ПРАВИТЕЛЬСТВО ВИШИ И СССР (июнь 1940 — июнь 1941 г.)

ПРАВИТЕЛЬСТВО ВИШИ И СССР (июнь 1940 — июнь 1941 г.)

В воскресный день 22 июня 1941 г. германская армия перешла границу СССР и вторглась в его пределы. Началась величайшая битва не просто двух крупнейших и мощнейших армий мира, но война двух непримиримых идеологий. Война на уничтожение одной из сторон, которая для Советского Союза стала Великой Отечественной войной советского народа, а для нацистской Германии, вместе с которой шли представители почти всех европейских стран, — Восточным походом («Ostfeldzug»).

Франция к этому моменту уже год находилась в оккупации. Первые части 18-й армии генерал-лейтенанта Георга фон Кюхлера, которого позже назовут «покорителем Парижа», вошли в столицу Франции в 5:30, через ворота Виллетт 14 июня 1940 г. В 8 утра германская армия парадным маршем и без боя прошла по Парижу, который был объявлен «открытым городом». Премьер-министр Франции Поль Рейно отказался вести переговоры и сложил с себя полномочия. 16 июня его место занял герой Первой мировой войны маршал Анри Филипп Петэн, которому тогда уже исполнилось 84 года. 17 июня он начал переговоры о перемирии с Гитлером. Армия Франции, которая до своего сокрушительного падения считалась одной из мощнейших в Европе, была раздавлена политически и фактически. Сначала германские танки продемонстрировали ей свой «блицкриг», а 17 июня маршал Петэн обратился к солдатам, продолжавшим защищать стремительно рушащееся государство, с речью но радио, морально «добив» тех, кто еще верил в возможность продолжения битвы. В своем выступлении он сообщил, что начал переговоры о перемирии, и одновременно призвал французских солдат «мужественно сражаться и дальше, пока переговоры о перемирии не будут закопчены».

Французское правительство было раздираемо внутренними склоками, постоянные заседания не приносили особых плодов из-за полярности мнений: кто-то предлагал капитулировать, кто-то говорил о том, что самое время бежать, кто-то утверждал, что борьбу необходимо продолжить. Маршал Петэн был сторонником заключения перемирия с Третьим рейхом; предложение об эвакуации в Британию было им резко отвергнуто. Он пригрозил немедленной отставкой, если будет принято решение об эвакуации, считая, что правительство должно остаться в стране, для того чтобы быть с народом в это тяжелое время. В итоге выбор был сделан, по-видимому, исходя из принципа «меньшего зла».

22 июня 1940 г. в Компьенском лесу, в том же железнодорожном вагоне маршала Фоша, в котором Германия подписывала унизительное для себя соглашение в 1918 г., состоялось подписание Компьенского перемирия (или Второго Компьенского перемирия), но теперь уже для Франции. Решение о месте подписания Адольф Гитлер принял еще 20 мая 1940 г.: в соответствии с ним, из музея был доставлен тот самый вагон. Согласно подписанному документу, состоявшему из 24 статей, власть в стране переходила формально в руки правительства Виши, при этом Франция делилась на две части — оккупированную и неоккупированную. Северная и большая часть страны (примерно 60% от общей территории), включая Париж, оставалась под контролем германской военной администрации. Южной частью Франции управляло правительство Виши, по названию города, которому теперь суждено было стать столицей «новой Франции»[2]. 24 июня под Римом, на вилле Инчеза было подписано перемирие и с Италией, которая 10 июня объявила Франции войну и даже успела начать наступление в Альпах 20 июня. По итогам этой операции Италия заняла небольшой район на юге Франции площадью 832 кв. км с населением в 28,5 тысяч человек{19}.

Желанный на протяжении 22 лет германский реванш за «Версальский позор» состоялся, а Франция потерпела одно из самых сокрушительных поражений в своей истории. Официально военные действия закончились 25 июня.

По мнению германского специалиста Мюллера, неожиданно слабое сопротивление французской армии можно объяснить внутренней дестабилизацией страны и последствиями острой внутриполитической конфронтации в период правительства Народного фронта в середине 1930-х гт.[3] Антиправительственная кампания французских коммунистов, направлявшаяся из Москвы, несомненно, также влияла на моральное состояние войск и усилила антикоммунистические настроения как в армии, так и в правительстве и в среде буржуазии{20}. Известный французский историк А. Мишель хорошо описал ситуацию в стране в первые дни после перемирия (по сути — капитуляции): «Прекращение боев, сохранение половины территории Франции и всей колониальной империи были с облегчением и единодушием восприняты общественными кругами, убежденными, что перемирие даст возможность избежать худшего зла и что в крушении, отчет о котором они себе отдавали, окончательно пошли ко дну Третья республика и ее лидеры, политические партии и деятели»{21}.

Сложным является один вопрос: являлось ли правительство Виши в полном смысле коллаборационистским (т.е. вышедшем из той самой «пятой колонны», которая рассматривала иностранную оккупацию как шанс реализовать собственные политические интересы) или же было легитимно? Официальная французская историография считает, что Третья республика закончилась с подписанием Компьенского перемирия. Однако если смотреть на факты беспристрастно, то можно увидеть, что прерывания государственной традиции не было: Петэн изначально не был ставленником нацистов, он на вполне законных основаниях занял пост главы государства еще до окончания боевых действий.

Другое дело, что впоследствии вишисты плотно сотрудничали с нацистами и потеряли к концу 1942 г. (в связи с введением германских войск в южную «неоккупированную» зону) даже те крохи самостоятельности, что у них были в первые два года оккупации. После 1942 г. Петэн, который пс желал полной передачи Франции в руки Германии, отошел на задний план и вперед вышли французские нацисты, которые были согласны почти со всеми позициями, что озвучивали немцы.

24 октября в Монгуар-сюр-ле-Луар Петэн встретился с Адольфом Гитлером. Считается, что именно после этой встречи, в радиообращении от 30 октября, Петэн впервые призвал французов «сотрудничать» («collaborer») с немецкими властями, дав, таким образом, рождение термину «коллаборация». Чуть позже, 4 ноября, в газете «L’Oeuvre», будущий создатель «Народного национального объединения» (партия создана в феврале 1941 г.) Марсель Деа впервые использовал термин «коллаборационист». Спустя три недели после встречи в Монтуаре Германия выпустила 50 000 французских военнопленных{22}.

Что касается международной оценки правительства Виши, то некоторые крупные страны изначально признали подобный поворот во французской политике. Так, например, СССР и СШЛ установили дипломатические отношения с вишистской Францией; лишь после начала «Барбароссы» послы были отозваны, и отныне поддерживалось находившееся в Лондоне правительство де Голля. Стоит отмстить, что разрыв дипломатических отношений не обозначал объявления войны: вишистская Франция де-юре так и не объявила войну СССР.

Какими же были политические отношения режима Виши с СССР в краткий годичный период до нападения Германии на СССР? «Многоплановыми» — и это будет очень верное слово, которое в полной мере описывает политику Франции по отношению не только к СССР в тот период. Франция, пусть даже и под оккупацией, иногда пыталась вести самостоятельную игру. Однако в открытую сделать это было почти нереально, поэтому французское правительство пыталось подстроиться к ситуации, извлекая хоть какие-то политические дивиденды для себя.

По меткому выражению французского специалиста Суту, правительство «плыло по бурным волнам не контролируемых им мировых событий». «Генеральной линией» на протяжении почти всего периода существования власти Петэна, несмотря на множество концепций, было одно — сохранить при любом развитии событий единство метрополии и Африки. И ради этого Петэн шел на то, чего от него хотели германские нацисты, т.с. проводилась политика «очищения» Франции (те же евреи отправлялись в концлагеря) и т.д.

Первый период отношений между Виши и СССР продлился с лета по осень 1940 г. В это время определенные круги Франции, и сюда, прежде всего, относятся ведущие дипломаты Виши (министр иностранных дел Бодуэн, генеральный секретарь Шарль-Ру, посол в Москве Эрик Лабонн), считали возможным заключение мира в Европе, включая СССР и Великобританию. Была сформулирована концепция «европейского равновесия», которой придерживался Лабонн, согласно которой СССР рано или поздно окажется под угрозой со стороны Германии и, желая сохранить себя, начнет поддерживать Францию. Она же, в свою очередь, используя свои связи с Германией, сможет стать тем самым «западным противовесом», который и поможет восстановить мир в Европе; добиться этого можно было бы путем англо-советского сближения. Таким образом, была бы достигнута ситуация равных возможностей: Германия не может сокрушить Великобританию, но и не теряет своей мощи, а Франция же, в ходе мирных переговоров, начинает отстаивать свои интересы.

Исходя из подобных представлений, эти круги призывали к наведению определенного порядка в дипломатических отношениях с Москвой: так, например, в Виши настаивали (!), чтобы Москва направила к ним своего посла, а не поверенного в делах. Москва согласия именно на отправку посла не дала, однако 10 октября с се стороны был сделан некий намек: СССР предложил назначить поверенным в делах руководителя Западного отдела Наркоминдсла А.Е. Богомолова. Богомолов на тот момент представлял собой фигуру достаточно крупную. Таким образом, Советский Союз прозрачно намекал Виши, что позже «поверенный» может стать «послом».

Официальные структуры правительства Петэна тем не менее считали иначе: так, сам маршал проявлял сдержанность, вновь пытаясь найти некую «золотую середину» для французской политической схемы. Когда Богомолов прибыл для вручения верительных грамот в октябре 1940 г. и попытался добиться от маршала фразы о желании «улучшения» советско-французских отношений, Петэн ответил ему пространной фразой, что он желает их «поддержания»{23}.

Вся политическая конфигурация отношений в Европе на тот момент зависела ровно от одного фактора: останутся ли Рейх и СССР в «добрых» отношениях или же нет. В Виши, несмотря на вышеописанную концепцию, вполне осознавали, что эти отношения очень хрупкие. Лабонна в Москве не обманывали и те переговоры, которые СССР вел с Рейхом. Это было лишь попыткой выиграть время и отдалить неизбежное столкновение, которое, по его мнению, должно было произойти уже летом 1941 г. Концом первого периода можно считать встречу в Монтуаре.

После неопределенного промежутка наступил второй период (март — апрель 1941 г.). В середине марта 1941 г. Богомолов был назначен послом. Уже 10 апреля в беседе с заместителем директора европейского отдела министерства иностранных дел Бресси он произнес: «Сейчас у Вас нет друзей. Вы изолированы и одиноки. Дружба с такой великой страной, как Советская Россия,это стоящая вещь. Надеюсь, что французское правительство, как и мы, понимает это и желает укреплять отношения, которые мы должны поддерживать». После этого Богомолов упомянул о возможности возобновления торговли между двумя державами{24}.

О «равновесии» речи теперь не шло: Великобритания явно не могла более, даже в мечтах вишистов, быть вписанной в «новый европейский порядок». Оставался один СССР, который, по сути, вновь намекнул Петэну, что поддерживает его в определенных антигерманских потах, которые все-таки иногда звучали в оккупированной Франции. Тем не менее Петэн не забывал и о Германии. Несмотря на то, что «политический воздух» Европы был наэлектризован предчувствием будущей большой войны, пока еще СССР поставлял державам Оси необходимое сырье в обмен на технические средства, шла торговля, т.с. формально никакою конфликта не было.

Лабонн все так же предлагал использовать советскую нефть как фактор «замирения» Европы и Германии, как ту самую возможность избежать войны, однако вскоре его на посту посла в Москве сменил Гастон Бержери. Если Лабонн руководствовался идеей «равновесного порядка» между Великобританией, Виши, Германией и СССР, то идея Бержери предполагала интеграцию Франции и СССР в «новый европейский порядок». Можно сказать, что второй период политики Виши по отношению к СССР характеризуется попыткой укрепить отношения с Союзом, но до определенных границ, разумеется. В рамках «новой» политики 25 апреля 1941 г. Петэн принял Богомолова: в беседе он подчеркнул «усердие, с которым г-н Богомолов работал ради развития франко-советских отношений», и отмстил, как личную заслугу советского посла, «проявленное правительством Москвы понимание в отношении Франции, оказавшейся в трудных обстоятельствах». Помимо этого, маршал выразил «твердую надежду на то, что в скором времени можно будет видеть, как в благоприятной обстановке развиваются экономические отношения между двумя странами»{25}.

Третий период отношений относится к маю 1941 г. и сосредоточен на личности Франсуа Дарлана, министра иностранных дел и заместителя председателя совета министров.

Дарлан считался преемником Петэна и был прогермански настроен. В феврале 1941 г. он заявил своим коллегам: «Если мы прекратим политику сотрудничества, то утратим все преимущества, которые мы могли надеяться извлечь из него. Мой выбор сделан: яза сотрудничество»{26}. Он считал, что не может быть никакой интеграции; наоборот, Франция должна вписать свои действия «в европейский контекст под германским руководствам». Если для Бержери «новый европейский порядок» был бесконфликтным и включал в себя СССР (что дало бы Франции дополнительные очки), то для Дарлана этот же термин обязательно означал вторжение в СССР.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Немецкое наступление (июнь — сентябрь 1941 г.)

Из книги Асы над тундрой [Воздушная война в Заполярье, 1941–1944] автора Жирохов Михаил Александрович

Немецкое наступление (июнь — сентябрь 1941 г.) Район советского Заполярья всегда славился большими запасами сырья, топлива и даров моря. После революции в Архангельске, Онеге, Мезени были построены мощные лесозаводы, началась промышленная разработка медно-никелевых руд и


Глава 18. Король Иоханнитца опустошает империю (июнь 1205 – июнь 1206 года)

Из книги История завоевания Константинополя автора Виллардуэн Жоффруа де

Глава 18. Король Иоханнитца опустошает империю (июнь 1205 – июнь 1206 года) Оставим на какое-то время Анри, регента империи, и более подробно расскажем об Иоханнитце, короле Валахии и Болгарии, который, как вы ранее слышали, захватил Серре и предательски перебил тех, кто ему


Глава 2 ФЮРЕР-ИМПЕРАТОР май — июнь 1940

Из книги Смерч войны автора Робертс Эндрю

Глава 2 ФЮРЕР-ИМПЕРАТОР май — июнь 1940 Я просил вас не спать по сорок восемь часов. Вы делали это семнадцать дней. Я заставлял вас рисковать… Вы ни разу не дрогнули. Генерал Хайнц Гудериан — XIX танковому корпусу в мае 1940 года 1 Четверть века в Oberkommando der Wehrmacht (германском


Глава 5 «ВЫШИБАЯ ДВЕРЬ» июнь — декабрь 1941

Из книги Танковый прорыв. Советские танки в боях, 1937–1942 гг. автора Исаев Алексей Валерьевич

Глава 5 «ВЫШИБАЯ ДВЕРЬ» июнь — декабрь 1941 Я всегда ненавидел снег, Борман, я всегда его ненавидел. Теперь я знаю почему. Это было дурное предчувствие. Адольф Гитлер — Мартину Борману 19 февраля 1942


Ближний Восток (1938- июнь 1940 года)

Из книги Партизан: от долины смерти до горы Сион, 1939–1948 автора Арад Ицхак

Ближний Восток (1938- июнь 1940 года) Великобритания всегда считала Ближний Восток сферой своих национальных интересов и постоянно держала там войска. На вооружение ближневосточной группировки поступали самолеты, снятые с вооружения островных частей. Так произошло и с


В. Гончаров Танковая битва под Дубно (июнь 1941 года)

Из книги «Танковая дубина» Сталина автора Мелехов Андрей Михайлович

В. Гончаров Танковая битва под Дубно (июнь 1941 года) Тяжелый танк, шатаясь, едет По черепам чужих бойцов. Не видят ничего на свете Глаза, заткнутые свинцом. Но он идет к тоннелям пушек, Но он на ощупь танком рушит, В кулак зажатой цифрой тонн — Скелет железный сквозь бетон… М.


3. Под советской властью: январь 1940 — июнь 1941

Из книги Поход на Вену автора Широкорад Александр Борисович

3. Под советской властью: январь 1940 — июнь 1941 Город Свинцян, в котором я родился, находится в 85 километрах северо-восточнее Вильно. Население его составляет девять тысяч душ, треть из которых — евреи. Остальные — литовцы, поляки, белорусы, русские и татары. В этническом


Июнь 1941 года: «панцеры» против советских танков

Из книги Великая Отечественная: Правда против мифов автора Ильинский Игорь Михайлович

Июнь 1941 года: «панцеры» против советских танков Были ли германские танки после описанной выше модернизации способны на равных вести бой со средними и тяжелыми советскими боевыми машинами в июне 1941 года? Заглянем в таблички и твердо ответим: нет! Я специально составил


Часть третья. Июнь 1941-го: чья дубина больше?

Из книги Подводник №1 Александр Маринеско. Документальный портрет, 1941–1945 автора Морозов Мирослав Эдуардович

Часть третья. Июнь 1941-го: чья дубина больше? Все познается в


ПРИЛОЖЕНИЕ 1. КОРАБЛИ И СУДА ДУНАЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ Июнь 1940 г. — 20 ноября 1941 г. 

Из книги Разделяй и властвуй. Нацистская оккупационная политика автора Синицын Федор Леонидович

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. КОРАБЛИ И СУДА ДУНАЙСКОЙ ВОЕННОЙ ФЛОТИЛИИ Июнь 1940 г. — 20 ноября 1941 г.  Дунайская военная флотилия сформирована в июне 1940 г., с 20 ноября 1941 г. вошла в состав Азовской военной флотилии Черноморского флота. Главная база — Измаил, с июля 1941 г. — Николаев, с сентября


Приложение 5. ПЕРЕЧЕНЬ ДОНЕСЕНИЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ О ПОДГОТОВКЕ ГЕРМАНИИ К ВОЙНЕ ПРОТИВ СССР (ЯНВАРЬ — ИЮНЬ 1941 г.)[32] ,[33]

Из книги автора

Приложение 5. ПЕРЕЧЕНЬ ДОНЕСЕНИЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ О ПОДГОТОВКЕ ГЕРМАНИИ К ВОЙНЕ ПРОТИВ СССР (ЯНВАРЬ — ИЮНЬ 1941 г.)[32],[33] Конец июня 1941 г. № п/ п Кто источник Когда поступило сообщение Начало нападения Содержание донесения 1 Макс 2.11.40 г. После победы над Англией Удар


Документ № 1.22 Выписка из «Сведений по авариям, поломкам и происшествиям на 3-й Бригаде подводных лодок КБФ за май, июнь, июль и август месяц 1940 г.»

Из книги автора

Документ № 1.22 Выписка из «Сведений по авариям, поломкам и происшествиям на 3-й Бригаде подводных лодок КБФ за май, июнь, июль и август месяц 1940 г.» …М-96. 24.06.40. По окончании работы компрессора остановлен э/м, но маховик пускорег[улирующий] реос[тат] был оставлен на пусковом


Документ № 1.22 Выписка из «Сведений по авариям, поломкам и происшествиям на 3-й Бригаде подводных лодок КБФ за май, июнь, июль и август месяц 1940 г.»

Из книги автора

Документ № 1.22 Выписка из «Сведений по авариям, поломкам и происшествиям на 3-й Бригаде подводных лодок КБФ за май, июнь, июль и август месяц 1940 г.» …М-96. 24.06.40. По окончании работы компрессора остановлен э/м, но маховик пускорег[улирующий] реос[тат] был оставлен на пусковом


Глава I. ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ: Формирование советской национальной политики и политики Германии в отношении народов СССР в предвоенный период (1938 г. — июнь 1941 г.)

Из книги автора

Глава I. ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ: Формирование советской национальной политики и политики Германии в отношении народов СССР в предвоенный период (1938 г. — июнь 1941


ГЛАВА II. НАЧАЛО ВОЙНЫ: Развертывание германской национальной политики на оккупированной территории СССР и контрмеры национальной политики Советского Союза (июнь 1941 г. — ноябрь 1942 г.)

Из книги автора

ГЛАВА II. НАЧАЛО ВОЙНЫ: Развертывание германской национальной политики на оккупированной территории СССР и контрмеры национальной политики Советского Союза (июнь 1941 г. — ноябрь 1942