тк, переброшенному из-под Смоленска.

1 и 6.9 агентура сообщила о сосредоточении частей противника в районе Волосово.

Авиаразведкой 5–9.9.1941 года отмечалось выдвижение войск и техники с запада в направлении Кипень Красногвардейск и с юго-востока в направлении Красный Бор, всего за этот период было отмечено выдвижение к линии фронта свыше 800 автомашин с пехотой, несколько больших и малых колонн пехоты и артиллерии.

Войсковой разведкой была полностью вскрыта группировка противника на линии фронта /см. разведсводку штаба фронта № 08 от 3.9.1941 г./

Поступившие данные о противнике, незначительная часть которых изложена выше, позволили РО штаба фронта 7.9.1941 г. сделать следующий вывод:

«Противник заканчивает сосредоточение своих главных сил к исходным рубежам для наступления на Ленинград. В ближайшие дни возможен переход противника в общее наступление».

/Разведсводка штаба фронта № 13 от 8.9.1941 г./.

9.9.1941 г. войска ГА перешли в общее наступление, нанося главный удар в направлении Красное Село, и к 17.9 вышли на рубеж Пушкин – Урицк, отрезав с суши нашу Ораниенбаумскую группировку /8 армия/.

С выходом противника к непосредственным подступам к Ленинграду перед оперативной разведкой была поставлена задача вскрыть оперативные замыслы в подготовке к штурму Ленинграда, определить состав его группировки на каждом из оперативных направлений и установить, не производит ли противник переброски из глубины свежих частей и техники для штурма Ленинграда, вскрыть авиационную группировку противника.

В ходе выполнения той задачи оперативная разведка устанавливает противоположное поставленным задачам, а именно, что противник временно отказался от штурма Ленинграда и перебрасывает часть 4 танковой армии из-под Ленинграда под Москву /на Калининский фронт/.

С 24.9.1941 г., т.е. когда противник еще вел активные наступательные действия, в РО штаба фронта стали поступать сведения о движении войск противника от линии фронта в глубину; 26.9.1941 г. одна из агентурных групп сообщила:

«По Ленинградскому шоссе на Псков в течение четырех суток идут мотомехчасти, танки и орудия противника».

26.9 подобное сообщение поступало еще от одной группы, которая на вторичный запрос 28.9.1941 г. ответила:

«Подтверждаем движение мотомехчастей и артиллерии на Псков».

25.9 третья группа сообщила:

«От Луги на Дно производится переброска войск».

Четвертая группа сообщила, что 27.9, в Вырице отмечалось скопление войск. 26.9 радиоразведкой было отмечено перемещение штаба АК из Красногвардейска в Сиверскую.

Пленный 58 пд, захваченный 27.9, показал, что он слышал об убытии 1 тд в направлении Пскова.

На основе этих данных 28.9.1941 г. для РУ ГШ КА и командования фронтом было составлено специальное разведдонесение, в котором были сделаны следующие выводы:

«Противник производит оперативную перегруппировку своих частей, перебрасывая часть сил на Северо-Западный или Западный фронт. Вероятно, перебрасывается 4 танковая армия в составе 1, 6 тд, 3 и 36 мд».

Необходимо отметить, что в то время, когда все ждали штурма Ленинграда и готовились к отражению его, когда еще противник фактически не прекратил активных действий, для того, чтобы сделать такой вывод по данным, полученным в короткие сроки, нужно было пойти на риск и взять на себя слишком большую ответственность, так как если бы этот вывод оказался неверным, то разведывательные органы фронтового аппарата и отдельные исполнители рисковали очень многим. Все же офицеры, возглавлявшие РО штаба фронта, полагаясь на свою оперативную разведку, взяли на себя эту ответственность и были правы. Между прочим, этот факт значительно поднял авторитет Разведотдела в глазах командования фронтом.

Таковы основные принципиальные задачи, поставленные командованием фронта перед оперативной разведкой по этапам операции.

Как выполнялись эти задачи и какие трудности возникли в ходе их выполнения, изложим ниже.

Особенности работы разведывательных органов фронта в связи с появлением нового, более важного операционного направления юго-западнее Ленинграда.

После прорыва войсками СГА нашей обороны в приграничной полосе войска Северо-Западного фронта начали главными силами отходить в направлении Старая Русса, и лишь 8 армия СЗФ отходила через Сев. Эстонию, в связи с чем при выходе войск 4 танковой армии на рубеж Псков, Остров /4.7.1941 г./ ворота на Ленинград через Лугу, Гатчину оказались почти открытыми. Создалась серьезная угроза выхода войск 4 танковой армии к Ленинграду и захвата его противником.

Командование и Военный Совет Ленинградского фронта уже с 26.6.1941 г. принимают ряд спешных мер по предотвращению этой угрозы: создание Лужской оперативной группы с включением в нее отрядов народного ополчения, милиции, военных училищ; переброска резервов с Карельского перешейка; новая мобилизация населения на производство оборонительных работ; объявления об угрожаемом положении Ленинграда и т.д. и т.п.

На РО штаба Ленинградского фронта командованием фронта в этих условиях была возложена боевая задача – из личного состава студентов некоторых ВУЗов Ленинграда сформировать возможно больше партизанских отрядов и диверсионных групп, которые, действуя на основных коммуникациях противника, путем взрыва мостов, устройства завалов, минирования дорожных дефиле и т.п. должны были замедлить темп наступления противника, с тем чтобы полностью обеспечить занятие Лужского рубежа нашими частями.

26–27.6 из студентов института им. Лесгафта было сформировано 12 партизанских групп по 20–30 человек каждая, и 28.6 эти группы на автомашинах были отправлены в район Пскова. После отправки этих первых групп офицеры РО приступили к кратковременной подготовке /5–10 дней/ новых групп и отправке их тыл противника. Всего за период с 26.6 по 1.9.1941 г. РО штаба Ленинградского фронта подготовил и отправил в тыл противника 78 партизанских групп и отрядов, общей численностью до 3800 человек.

Нужно сказать, что эти группы, сколоченные из патриотов нашей Родины, в большинстве из коммунистов и комсомольцев, со своими задачами справились хорошо, задержав совместно с другими частями на несколько дней подход войск СГА к Лужскому оборонительному рубежу, что для войск Ленинградского фронта в тот период имело исключительно важное значение.

Эти же группы впоследствии послужили костяком агентурной сети в Ленинградской области.

Партизанские группы, кроме своих основных задач, обычно получали задание на ведение разведки противника и, как правило, обеспечивались радиоаппаратурой.

К числу серьезных недостатков в этой деятельности РО штаба фронта следует отнести использование групп не по прямому назначению. Так, 250 подготовленных парашютистов, имеющих от 15 до 50 прыжков каждый, по приказанию бывшего Начальника штаба фронта генерал-майора Никишеева были использованы в качестве обычных бойцов в стрелковых частях, где в первые же дни боев понесли исключительно большие потери и в дальнейшем в разведке остались только единицы.

Руководство партизанской деятельностью, подготовка и заброска в тыл противника партизанских групп отнимали у больших и малых работников РО штаба фронта много времени и отвлекали его от выполнения основных задач по организации и ведению оперативной разведки.

После настоятельных представлений в Военный Совет фронта в конце августа 1941 года был сформирован штаб партизанского движения, которому и были переданы функции руководства партизанским движением и личный состав партизанских отрядов, действовавших в тылу противника.

Партизанские группы и отряды периодически сообщали те или иные данные о противнике, но заменить агентурную разведку они не смогли – по данным партизанских групп очень часто было трудно сделать те или иные оперативные выводы.

Подготовленной агентуры для действия на том направлении РО штаба фронта не имел; имевшиеся небольшие резервы агентуры были почти израсходованы на Карельском перешейке, а обстановка требовала немедленной выброски агентурных групп в Прибалтику. В условиях РО штаба фронта, наряду с подготовкой партизанских отрядов, начал спешную подготовку агентурных групп и выброску их в тыл противника, что, конечно, давало более ценные данные, чем партизанские группы.

(…)

4. СПОСОБЫ И МЕТОДЫ РАБОТЫ ОРГАНОВ ОПЕРАТИВНОЙ РАЗВЕДКИ

В период боев на дальних подступах к Ленинграду, когда это операционное направление не входило в состав Ленинградского фронта, основные данные о противнике РО штаба фронта получал в порядке взаимной информации от РО штаба Северо-Западного фронта. В первые же дни боев, когда стало очевидным, что противник имеет цель выйти к Ленинграду и овладеть им, РО штаба фронта принял ряд мер по организации собственной оперативной разведки.

Такими мерами явились:

1. Выброска нескольких групп агентуры в Эстонию;

2. Выброска 12 партизанских групп на рубеж Псков, Остров;

3. Постановка задач 472 радиоразведывательному дивизиону о ведении разведки на том направлении;

4. Постановка задач авиаразведке о наблюдении за движением войск противника на рубеж Псков, Остров и Пярну, Тарту.

С выходом войск СГА на рубеж Псков – Остров оперативная разведка все свои основные усилия направляет на это направление:

а) спешно формируются два новых оперативных пункта и вливается оперативный пункт СЗФ, дислоцировавшийся в Эстонии;

б) агентурное отделение РО штаба фронта целиком переключается на то направление и в ускоренном порядке готовит для него агентуру.

Нужно сказать, что агентурная разведка фронта и оперативных пунктов, несмотря на отвлечение значительных сил и средств на подготовку партизанско-диверсионных отрядов, проделала в тот период исключительно большую работу, подготовив и выбросив в тыл за период оборонительных боев на дальних и ближних подступах к Ленинграду 158 агентурных групп общей численностью 602 человека /в это число не вошли данные оперативного пункта майора Чупруна/;

в) обязательная постановка задач на разведку партизанско-диверсионным группам;

г) переключение авиаразведки на это направление и привлечение для ведения разведки части боевой авиации;

д) постановка задач 472 радиоразведывательному дивизиону о переключении всей работы дивизиона на это направление;

е) постановка задач войсковой разведке о добыче данных, интересующих оперативную разведку;

ж) использование органов разведки НКВД, НКГБ, КБФ в интересах оперативной разведки фронта.

Необходимо указать, что, когда возникала острая необходимость в получении тех или иных оперативных данных о противнике с тем, чтобы своевременно выполнить задачи, поставленные командованием фронта, РО штаба фронта шел на крайнюю меру, выбрасывая для выполнения этих задач группы офицеров-разведчиков РО штаба фронта и РО штабов армий, придав им по несколько автоматчиков. Так было тогда, когда противник прорвал Лужский оборонительный рубеж и наши войска начали отход на новый оборонительный рубеж, не давая никаких данных о противнике; агентурная разведка резервы израсходовала, а другие виды оперативной разведки существенных данных не дали, в основных направлениях движения противника были выброшены группы капитана Плющева, капитана Федорова, капитана Скачкова, капитана Рева, лейтенанта Андронова и др. Нужно сказать, что в дальнейшем эти меры применялись редко.

Для получения оперативных данных о противнике очень часто производился опрос местных жителей, бежавших из районов, занятых немцами, в Ленинград.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Оперативная разведка РО штаба Ленинградского фронта в период боев на дальних и ближних подступах к Ленинграду со своими задачами справилась полностью, несмотря на ряд трудностей, возникших вследствие незначительности резервов военной разведки мирного времени и подготовленности авиационной разведки.

Агентурой разведки удалось в короткий срок подготовить и забросить в тыл противника большую сеть агентуры, что обеспечивало командование фронта почти всеми необходимыми данными о группировке и характере действий противника в его оперативной глубине.

Кратковременная подготовка агентуры в вынужденных условиях вполне себя оправдала, но это привело к излишним жертвам и провалам, которых можно было бы избежать, имея резерв агентуры мирного времени.

Ценность агентурных данных заключалась прежде всего в том, что они немедленно, при помощи радио, доводились до РО штаба фронта, а затем и до командования фронта, что позволяло по этим данным принимать те или иные оперативные решения.

Авиационная разведка в этот период являлась вспомогательным, но важным видом разведки, добыв ряд ценных данных о противнике. Неумение летного состава ориентироваться в наземной обстановке снижало значение данных этого источника и затрудняло их использование для тех или иных оперативных выводов о противнике.

Радиоразведка, работая в тот период «на колесах», сумела добыть ряд ценных данных, подтверждающих данные других источников.

Если бы личный состав радиоразведдивизиона к тому времени знал технику работы радиосетей германской армии, а офицерский состав был лучше подготовлен в оперативном отношении, то радиоразведка могла бы добыть значительно больше данных, так как в тот период немцы очень часто пренебрегали правилами радиомаскировки.

Войсковая разведка захватом пленных и документов вскрывала группировку противника на линии фронта, но данных, интересующих оперативную разведку в этот период боев войск фронта, добывала мало.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Г. Пернавский Блокада Ленинграда

Из книги Неизвестные страницы Великой Отечественной войны [Maxima-Library] автора Гаспарян Армен Сумбатович

Г. Пернавский Блокада Ленинграда Григорий Пернавский. Военный историк. Автор публикаций по теме Великой Отечественной войны. ГАСПАРЯН: Вся Вторая мировая война — я думаю, что вы со мной согласитесь как специалист — она подвергается последние ну вот лет пятнадцать так


СУДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ ЛЕНИНГРАДА

Из книги Военно-морской шпионаж. История противостояния автора Хухтхаузен Питер

СУДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ ЛЕНИНГРАДА  В Советском Союзе, в наиболее жестких и порой опасных условиях деятельности, группы военно-морских атташе стран НАТО добывали на ключевых объектах чрезвычайно большое количество информации по военно-морскому строительству. Однако


ЧАСТЬ ВТОРАЯ Украинское антисоветское националистическое подполье и закордонные центры украинских националистов в послевоенный период Организация агентурно-оперативной работы органов Государственной безопасности по борьбе с подрывной деятельностью украинских националистов

Из книги Подрывная деятельность украинских буржуазных националистов против СССР и борьба с нею органов Государственной Безопасности [Maxima-Library] автора Комитет Государственной Безопасности при совете министров ССР

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Украинское антисоветское националистическое подполье и закордонные центры украинских националистов в послевоенный период Организация агентурно-оперативной работы органов Государственной безопасности по борьбе с подрывной деятельностью украинских


Оборона Ленинграда

Из книги Бронепоезда в Великой Отечественной войне 1941–1945 автора Ефимьев Александр Викторович

Оборона Ленинграда Героическая оборона Ленинграда в годы Великой Отечественной войны — одна из ярких страниц истории нашей Родины. Гитлеровское командование придавало захвату Ленинграда первостепенное значение. Ленинградцы от мала до велика встали на защиту города.


История Ленинграда

Из книги Блокада Ленинграда автора Колли Руперт

История Ленинграда Названный в честь своего основателя Петра I и расположенный в устье Невы, Санкт-Петербург ведет свою историю с 1703 г. В 1712 г. он стал столицей Российской империи и быстро превратился в огромный процветающий порт, Северную Венецию. Большое влияние на него


Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады Ленинграда

Из книги Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады Ленинграда автора Ломагин Николай

Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады


Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады Ленинграда

Из книги Долговечнее камня и бронзы [Образы блокады в монументальных ансамблях Ленинграда] автора Русинова Ольга

Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады


Ольга Русинова ДОЛГОВЕЧНЕЕ КАМНЯ И БРОНЗЫ Образы блокады в монументальных ансамблях Ленинграда

Из книги Память о блокаде [Свидетельства очевидцев и историческое сознание общества: материалы и исследования] автора История Коллектив авторов --

Ольга Русинова ДОЛГОВЕЧНЕЕ КАМНЯ И БРОНЗЫ Образы блокады в монументальных ансамблях Ленинграда Моей семье Все дальше отодвигаются от нас 900 дней блокады Ленинграда. По мере течения обыденной жизни происходит переосмысление событий блокады, меняется само знание об этих


Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады Ленинграда Историография проблемы

Из книги Истребители Люфтваффе в небе СССР. Операция «Барбаросса» июнь – декабрь 1941 г. автора Иванов С. В.

Николай Ломагин Дискуссии о сталинизме и настроениях населения в период блокады Ленинграда Историография


Ольга Русинова Долговечнее камня и бронзы Образы блокады в монументальных ансамблях Ленинграда

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

Ольга Русинова Долговечнее камня и бронзы Образы блокады в монументальных ансамблях Ленинграда Моей семье Все дальше отодвигаются от нас 900 дней блокады Ленинграда. По мере течения обыденной жизни происходит переосмысление событий блокады, меняется само знание об этих


В направлении Ленинграда

Из книги Жуков. Портрет на фоне эпохи автора Отхмезури Лаша

В направлении Ленинграда Перед решающим наступлением на Ленинград группа армий «Север» должна была усилить свои фланги – так, в северной Эстонии находилась значительная группировка советских войск с мощным авиационным прикрытием. Причем часто JG 54 несла потери. Так, 19


В направлении Ленинграда

Из книги Броненосцы железных дорог автора Амирханов Леонид Ильясович

В направлении Ленинграда Перед решающим наступлением на Ленинград группа армий «Север» должна была усилить свои фланги – так, в северной Эстонии находилась значительная группировка советских войск с мощным авиационным прикрытием. Причем часто JG 54 несла потери. Так, 19


Прорыв блокады Ленинграда. Операция «Искра»

Из книги «Гладиаторы» вермахта в действии автора Пленков Олег Юрьевич

Прорыв блокады Ленинграда. Операция «Искра» Пока шло Сталинградское сражение, Жуков был занят: сначала обеспечением отвлекающего маневра под Ржевом, потом Острогожско-Россошанской операцией, прошедшей более успешно, нежели «Марс», но даже ее Жукову не довелось


Пожарный Ленинграда

Из книги автора

Пожарный Ленинграда С 25 августа по 15 сентября 1941 года Сталина очень беспокоил Киев. Но была и другая проблема, в перспективе гораздо более серьезная: Ленинград. 1 сентября секретарь Сталина Поскребышев позвонил Жукову в штаб 24-й армии, откуда тот руководил наступлением на


Трагедия блокады Ленинграда и проблема ответственности вермахта

Из книги автора

Трагедия блокады Ленинграда и проблема ответственности вермахта После трагедии плена советских солдат второй колоссальной человеческой катастрофой была блокада Ленинграда. Степень вины вермахта в этой трагедии весьма трудно отделить от стратегических решений