Накануне Второй мировой войны

Накануне Второй мировой войны

После оккупации Японией части территории Китая и создания там марионеточного государства Маньчжоу-Го в этом регионе активизировалось партизанское движение. Официально Москва не имела к нему никакого отношения. На практике же китайские партизаны регулярно переправлялись через пограничные реки Амур и Уссури на советскую территорию, где им оказывалась необходимая медицинская помощь, их снабжали оружием и боеприпасами, средствами радиосвязи, деньгами. И, что было не менее важно, командиры партизан получали инструктаж о дальнейшей боевой деятельности.

Особенно широкий размах подобная поддержка китайских инсургентов приобрела сразу же после оккупации Маньчжурии японскими войсками. Причем командование советской Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии старалось координировать действия партизанских отрядов, давая указания не только о методах повседневной боевой работы, но и о развертывании массового повстанческого движения на маньчжурской территории в случае начала войны между Японией и Советским Союзом, рассматривая китайских партизан как своих диверсантов и разведчиков, заброшенных в тыл противника.

16 апреля 1939 года начальники управлений НКВД Хабаровского и Приморского краев, Читинской области, а также начальники погранвойск Хабаровского, Приморского и Читинского округов получили из Москвы шифрованную телеграмму № 7770. В ней говорилось следующее:

«В целях более полного использования китайского партизанского движения в Маньчжурии и его дальнейшего организационного укрепления Военным советам 1-й и 2-й ОКА (Отдельная Краснознаменная армия. – Прим. авт.) разрешается в случаях обращения руководства китайских партизанских отрядов оказывать партизанам помощь оружием, боеприпасами, продовольствием и медикаментами иностранного происхождения или в обезличенном виде, а также руководить их работой.

Из числа интернированных партизан – проверенных людей небольшими группами перебрасывать обратно в Маньчжурию в разведывательных целях и в целях оказания помощи партизанскому движению.

Работа с партизанами должна проводиться только Военными советами.

Начальникам УНКВД Хабаровского и Приморского краев и Читинской области предлагается оказывать Военным советам полное содействие в проводимой работе, в частности в проверке и отборе из числа переходящих со стороны Маньчжурии и интернированных партизан, передаче их Военным советам для использования в разведывательных целях и переброске их обратно в Маньчжурию.

Начальникам погранвойск указанных округов предлагается оказывать содействие Военным советам как в части свободной переправы перебрасываемых на территорию Маньчжурии сформированных советами групп, так и в части приема переходящих советскую границу партизанских групп и отдельных связистов»[201].

Также регулярно происходили встречи между лидерами китайских партизан и командованием Красной Армии. Одна из них состоялась в Хабаровске 30 мая 1939 года. В ней участвовали: с советской стороны – командующий 2-й армией командарм 2 ранга Иван Конев (будущий Маршал Советского Союза), член Военного совета 2-й ОКА корпусный комиссар Бирюков и начальник разведотдела армии майор Алешин; с китайской стороны – руководитель партизанских отрядов в Северной Маньчжурии Чжао-Шанчжи и командиры 6-го и 11-го отрядов Дай-Хунбин и Ци-Цзиджун.

Целью встречи являлся разбор соображений, представленных Чжао-Шанчжи: разрешение вопросов переброски, дальнейшей работы и связей с СССР. Прежде всего руководителю партизанского движения предлагалось связаться с подчиненными ему отрядами, действующими в бассейне реки Сунгари, объединить управление ими, создать крепкий штаб, очистить ряды инсургентов от неустойчивых, разложившихся элементов и японских агентов, а также создать отдел по борьбе с японским шпионажем в среде партизан.

В качестве дальнейшей задачи выдвигалось требование укреплять и расширять партизанское движение в Маньчжурии. Для чего, например, признавалось полезным организовать несколько крупных налетов на японские гарнизоны, дабы поднять боевой дух повстанцев. Предлагалось также организовать секретные базы партизан в труднодоступных районах Малого Хингана для накопления оружия, боеприпасов и снаряжения. Все это рекомендовалось получить в ходе нападений на японские склады. Китайским командирам советовали связаться с местной коммунистической организацией для развертывания политической агитации среди населения и проведения мероприятий по разложению частей маньчжурской армии, снабжению партизан через распропагандированных военнослужащих всем необходимым.

Также обсуждался вопрос о снабжении китайских партизан радиостанциями и шифрами, а также подготовка радистов. Планировалось обучить не менее десяти человек.

Советские военачальники высказали во время беседы и свои пожелания: «Для нас желательно получить от вас карты Маньчжурии, которые вы добудете у японо-маньчжурских войск (карты японского изготовления), японские и другие документы – приказы, донесения, сводки, шифры. Желательно, чтобы вы снабжали нас образцами нового японского вооружения».

Прошло несколько месяцев. Чжао-Шанчжи вместе со своим отрядом благополучно переправился через Амур, установил связь с другими партизанскими отрядами. Начались совместные операции против японо-маньчжурских войск. Бои шли с переменным успехом. Были победы, но были и поражения. Удалось захватить кое-какие документы, которыми очень интересовались в Хабаровске. На советскую территорию ушли связные, неся образцы новой военной техники и сообщения о ходе боевых действий. В разведотделе 2-й ОКА после тщательного изучения всех полученных из-за Амура материалов и анализа обстановки в Северной Маньчжурии составили проект новой директивы для партизан.

В этом документе указывалось, что основная задача до зимы – укреплять и увеличивать отряды, добывать оружие, боеприпасы и продовольствие. Рекомендовалось в преддверии зимы создать секретные базы в недоступных местах, оборудовать в них жилища, накопить запасы продовольствия и одежды. Базы должны быть подготовлены для обороны. Партизанам советовали пока воздержаться от разрушения шахт, железных дорог и мостов, поскольку для выполнения этих задач у них пока еще мало сил и средств.

Повстанцам предлагалось проводить более мелкие операции по нападению на железнодорожные поезда, золотые прииски, склады, шахты, полицейские участки. Основная цель таких ударов – добывание оружия, боеприпасов, пищевых продуктов и снаряжения. Указывалось и на то, что данные акции надо тщательно готовить: производить разведку объекта нападения, составить план и обсудить его с командирами отрядов. Иначе неизбежны потери и неудачи.

Были в этой директиве и рекомендации для Чжао-Шанчжи: «Самому вам лично руководить нападениями не следует. Не забывайте, что вы руководитель партизанского движения, а не командир отряда. Вы должны организовывать разгром всей системы, а не отдельных отрядов и групп. Вам нельзя рисковать по любому случаю. Вы должны учить командиров»[202].

К сожалению, ничего не известно об участии советских военных инструкторов в партизанском движении на территории Маньчжурии, хотя эти люди были в китайских отрядах. Дело в том, что в той же самой директиве Хабаровск обещал прислать инструкторов для обучения партизан минно-взрывному делу. Другой важный аспект. Большинство партизан длительное время находились на территории советского Дальнего Востока. Многие из них прошли специальную военную подготовку, так что кого-то могла завербовать советская военная разведка. Поэтому история партизанского движения в Маньчжурии в конце тридцатых годов прошлого века и участие в ней советской военной разведки ждут своих исследователей.

Хотя известно, что на советской территории для китайских партизан были созданы два специальных лагеря: Северный, или лагерь «А», под городом Ворошиловом (ныне город Уссурийск Приморского края), и Южный, или лагерь «Б», в предместье города Керки (Туркмения). За короткое время пропускная способность лагерей выросла со 100 до 300 бойцов. Занятия с партизанами проводили кадровые офицеры Красной Армии под руководством майора В.А. Самарченко[203].

До середины 1942 года китайские партизаны регулярно переходили границу, отдыхали и лечились на советской территории, проходили проверку органами НКВД на предмет выявления японских разведчиков, после чего возвращались в Маньчжурию. Бывший командир такого отряда генерал Ван Мингуя в своих воспоминаниях рассказывает:

«Наш отряд, действовавший в горах Большого Хингана, в конце ноября 1940 г. подвергся ожесточенному натиску противника. За два месяца боев он поредел более чем на 2/3, в строю осталось лишь 60 человек, да и те в большинстве своем раненые. В создавшихся условиях члены парткома приняли решение перейти на территорию СССР, а затем, после приведения отряда в порядок, пополнив боеприпасы, вновь вернуться в Большой Хинган для продолжения партизанских действий».

В конце декабря 1940 года партизаны переправились по льду через Амур, а через два месяца, отдохнувшие, вооруженные и экипированные, на свежих конях вернулись по льду в Маньчжурию. Военный совет 2-й Отдельной Краснознаменной армии поставил перед ними следующие боевые задачи: организация партизанских районов на Хингане, прием в отряд новых бойцов всех национальностей, организация опорных баз партизанского движения, ведение антияпонской агитации на оккупированной территории.

В 1941 году на базе этих лагерей была сформирована 88-я отдельная стрелковая бригада, предназначенная для разведывательно-диверсионной деятельности в тылу японцев. Командиром 1-го батальона бригады, в которой служили в основном корейцы, был капитан по имени Цзин Жичэн, который впоследствии стал известен всему миру как Ким Ир Сен, глава Северной Кореи[204]. Настоящее его имя было Ким Сон Чжу[205].

Бригаду доукомплектовали советскими гражданами китайского и корейского происхождения, а также политэмигрантами. В ее ряды вступили 70 участников военного мятежа под руководством Чжан Вэйго и Ван Вэнжу. Вскоре численность личного состава бригады превысила 1,5 тыс. человек. Командовал бригадой подполковник Чжоу Боачжун, комиссаром также был китаец – майор Чжан Шоуцань (в январе 1943 года его сменил майор В.Е. Серегин), начальником штаба стал майор В.А. Самарченко, начальником разведки – Фын Чжунюань. По своему предназначению 88-я бригада была разведывательно-диверсионной и подчинялась разведотделу штаба Дальневосточного фронта. Периодически группы бойцов совершали рейды через советско-китайскую и советско-корейскую границы, но основной боевой работой занимались разведчики и связные в тылу врага.

Однако в боевых действиях 88-я бригада так и не была задействована. Всю Великую Отечественную войну «сталинский спецназ» пробыл в тылу, занимаясь боевой и политической подготовкой. Великолепно укомплектованное и оснащенное соединение (на вооружении бригады состояло: 4312 винтовок, 370 автоматов, 48 станковых и 63 ручных пулемета, 21 орудие, 16 противотанковых ружей, 23 автомашины) не спешили бросать в бой, несмотря на горячее желание бойцов. У него были другие задачи, более сложные, чем участие во фронтовых операциях Красной Армии.

Китайские патриоты активно и целеустремленно готовились к освобождению своей родины от японских оккупантов, и такая возможность появилась в августе 1945 года. Еще в июле командованием 88-й бригады был разработан план ведения боевых действий. Предстояло выбросить десант из 100 человек, оснащенных рацией, для ведения разведки, а также участия в наступлении совместно с частями Красной Армии в Дунбэе. Отлично подготовленные бойцы и командиры, прекрасно знавшие местность, пользовавшиеся доверием и поддержкой местного населения, могли оказать существенную помощь Красной Армии, однако не успели. Война с Японией была скоротечной, и оперативный план бригады просто не успели привести в исполнение. По этому поводу подполковник Чжоу Баочжун направил Главкому советских войск на Дальнем Востоке Маршалу Советского Союза Василевскому следующую докладную записку:

«24 августа 1945 г.

Я, командир 88-й отдельной стрелковой бригады, как подчиненный Вам и как член братской Коммунистической партии Китая решил обратиться к Вам непосредственно о нижеследующем.

Вверенная мне 88-я осбригада была организована в июне месяце 1942 г. по личному указанию товарища Сталина. В бригаде насчитывается около 400 бойцов и офицеров и до 150 чел. находится вне бригады (кроме русского и нанайского состава). Почти все китайские товарищи являются членами Китайской Коммунистической партии и Киткомсомола, бывшими руководителями и участниками партизанского движения в Маньчжурии против японских захватчиков. Бригадой непосредственно руководит Военный совет ДВФ (Дальневосточного фронта. – Прим. авт.). Бригаде было уделено большое внимание, и ей придавалась особая роль и политическое значение, как китайской национальной части (по примеру польской, чехословацкой и др. частей, бывших на территории СССР), и она должна была стать ядром подготовки военных и политических кадров. Как воинская часть, бригада готовилась принять активное участие вместе с Красной Армией в борьбе против японских империалистов за освобождение китайского народа…

В течение трех лет вся политико-воспитательная работа с личным составом бригады проводилась по особой программе Военного совета ДВФ.

По боевой подготовке была поставлена задача подготовить рядового бойца и сержанта на военное время командиром взвода, роты (отряда) и уметь вести политическую работу среди китайского населения Маньчжурии, а из нанайцев-рядовых подготовить командиров отделений. К июню месяцу 1945 г. эта задача была выполнена…

Политико-моральное состояние личного состава бригады здоровое, и в боевом отношении бригада подготовлена хорошо.

Бойцы, сержанты и офицеры три года готовились и ждали того дня, когда они смогут принять активное участие в борьбе против японского агрессора. Этот день наступил 9 августа с.г. Советский Союз объявил войну империалистической Японии. Весь личный состав бригады, воодушевленный благородными целями войны, ждал боевого приказа выступить против японских самураев.

Однако через четыре дня после начала военных действий оперативный план бригады был отменен, а ее передислокация на территорию Маньчжурии была задержана, и до настоящего времени бригада не использована.

Мои неоднократные запросы к генерал-майору тов. Сорокину и через него к командующему 2-м ДВФ генералу армии тов. Пуркаеву об использовании бригады до сегодняшнего дня положительного решения не получили.

Поэтому я вынужден обратиться к Вам, товарищ Маршал, с просьбой о разрешении вопроса об использовании бригады и изложить свои соображения:

1. Считаю необходимым передислоцировать бригаду в центральный город Маньчжурии – Чанчунь, где бы мы могли немедленно оказать помощь Красной Армии в установлении и поддержании порядка. Организовать антияпонскую демократическую организацию, которая должна явиться основой для будущей демократической народной власти в Маньчжурии.

2. Провести подготовительную работу по созданию народной армии в Маньчжурии, ядром которой должна стать китайская бригада.

3. Объединить всех членов Китайской коммунистической партии в Маньчжурии, развернуть работу по привлечению всех прогрессивных демократических групп и создать единый фронт народов Маньчжурии против японской агрессии. Вести борьбу против всех реакционных элементов и течений.

Проводить повседневную работу в массах и воспитывать китайский народ в духе дружбы и любви к великому соседу – Советскому Союзу, к народам Советского Союза, к Великому Сталину.

Если Вы найдете невозможным принять мои вышеуказанные соображения, то я прошу разрешить отправить китайский состав бригады и отдельных русских товарищей в распоряжение ЦК Коммунистической партии Китая или командующего 8-й НРА тов. Чжу Дэ.

Командир 88-й отдельной стрелковой бригады подполковник Чжоу Баочжун»[206].

Однако обращение не было принято во внимание. 88-я отдельная стрелковая бригада была расформирована на основании приказа командующего Дальневосточного военного округа от 12 октября 1945 г. «Сталинский спецназ», всю войну готовившийся для диверсионной разведки, в бой отправлен не был. Китайским товарищам нашлось применение на руководящих должностях в районных комендатурах и полицейских участках освобожденной Маньчжурии. Корейских бойцов бригады во главе с капитаном Ким Ир Сеном направили в Корею.

Корейский полуостров, освобожденный частями 25-й армии 1-го Дальневосточного фронта, в авангарде которых шли морские пехотинцы В.Н. Леонова, ставшего дважды Героем Советского Союза, и М.А. Бабикова, Героя Советского Союза, ждал появления новой власти. Она явилась в лице Советской гражданской администрации (СГА). Ее руководители служили в штабе 25-й армии, а возглавил СГА генерал-полковник Т.Ф. Штыков, член Военного совета 1-го Дальневосточного фронта и будущий советский посол в КНДР. В органы местного самоуправления были направлены на руководящие должности политически грамотные офицеры Красной Армии, корейцы по национальности, прибывшие вместе с 25-й армией. В конце сентября из Владивостока в Вонсан на пароходе «Пугачев» прибыл капитан Ким Ир Сен со своим 1-м батальоном уникального в своем роде политического спецназа.

Он тут же был назначен помощником военного коменданта г. Пхеньяна генерал-полковника И.М. Чистякова. А когда встал вопрос о главе Северной Кореи, генерал Штыков, посовещавшись с Москвой, принял решение о всяческой поддержке и фактическом выдвижении на эту должность капитана Красной Армии Ким Ир Сена. На митинге 14 октября в честь Красной Армии генерал Чистяков представил его собравшимся как «национального героя» и «знаменитого партизанского вождя». Уже через неделю Ким Ир Сен стал членом бюро Коммунистической партии Кореи, а через два месяца – председателем бюро КПК.

В феврале 1946 года Ким Ир Сен возглавил Временный народный комитет Северной Кореи, в состав которого входили 11 бюро-министерств, образованных на базе соответствующих департаментов СГА. После создания комитета советское руководство заявило, что оно выполнило свою задачу и власть в стране переходит в руки местных административных органов. К концу 1947 года в северной части полуострова сформировалось самостоятельное государство со своим правительством, армией, полицией, экономикой и финансами. Последним шагом к закреплению раздела страны стало проведение в августе 1948 г. выборов в Верховное народное собрание Северной Кореи. 9 сентября первая сессия ВНС провозгласила Корейскую Народно-Демократическую Республику.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Пулеметное вооружение накануне Первой мировой войны

Из книги Техника и вооружение 2003 02 автора Журнал «Техника и вооружение»

Пулеметное вооружение накануне Первой мировой войны Пулеметы успели доказать свое значение в ходе колониальных войн, а также англо-бурской, русско-японской, двух балканских войн. Русско-японская война отличалась интенсивным использованием пулеметов и ускорила их


Глава 1 Накануне Второй мировой войны

Из книги «Моссад» и другие спецслужбы Израиля автора Север Александр

Глава 1 Накануне Второй мировой войны Мы не будем рассказывать о том, как в апреле 1936 года в Палестине один из командиров отрядов еврейской самообороны «Хагана» обратился к Эзре Данину, имевшему обширные знакомства среди арабов, с просьбой выяснить, кто именно убил двух


Начало Второй мировой войны

Из книги «Партизаны» флота. Из истории крейсерства и крейсеров автора Шавыкин Николай Александрович

Начало Второй мировой войны  Вторая мировая война в Европе началась с нападения Германии на Польшу. Удару подверглись как сухопутные, так и морские силы Полыни. Этому событию предшествовала длительная военная и политическая подготовка. Германия имела претензии на


Воздушные асы Второй мировой войны

Из книги Энциклопедия заблуждений. Война автора Темиров Юрий Тешабаевич

Воздушные асы Второй мировой войны Своих героев нужно хорошо знать. Это правило вполне понятно и справедливо. Распространяется оно, конечно же, и на воздушных асов Второй мировой войны. Думается, подавляющее большинство советских школьников хорошо знало имена


Накануне первой мировой войны

Из книги Мины российского флота автора Коршунов Ю. Л.

Накануне первой мировой войны Опыт применения мин в русско японской войне определил два основных направления в их совершенствовании. Прежде всего, требовалось обеспечить безопасность обращения с минами при постановке в случае повреждения гальваноноударных колпаков.


ГЛАВА 2. Войска СС и фольксдойче накануне и в начале Второй мировой войны

Из книги «Советские немцы» и другие фольксдойче в войсках СС автора Пономаренко Роман Олегович

ГЛАВА 2. Войска СС и фольксдойче накануне и в начале Второй мировой войны После успешного завершения Польской кампании 1939 года рейхсфюрер СС Гиммлер намеревался и далее расширять войска СС путем формирования новых подразделений. Однако на пути этого намерения стояло


3. Начало Второй Мировой войны

Из книги Авианосцы, том 1 [с иллюстрациями] автора Полмар Норман

3. Начало Второй Мировой войны 30-е годы были отмечены множеством «малых войн» и агрессий. Кульминацией стал Армагеддон 1939 – 1945 годов. В Азии японская Квантунская армия захватила Манчжурию зимой 1931 – 32 года, действуя практически без поддержки правительства. В Китае после


ТЕМА: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Из книги Гвардейский крейсер «Красный Кавказ». автора Цветков Игорь Федорович

ТЕМА: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1. ИЗ ДОГОВОРА О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ МЕЖДУ СОЮЗОМ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И РЕСПУБЛИКОЙ ЧЕХОСЛОВАЦКОЙ 16 мая 1935 г.Статья 1. В случае, если Союз Советских Социалистических Республик или Республика


1.2. Состояние русских крейсерских сил накануне и в период первой мировой войны

Из книги Хождение по катынским мифам автора Терещенко Анатолий Степанович

1.2. Состояние русских крейсерских сил накануне и в период первой мировой войны В результате боевых действий в период русско-японской войны 1904-1905 гг. двенадцать русских крейсеров («Баян», «Паллада», «Рюрик», «Адмирал Нахимов», «Владимир Мономах», «Дмитрий Донской»,


Начало второй мировой войны

Из книги Предвоенные годы и первые дни войны автора Побочный Владимир И.

Начало второй мировой войны Поведение фюрера во время кризисов сопровождалось появлением необыкновенной дерзости, тягой к обострению ситуации, стремлением форсировать события. Эта война была детищем Гитлера, так как его жизненный путь полностью ориентировался на


Начало второй мировой войны

Из книги Великая Отечественная: Правда против мифов автора Ильинский Игорь Михайлович

Начало второй мировой войны На рубеже 30-40-х гг. в мире работают пять атомных миссий.Во Франции под руководством Фредерика Жолио-Кюри разрабатывают ядерные реакторы.В Германии над созданием бомбы работает Вернер Гейзенберг, он опережает коллег в делении ядер


МИФ ВТОРОЙ. «В развязывании Второй мировой войны виновата не фашистская Германия, якобы внезапно напавшая на СССР, а СССР, спровоцировавший Германию на вынужденный превентивный удар»

Из книги Мост шпионов. Реальная история Джеймса Донована автора Север Александр

МИФ ВТОРОЙ. «В развязывании Второй мировой войны виновата не фашистская Германия, якобы внезапно напавшая на СССР, а СССР, спровоцировавший Германию на вынужденный превентивный удар» В ходе холодной войны на Западе возник и все более раздувается миф о том, что Советский


Во время Второй мировой войны

Из книги Арсенал-Коллекция, 2013 № 06 (12) автора Коллектив авторов

Во время Второй мировой войны После начала Второй мировой войны главной задачей, стоящей перед советской военной разведкой в Китае, стал сбор информации о дальнейших военных планах Японии в отношении возможного нападения на СССР.В мае 1940 года в Шанхае объявились три


Эволюция организации пехотной дивизии США накануне и в годы Второй мировой войны

Из книги автора

Эволюция организации пехотной дивизии США накануне и в годы Второй мировой войны Когда в середине 80-х гг. мне, тогда ещё школьнику, попала в руки книга Омара Брэдли "Записки солдата", то, помимо текста, настоящее восхищение вызвали таблицы и схемы в приложениях, из которых