Генерал от инфантерии Петр Семенович Ванновский

Генерал от инфантерии Петр Семенович Ванновский

Будущий военный министр Российской империи и один из наиболее выдающихся реформаторов ее армии родился 24 ноября 1822 г. в Киеве в дворянской семье. Его отец происходил из мелкой шляхты Минской губернии и трудился преподавателем французского языка в знаменитой Первой киевской гимназии.

Семен Ванновский всячески поддерживал желание сына пойти по военной линии и определил Петра на обучение в 1-й Московский кадетский корпус, считавшийся одним из лучших кадетских корпусов России.

А. Першаков (1843–?). Портрет П. С. Ванновского в мундире генерал-адъютанта Свиты Его Императорского Величества

Закончив корпус, Ванновский поступил на службу в лейб-гвардии Финляндский полк, в составе которого выступил на свою первую войну. Три батальона финляндцев были в 1849 г. в венгерском походе, хотя непосредственного участия в боевых действиях им принять не пришлось.

Значительно более серьезным испытанием стала для молодого офицера Крымская война, во время которой он принимает участие в сражениях под Туртукаем и Силистрией. За Крымскую войну Ванновский награждается орденом Святого Владимира с мечами и бантом, а в 1855 г. отлично показавший себя боевой офицер назначается командиром батальона.

Медаль «В память Крымской (Восточной) войны 1853–1856 гг.». Учреждена 26 августа 1856 г. императором Александром II

Командуя батальоном, Ванновский демонстрирует свои прекрасные качества воспитателя как солдат, так и молодых офицеров. Вероятно, именно с этим было связано его назначение (уже дослужившегося до полковника) в 1857 г. начальником Офицерской стрелковой школы в Царском Селе. Последняя (созданная в 1826 г. по инициативе Николая I как Образцовый учебный батальон) была предназначена для повышения квалификации младших пехотных офицеров перед назначением их на вышестоящую должность. В ходе годового обучения младшие офицеры (курс составлял, не считая вольнослушателей, 114 человек) получали серьезную теоретическую и практическую подготовку.

Ванновский внес значительный вклад в дальнейшее развитие школы. Благодаря его усилиям в 1859 г. было принято решение о повышении ее статуса – теперь школа уже готовила пехотных офицеров для занятия должностей командира роты и заведующего оружием полка, а окончившие ее по первому разряду досрочно получали очередное звание.

В 1861 г. Ванновский производится в генерал-майоры и назначается директором Павловского кадетского корпуса (располагался на Васильевском острове в Санкт-Петербурге). Благодаря его стараниям, через два года статус военно-учебного заведения значительно повышается – на базе кадетского корпуса создается Павловское военное училище, которое с самого основания стало одним из самых элитарных в империи. В приказе военного министра о создании Павловского военного училища были следующие строки: «Дабы сохранить память о 1-м кадетском корпусе (преобразованном в военную гимназию), как о рассаднике военного образования в отечестве, и предания, связанные с его именем, о доблестях военных начальников и государственных людей, проведших юность в этом заведении, придать Павловскому училищу название “1-го военного училища”».

«Павлоны», как называли юнкеров и выпускников училища, благодаря школе Ванновского считались лучшими строевиками и отличались особой дисциплинированностью. Эта репутация сохранилась за павлонами до самого падения империи. Выпускники училища участвовали во всех сражениях российской армии и своей кровью подтвердили его высокую репутацию.

В 1868 г. Ванновский после непродолжительной работы в Главном управлении военно-учебных заведений назначается начальником 12-й пехотной дивизии. В эту прославленную дивизию (штаб которой и штаб 1-й бригады располагались в Проскурове, а штаб 2-й бригады – в Виннице) входили 45-й пехотный Азовский генерал-фельдмаршала графа Головина полк, 46-й пехотный Днепровский полк, 47-й пехотный Украинский полк, 48-й пехотный Одесский Императора Александра I полк.

Ванновский, хотя его часто упрекали за излишнюю строгость, был выдающимся строевым начальником. Вникая во все мелочи жизни полков, постоянно объезжая все подразделения дивизии и, тщательно занимаясь подготовкой солдат и офицеров, он сделал дивизию одной из лучших в российской армии.

В 1876 г. Ванновский назначается первым начальником только что созданной 33-й пехотной дивизии, которая располагалась в Киеве. В нее вошли 129-й пехотный Бессарабский полк, 130-й пехотный Херсонский полк, 131-й пехотный Тираспольский полк и 132-й пехотный Бендерский полк. Для крайне сложного дела создания новой боевой единицы нужен был именно такой жесткий и решительный генерал, как Ванновский, и он полностью справился с поставленной задачей, что неоднократно отмечалось командованием Киевского военного округа.

«Упрощенные» военные мундиры при царствовании Александра III (акварели 80-х гг. XIX века)

Форма одежды пешей артиллерии и инженерных войск (приказ по военному ведомству 1882 г. № 33)

Экипировка солдата армейского пехотного полка

Штаб-офицер, рядовой и фельдфебель пехотных полков в парадной форме

Старания Ванновского были должным образом оценены, и в следующем году он идет на серьезное повышение – становится командиром 12-го армейского корпуса, штаб которого находился в Виннице.

После начала русско-турецкой войны Ванновский во главе своего корпуса переправляется через Дунай у Зимницы, но в конце июня 1877 г. получает новое назначение – исполняющим должность начальника штаба Рущукского (Восточного) отряда.

Необходимо отметить одну деталь, значение которой, несмотря на ее прозаичность, нельзя недооценивать. Именно в корпусе Ванновского впервые в российской армии вместо сухарей солдатам начали выдавать печеный хлеб, что резко снизило количество желудочных заболеваний. Вскоре эта практика была распространена на все действующие войска и стала в последующем обязательной для интендантства.

Рущукский отряд был чрезвычайно сильной боевой единицей Дунайской армии – он состоял из двух корпусов (12-го и 13-го) и насчитывал в своем составе 49 батальонов, 22 эскадрона, 19 казачьих сотен и 224 орудия. Командиром отряда был наследник-цесаревич Александр Александрович, что особенно повышало возложенную на начальника штаба ответственность. Согласно плану военных действий, утвержденному главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем, отряд цесаревича должен был захватить Рущук и Никополь, а потом занять Шипкинский проход. Наступление на Рущук, по разработанному Ванновским плану, началось 10 июля, но одновременно наступательные действия превосходящими силами предприняли и турки. В итоге, действия отряда вынужденно стали оборонительными, но, и ведя оборонительные бои, рущукцы одержали ряд значительных побед.

Уже первая попытка османов атаковать позиции отряда под Кацелевом – Аблавой потерпела полную неудачу, они были отбиты с большими для себя потерями, после чего долго не решались вновь начать наступательные действия.

Рущукский отряд занял три оборонительные позиции: у Банички – отряд генерала Прохорова (10 батальонов, 2 эскадрона, 32 орудия), у Капривицы – отряд генерала Баранова (12 батальонов, 12 эскадронов и сотен, 60 орудий), у Бег-Вербовки – Чаиркиоя – отряд генерала Татищева (12 батальонов, 8 эскадронов, 46 орудий).

Турецкое командование приняло решение атаковать позиции рущукцев у Бег-Вербовки – Чаиркиоя Южной армией, в которой было около 30 тысяч человек (в том числе 28 эскадронов) и 84 орудия. Планировалось одновременно произвести атаку позиций в центре и фланговый обход справа для нанесения удара в тыл.

Ванновский разгадал турецкий план, и войска отряда были расставлены соответствующим образом. 9 сентября при Чаиркиое состоялось сражение, результат которого определил неожиданный для противника удар Вятского полка по левому флангу османов.

Эта победа имела большое значение для взятия Плевны – действовавшие под ней русские войска теперь были защищены от нанесения удара в тыл.

После взятия Плевны Николай Николаевич полностью изменил первоначальный план, и задача отряда цесаревича уже окончательно стала чисто оборонительной. Рущукскому отряду поручили и далее прикрывать тылы русских войск под Плевной.

Когда силы Сулейман-паши вновь попытались атаковать тыл русских войск, 14 ноября у Трестеника и Мечки состоялся решающий бой.

Турки, имея превосходство в живой силе и артиллерии, перешли в наступление, направив основной удар на правый фланг русских войск. Было решено отступить, чтобы дать возможность неприятелю втянуться в лощину между Мечкой и Трестеником. Далее, согласно диспозиции, планировалось ограничиться обороной на левом фланге и в центре, после чего, сосредоточив войска на правом фланге, перейти там в наступление.

Сражение развивалось именно по разработанному штабом отряда плану. 2-я бригада 35-й дивизии и Украинский полк, поддерживаемые кавалерией барона Дризена, выдвинулись вдоль дороги на Рущук и начали атаку на турецкий левый фланг. После того как оборона османов была прорвана, в наступление перешли также центр и левый фланг Рущукского отряда, которые обратили армию Сулейман-паши в беспорядочное бегство.

Потери Рущукского отряда в этом сражении составили 813 солдат и 22 офицера, в то время как турецкие превысили 3 тысячи.

За битву у Трестеника и Мечки командир отряда был награжден императором орденом Святого Георгия 2-й степени, а его начальник штаба – Георгием 3-й степени, (как было отмечено в тексте приказа: «В награду мужества, храбрости и распорядительности, оказанных в делах против турок и деятельного участия в отбитии неоднократных неприятельских атак на позиции, занятые войсками 12 и 13 армейских корпусов»).

И в последующие месяцы Рущукский отряд выполнял важные задачи оборонительного характера. Приведем оценку дальнейшей боевой деятельности отряда генералом Зайончковским, отдавшим должное его заслугам: «В продолжение пяти месяцев войска Рущукского отряда, под начальством и руководством наследника российского престола и затем императора великой России Александра III, выдерживали почти непрестанные бои и сражения с противником, постоянно превосходившим их числом (иногда в несколько раз), имевшим выгоды наступательного образа действий, опиравшимся на сильные крепости, располагавшим хорошими путями сообщения и предводимым считавшимся лучшим из турецких военачальников. Своей невидной, но чрезвычайно важной службой Рущукский отряд не только облегчил, но и дал возможность всей русской армии одержать победу на других, более важных пунктах театра войны».

В конце декабря Главная штаб-квартира издала приказ, в котором особо были отмечены действия Рущукского отряда. Как было в нем сказано: «Немалой славы и нашей признательности заслуживают войска Русчукского (иногда название отряда писалось в такой транскрипции. – Авт.) отряда, на долю которого выпала трудная и тяжелая задача – охрана левого фланга занятого нами с начала кампании огромного пространства. Эта задача была выполнена блестяще, несмотря на трудности, проистекающие из необходимости задержать на большом протяжении значительно превосходящие силы неприятеля, постоянно предпринимающего попытки прорвать наши оборонительные линии».

В последние числа декабря Николай Николаевич отдал приказ о дальнейших действиях войск, в котором Восточному отряду была поставлена следующая задача: «Восточному отряду наследника цесаревича – 84 батальона, 58 эскадронов и 370 орудий – при первой возможности перейти в наступление к стороне Рущука, Разграда, Эски-Джумы и Осман-Базара, стараясь овладеть последними тремя пунктами и прервать железнодорожное сообщение Рущука с Шумлой».

В начале январе Рущукский отряд, во исполнение полученного приказа, начинает наступательные действия и вскоре занимает Силистрию.

После взятия Силистрии Николай Николаевич предложил наследнику отпуск, на что получил следующий ответ: «Отпуски из армии в военное время запрещены, не мне подавать пример неисполнения закона. Войска, которыми я командую, здесь, и я должен оставаться здесь, в армии, пока война не кончится. Воля государя назначить вместо меня другого командующего Рущукским отрядом, но тогда я должен стать во главе гвардии».

Предложение Александра Александровича было главнокомандующим принято, что способствовало и служебному росту его начальника штаба.

24 февраля 1878 г. Ванновский, показавший себя как начальник штаба с самой лучшей стороны, назначается на самостоятельную командную должность – командующим войсками Восточного (вскоре переименованного в Северный) отряда. Хотя военные действия на Балканах уже закончились, но опыт самостоятельного командования столь крупным соединением стал для Ванновского очень ценным, прежде всего в организационном отношении, и пригодился ему уже в период возглавления Военного министерства. Одновременно Ванновский производится в генерал-адъютанты, что формализует его вхождение в высшую военную элиту империи.

Восточным отрядом Ванновский командует до 1 августа следующего года, а потом вновь возвращается в свой родной 12-й армейский корпус.

Начало нового царствования резко поменяло пусть и удачную, но достаточно обычную военную карьеру Ванновского – 22 мая 1881 г. он назначается императорским указом управляющим Военным министерством.

Известный консервативный публицист князь Владимир Мещерский (пользовавшийся значительным влиянием на нового императора в начале его царствования) так потом комментировал это решение Александра III: «Назначение вместо графа Милютина генерала Ванновского военным министром не было неожиданностью: все это предвидели, так как в должности начальника штаба в Рущукском отряде 3 года назад, коим командовал государь, бывши цесаревичем, он крепко к нему привязался и ценил в нем энергию и культ военной дисциплины».

Пожалуй, есть еще одна причина, по которой Ванновский пользовался абсолютным доверием государя. Как и Александр III, он был сторонником отказа от односторонней германской ориентации (характерной для периода предыдущего царствования) и начала сближения с Францией. Показательно, что Бисмарк прямо утверждал, что Ванновский наряду с канцлером Горчаковым является участником «французкой интриги». Для императора было особенно важно, чтобы во главе Военного министерства стоял бы его единомышленник в вопросе внешнеполитической ориентации – царем планировалось сближение с Францией не только дипломатическое, но и военное.

Правда, это обстоятельство вовсе не значило, что военный министр лично способствовал созданию русско-французского союза. Император считал вопросы внешней политики своей исключительной личной прерогативой и даже ближайших сотрудников осведомлял лишь в той мере, в какой считал необходимым. Показательный факт – о проводившихся с Францией конфиденциальных переговорах Ванновский вообще ничего не знал до того, как уже официально не начала готовиться к подписанию конвенция.

Военная элита империи по-разному оценивала нового военного министра как сразу после его вступления в должность, так и в последующем. Например, легендарный генерал Скобелев так писал о Ванновском: «Этот добрый и честный командир… командир не русских военных сил, а рот и эскадронов, армию составляющих».

Однако оценки, подобные скобелевской, были все же в абсолютном меньшинстве. Большинство генералитета считало кандидатуру Ванновского полностью подходившей для руководства Военным министерством – он прошел все ступени военной службы, показал себя эффективным воспитателем войск и организатором, проявил в последнюю войну качества выдающегося полководца, был известен своей жесткостью (что подразумевало наведение порядка в армии, несколько пошатнувшегося вследствие излишнего либерализма генерала Милютина). Не менее важно было и то, что генерал пользовался абсолютным доверием нового императора и, следовательно, мог беспрепятственно, без постоянного мелочного вмешательства сверху, без опеки влиятельных вельмож проводить политику по дальнейшему укреплению армии.

Александр III не ошибся в своем выборе – период управления Ванновским Военным министерством (с 1 января 1882 г. он становится уже не управляющим министерством, а министром) имел огромное значение для современного развития армии и ее окончательного восстановления после русско-турецкой войны. Военный министр сумел полностью выполнить поставленную ему при назначении императором задачу – поддержание «вооруженной силы России на высоте, соответствующей политическим потребностям государства и потребностям в наивозможном совершенстве с наименьшими расходами».

О том, насколько самодержец был доволен своим военным министром, свидетельствует тот факт, что уже через два года после назначения Ванновский становится генералом от инфантерии (хотя Александра III трудно упрекнуть в излишне щедрой раздаче воинских званий).

За время руководства Ванновским Военным министерством в армии и военном управлении было проведено ряд важнейших реформ, которые по значению не уступают милютинским.

Все проведенные Ванновским (или императором, но благодаря позиции Военного министерства) преобразования можно разделить на несколько наиболее важных частей: в комплектовании армии (как нижними чинами и унтер-офицерами, так и офицерским составом) и ее организации, военном управлении, вооружении, обмундировании, снаряжении и улучшении быта войск.

Наиболее точно о реформах Ванновского, вновь сделавших русскую армию одной из сильнейших на евразийском пространстве, написал профессор Академии Генерального штаба генерал Николай Янушкевич (в Первую мировую войну ставший начальником штаба Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича).

Процитируем его оценки результатов деятельности министерства Ванновского по ключевым направлениям проводившихся реформ.

Комплектование армии и усиление ее боевого элемента: «Непрекращающееся усиление армий наших соседей обязывало военное ведомство принять новые меры по обеспечению России достаточной вооруженной силой в случае большой Европейской войны. Таким вспомогательным средством, не требующим дальнейшего сокращения сроков службы под знаменами или увеличения штатов мирного времени, послужило предусмотренное законом 1874 года о воинской повинности государственное ополчение.

Решено было придать ему более реальную и прочную организацию, с тем чтобы в случае необходимости возложить на него всю тыловую службу. С этой целью в 1888 и 1891 гг. были подвергнуты пересмотру все прежние положения о государственном ополчении. Сохранив разделение ополчения на два разряда, к I были отнесены отбывшие действительную службу и все физически способные к военной службе… ко II разряду были отнесены все остальные, подлежавшие призыву лишь в обстоятельствах чрезвычайных… успех был достигнут значительный: число обученных ратников I разряда в 1894 году в четыре раза превышало число таковых в 1881 году. По отзывам строевого начальства… обучение ратников войсковыми инструкторами шло очень успешно и они вполне отвечали своему назначению.

…наряду с вышеперечисленными мерами по обеспечению численности и качества чинов запаса, признавалось необходимым… дать армии достаточный кадр сверхсрочных унтер-офицеров – ближайших учителей военнообязанной молодежи… Ввиду этого, в 1888 и 1890 гг. последовательно были приняты различные меры для обеспечения сверхсрочными унтер-офицерами строевых частей, по расчету 1 фельдфебель (вахмистр) и 2 взводных унтер-офицера (фейервекера) на роту, эскадрон, батарею и парк, а всего 16 тыс. человек. Помимо внешних отличий и некоторых прав, им были дарованы прогрессивно увеличивающиеся оклады жалованья, единовременные пособия и пенсия за известное число лет службы.

С целью комплектования военных училищ исключительно бывшими кадетами… была расширена сеть корпусов и упразднены многочисленные прогимназии…

В царствование императора Александра II были созданы юнкерские училища, которые, избавив армию от офицеров из выслужившихся нижних чинов и дав ей сначала достаточное число их в количественном отношении, все же не избавили офицерский корпус от двойственности его состава.

Поэтому генерал-адъютант Ванновский энергично принялся за дальнейшее расширение военных училищ, создал при некоторых юнкерских училищах особые военно-училищные курсы и озаботился выпуском в армию большого числа офицеров с законченным образованием.

Благодаря этому, число производимых в офицеры, составлявшее в 1881 году ок. 1750 чел. в год, достигло к 1895 г. свыше 2370, причем соотношение лиц, получивших законченное и менее солидное образование, заметно изменилось в пользу первых, т. к. число офицеров из подпрапорщиков пало с 60 до 45 %…

Когда общее число офицерских чинов, числившихся в запасе… оказалось к 1886 году не превышающим мобилизационной потребности, то Военное министерство прибегло к тому средству, которое уже широко применялось на Западе. В 1886 году было издано «Положение о прапорщиках запаса». Производство в чин прапорщика запаса было предоставлено лицам, пользующимся по образованию льготами I разряда и выдержавшими особый экзамен по военным сведениям. Прапорщики запаса в течение 12-летнего обязательного пребывания в запасе подлежали дважды призыву в учебные сборы… Результаты этой меры не замедлили сказаться, и число прапорщиков стало с каждым годом возрастать, составив к концу 1894 года более 40 % общего состава офицеров запаса».

Организация армии, усиление ее боевого элемента: «Возложив несение местной службы на полевые и резервные войска, упразднили свыше 350 местных команд, управления начальников местных войск в округах и управление губернских воинских начальников, заменив таковые 21 управлением начальников местных бригад… В составе войсковых частей упразднены все должности, в коих не было особой надобности…

Такие решительные меры освободили по штатам мирного времени свыше 1,6 тыс. офицеров и 96 тысяч нижних чинов…

Начиная с 1882 года приступлено было к усилению числа рядов в пехотных частях пограничных округов и к перемещению войск с востока Европ. России на запад… местные батальоны преобразованы в резервные, а значительное число резервных батальонов переименовано в крепостные для обеспечения крепостей постоянными гарнизонами… Кроме того, были сформированы еще новые крепостные пехотные батальоны…

Расквартированные в пограничных округах резервные батальоны для увеличения мобилизационной готовности были переформированы в 20-батальонные резервные полки… Кроме того, были сформированы еще новые полки такого же состава.

Кавалерия. Несоответствие численности кавалерии к остальным родам оружия выдвинуло после турецкой войны на очередь вопрос об ее усилении. Вследствие этого в 1883 году все гвардейские полки (исключая гвардейские кирасирские) были приведены из 4-эскадронного в 6-эскадронный состав. Одновременно все армейские уланские и гусарские полки были обращены в драгунские, и состав кавалерийских дивизий был определен: три драгунских полка и один казачий…

Артиллерия. Параллельно с реорганизацией пехоты шло и реформирование артиллерии. Так, с 1885 г., с созданием вновь крепостной пехоты из резервных частей, соответствующее число батарей резервной артиллерии было обращено в вылазочные батареи для западно-пограничных крепостей…

Для использования преимуществ навесного огня в полевой войне были последовательно сформированы с 1889 по 1894 г. мортирные батареи, сведенные по 2 и 4 в мортирные полки…

С целью обеспечения пехоты и артиллерии боевыми припасами с 1886 года содержались слабые кадры летучих артиллерийских парков, по расчету одного на пехотную дивизию, подлежавшие с объявлением мобилизации развертыванию в особые летучие парковые артиллерийские бригады…

Инженерные войска… в 1892 году сформированы особые речные минные роты, крепостные телеграфы, воздухоплавательные отделения и военные голубятни. Такие постепенные наслоения потребовали коренного преобразования инженерных войск, которое и последовало в 1894 году. Оно не только увеличило число частей, но и значительно изменило их организацию.

В основу последней было положено главное условие, чтобы на каждый корпус приходилось по саперному батальону такого состава, дабы каждой пехотной дивизии его можно было придать в военное время по 1 саперной роте, имея еще одну роту в запасе, что в надлежащей степени обеспечивало войска средствами для устройств мостов и телеграфных сообщений».

Военное управление: «…с решением о сосредоточении в мирное время большей части армии в западно-пограничной полосе естественным образом явилось предложение обратить окружные управления западных округов в постоянные кадры для формирования полевых управлений будущих армий. Эти изменения вызывали преобладающее значение окружных управлений пограничных округов перед корпусными; а так как во внутренних округах оставалось сравнительно войск мало, то уже не представлялось оснований делать собственно для них какие-либо отступления. Положение о полевом управлении войск было переработано на новых началах и удостоилось Высочайшего утверждения 26 февраля 1890 года…

Увеличение сети наших железных дорог и совершаемых по ним перевозок вызвало создание в составе Главного штаба особого специального органа: Отдела по перевозке войск и военных грузов…

Для общего руководства постройкой крепостей и перевооружением армии образованы: Временная распорядительная комиссия по оборонительным сооружениям и Главная распорядительная комиссия по перевооружению армии…

Все совершенные преобразования дали в конечном результате, благодаря принятым мерам, не увеличение, а сокращение общего штатного состава центрального военного управления…

Число военных округов и их границы подверглись существенным изменениям… В 1881 году был упразднен Оренбургский округ, потерявший прежнее значение пограничного, а территория его присоединена к Казанскому…

В 1882 году Западно-Сибирский округ, к которому была присоединена Семиреченская область, переименован в Омский военный округ. В 1884 году обширный Восточно-Сибирский был разделен для удобства управления и соответственно возможным военным операциям на Приамурский и Иркутский… В 1888 году был упразднен Харьковский военный округ, причем большая часть его территории была присоединена к Киевскому, а остальная к Московскому округу.

Закаспийская область, бывшая первоначально в подчинении Кавказскому начальству, получила в 1890 году самостоятельное управление по образцу военно-окружных».

В реформировании системы военного управления следует особо подчеркнуть, принятое по инициативе Ванновского, новое «Положение о полевом управлении войск в военное время», при подготовке которого были учтены все уроки последней войны (ставшей ярким примером несогласованности в управлении войск). Оно сохранилось в неприкосновенности до Первой мировой войны, во время которой и показало свою эффективность.

Янушкевич следующим образом определял суть этого важнейшего документа: «…предусматривалось формирование и действие на одном общем театре войны одной или нескольких армий с командующими армиями во главе. Эти лица подчинялись, если Государю императору не благоугодно было принять лично на себя начальствование войсками, особому главнокомандующему, который, являясь представителем лица его величества, облекался чрезвычайными полномочиями. Все хозяйственные распоряжения по довольствию армии были переданы в ведение полевых управлений армий. На главнокомандующего и его небольшой штаб возлагалось лишь общее наблюдение и руководство деятельностью полевых управлений, и только заведование железнодорожной сетью театра войны было централизовано в штабе главнокомандующего.

Для облегчения деятельности полевых управлений не только расширены права хозяйственных распорядителей, но еще и созданы исполнительные органы в лице военно-окружных управлений».

Благодаря Ванновскому значительно улучшился процесс обучения войск. В первую очередь это достигалось увеличением количества маневров. При этом основной упор делался на выработке взаимодействия в полевых условиях пехоты, кавалерии и артиллерии и не парадной, а боевой составляющей.

Огромное значение имело проведенное Ванновским перевооружение армии. В русско-турецкую войну армия была вооружена устаревшими винтовками Бердана Крика и Карле, в то время как турки – новейшими американскими и английскими. Теперь была принята на вооружение винтовка Мосина (официальное название «3-линейная винтовка образца 1891 г.»), которая по всем параметрам превосходила иностранные. О ее эффективности и надежности свидетельствует тот факт, что с трехлинейками российская армия прошла русско-японскую и Первую мировую войны, а Красная – Великую Отечественную, и ни у одного из противников на вооружении так и не появилось лучшей винтовки.

Понимая все значение скорейшего перевооружения армии трехлинейками, Ванновский сделал все от него зависящее, и уже к концу 1894 г. ими были перевооружены почти все пехотные части в европейской части империи и более половины кавалерийских.

Также большое значение имело введение бездымного пороха, что резко повышало скорость и меткость стрельбы.

Кроме того, благодаря Ванновскому было закончено перевооружение полевой и горной артиллерии стальными орудиями вместо прежних медных. Хотя переход артиллерии на новые орудия был начат еще Милютиным, но процесс продвигался крайне медленно и понадобилась вся энергия нового военного министра, чтобы его завершить.

Разные мнения вызвало введение нового обмундирования – многие современники были возмущены тем, что оно сильно уступало старому в красоте и парадности. Да, новое обмундирование (покрой которого учитывал русские национальные традиции) действительно был несравненно менее нарядным. Однако оно было значительно проще и функциональней, что имело немалое преимущество при ведении боевых действий. Кроме того, покрой был специально сделан таким образом, чтобы максимально облегчить, в случае начала войны, подгонку из неприкосновенного запаса под мобилизованных новобранцев.

Аналогичной цели служила и замена в пехоте традиционных ранцев вещевыми мешками, что значительно облегчило для солдат длительные марши.

Нельзя переоценить значение и перехода армии в 1897 г. на алюминиевые фляги, котелки и чарки, что позволило как облегчить солдатскую выкладку, так и минимизировать опасность желудочных заболеваний (которым особенно благоприятствовали деревянные солдатские фляги).

Благодаря Ванновскому произошло и серьезное улучшение быта войск – были увеличены оклады офицеров и сверхсрочников, построены благоустроенные казармы, проведены водопроводы, повысилось качество питания. Особо большой положительный резонанс в офицерской среде имело увеличение вдвое казеннокоштных мест в кадетских корпусах, что позволило небогатым офицерам отдавать туда детей на обучение без унизительных хлопот.

О том, что Ванновский был абсолютно уверен в боеспособности реформированной им армии, свидетельствует, в частности, и его неизменно жесткая позиция при ряде внешнеполитических кризисов и общая убежденность в необходимости проведения превентивных наступательных действий.

С 1884 г. Военным министерством готовилась десантная операция силами Одесского военного округа с целью захвата Босфора и для этого неоднократно проводились учения. Хотя запланированная операция так и не состоялась, но по причинам сугубо политическим, а не военным.

В 1885 г., во время конфликта с Великобританией на Кушке, Ванновский настаивал на начале полномасштабных военных действий, и его пыл охладила лишь позиция императора, не желавшего переводить локальный конфликт в серьезную войну с таким мощным противником.

Через два года Ванновский предлагал Александру III нанесение удара по Австро-Венгрии (результатом которого, кстати, стало бы объединение в границах империи всех украинских земель). При разговоре с царем он уточнил намеченную цель: «Я имею в виду не Вену, а Карпаты, нам надо взять Галицию, а там я проложу границу».

И, следует отметить, что предложение военного министра нанести удар по двуединой монархии отнюдь не было импульсивным. Ванновский на протяжении всего своего возглавления министерства придерживался данной позиции. С этой целью вырабатывались как соответствующие планы стратегического развертывания для нанесения главными силами удара в направлении Львова, так и предпринимались конкретные меры по подготовке войск. Например, чрезвычайно показательным является формирование в Киевском военном округе сначала трех горных батарей, а в 1891 г. и горного артиллерийского полка. Учитывая географические особенности территории округа, понятно, что нигде, кроме как в Карпатах, горная артиллерия применена быть не могла.

Также военный министр был глубоко убежден в том, что Россия неминуемо будет вынуждена участвовать в будущей общеевропейской войне. И при этом он справедливо указывал, что последняя ни в коей мере не будет похожа на войны прошлого. Ванновский прозорливо утверждал, что грядущая общеевропейская война станет войной массовой, не ограничится, как ранее, несколькими решающими битвами, а продлится длительное время. Исходя из этого, он считал необходимым накапливание такого стратегического запаса боеприпасов, который бы дал возможность ведения войны на протяжении нескольких лет.

И, если бы о предостережениях Ванновского помнило высшее государственное руководство России перед 1914 г., то результат противостояния на Восточном фронте в начальный период Первой мировой войны был бы совершенно иным.

1 января 1898 г. 75-летний П. С. Ванновский увольняется новым императором Николаем II с должности военного министра с одновременным назначением членом Государственного совета. Официальной причиной отставки была болезнь, но в действительности Ванновский просто не пришелся ко двору новому императору. Всегда имевший твердую позицию по всем вопросам деятельности Военного министерства, он неизменно твердо отстаивал ее перед Николаем II, что молодого самодержца, не отличавшегося сильной волей, изрядно раздражало. Самостоятельные и принципиальные министры были в фаворе у Александра III, но его сын предпочитал окружать себя бесцветными, не имеющими собственного мнения сановниками.

Однако на этом государственная деятельность Ванновского не завершилась – 25 марта 1901 г. он был назначен министром народного просвещения.

Это назначение было совершенно логичным. Дело в том, что время порядка и спокойного развития империи осталось в прошлом – с приходом нового царя вновь подняли готову различные разрушительные силы, в том числе террористы. Первой жертвой наследников кровавых народовольцев пал мирный ученый человек – министр народного просвещения профессор-юрист Боголепов, убитый бывшим студентом Петром Карповичем (который получил за это всего шесть лет не слишком страшных каторжных работ, а потом благополучно сбежал из ссылки).

Согласие занять пост министра народного просвещения означало теперь смертельный риск пасть от пули или бомбы террористов, и замену Боголепову императору было найти не так легко. И тут, как нельзя более кстати, пришелся старый солдат Ванновский, привыкший рисковать жизнью и никогда не уклонявшийся от исполнения долга.

Ванновский пробыл всего лишь год – до 80-летия – на посту министра народного просвещения, но за это время сделал очень много для проведения системной реформы сферы образования. При этом меры генерала носили не ограничительный, а, напротив, скорее смягчительно-либеральный характер. Была отменена отдача студентов за грубые нарушения порядка в солдаты (Ванновский считал, что отдача воинского долга не может быть наказанием – это, прежде всего, разлагает армию) и разрешены различные формы корпоративной организации студентов. Министр также советовался с ректорами относительно необходимых изменений в деятельности высших учебных заведений, в том числе рассматривал вопрос разрешения преподавания марксизма и дарвинизма (но именно ознакомления с сущностью этих теорий, а не навязывания их в виде окончательной истины).

Очень серьезно была проработана Ванновским реформа средней школы. Министром были подготовлены «Основные положения устройства общеобразовательной средней школы», в двенадцати пунктах которых им была сконцентрирована программа преобразования среднего образования. Думается, имеет смысл привести этот важнейший документ, основной целью которого была унификация всех средних учебных заведений и выработка единой программы эффективного обучения:

«1. Правительственная общеобразовательная средняя школа должна быть единою, общего типа для всех учебных заведений сего рода.

Примечание 1. Средние школы, содержимые на счет городов, земств, обществ, сословий или частных лиц с пособием от правительства или содержимые на счет казны, но с пособием от названных учреждений и лиц, должны быть типа правительственных школ. Причем, отступления от этого правила могут быть разрешаемы министрам народного просвещения, если будут испрашиваемы в установленном порядке.

Примечание 2. Средние школы, содержимые исключительно на средства городов, земств, обществ, сословий или частных лиц, могут отличаться от общего типа под условием особого, в каждом отдельном случае, на то разрешения министра народного просвещения.

2. Средняя школа имеет своею задачею доставлять юношеству воспитание и возможно законченное общее среднее образование и в то же время подготовлять к поступлению в высшие учебные заведения. Вместе с сим, первые три класса средней школы должны иметь законченный курс.

Примечание. Ученики, прошедшие курс низших школ, приближающихся по своей программе к курсу первых трех классов средней школы, могут поступать в IV класс с поверочным испытанием, лишь по предметам, не вошедшим в программы этих школ, а равно и по главным предметам.

3. Средняя школа имеет семь классов с годичным в каждом из них курсом.

4. Первые три класса средней школы должны быть общими и обязательными для всех учеников. В них преподаются следующие предметы: Закон Божий, русский язык, отечественная и всеобщая история и география, арифметика, естествоведение, новые языки, рисование, черчение и чистописание.

Примечание. Ученики, успешно прошедшие курс первых трех классов средней школы и не продолжающие образования в этой школе, получают особое свидетельство об окончании ими низшего образования.

5. Начиная с IV класса, ученики средней школы делятся на две ветви: одни изучают дополнительный курс естествоведения и графические искусства, другие же взамен этих предметов в те же часы изучают латинский язык.

Общими для учеников той и другой группы служат следующие предметы: Закон Божий, русский язык с основными понятиями из логики, литература отечественная и всеобщая, законоведение, отечествоведение, французский и немецкий языки, математика, физика, космография, история отечественная и всеобщая, география и естествоведение.

6. Во всех университетских городах, а также в Вильне, одна из имеющихся в них средних школ должна быть с обязательным преподаванием греческого и латинского языков.

7. Преподавание греческого языка в качестве предмета необязательного может быть допускаемо по особо установленной программе и в прочих средних школах в зависимости от состояния экономических средств, размеров помещения и количества изъявивших желание изучать этот язык учеников. На таких же основаниях может быть допускаемо в средних школах и преподавание английского языка.

8. На воспитание учащейся молодежи и приучение ее к школьной дисциплине должно быть обращено особое внимание; вместе с сим надлежит усилить преподавание гимнастики, воинских и физических упражнений; равно как ввести подвижные игры, школьные экскурсии и прогулки, а где к тому представится возможность, и ручной труд.

9. Аттестаты зрелости отменяются. Успешно прошедшие курс средней школы получают свидетельства об окончании ими среднего образования и пользуются правом поступить в высшие учебные заведения на следующих основаниях.

А) При поступлении в университеты:

а) изучавшие оба древние языка могут быть приняты на все факультеты без поверочного испытания;

б) изучавшие один латинский язык – на факультеты историко-филологический и богословский (Юрьевского университета) – с дополнительным экзаменом по греческому языку;

в) прием лиц, упомянутых в п. б, на прочие факультеты, а так же допущение на все факультеты лиц, не изучавших вовсе древних языков, производится на основании правил и программ, которые имеют быть выработаны соответствующими факультетами и утверждены министром народного просвещения.

Б) Прием в высшие специальные учебные заведения производится на основании уставов сих заведений.

10. Желательно предоставить существующие в уставе по воинской повинности льготы по образованию для окончивших курс первых трех классов и полный курс средней школы (ст. 64, пп. 2 и 1 устава о воинской повинности) и, впредь до пересмотра устава о службе, по определению от правительства предоставить последним первый классный чин в порядке, указанном ст. 255, т. III устава о службе, и в этом смысле изменить действующую ныне ст. 295 того же устава.

11. В промышленных и всякого рода технических средних школах, имеющих и общеобразовательный курс, в видах облегчения перехода из одной школы в другую, программы первых трех классов, по возможности, должны быть объединены с курсом тех же классов средней общеобразовательной школы.

12. Существующие четырехклассные прогимназии преобразуются в низшие трехклассные школы (см. ст. 2 и 4), а шестиклассные прогимназии – в школы семиклассного состава».

Однако реализовать свою широкую образовательную реформу Ванновскому было не суждено – в апреле 1902 г., после представления императору соответствующего доклада, он был отправлен в отставку. Как написал своему бывшему министру Николай II, объясняя принятое решение: «Я решаюсь откровенно сказать вам, что мы должны теперь расстаться. Возвращая вам оставшийся доклад, с сутью которого я не согласился, – прошу вас, Петр Семенович, быть у меня с последним докладом завтра, и верить моим чувствам сердечной благодарности, искренней дружбы и глубокого к вам уважения».

Скончался генерал внезапно – 17 февраля 1904 г. Возможно, причиной смерти стали неблагоприятные известия о ходе русско-японской войны, которые он, находясь душою вместе со своими солдатами, крайне тяжело переживал.

Последний приют старый воин нашел на петербургском Никольском кладбище, и массивный черный крест на его могиле, как будто, одновременно был поставлен и над делом всей жизни бывшего военного министра. Спустя всего немногим более десяти лет после ухода Ванновского в вечность императорская армия прекратила свое существование…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Генерал от инфантерии граф Михаил Андреевич Милорадович

Из книги Полководцы Украины: сражения и судьбы автора Табачник Дмитрий Владимирович

Генерал от инфантерии граф Михаил Андреевич Милорадович В изданной в Полтаве в царствование Александра III биографии Милорадовича содержатся следующие показательные строки: «Монархи русские считали Милорадовича лучшим перлом в своей короне: император Павел I в довод


Генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский

Из книги 100 великих героев 1812 года [с иллюстрациями] автора Шишов Алексей Васильевич

Генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский Пушкин посвятил генералу Котляревскому не менее восторженные поэтические строки, чем Паскевичу, и стоит процитировать этот красноречивый отрывок из поэмы «Кавказский пленник»: Тебя я воспою, герой, О, Котляревский,


Генерал от инфантерии Михаил Иванович Драгомиров

Из книги Кавказская война. В очерках, эпизодах, легендах и биографиях автора Потто Василий Александрович

Генерал от инфантерии Михаил Иванович Драгомиров О генерале Драгомирове еще при жизни ходило огромное количество историй – большинство подлинные, некоторые явно легендарного или комического происхождения. Но во всех из них он выступает как настоящий отец-командир,


Генерал от инфантерии Багратион Петр Иванович (1765–1812)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Багратион Петр Иванович (1765–1812) Родился Петр Иванович Багратион на Северном Кавказе, в Кизляре. Происходил из старинного грузинского рода царей Багратидов, в котором служба в русской армии стала семейной традицией. Царская грузинская династия


Генерал от инфантерии Бахметев 3-й Алексей Николаевич (1774–1841)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Бахметев 3-й Алексей Николаевич (1774–1841) В 16 лет, в 1790 году, был переведен «на вакансию» в лейб-гвардии Измайловский полк. В том же году получил боевое крещение в войне со Швецией, сумев отличиться в бою, когда русские войска переходили через реку


Генерал от инфантерии Бистром 1-й Карл Иванович (1770–1838)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Бистром 1-й Карл Иванович (1770–1838) Родом из старинной остзейской дворянской фамилии Эстляндской губернии, получил от родителя, имевшего чин генерал-майора, баронский титул. Получил домашнее образование. Карл Генрих Георг был записан в 14 лет капралом


Генерал-фельдмаршал светлейший князь Воронцов Михаил Семенович (1782–1856)

Из книги автора

Генерал-фельдмаршал светлейший князь Воронцов Михаил Семенович (1782–1856) Сын русского посла в Лондоне генерал-аншефа графа Семена Романовича Воронцова, героя Русско-турецкой войны 1768–1774 годов. Детство и молодость провел при отце, получив в Англии блестящее образование.


Генерал-лейтенант Дорохов Иван Семенович (1762–1815)

Из книги автора

Генерал-лейтенант Дорохов Иван Семенович (1762–1815) Один из самых популярных героев Отечественной войны 1812 года для той эпохи поздно решил стать военным человеком. Он поступил в Артиллерийский и Инженерный кадетский корпус, когда ему было уже за 20 лет. Учеба давалась кадету


Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии Ермолов Алексей Петрович (1777–1861)

Из книги автора

Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии Ермолов Алексей Петрович (1777–1861) Русская армия во все времена славилась своей артиллерией, этим «богом войны». Войны, которые вела Россия на протяжении нескольких столетий, дали истории целую плеяду замечательных


Генерал от инфантерии Милорадович Михаил Андреевич (1771–1825)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Милорадович Михаил Андреевич (1771–1825) Потомок выходцев из Герцеговины, родом из сербской знати. Сын генерал-поручика. Младенцем записан в армию, в 9 лет переведен в лейб-гвардии Измайловский полк подпрапорщиком. Получил отпуск для получения


Генерал от инфантерии Рудзевич Александр Яковлевич (1776–1829)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Рудзевич Александр Яковлевич (1776–1829) Старший сын знатного крымского татарина Якуба Измайловича, удостоенного императрицей Екатериной II чина статского советника, в неполные 16 лет закончил гимназию Чужестранных Единоверцев, в которую был принят в


Генерал от инфантерии Толь Карл Федорович (1777–1842)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Толь Карл Федорович (1777–1842) Происходил из дворян Эстляндской губернии. Его род с острова Эзель с 1-й четверти XVIII века состоял на русской службе. По вероисповеданию – лютеранин. Окончил Сухопутный шляхетский корпус. Директор корпуса М.И.


Генерал от инфантерии Ушаков 3-й Павел Николаевич (1779–1853)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Ушаков 3-й Павел Николаевич (1779–1853) Родился в Ярославской губернии, в родовом имении своего отца, действительного статского советника Н.Н. Ушакова, селе Потыкине. Первоначальное воспитание получил в одном из частных московских пансионов профессора


Генерал от инфантерии Храповицкий Матвей Евграфович (1784–1847)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Храповицкий Матвей Евграфович (1784–1847) Происходил из дворян Смоленской губернии. Отцом его был красненский уездный судья, отставной поручик. Учился в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе. В 13 лет был взят пажом к великому князю Константину


Генерал от инфантерии Шаховской 1-й Иван Леонтьевич (1777–1860)

Из книги автора

Генерал от инфантерии Шаховской 1-й Иван Леонтьевич (1777–1860) Происходил из древнего княжеского рода Рюриковичей. Получил хорошее домашнее образование. В 8 лет был записан сержантом в лейб-гвардии Измайловский полк, а в 16 лет переведен в лейб-гвардии Семеновский полк. Из


XIX. ГЕНЕРАЛ ОТ ИНФАНТЕРИИ РТИЩЕВ

Из книги автора

XIX. ГЕНЕРАЛ ОТ ИНФАНТЕРИИ РТИЩЕВ В начале 1812 года на место маркиза Паулуччи главнокомандующим в Грузии назначен был генерал-лейтенант Николай Федорович Ртищев.Предшествовавшая служба его не представляла ничего особенно выдающегося. Выпущенный из кадет сухопутного