Трофейные орудия

Трофейные орудия

Наступил апрель; продолжая наступление на Кировоградчине, мы форсировали Ингул, Южный Буг, выбили фашистов со станции Веселый Кут и устремились к Днестру. Противник оставлял один рубеж обороны за другим. Вот и сейчас под нашим напором немцы оставляли траншею. А мы, кто остался в живых, настолько были измучены тремя подряд атаками этого рубежа, что не бежали, а устало брели под ярким весенним солнцем к немецкой траншее. Солнце уже к одиннадцати часам пригревало так, что в расстегнутых шинелях нам было жарко. Пехотинцы устало сели на край траншеи, свесили в нее ноги и стали лениво вытирать пилотками пот с лица. Черт с ними, с этими немцами, пусть убегают, нет уже никаких сил снова бежать за ними.

Я по-прежнему с батальоном Абаева, у меня из трех связистов в живых остался только один. Это «неубиваемый» семнадцатилетний Володя Штанский. Я взял его в батарею прошлой осенью по настоянию родителей в одном украинском селе, где мы заночевали.

— Товарищ старший лейтенант, — умоляли меня родители Володи, — возьмите к себе нашего парубка, пусть он с вами воюет, к вашим ребятам он уже привык за ночь, да и вы нам понравились. Мы хоть будем знать, с кем он вместе воюет. А то придут русские, организуют военкомат, заберут парня, а куда он попадет, кто его знает.

— Да ведь, — отвечаю, — ему только семнадцать, пока год погуляет, призовут, обучат — и война кончится, а мы-то воюем.

И все же желание Володи быть у нас в батарее связистом мы удовлетворили. Когда после завтрака старшина переодел его в военную форму и он стал прощаться с родителями, мать в голос:

— Что хотите, товарищ старший лейтенант, делайте с ним, только чтобы живой остался!

И Володя хорошо воевал, удачливо, сколько раз смерть над ним витала, а остался жив. Получилось, что я выполнил просьбу его матери: вернулся он после войны домой. А дважды сам лично спас его от неминуемой смерти.

У Абаева из пятидесяти пяти солдат в строю осталось чуть более тридцати, а ведь совсем недавно было под двести. Итак, пехота делает передышку, а у меня нет связи с батареей, я не могу стрелять, и немцы безнаказанно бегут к своему новому рубежу, до них уже более километра. Штанский побежал исправлять кабель, и я с нетерпением держу возле уха трубку — ну как появится связь и я успею еще влупить немцам, а то они уже уверены, что живы остались. И тут знакомый ровный басок сержанта Минеева с огневой позиции:

— «Коломна», как слышите?

— Слышу хорошо, передавай команду: прицел шесть-ноль, батарее, беглый, огонь!

Сорокапятилетний степенный пензяк Минеев на радостях, что появилась связь, так заорал, передавая команды на орудия, что у меня затрещала трубка. Минеев в батарее давно, дома у него детишки, и я постоянно держу его на огневой позиции, подальше от передовой.

Секунд через двадцать над нашими головами прошуршали снаряды — десятки мощных разрывов накрывают поле, по которому бегут фашисты. Пехотинцы сразу встрепенулись, вытянули шеи, пристально всматриваются вперед, в подсохшую после снега степь. Когда рассеивается поднятая разрывами пыль, все увидели вместо убегавших немцев разбросанные тут и там по полю тела. Часть чернеющих трупов так и осталась лежать на серо-желтоватом поле, но некоторые из упавших, кто остался в живых, то в одном месте, то в другом, поднимаются на ноги и снова бегут, пытаясь спастись. Их не так много, они кучкуются в небольшие группы, человека по три-четыре. На лицах наших пехотинцев такая радость, они так возбуждены, что сначала никто не может проронить ни слова. Потом вдруг все разом загомонили, оглядываются на меня, Абаев тоже доволен, схватил меня за плечи и изо всей силы встряхнул на радостях:

— Ну-ка, дай вон по той группе! Видишь, сколько их там!

Последовала команда на батарею, и снаряд разметал удиравших фрицев. Солдаты загалдели еще громче, теперь уже каждый показывал, по какой группе драпающих немцев надо побыстрей ударить. Радость отмщения быстро восстанавливает силы, освобождает от только что пережитого в атаках страха, унимает скорбь по погибшим в бою товарищам. Воочию зримая смерть врага, подобно бальзаму, успокаивает нервы.

Итак, немцы уничтожены, пехотинцы отдохнули и повеселели. Абаев поднимает батальон на ноги, и все мы редкой толпой устремляемся вперед по голому непаханому весеннему полю. Постепенно остатки батальона растягиваются в цепь, на левом фланге цепи бежим и мы с Абаевым. Штанский с катушками кабеля на плечах едва поспевает за мной, болтающийся на опущенной руке телефонный аппарат мешает ему бежать, ударяет по ногам. Отнимаю у него телефон, и ему теперь сподручней бежать. Перевалив взгорок, видим вдали новую немецкую траншею. Подумалось, сколько же их будет еще, этих траншей, пока добежимдо Берлина! Немцы заметили нас и тут же окатили, как бы для разминки, пулеметной очередью. К пулеметам присоединились разрывы снарядов — стреляла видневшаяся позади пехоты гаубичная батарея. Наш батальон залег. Штанский уже присоединил к кабелю телефон, и я открываю артиллерийский огонь по немецким гаубицам. Они не окопаны — видно, только-только второпях заняли огневую позицию. Это нам на руку. Разрывы мощных снарядов покрыли всю батарею. Она тут же умолкла, расчеты залегли возле своих орудий. Даю, для верности, еще одну очередь снарядов по батарее и переношу огонь на только что выявленную траншею. Мои снаряды рвутся по всей длине траншеи, немецкие пехотинцы не выдерживают, выскакивают наружу и снова спасаются бегством. Даю возможность им отбежать, чтобы не вздумали вернуться обратно в траншею, и накрываю отступающих разрывами снарядов.

Потом опять переношу огонь своих орудий на немецкую батарею, чтобы она не возобновила стрельбу. Удирающая немецкая пехота поравнялась со своими орудиями, уцелевшие артиллеристы присоединяются к бегущим. Абаев тотчас поднимает свой батальон, и все мы мчимся вслед за отступающими немцами. На бегу бросаю взгляд налево, на оставленную немцами батарею — орудия целы, надо попробовать пострелять из них!

Когда батальон залег в последний раз и мы с Абаевым поняли, что на сегодня наше наступление закончилось, а пехотинцы принялись спешно окапываться, я связался со своей батареей, приказал старшему на батарее лейтенанту Ощепкову:

— Оставьдве гаубицы на месте, с остальными выезжай вперед, поставь их рядом с брошенной немцами батареей. По готовности к стрельбе подтяни остальные два орудия. И срочно знакомься с немецкими гаубицами — возможно ли их использовать, в каком состоянии прицелы, панорамы. Если стрелять из них можно, разворачивай все на сто восемьдесят градусов.

Уже вечерело. Ощепков поделил орудийные расчеты пополам, поставив наиболее толковых ребят к немецким гаубицам. Немецкие орудия оказались в исправности, более того — на огневой позиции стояли четыре тягача и лежало около тысячи снарядов. Вот только таблиц стрельбы не было, неизвестна цена деления прицела и панорама поделена не на 60 делений, а на 64. И еще: увеличиваешь угломер, а ствол идет влево — перепутано «правее» и «левее» в сравнении с нашими орудиями. Подаю команду:

— Стрелять немецкими гаубицами. Буссоль шестнадцать, прицел семь-ноль, первому — один снаряд, огонь!

С нетерпением ждем с Абаевым разрыва немецкого снаряда. И вот он треснул метрах в пятидесяти впереди нас. Быстро кладу рядом свой снаряд и сравниваю прицелы. Оказалось, немецкому прицелу 70 соответствует наш 44, то есть 2 километра двести метров. Затем, с помощью стрельбы из немецкого и нашего орудий, устанавливаем соответствие прицелов на 3,4,5 и 6 километров.

Все! Завтра сутра дадим жару немцам из их же орудий!

Так и получилось. Наступая к Днестру, я стрелял по фашистам только из их орудий. Снарядов — завались! Целые эшелоны стоят на станциях Веселый Кут и Долинская, и никому они не нужны, то есть никаких тебе лимитов, разрешений, отчетов. А я заимел сразу две гаубичные батареи — нашу 122-мм и трофейную 105-мм. Конечно, моим батарейцам мороки прибавилось, приходилось обслуживать не четыре, а восемь гаубиц. Зато вдоволь стреляй себе по фашистам!

Эти трофейные орудия сослужили нам большую службу. С их помощью мы неожиданно для немцев вырвались к Днестру и завоевали плацдарм на том берегу. Со своими гаубицами я бы не рискнул к немцам в тыл поехать, а с немецкими поехал: их, в случае чего, и бросить не жаль.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Трофейные танки в боях

Из книги автора

Трофейные танки в боях Пик применения трофейной техники приходится на 1942–1943 годы. Для облегчения её эксплуатации в войсках в это время были изданы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию


«Тиран» и другие советские трофейные танки

Из книги автора

«Тиран» и другие советские трофейные танки За время Шестидневной войны 1967 года израильские войска захватили на Синае до 820 египетских танков и САУ, среди них несколько сотен Т-54 и Т-55 (по некоторым данным – 291 Т-54 и 82 Т-55). Еще 15 Т-54 и 5 Т-55 были захвачены на Голанских высотах.


Трофейные дивизионные орудия

Из книги автора

Трофейные дивизионные орудия Пушки Вермахт использовал до двух десятков образцов зарубежных дивизионных пушек. В первую очередь упомянем конструкции известной чешской фирмы «Шкода» — весьма схожие конструктивно орудия калибров 76,5 и 80 мм:8 cm FK 5/8(t) — чешское орудие со


Трофейные 105-120-мм пушки

Из книги автора

Трофейные 105-120-мм пушки В германской армии использовались два типа 105-мм пушек чешской фирмы «Шкода».10,5 cm K 35(t) — пушка обр. 1935 г. Современная конструкция со стволом длиной 42 калибра и лафетом с раздвижными станинами. Угол вертикальной наводки — от -6° до +42°, горизонтальной


Трофейные 145-155-мм пушки

Из книги автора

Трофейные 145-155-мм пушки Из изделий фирмы «Шкода» следует упомянуть два образца тяжелых пушек, находившихся на вооружении вермахта.15,2 cm K 15/16(t) — 152-мм пушка обр. 1915/16 г., выпускавшаяся «Шкодой» ещё для автсро-венгерской армии. В 1939 г. вермахт получил 10 таких орудий. Ещё


Трофейные пушки большой мощности

Из книги автора

Трофейные пушки большой мощности Во второй половине 30-х гг. чехословацкая фирма «Шкода» по контракту с министерством обороны Турции занималась созданием двух образцов орудий большой мощности — 210-мм пушки и 240-мм гаубицы. В конечном итоге, обе эти артсистемы были приняты


Трофейные гаубицы и мортиры

Из книги автора

Трофейные гаубицы и мортиры Значительно большим, по сравнению с германскими системами, было разнообразие трофейных орудий большой мощности. Также, как и среди более легких орудий, среди тяжелых артсистем вермахта встречалось несколько образцов производства фирмы


Трофейные горные орудия

Из книги автора

Трофейные горные орудия 10.5 cm GebH 16/19(t) — чешская 105-мм горная гаубица обр. 1916/19 г. Разработка фирмы «Шкода». Длина ствола 23,8 калибра. Вес орудия в боевом положении 1280 кг. Угол вертикальной наводки — от -8° до +70°, горизонтальной — 12°. Максимальная дальность стрельбы — 10 900 м.


Трофейные противотанковые пушки

Из книги автора

Трофейные противотанковые пушки Вермахт использовал более десятка образцов трофейных противотанковых пушек (включая и взятые «без боя» — при аншлюсе Австрии и оккупации Чехии). Подробно описывать их конструкции не имеет смысла. Остановимся лишь на кратком перечне.4,7 cm


Трофейные зенитные орудия

Из книги автора

Трофейные зенитные орудия В отличие от полевой и противотанковой артиллерии, в области зенитной «вклад» чешской фирмы «Шкода» в вооружение вермахта был относительно скромным. Среди образцов этой фирмы отметим следующие:7,65 cm Flak 33(t) и Flak 37(t) — 76,5-мм зенитные орудия обр. 33 и


Трофейные самолеты

Из книги автора

Трофейные самолеты Первыми захватили боеспособный Не 111 англичане. Это был Не 111H-1 из 5./KG 26, совершивший вынужденную посадку на территории Англии 9 февраля 1940 года. После ремонта и перекраски самолет передали в 1426-й дивизион RAF, занимавшийся испытанием трофейной техники.


ТРОФЕЙНЫЕ КРЕЙСЕРА

Из книги автора

ТРОФЕЙНЫЕ КРЕЙСЕРА В середине 1930-х годов французский флот пополнился серией новых легких крейсеров типа “Ля Галисоньер”. После заключения перемирия все они оказались во флоте Виши. Дальше их пути разошлись. Осенью 1940 года три корабля были переведены в Дакар, успели


Приложение № 1 Трофейные крейсера

Из книги автора

Приложение № 1 Трофейные крейсера В Европе Германией, помимо военной техники и предприятий военной промышленности, были захвачены судостроительные заводы. Большая часть кораблей стран противников Германии смогла уйти в Англию. Немецкий военно-морской флот мог


Глава 12 Ставка на трофейные двигатели

Из книги автора

Глава 12 Ставка на трофейные двигатели К моменту окончания Второй мировой войны резервы Советского Союза были практически исчерпаны. Технологический уровень промышленности, в том числе и авиационной, ее станочный парк, культура производства не шли ни в какое сравнение с


Трофейные боевые машины

Из книги автора

Трофейные боевые машины В ходе боевых действий 8 Европе и Северной Африке германские войска захватили значительное количество легких бронированных машин, которые затем широко использовались в полевых войсках вермахта, частях СС и различного рода полицейских


ГЛАВА 4. СВЕРХДАЛЬНОБОЙНЫЕ ОРУДИЯ И ОРУДИЯ НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ ПЛАТФОРМАХ

Из книги автора

ГЛАВА 4. СВЕРХДАЛЬНОБОЙНЫЕ ОРУДИЯ И ОРУДИЯ НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ ПЛАТФОРМАХ Сверхдальнобойные орудия в том или ином виде существовали на протяжении столетий — гигантские осадные бомбарды XV века стреляли камнями весом до 700 кг. Мобильность артиллерийских установок такого