Крепость Могилев

Крепость Могилев

Располагавшийся на Днепре город Могилев в начале июля 1941 г. стал одной из позиций, занимаемых прибывающими из внутренних округов войсками. В районе Могилева на восточном берегу Днепра занял оборону 61-й стрелковый корпус (53, 172 и 110-я дивизии) 20-й армии. У города Могилева был оборудован тет-де-пон на западном берегу реки. Однако вскоре 61-й корпус был передан «объединителю осколков» — 13-й армии.

Уже 3 июля на дальние подступы к Могилеву вышли передовые и разведывательные отряды немцев. Вскоре город попал в поле зрения командования группы армий. В оперативной сводке группы армий «Центр» за 11 июля говорилось:

«[4-я танковая] армия, захватив 11.7 ряд новых плацдармов по р. Днепр на участке Могилев, Орша и расширив плацдарм Стар. Быхов (Быхов), Дашковка, создала предпосылку для предусмотренного наступления в направлении Ельня. Пока трудно предвидеть, будет ли это наступление предпринято из района Могилев через Рясна на Ельня или же из района Шклов, Копысь через Горки»[306].

Сообразно этим размышлениям были предприняты конкретные шаги для выбора одного из этих вариантов. На Могилев была развернута 3-я танковая дивизия XXIV корпуса. Уже 11 июля она была в 20 км к юго-западу от Могилева. Утром 12 июля дивизия была на западной окраине города. Традиционно атаку танков предварял мощный удар авиации.

Как вспоминал полковник в отставке Хорст Зобель, служивший в июле 1941 г. в 3-й танковой дивизии, далее произошло следующее:

«3-я танковая дивизия начала атаку против Могилева двумя боевыми группами. Правая боевая группа несколько продвинулась вперед, но затем атака была остановлена из-за сильного сопротивления противника. Левая группа немедленно пришла к катастрофе. Пехота на мотоциклах, которая должна была сопровождать танки, завязла в глубоком песке и не вышла на линию атаки. Командир танковой роты начал атаку без поддержки пехоты. Направление атаки, однако, было полигоном гарнизона Могилева, где были установлены мины и вырыты окопы. Танки напоролись на минное поле, и в этот момент по ним открыли огонь артиллерия и противотанковые пушки. В результате атака провалилась. Командир роты был убит, и 11 из 13 наших танков было потеряно»[307].

Наступление 3-й танковой дивизии на Могилев было остановлено. Зобель также заметил: «Противник оказался намного сильнее, чем ожидалось». Это был один из первых успехов советских войск. В Могилев по этому случаю прибыли корреспонденты центральных газет. Они собственными глазами увидели подбитые танки врага. Снимок кладбища немецкой техники был позднее помещен в «Известиях».

Очередной раунд борьбы за Могилев состоялся с началом немецкого наступления через Днепр. Форсировав Днепр, части XXIV и XXXXVI моторизованных корпусов Гудериана, обойдя Могилев с двух сторон (XXXXVI корпус — севернее, XXIV корпус — южнее города), соединились в городе Чаусы. Тем самым было замкнуто кольцо окружения вокруг оборонявшейся в районе Могилева группировки советских войск.

К 18 июля 1941 г. на подступах к Могилеву выросла система круговой обороны. Как это обычно случалось во времена разгромов и отступлений, оборону города составляли разрозненные и разнородные части и соединения. Ядром обороны была 172-я стрелковая дивизия генерал-майора М.Т. Романова. Помимо нее в Могилеве оборонялись части 110-й и 161-й стрелковых дивизий, а также остатки 20-го механизированного корпуса. Организационно они входили в 61-й стрелковый корпус 13-й армии. Назвать численность гарнизона города ввиду утраты многих документов сейчас довольно сложно. Данные о численности 172-й и 161-й дивизий в донесении Западного фронта о боевом и численном составе за 10 июля 1941 г. попросту отсутствуют. Можно осторожно оценить их численность в 6—10 тыс. человек. 110-я дивизия насчитывала на ту же дату всего 2478 человек[308].

На уровне бытовой логики может возникнуть мысль: «А зачем немцам было его штурмовать? Достаточно было обложить со всех сторон, и защитники сами бы сдались…» Однако вариант «обложить Могилев войсками и ждать у моря погоды» немцев совершенно не устраивал.

В отчете немецкого VII корпуса указывались следующие побудительные мотивы этого решения германского командования: «Штурм становится все более необходимым, поскольку сконцентрированные на плацдарме силы противника представляют собой серьезную угрозу в тылу армии, дают прикрытие с фронта находящимся восточнее Днепра силам противника для ударов на север и юг по флангам XII и IX АК и, наконец, перекрывают важную линию коммуникаций»[309].

Одним словом, Могилев в 1941 г. был классическим «фестунгом», характерным для немецкой стратегии 1944–1945 гг. Оборона этого города лишала немцев крупного узла коммуникаций. В свою очередь, штурм города означал задержку с продвижением вперед, на соединение с танковыми группами, пехоты армейских корпусов.

Наступление двух немецких дивизий на Могилев началось в 14.00 20 июля. Уже первый день боев показал, что кавалерийским наскоком взять Могилев не получится. В отчете VII корпуса по штурму Могилева говорилось: «В течение дня становится ясно, насколько сильную позицию представляет собой могилевский плацдарм. Дивизии обнаружили перед собой мастерски отстроенные полевые укрепления, великолепно замаскированные, глубоко эшелонированные, с искусным использованием всех возможностей организации фланкирующего огня»[310].

Успешный кавалерийский наскок был для немцев, конечно же, гораздо предпочтительнее. Быстрое продвижение вперед за прорвавшимися в глубину советской территории танковыми и моторизованными дивизиями отнюдь не обеспечивало устойчивого снабжения. В отчете VII корпуса указывалось: «Положение с боеприпасами напряженное, армия не может организовать достаточное снабжение. Этот факт не позволяет ожидать быстрого успеха в боях за укрепленный плацдарм».

Тем более напряженным было положение с боеприпасами по другую сторону фронта — у гарнизона осажденной крепости. К чести командования Западного фронта необходимо сказать, что оно приложило определенные усилия для снабжения окруженного гарнизона Могилева по воздуху. Подходящего аэродрома в расположении окруженных соединений не было, и основным видом снабжения стал сброс парашютных контейнеров. Этот метод был освоен еще в Финскую войну. Разумеется, не обходилось без обычных для таких случаев инцидентов: часть парашютов относило в расположение противника, а иногда снаряды, доставленные с таким трудом, оказывались не тех калибров.

А.И. Еременко приводит слова комиссара оборонявшей Могилев стрелковой дивизии о снабжении по воздуху: «Это была не только большая материальная, но и моральная поддержка. Воины дивизии чувствовали неразрывную связь со всем народом, воочию убеждались, что командование фронта и Верховное Главнокомандование, несмотря на сложность общей обстановки, не забывали о защитниках Могилева».

Тем временем ряды штурмующих Могилев соединений пополнились. Во-первых, VII корпусу была передана 15-я пехотная дивизия из резерва ОКВ. Однако немедленно вступить в бой она не могла. Во-вторых, соседний XIII корпус направил к Могилеву 78-ю пехотную дивизию. Это соединение вступает в бой уже 22 июля.

22 июля советские позиции под Могилевом оказываются атакованы с юга (78 пд), с юго-запада и запада (23 пд) и блокированы с севера (7 пд). Атака на готовившиеся уже много дней западные бастионы Могилева оказываются безуспешными. Однако, наступая вдоль берега Днепра, немцы прорываются к мосту через реку в районе Луполово.

День 23 июля начинается с успеха: 78-я пехотная дивизия успешно атакует советские части на южном берегу Днепра, к юго-востоку от Могилева. Немцами было заявлено о захвате 5 тыс. пленных. Также 23 июля в распоряжение VII корпуса наконец-то прибывает из резерва ОКВ 15-я пехотная дивизия. Она должна была атаковать советские позиции на подступах к Могилеву с запада, вдоль шоссе. Называя вещи своими именами — таранить наиболее прочную советскую оборону. Однако дивизия прибывает только вечером и успевает лишь сбить охранение и выйти к главной полосе обороны. Тем временем батальон из 23-й пехотной дивизии пытается прорваться в город с юга, через мост. «Внезапный мощный обстрел с высокого, имеющего террасы северного берега останавливает наступление. Командир батальона майор Хенниг погибает». Попытка взять город с тыла терпит неудачу. Требуется взлом оборонительных позиций к западу от города грубой силой.

24 июля наконец следует атака грубой силой на советские позиции к западу от города, на правом берегу Днепра. Свежая 15-я пехотная дивизия совместно с 23-й дивизией постепенно их прогрызает и прорывается на окраины Могилева. Здесь советские части пытаются выстроить новую линию обороны. Немцы входят в город с запада и севера и начинают его штурм. Однако решительного результата добиться им все еще не удается. Как указывается в отчете VII корпуса, «зачистка города штурмовыми группами, в составе которых действуют все огнеметчики корпуса, не приносит ожидаемого успеха. 15-я пд вынуждена возобновить планомерное наступление, назначенное сначала на вторую половину дня 25 июля, а после задержек в подготовке — на утро 26.7».

В ночь на 26 июля командир 172-й дивизии собрал совещание в штабе дивизии в помещении городской школы № 11 по ул. Менжинского. Ничего утешительного он своим подчиненным сказать не мог. В городе накопилось до 4 тыс. раненых, боеприпасы фактически кончились, продовольствие на исходе. Далее генерал Романов предложил высказаться. Первым взял слово командир 388-го стрелкового полка Кутепов. Он выступил за прорыв. Остальные командиры поддержали Кутепова.

Константин Симонов был одним из тех, кто успел увидеть героев Могилева. Писателю довелось многое увидеть на войне, однако именно этот эпизод ему запомнился. Он позднее писал: «Недолгая встреча с Кутеповым для меня была одной из самых значительных за годы войны. В моей памяти Кутепов — человек, который, останься он жив там, под Могилевом, был бы способен потом на очень многое». К сожалению, это можно сказать про очень многих погибших и попавших в плен в 1941 г. командиров и командующих Красной армии. Среди них было немало незаурядных личностей. Семен Федорович Кутепов был командиром 388-го стрелкового полка 172-й дивизии. Того самого, который оборонялся на плацдарме на западном берегу Днепра. Симонов поясняет причину своей привязанности к тем событиям так: «Тогда, в 1941 году, на меня произвела сильное впечатление решимость Кутепова стоять насмерть на тех позициях, которые занял и укрепил, стоять, что бы там ни происходило слева и справа от него».

Однако после недели боев возможности сопротивления уже были исчерпаны. На совещании в опустевшей школе было принято решение прорываться. Части, оборонявшиеся на левом берегу Днепра, должны были пробиваться в северном направлении. Частям, оборонявшимся на правом берегу Днепра (ими как раз командовал Кутепов), было приказано прорываться на юго-запад, а затем идти вдоль Днепра, форсировать его и далее двигаться на восток, на соединение со своими войсками.

Прорыв начался в полночь, под проливным дождем. В условиях плотного кольца немецкой пехоты вокруг города прорыв был делом почти безнадежным. Однако нескольким отрядам все же удалось прорваться. Генерал-майор М.Т. Романов, по имеющимся данным, попал в плен, бежал, позднее был схвачен и повешен уже как командир партизанского отряда.

По итогам боев за Могилев в отчете VII корпуса были сделаны следующие выводы:

«Штурм укрепленного плацдарма Могилев представлял собой семидневную самостоятельную операцию против прекрасной долговременной оборонительной позиции, защищаемой фанатичным противником. Русские держались до последнего. Они были совершенно нечувствительны к происходившему у них на флангах и в тылу. За каждую стрелковую ячейку, пулеметное или орудийное гнездо, каждый дом приходилось вести бои»[311].

Также высоко была оценена деятельность советской артиллерии: «Несмотря на применение разведывательных частей, воздухоплавателей и разведывательной авиации, так и не удалось заставить замолчать русскую артиллерию». Это также является косвенным свидетельством относительно успешного снабжения гарнизона боеприпасами по воздуху.

Результаты штурма в числовом выражении были следующими:

«…корпус мог записать в свой актив 35 000 пленных и трофеи: 294 орудия, 127 противотанковых орудий, 45 танков и бронемашин, 1348 пулеметов, 40 счетверенных пулеметов, 1640 автомобилей, 59 тягачей, 33 самолета, 765 повозок, 2242 лошади, 38 полевых кухонь»[312]. Собственные потери VII корпуса составили 3765 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Однако главным итогом семидневного сражения за Могилев было исключение VII армейского корпуса из боев за Смоленск. Вместо того чтобы форсированным маршем двигаться вперед и сменять подвижные соединения XXXXVI или XXXXVII корпусов на захваченных ими позициях, немецкая пехота билась за город довольно далеко в тылу группы армий «Центр». Если бы состоялась смена подвижных частей под Смоленском или Ельней, они могли прорваться в район Дорогобужа или Ярцево и соединиться с 3-й танковой группой Гота. Соответственно точка в боях за Смоленск была бы поставлена намного раньше, чем это произошло в реальности.

К сожалению, в Красной армии в 1941 г. стратегия «фестунгов» (крепостей) не была доведена до логического завершения. Двойственность отношения к окруженным городам выражалась в подходе к оценке действий людей, их защищавших. Бывший начальник оперативного отдела 13-й армии С.П.Иванов вспоминал: «…принятое генералами Ф.А. Бакуниным и М.Т. Романовым единственно правильное решение о выходе из окружения, когда возможности обороны были исчерпаны, так и не получило одобрения главного командования Западного направления и Ставки. «После выхода из окружения, — рассказывал мне позже генерал Бакунин, — я был вызван в Москву, в кадры, где выслушал от генерала А.Д. Румянцева несправедливые попреки о якобы преждевременной сдаче Могилева. Невзирая на это, я доложил ему об особо отличившихся и пытался передать их список. Но получил на это однозначный ответ: «Окруженцев не награждаем…»[313]. Такой подход был, конечно же, несправедлив. Даже в окружении солдаты и командиры решали задачу воздействия на противника, разрушения его планов и нанесения ему максимально возможных потерь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кюстрин. Индустриальная крепость.

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Части 2-3 автора Исаев Алексей Валерьевич

Кюстрин. Индустриальная крепость. Кюстрин был одной из старейших крепостей Германии. Строительство укреплений было начато при Хане фон Кюстрине, сорегенте и брате курфюрста Бранденбурга Иоахима Хектора в 1536 году. Целью постройки было получить контроль над местом


Крепость спасает десант

Из книги Наступление маршала Шапошникова [История ВОВ, которую мы не знали] автора Исаев Алексей Валерьевич

Крепость спасает десант Единственным местом советско–германского фронта, где немецкие войска продолжали наступать в декабре 1941 г., был Крым. В то время как армии и корпуса трех групп армий откатывались назад, теряя боевую и вспомогательную технику, 11–я армия Э. фон


Кюстрин. Индустриальная крепость

Из книги Разгром 1945. Битва за Германию [litres] автора Исаев Алексей Валерьевич

Кюстрин. Индустриальная крепость Кюстрин был одной из старейших крепостей Германии. Строительство укреплений было начато при Хане фон Кюстрине, сорегенте и брате курфюрста Бранденбурга Иоахима Хектора, в 1536 году. Целью постройки было получить контроль над местом


Глава 3 «Старая крепость»

Из книги От Дубно до Ростова автора Исаев Алексей Валерьевич

Глава 3 «Старая крепость» Бои на «линии Сталина». 1–17 июляГроза на Южном фронте. Самым значительным событием первых дней июля была резкая активизация боевых действий в полосе Южного фронта. 11 немецкая армия, сосредоточивавшаяся в Румынии, начала выполнение плана


КРЕПОСТЬ ГОТОВИТСЯ К БОЮ

Из книги Забытые битвы империи автора Музафаров Александр Азизович

КРЕПОСТЬ ГОТОВИТСЯ К БОЮ  Эта война начала в 1853 году и получила название Восточной, или Крымской. Поводом к ее началу послужил конфликт вокруг контроля над святыми местами в Палестине, а причиной — геополитические противоречия европейских держав в Балканском регионе.


КРЕПОСТЬ ПРИНИМАЕТ БОЙ

Из книги Восточный фронт. Черкассы. Тернополь. Крым. Витебск. Бобруйск. Броды. Яссы. Кишинев. 1944 автора Бухнер Алекс

КРЕПОСТЬ ПРИНИМАЕТ БОЙ  Перед началом боевых действий англичане попытались воспользоваться осадной технологией, известной еще с античных времен. Еще отец Александра Великого македонский царь Филипп говорил: «Осел, нагруженный золотом, возьмет любой город». Адмирал


Севастополь больше не крепость

Из книги Неизвестные союзники Сталина. 1940–1945 гг. автора Чичкин Алексей Алексеевич

Севастополь больше не крепость Упорядоченная эвакуация всех остатков 17-й армии из Севастополя была бы возможна, если бы не существовало приказа Гитлера об удержании и обороне города. Или, по крайней мере, он не возражал бы против эвакуации той массы небоеспособных людей,


Придунайская Брестская крепость

Из книги Кровавый Дунай. Боевые действия в Юго-Восточной Европе. 1944-1945 автора Гостони Петер

Придунайская Брестская крепость Некоторые СМИ стран бывшего СССР уже рассматривали тему замалчиваемых до сих пор сражений и побед советских войск в годы Великой Отечественной войны. Замалчиваемых в основном потому, что, во-первых, ими руководили военачальники,


Решающие бои за крепость Будапешт

Из книги Прерванный полет «Эдельвейса» [Люфтваффе в наступлении на Кавказ, 1942 г.] автора Дегтев Дмитрий Михайлович

Решающие бои за крепость Будапешт Начиная с последних дней 1944 года Будапешт упорно противостоял постоянному натиску двух русских фронтов (отведенных для этой цели нескольких соединений из состава 2-го и 3-го Украинских фронтов (Будапештская группа войск). – Ред.).


Глава 5 ОСЕТРОВАЯ КРЕПОСТЬ

Из книги Воздушные извозчики вермахта [Транспортная авиация люфтваффе, 1939–1945] автора Дегтев Дмитрий Михайлович

Глава 5 ОСЕТРОВАЯ КРЕПОСТЬ Солдаты подземелья 20 мая сразу после окончания операции «Охота на дроф» Рихтхофен встретился с Манштейном для обсуждения ближайших планов. Последний согласился с тем, что нападение на Севастополь потребует такого же уровня воздушной


«Крепость» Тарнополь

Из книги Сталинградская Богородица автора Шамбаров Валерий Евгеньевич

«Крепость» Тарнополь Однако вернемся на Украину. Тем временем немцы снабжали по воздуху и небольшой гарнизон в городе Тарнополь. 26 марта он занял круговую оборону в надежде на скорое деблокирование. Учитывая небольшую численность защитников и отсутствие аэродрома,


41. «Крепость Европа»

Из книги Операция «Багратион» [«Сталинский блицкриг» в Белоруссии] автора Исаев Алексей Валерьевич


Глава 11 «Крепость» Витебск

Из книги Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 автора Йоргенсен Кристер

Глава 11 «Крепость» Витебск Одной из особенностей операции «Багратион» стала широкомасштабная разведка боем, проводившаяся за день до начала собственно наступления. Это было решение вполне в духе Первой мировой войны, когда был изобретен отход из-под удара артиллерии


Глава 5. Островная крепость

Из книги Бой под Талуканом автора Прокудин Николай Николаевич

Глава 5. Островная крепость Ах, Шелленберг, занимаясь этим делом столько, сколько занимаемся им мы с вами, розовых слонов начинаешь видеть повсюду! Полковник абвера Гейдрих Шелленбергу (1943) С британскими «кузенами» у немцев сложились довольно странные отношения


Крепость Алихейль

Из книги Кавказская война. В очерках, эпизодах, легендах и биографиях автора Потто Василий Александрович

Крепость Алихейль Ни рано утром, ни в обед о нас не вспомнили. Не привезли продуктов и к вечеру. Сухпай давно закончился, рис доели, остались одни сухари и чай с сахаром. Афганцы, догадавшись, что мы над ними подшучиваем, больше интереса к торговле ракетами не проявляли.


VI. КРЕПОСТЬ ВНЕЗАПНАЯ

Из книги автора

VI. КРЕПОСТЬ ВНЕЗАПНАЯ На северо-восток от Чечни, за Качкалыковским хребтом, на обширной плоскости, раскинувшейся между нижним Тереком, Каспийским морем, Сулаком и последними отрогами Ауховских и Салатавских гор, живут андреевские, аксаевские и костековские племена