«ВСЁ ИЛИ НИЧЕГО»

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

«ВСЁ ИЛИ НИЧЕГО»

Линкор «Пенсильвания» покидает Нью-Йорк для прохождения испытаний, 1916 г.

Накануне Первой мировой войны американцы понимали идею морской мощи просто и прямолинейно: раз главной силой являются линейные корабли, то надо строить как можно больше этой «главной силы». И первая индустриальная держава мира вовсю развернула постройку дредноутов, почти полностью проигнорировав легкие силы, в особенности крейсера.

Сразу вслед за Британией в США появились 14-дюймовые орудия. Сама пушка в 1911 году еще проходила последние испытания, когда уже были заложены предназначенные для нее «Нью-Йорк» и «Техас». При этом американцы сохранили общее расположение и схему бронирования «Арканзаса», в результате чего «техасы» остались весьма заурядными, хотя и достаточно мощными кораблями. Но в недрах Морского колледжа и конструкторских бюро Соединенных Штатов уже зрела настоящая линкорная революция. И вот наступил звездный час и для американских конструкторов: им удалось создать проект, оставивший в истории кораблестроения почти столь же заметный след, как и знаменитый «Дредноут». «Невада» стала первым линейным кораблем, созданным специально для ведения боя на дальних дистанциях. Ее схема бронирования, получившая название «американской», стала эталоном для всех стран, но только спустя десять-двадцать лет. Поскольку с дальней дистанции (а таковой перед Первой мировой войной считались уже 50 кабельтовых) трудно было ожидать большого количества попаданий, то для выведения цели из строя требовалось, чтобы эти попадания наносили ей существенный ущерб. Поэтому артиллеристы старались использовать бронебойные снаряды, способные пробить броневую защиту и поразить жизненно важные части — машинную установку или погреба боезапаса. Традиционная англо-германская система защиты, при которой старались прикрыть броней максимальную площадь борта, варьируя ее толщину в зависимости от важности того места, которое она защищала, делала схему бронирования корабля похожей на лоскутное одеяло. Борт могли прикрывать плиты десятка разновидностей по толщине и размерам. Тем самым обеспечивалась разумная защита от фугасных снарядов, но бронебойные пробивали тонкую и среднюю броню практически на любых дистанциях.

Американцы засомневались: а нужна ли вообще тонкая броня? Если при настильной траектории попадающих в корабль снарядов от нее еще имелась какая-то польза, то на больших дистанциях боя, когда огонь становился навесным, она превращалась в лишний вес. При этом бронебойный снаряд мог с легкостью пробить верхний пояс толщиной около 6 дюймов, а затем проникнуть сверху через броневую палубу, обычно на превышавшую в горизонтальной части двух дюймов, или пробить нижнюю часть барбетов, также имевших в этой зоне слабую защиту, поскольку от настильного огня они прикрывались более толстым нижним поясом. История показала опасность подобных попаданий: английские линейные крейсера, погибшие в Ютландском бою, а также знаменитый «Худ» взлетели на воздух скорее всего именно по этой причине.

Изучив все возможные варианты, американские конструкторы со свойственной им решимостью предложили полностью изменить саму идею бронирования линкора, вообще упразднив тонкую броню. Такая схема получила яркое название «все или ничего». Действительно, забронированными оставались лишь огромная «коробка», простиравшаяся между концевыми башнями, а также сами башни главного калибра, их системы подачи боеприпасов и боевая рубка. Зато везде броня была толстой настолько, насколько позволяла технология ее производства. Полностью исчезли верхний пояс, а также защита оконечностей корпуса и противоминной артиллерии. Считалось, что прямое попадание в небольшие 127-мм пушки на дальних дистанциях маловероятно, а тяжелый бронебойный снаряд пролетит дальше, не нанеся им никакого вреда.

Нововведения не ограничивались только самой схемой. По-новому подошли американцы и к конструкции броневого пояса. В сражениях русско-японской войны неоднократно наблюдались случаи, когда броневые плиты, не пробитые снарядом, от сильного удара сдвигались с места, а после второго попадания просто отваливались, обнажая незащищенный борт. После войны кораблестроители стали уделять особое внимание креплению компонентов броневого пояса, но только в России и США проблему разрешили радикально. На первых русских дредноутах и на заокеанских «невадах» плиты простирались на всю высоту пояса, так что оставалось только скрепить их между собой по вертикальным кромкам. На американском линкоре высота плит достигала 5,3 м — практический предел, который могли обеспечить производившие броню заводы. Крепление только по вертикальным кромкам значительно увеличивало общую жесткость и прочность конструкции. Такое техническое решение появилось не случайно — оно могло осуществиться только при отказе от верхнего пояса и сохранении единой толщины по всей высоте, за исключением небольшого участка в самой нижней части плиты, где она постепенно утоньшалась с 343 мм до 203 мм.

На примере «Невады», пожалуй, особенно очевидно, насколько тесно связаны между собой все элементы броневой защиты. Было бы бессмысленным снабдить линкор для боя на дальних дистанциях толстым и однородным поясом, сохранив при этом прежнюю схему расположения броневых палуб. На линейных кораблях всех остальных стран горизонтальная броня делилась между несколькими относительно тонкими палубами, число которых достигало трех-четырех. Ясно, что применить их на «Неваде» в том же виде означало по сути дела оставить ее неприкрытой сверху. Любой снаряд, попавший через борт в «щель» между палубами, пробил бы нижнюю из них и взорвался внутри броневой коробки. Значит, ее следовало снабдить столь же мощной «крышкой», что и было сделано — на верхнюю кромку 343-мм пояса опиралась плоская 75-мм главная броневая палуба. Поскольку она располагалась высоко над водой, корабль сохранял большой запас плавучести, если его броня не будет пробита. Но для гарантии на уровне ватерлинии поместили вторую, противоосколочную нижнюю палубу, края которой у бортов спускались к нижней кромке пояса, образовывая скосы. И только под этой палубой помещались машины, котлы, погреба и прочие наиболее важные корабельные агрегаты.

Линейный корабль «Нью-Йорк», США, 1914 г.

Заложен в 1911 г., спущен на воду в 1912 г. Водоизмещение нормальное 27000 т, полное 28400 т. Длина наибольшая 174,7 м, ширина 29,1 м, осадка 8,7 м. Мощность машин 28000 л.с., скорость 21 уз. Броня: главный пояс 305–254 мм, верхний пояс 280–229 мм, каземат 165 мм, башни 356–203 мм, барбеты 305–254 мм, палуба 51 мм, рубка 305 мм. Вооружение: 10 356-мм орудий, 21 127-мм орудие, 4 ТА. Всего построено 2 корабля: «Нью-Йорк» и «Техас».

Линейный корабль «Невада», США, 1916 г.

Заложен в 1912 г., спущен на воду в 1914 г. Водоизмещение: нормальное 27500 т, полное 28400 т. Длина наибольшая 177,7 м, ширина 29,1 м, осадка 8,7 м. Мощность турбин 26500 л.с., скорость 20,5 уз. Броня: пояс 343–203 мм, башни 457–229 мм, барбеты 330 мм, палуба 76 мм, рубка 406 мм. Вооружение: 10 356-мм орудии, 21 127-мм орудие, 2 ТА. Всего построено 2 корабля: «Невада» и «Оклахома».

Линейный корабль «Пенсильвания», США, 1916 г.

Заложен в 1913 г., спущен на воду в 1915 г. Водоизмещение нормальное 31400 т, полное 32600 т. Длина наибольшая 185,4 м, ширина 29,6м, осадка 8,8 м Мощность турбин 31500 л.с, скорость 21 уз. Броня: как на «Неваде». Вооружение: 12 356-мм орудий, 22 127-мм орудия, 2 ТА. Всего построено 2 корабля: «Пенсильвания» и «Аризона».

Здесь уместно вспомнить, что все это очень напоминает систему защиты старых французских броненосцев — таких, как «Ош» или «Мажента». Тот же толстый пояс, сверху которого простирался небронированный борт, две палубы, а между ними — мелкие ячейки «клетчатого слоя»… Недаром в Европе часто предпочитали называть схему бронирования «Невады» «французской», а не «американской». Так что же погубило в свое время французские идеи? Град снарядов, начиненных «лиддитом» или «шимозой», выпущенных из скорострельных пушек средних калибров, превращал в решето незащищенные борта русских броненосцев при Цусиме. Немедленной реакцией стало полное бронирование борта. Немедленной, но отнюдь не самой правильной. Инженеры, «размазывавшие» защиту по максимальной площади, не заметили, что дистанции боя значительно увеличились. Соответственно, все меньшее значение сохранялось за средней артиллерией. Ее скорострельность уже не была столь важным фактором, поскольку снаряд летел до цели почти полминуты, и для корректировки огня все равно приходилось ждать его падения. Точность же не шла ни в какое сравнение с большими пушками. В результате и появился корабль концепции «all-big-gun» — «Дредноут». Но по инерции на дредноутах некоторое время сохранялась старая схема бронирования: слишком близким оставался опыт Цусимы. И только американцы сделали следующий шаг — и тем самым завершили полный виток спирали развития.

И все же защиту «Невады» считать абсолютной нельзя. На малых и средних дистанциях боя — например, в условиях недостаточной видимости — ее незащищенные сверху борта представляли собой лакомую цель для всех фугасных снарядов — от пушек эсминцев до главного калибра линкоров. Но американские адмиралы собирались сражаться в открытом океане или в южных морях, где почти все время стояла хорошая погода, а видимость приближалась к идеальной. В этих условиях преимущество новой схемы бронирования в сочетании с мощными 14-дюймовками становилось бесспорным. К примеру, американский линкор мог пробивать защиту российского «Севастополя» практически на всех реальных дистанциях боя, сам оставаясь неуязвимым вплоть до 30–40 кбт.

Мы не зря столь подробно остановились на проекте «Невады». Последующие линейные корабли Соединенных Штатов отличались от них лишь небольшими вариациями — как правило, связанными с постепенным ростом водоизмещения. Так, на «Пенсильвании» адмиралам удалось, наконец, «пробить» через скуповатый Конгресс 4 трехорудийных башни главного калибра, которые предполагалось установить еще на «невадах». Покончили и с постоянно возобновлявшимися попытками вернуться к морально устаревшим паровым машинам. Если суперсовременная по принципам защиты и вооружения «Невада» имела турбинную установку, то на ее «сестричке» «Оклахоме» умудрились установить паровую машину тройного расширения. К счастью, этот случай оказался последним.

Одним из существенных недостатков американских линкоров было неудачное расположение противоминной артиллерии. 127-мм пушки, помещавшиеся в казематах в верхней части борта, заливались волной в открытом море. Особенно сильно страдали носовые установки — это выяснилось из опыта действия заокеанских линкоров в составе британского Гранд Флита в конце Первой мировой войны. Из внешне мощного вооружения в два с лишним десятка пушек на большом ходу могли стрелять не более половины, и часть из них начали снимать сразу после вступления в строй. Поэтому на следующем типе — «Миссисипи» — количество пятидюймовок уменьшили до 14, зато поместили 10 из них в надстройке. Первоначально предполагалось установить еще 4 пушки в носу в обычных казематах в корпусе, но орудийные порты закрыли толстыми листами стали уже на стадии постройки. Внешне неизменное главное вооружение на деле усилилось: новые 356-мм пушки имели увеличенную начальную скорость и более совершенные снаряды.

Постоянно совершенствовали американские конструкторы и подводную защиту линкоров. С принятием нефтяного отопления с кораблей исчез уголь — удобный материал для засыпки помещений у бортов, предназначенных для поглощения энергии взрыва мины или торпеды. Вместо них появились продольные переборки из упругой броневой стали. Их число постоянно росло и достигло пяти с каждого борта на следующем типе — «Теннесси». На нем и «Калифорнии» капитанам-практикам удалось-таки взять верх над морскими теоретиками и настоять на более обширных надстройках и мостиках, удобных для службы в мирное время. В остальном же и эта пара очень сильно напоминала своих предшественников.

Линейный корабль «Миссисипи», США, 1917 г.

Заложен в 1915 г., спущен на воду в 1917 г. Водоизмещение нормальное 32000 т, полное 33000 т. Длина наибольшая 183 м, ширина 29,7 м, осадка 9,1 м. Мощность турбин 32000 л.с., скорость 21 уз. Броня: как на «Неваде», но броневая палуба утолщена до 89 мм. Вооружение: 12 356-мм орудий, 14 127-мм и 4 76-мм пушки, 2 ТА. Всего построено 3 корабля: «Миссисипи», «Нью-Мексико» и «Айдахо».

Линейный корабль «Теннесси», США, 1920 г.

Заложен в 1917 г., спущен на воду в 1919 г. Водоизмещение нормальное 32300 т, полное 33200 т. Длина наибольшая 183 м, ширина 29,7 м, осадка 92 м. Мощность турбин 26800 л.с., скорость 21 уз. Броня и вооружение как на «Миссисипи». Всего построено 2 корабля: «Теннесси» и «Калифорния»