IV. Действия северной ударной группировки 25–27 июня

IV. Действия северной ударной группировки 25–27 июня

К началу войны 19-й механизированный корпус имел всего 450 танков, треть из них составляли малые плавающие танки Т-38, которые можно было использовать лишь в качестве разведывательных. Самой боеспособной дивизией корпуса была 43-я танковая дивизия, дислоцированная в районе Бердичева. Командный состав этой дивизии имел опыт Финской войны, однако часть прибывших из пополнения бойцов оставалась необученной. Здесь имелось пять КВ и две «тридцатьчетверки», а также 230 танков Т-26. Как и в прочих танковых частях, в дивизии ощущался острый некомплект автотранспорта (всего 630 автомашин, часть из них стояла на ремонте без шоферов) и нехватка запчастей для боевых машин. Кроме того, последние были сильно изношены. Почти не было снарядов к 37-мм зенитным автоматам, а дивизионная артиллерия крупного калибра (122 и 152 мм) имела только по одному боекомплекту на орудие.

40-я танковая дивизия размещалась в районе Житомира и к началу войны оставалась в ранге учебной. Она имела слабую боевую подготовку и, несмотря на близкую к штатной численность личного состава, старшим и средним комсоставом была укомплектована всего лишь на 50 %. На вооружении дивизии состояли 19 легких танков Т-26 и 139 танкетки, предназначенные для учебно-боевого парка.

213-я мотострелковая дивизия располагалась в районе Винницы, позднее она вообще была изъята из корпуса и включена в оперативную группу генерала М. Ф. Лукина под Острогом.

Вечером 22 июня командир корпуса генерал-майор Н.В. Фекленко получил приказ выдвигаться к границе. Поздно вечером дивизии пришли в движение. Из-за крайней нехватки автотранспорта части дивизий пришлось разделить на два эшелона. Первый (с танками и автомашинами) шел к районам боевого сосредоточения ускоренным темпом, а второй (основная часть пехоты и тылы) двигался вслед за ним пешим маршем. Вечером 24 июня на реку Икву в районе Млынова вышла передовая рота 40-й танковой дивизии под командованием командира батальона старшего лейтенанта Ивашковского.

Успей наши части выйти к реке немного раньше, немцам не удалось бы переправиться через нее. А сейчас шестнадцать боевых машин роты атаковали организованную здесь немецкую переправу. Однако сбить немцев с правого берега и уничтожить переправу не удалось – основные силы корпуса были только на подходе. Бой продолжался два с половиной часа. Потеряв 2 танка и 5 человек убитыми и ранеными, рота отошла от переправы к Млынову. Согласно боевому донесению, нашим танкам удалось уничтожить одно немецкое противотанковое орудие и до двух взводов пехоты противника.

Увязав свои действия с вышедшим сюда же полком 228-й стрелковой дивизии 36-го стрелкового корпуса, танки старшего лейтенанта Ивашковского до конца следующего дня вели тяжелый бой, пытаясь сбросить-таки немцев с переправы. Журнал боевых действий 40-й танковой дивизии сообщает: «К исходу дня 25.6.41 танковая рота потеряла 11 танков Т-26, два танка Т-28, имея в своем составе требующих ремонта три танка Т-26. За период действий танковая рота уничтожила до батальона пехоты, 3 станковых пулемета, 4 ручных пулемета и миномет».

Тем временем основные части мехкорпуса подтягивались к фронту. Командир 40-й танковой дивизии полковник М. В. Широбоков, имея приказ прикрыть направление на Ровно и понимая, что основная часть его дивизии не успевает выйти в район боев, решил собрать все наиболее подвижные соединения в 79-й танковый полк (командир – полковник Живлюк). Полк получил приказ – быстрым броском достичь Млынова, поддержать передовые части старшего лейтенанта Ивашковского и пехоту 228-й стрелковой дивизии и перекрыть немцам путь на восток.

В 11 часов утра 26 июня полк вышел к Млынову и с ходу вступил в бой. Это случилось очень вовремя – ночью к переправам через Икву подошла выведенная из-под Луцка 13-я танковая дивизия противника, а также части 11-й и 298-я пехотных дивизий. Буквально через час немцы пошли в атаку, и под их напором соединения 228-й стрелковой дивизии не выдержали и побежали. С великим трудом танкистам и офицерам штаба дивизии удалось остановить бегущую пехоту и восстановить оборону. Бой длился до шести вечера. 79-й танковый полк потерял до 100 человек убитыми, ранеными и пропавшими без нести. Противник (по нашим донесениям) потерял 3 бронемашины, один танк, 4 пулемета и до батальона пехоты.

Одновременно правее 79-го полка к реке Икве на рубеже Торговица – Адамовка вышел 40-й мотострелковый полк под командованием подполковника Тесная. Однако между ним и оборонявшейся в районе Луцка 131-й мотострелковой дивизией 9-го мехкорпуса оставался значительный разрыв, в который быстро входили рвущиеся к Ровно моторизованные части вермахта.[205] Сначала немцы обошли мотострелковый полк с правого фланга, а затем прорвались между ним и 79-м танковым полком. Поэтому в 20 часов 26 июня командир оборонявшего Млынов 79-го танкового полка полковник Живлюк, не имея связи с соседями ни справа, ни слева, получил приказ отойти на новый рубеж обороны – реку Земблицу. По иронии судьбы, отступление началось именно в тот момент, когда командир вышедшей на Икву в 12 км южнее 43-й танковой дивизии выслал к Млынову разведку для соединения с частями 40-й танковой дивизии…

На следующий день, осознав, что 40-й полк фактически оказался в окружении, командир танковой дивизии отдал ему приказ отойти на восток, в район Ясеневичей. За два дня боев (26 и 27 июня) 40-й мотострелковый полк потерял до 1200 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, по донесениям командования разгромив до двух батальонов пехоты противника.

У действовавшей южнее 43-й танковой дивизии полковника И. Г. Цибина дела обстояли несколько лучше. Она должна была наступать прямо на Дубно. Правда, представления об оперативной обстановке, положении своих войск и войск противника у командира дивизии были самые смутные: на протяжении всего пути к фронту (вплоть до 26 июня) никакой информации от высших штабов о положении на фронте штаб дивизии просто не получал. Комдив предполагал, что правее него действует 40-я танковая дивизия, а где-то левее должны находиться части 36 стрелкового корпуса. Но точно местоположение корпуса известно не было, поиски его штаба силами войсковой разведки дивизии ни к чему не привели. О противнике полковник Цибин знал и того меньше – точнее, информация была разнообразна и на редкость противоречива. В приказе о наступлении, полученном из штаба корпуса 26 июня, указывалось, что основной фронт действующих частей Красной Армии проходит далеко на западе, а в Дубно прорвались лишь мелкие танковые группы противника, которые надлежало найти и ликвидировать.

Однако к этому моменту штабу дивизии уже было известно, что в Дубно находятся отнюдь не передовые дозоры противника. Накануне, то есть вечером 25 июня, двигающийся на автомашинах 43-й мотострелковый полк (два батальона, артбатарея и взвод танков) занял большое село Молодава в 10 километрах от Дубно, но через 3 километра в деревне Погорельцы наткнулся на хорошо организованную оборону противника – пулеметы и минометы были установлены на мельнице и у кладбища. Вскоре обнаружилось, что левее деревни на восток в беспорядке отступает 795-й стрелковый полк 228-й стрелковой дивизии. Командования дивизии нигде обнаружить не удалось (оно находилось в районе Млынова), но от бойцов была получена первая внятная информация об обстановке на фронте.

Оказалось, что находящиеся в этом районе части 36-го стрелкового корпуса беспорядочно отходят назад, обнажив левый фланг 43-й танковой дивизии. Левый фланг 228-й дивизии не выдержал удара, его деморализованные подразделения утратили связь не только со штабом корпуса, но и друг с другом. Вдобавок выяснилось, что левее наших войск больше нет, шоссе Дубно—Ровно осталось без прикрытия, а в образовавшуюся брешь уже входят немецкие танковые части, быстро продвигающиеся в направлении на Здолбунов. О том, что другая группа 11-й танковой дивизии направляется южнее – к Острогу, – пока никто и представления не имел.

На рассвете 26 июня немцы перешли в наступление – по нашим донесениям, силами полка пехоты при поддержке 10 танков. На самом деле это была боевая группа «Ангерн» из состава мотопехотной бригады 11-й танковой дивизии. После того, как никем не управляемые части 228-й стрелковой дивизии, в том числе ее артиллерия (485-й гаубичный артполк) без предупреждения оставили свои позиции и немцы смогли обойти Молодаву с севера, 43-й мотополк около девяти утра тоже вынужден был отступить, уничтожив в бою три танка[206] и до 100 человек пехоты противника.

В это время основные силы 43-й танковой дивизии еще проходили район Ровно, где подверглись бомбежке с воздуха. Чуть позже они наткнулись на отходящих по шоссе к Ровно бойцов 228-й дивизии и ее гаубичный артполк. Полковник Цибин навел порядок, остановив отступающую пехоту и артиллеристов и включив их в свой боевой порядок. Особенно ценной оказалась именно артиллерия, поскольку дивизионный гаубичный артполк на тракторной тяге полз со скоростью 6 км/ч и находился еще далеко.

К сожалению, в атаке могли участвовать далеко не все соединения дивизии. Дело в том, что из-за острой нехватки автотранспорта основная часть личного состава мотострелкового полка и «безлошадные» танкисты могли двигаться только пешим маршем. Поэтому еще ранее командир разделил дивизию на две группы. В подвижную группу вошли оба танковых полка двух-батальонного состава[207] (впоследствии они были сведены в один полк) и уже упомянутые выше два батальона мотострелкового полка на автомашинах. Вторая группа в количестве около полутора тысяч человек (оставшаяся часть мотострелкового полка и прочие подразделения) двигалась вслед за танками пешим маршем.

Атака началась в два часа дня 26 июня. И хотя из 235 танков дивизии в ней смогли принять участие лишь 79 машин 86-го танкового полка, советские бронированные машины без особых затруднений сбили заслоны противника. Первыми на прорыв шли два танка Т-34 и два КВ, за ними двигались легкие Т-26. Противник, ведший воздушную разведку, сумел подготовиться к удару и своевременно организовал танковые и артиллерийские засады. Однако огонь немецких противотанковых орудий не причинил четырем передовым машинам никакого вреда. Правда, тут же выяснилось, что к 76-мм танковым пушкам нет бронебойных снарядов, поэтому машинам пришлось стрелять осколочными и давить противника гусеницами – не только пушки, но и танки. Несколько немецких танков, пытавшихся атаковать из засады, были уничтожены, после чего началась бойня.

В. С. Архипов, в те дни командир разведывательного батальона 43-й танковой дивизии, впоследствии вспоминал о бое 26 июня: «…это уже было не отступление, а самое настоящее бегство. Части 11-й танковой перемешались, их охватила паника. Она сказалась и в том, что, кроме сотен пленных, мы захватили много танков и бронетранспортеров и около 100 мотоциклов, брошенных экипажами в исправном состоянии. На подходе к Дубно, уже в сумерках, танкисты 86-го полка разглядели, что к ним в хвост колонны пристроились восемь немецких средних танков – видимо, приняли за своих. Их экипажи сдались вместе с машинами по первому же требованию наших товарищей. Пленные, как правило, спешили заявить, что не принадлежат к национал-социалистам, и очень охотно давали показания. Подобное психологическое состояние гитлеровских войск, подавленность и панику наблюдать снова мне довелось очень и очень не скоро – только после Сталинграда и Курской битвы…».[208]

На последнее замечание стоит обратить особое внимание. Моральное состояние войск обычно впрямую зависит от положения на фронтах и от того, наступает армия или же терпит неудачи. Оказывается, что в июне 1941 года далеко не все солдаты вермахта знали, что германская армия выигрывает войну…

Уничтожив врага, к шести часам вечера 26 июня советские машины ворвались на восточную окраину Дубно и вышли к реке Иква. За весь бой было потеряно убитыми и ранеными 128 человек, оба танка КВ и 15 «двадцать шестых» (в том числе 4 химических). Но немцам удалось отойти на западный берег и взорвать за собой шоссейный и железнодорожный мосты южнее города, поэтому переправиться через реку и ворваться в старую часть города на плечах отступающего противника танки не смогли. Кроме того, выяснилось, что пехота опять отстала, а 43-й гаубичный артполк все еще ползет где-то сзади…

Прорыв противника на стыке 5-й и 6-й армий и действия 24–28 июня 1941 г.

Проведенная с наступлением темноты разведка выяснила, что положение вырвавшихся вперед частей остается очень шатким. На юге слышался гул танковых моторов, по донесениям разведчиков, там обнаружились вражеские танки – до 90 машин. Никаких следов 36-го стрелкового корпуса, его 140-й и 146-й дивизий обнаружить не удалось: левый фланг оказался абсолютно открыт. Однако позднее немцы признавали, что на какое-то время русским удалось перехватить дорогу на Острог, куда как раз вечером 26 июня вышла боевая группа 11-й танковой дивизии.

На правом фланге своих войск тоже не обнаружилось: танковая рота, посланная вечером к Млынову для установления связи с частями 40-й танковой дивизии, наткнулась в районе деревни Колкевичи на танковую засаду противника, потеряла 4 машины и вернулась к основным своим частям. Полковник Цибин не знал, что буквально несколько часов назад части 40-й дивизии получили приказ оставить Млынов и отходить на восток.

Таким образом стало ясно, что на севере тоже находится противник. Поэтому назначенная на час ночи атака на Дубно была отменена. По приказу командира корпуса в 3:00 27 июня передовые мобильные части 43-й танковой дивизии начали отход от Дубно. Хорошо двигаться на колесах, а не пешком – через три часа, на рассвете, они были уже на окраине Ровно.

Согласно донесениям, в бою под Дубно был уничтожен один тяжелый и 20 средних и легких танков противника, 2 батареи противотанковых орудий, около 50 автомашин и более батальона пехоты противника. Наши потери составили 2 сгоревших танка КВ, 15 танков Т-26 (из них 4 огнеметных), было убито и ранено 128 человек.

Таким образом, удержать оборону по реке Иква 19-му механизированному корпусу не удалось. 228-я дивизия 36-го стрелкового корпуса откатывалась к Ровно, остальные две (140-я и 146-я) под давлением 16-й танковой дивизии немцев перешли к обороне далеко к югу от Дубно. Немцы ни в коем случае не могли позволить 36-му стрелковому корпусу сомкнуть фланги своих дивизий – ведь где-то между ними проходила единственная тоненькая ниточка коммуникаций 11-й танковой дивизии. Вырвавшись глубоко вперед, эта дивизия уже вышла к Острогу, оказавшись в глубоком тылу не только 36-го стрелкового корпуса, но и всей советской группировки в Львовском выступе.

Но гораздо хуже было то, что части 19-го мехкорпуса вновь отступили к Ровно – причем не столько из-за натиска 13-й и левого фланга 11-й танковой дивизии немцев, сколько из-за плохой связи друг с другом. Все еще не удавалось установить локтевой контакт между мобильными подразделениями. Противник тоже не имел в этом районе сплошного фронта: его дивизии, которым надлежало закрепить успех прорыва (299-я, 111-я, 75-я и 57-я пехотные), пока еще не полностью вышли к Икве и частью находились на марше. Ударная же мощь одной 13-й танковой дивизии была достаточно низка – ведь ей приходилось сражаться на пятидесятикилометровом фронте протяженностью от Луцка до Дубно против двух советских мехкорпусов и 228-й стрелковой дивизии.

Именно в этот момент к западу от Ровно наконец-то вышли танковые дивизии 9-го механизированного корпуса. На рассвете 27 июня головной 24-й танковый полк шедшей на левом фланге корпуса 20-й танковой дивизии полковника Катукова с ходу атаковал передовые части немецкой 13-й танковой дивизии в районе Олыка, между Ровно и Луцком. В ходе боя было захвачено около 300 пленных и много трофеев.[209] Чуть позже сюда подошли и остальные части дивизии, после чего разгорелся ожесточенный встречный бой. В течение дня дивизия успешно отбивала настойчивые атаки противника, но перейти в наступление не смогла, потеряв в бою все свои машины – 30 БТ и 3 Т-26. Командир 40-го танкового полка майор Л. Г. Третьяков сгорел в танке, возглавляя атаку полка. С наступлением темноты, обнаружив обход противником открытых флангов дивизии, командир корпуса приказал отвести ее на опушку леса по линии Ромашевская, Клевань, заняв оборону вдоль железной дороги Луцк—Ровно.

Шедшая правее 35-я танковая дивизия к 4 часам утра достигла рубежа колхоз Малин, Уездце (в 15 километрах к северо-востоку от Млынова), где столкнулась с пехотой 299-й пехотной дивизии противника. До исхода дня дивизия вела бой на этом рубеже, а потом тоже начала отход к Ровно.

Столь малая ударная мощь 9-й механизированного корпуса объясняется достаточно просто – в отличие от корпусов, располагавшихся ближе к границе, он был оснащен танками устаревших конструкций. 20-я танковая дивизия имела всего 36 боевых машин (почти исключительно БТ), 35-я танковая дивизия – 142 танка Т-26, причем только часть из них (по разным данным, от 79 до 112) была вооружена 45-мм пушками, а остальные машины были двухбашенными и несли только пулеметы – либо бесполезные 37-мм пушки, снаряды к которым давно были сняты с вооружения). Об автотранспорте и говорить не приходилось – в обеих дивизиях имелось 432 автомобиля и 45 тракторов, большая часть их пехоты проделала 100-километровый путь пешком.

Увы, советские механизированные части, практически не имея моторизованной пехоты, оказались не в состоянии организовать сплошную оборону. Свою роль сыграл и неравномерный выход корпусов на линию рек Стырь и Иква, где предполагалось задержать противника – танковые дивизии 9-го мехкорпуса подошли сюда, когда пехота и части 19-го мехкорпуса уже были сбиты с позиций и откатывались к Ровно.

В результате сложилась уникальная в военной истории ситуация: встречный бой танковых частей на широком фронте (до 50 км) без поддержки пехоты и при катастрофической нехватке у каждой из сторон информации о противнике. Танковые и моторизованные группы обеих сторон вырывались вперед, образуя «слоеный пирог» и угрожая флангам друг друга. В такой ситуации должен был выиграть тот, кто быстрее наладит управление и организует хотя бы сносную координацию действий между своими частями, а главное – умелыми действиями подвижных групп создаст у противника иллюзию окружения и заставит его отойти первым.

Никакой речи о совместном с 4-м, 8-м и 15-м мехкорпусами ударе против прорвавшейся группировки противника идти не могло как минимум с 25 июня. Увы, у трех механизиованных корпусов, находящихся на северном фасе прорыва, возможностей для подобного решительного удара просто не было. 22-й мехкорпус уже к 25 июня фактически прекратил свое существование, распавшись на ряд отдельных частей, действующих в интересах пехоты на разных направлениях. 213-я и 131-я и моторизованные дивизии оказались использованы для обороны командованием фронта и 5-й армии. 40-я и 43-й танковых дивизий 19-го мехкорпуса в основном «подпирали» 228-ю стрелковую дивизию. Их контратаки 26 июня, как и контратаки 20-й и 35-й танковых дивизий 19-го мехкорпуса на следующий день, результата дать не могли из-за слабости материальной части и малочисленности пехоты, которой полагалось закреплять достигнутый результат. Танки сгорели в огне – вот и все.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Долина смерти» 2–й ударной армии

Из книги Наступление маршала Шапошникова [История ВОВ, которую мы не знали] автора Исаев Алексей Валерьевич

«Долина смерти» 2–й ударной армии Сражение за любаньский выступ, который занимала с января 2–я ударная армия, должно было стать главным событием весны 1942 г. в северном секторе советско–германского фронта. Еще 5 апреля 1942 г. Гитлером была подписана директива ОКВ №41, в


ШТУРМ: БОИ НА СЕВЕРНОЙ СТОРОНЕ (7—19 июня 1942 г.)

Из книги Воздушная битва за Севастополь, 1941–1942 автора Морозов Мирослав Эдуардович

ШТУРМ: БОИ НА СЕВЕРНОЙ СТОРОНЕ (7—19 июня 1942 г.) Начало генерального штурма Севастополя со стороны на­поминало огненную феерию.«На следующее утро, 7 июня, — писал в мемуарах Ман­штейн, — когда заря начала окрашивать небо в золотистые тона и долины стали освобождаться от


Трагедия 2-й ударной армии глазами военной контрразведки

Из книги «Смерть шпионам!» [Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны] автора Север Александр

Трагедия 2-й ударной армии глазами военной контрразведки О трагедии 2-й ударной армии Волховского фронта, которая летом 1942 года была почти полностью уничтожена противником[61], знают или хотя бы слышали все. Кратко лишь напомним хронику трагедии.В начале января 1942 года по


Операция «Маттерхорн» – действия с баз в Индии и Китае с июня 1944 по март 1945 года

Из книги В-29 Superfortress автора Иванов С. В.

Операция «Маттерхорн» – действия с баз в Индии и Китае с июня 1944 по март 1945 года Во второй половине апреля 1944 года началась переброска в Индию 58-й бомбардировочной группы. Маршрут протяженностью 18550 км начинался в Соединенных Штатах, проходил через Атлантику. Индийский


23. Приказ войскам СКВО о создании Северной ударной группы

Из книги Возвышение Сталина. Оборона Царицына автора Гончаров Владислав Львович

23. Приказ войскам СКВО о создании Северной ударной группы № 2/А, г. Царицын2 августа 1918 г., 24 час.Прорвавшиеся у Арчеды казаки вчера, 1 августа, захватили с. Александровское (что выше Пролейки) и в этом пункте прервали сообщение по Волге Царицына с Камышином. Приток военных


Действия Уланского цесаревича полка в бою под Фридландом 1 и 2 июня 1807 года

Из книги От Аустерлица до Парижа. Дорогами поражений и побед автора Гончаренко Олег Геннадьевич

Действия Уланского цесаревича полка в бою под Фридландом 1 и 2 июня 1807 года Полк является родоначальником полков: лейб-гвардии Уланского Ее Величества, лейб-гвардии Конно-Гренадерского (1809) и лейб-гвардии Уланского Его Величества (1817).1 июня 1807 года, когда армия находилась


Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу, в Алжир Лондон, 19 июня 1940

Из книги Военные мемуары. Призыв, 1940–1942 автора Голль Шарль де

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу, в Алжир Лондон, 19 июня 1940 Нахожусь в Лондоне, поддерживая официальный и непосредственный контакт с английским правительством. Считаю себя в вашем


Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу Лондон, 24 июня 1940

Из книги Военные мемуары. Единство, 1942–1944 автора Голль Шарль де

Телеграмма генерала де Голля главнокомандующему войсками театра военных действий в Северной Африке генералу Ногесу Лондон, 24 июня 1940 Сообщаем вам, что в целях объединения всех французских сил Сопротивления и связи их с союзниками мы приступили к созданию Французского


Меморандум американской штаб-квартиры в Северной Африке Французскому комитету национального освобождения (Перевод) 20 июня 1943

Из книги Опасное небо Афганистана [Опыт боевого применения советской авиации в локальной войне, 1979–1989] автора Жирохов Михаил Александрович

Меморандум американской штаб-квартиры в Северной Африке Французскому комитету национального освобождения (Перевод) 20 июня 1943 В связи с тем, что французские власти обратились к союзному командованию с запросом по поводу его отношения к французским военным властям,


Развертывание советской авиационной группировки

Из книги Танковый прорыв. Советские танки в боях, 1937–1942 гг. автора Исаев Алексей Валерьевич

Развертывание советской авиационной группировки Советские летчики были втянуты в Афганскую войну фактически еще до официальной даты ее начала 25 декабря 1979 г. Дело в том, что самолеты военно-транспортной авиации доставляли военные грузы на все аэродромы Афганистана


V. Действия южной ударной группировки 25–27 июня

Из книги Наступает ударная автора Семенов Георгий Гаврилович

V. Действия южной ударной группировки 25–27 июня Итак, 25 июня ударные соединения Юго-Западного фронта выполнить приказ о переходе в запланированное единое наступление не смогли. Действия механизированных корпусов свелись к отдельным разрозненным контратакам на разных


ШТАБ УДАРНОЙ АРМИИ

Из книги Из истории Тихоокеанского флота автора Шугалей Игорь Федорович

ШТАБ УДАРНОЙ АРМИИ 1В конце сентября 1942 года часто выпадали теплые солнечные дни. Иногда налетал ветер, срывая пожухшую листву. В такое вот яркое ветреное утро командир дивизии получил указание: откомандировать подполковника Семенова для прохождения дальнейшей службы в


1.15.2. Боевые действия сил ТОФ при высадке десантов в порты Северной Кореи и по нарушению морских коммуникаций Японии

Из книги Жуков. Мастер побед или кровавый палач? автора Громов Алекс

1.15.2. Боевые действия сил ТОФ при высадке десантов в порты Северной Кореи и по нарушению морских коммуникаций Японии Задачи Тихоокеанского флота (командующий — адмирал И.С. Юмашев) на случай войны с Японией были поставлены еще в 1941 г. В свете изменившейся обстановки с 1944 г.


Неизбежная гибель 2-й ударной армии

Из книги Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной. Битва за Орел автора Щекотихин Егор

Неизбежная гибель 2-й ударной армии Ленинград был поручен заботам Мерецкова, назначенного командующим Волховского фронта, который был создан в целях объединения армий, действующих к востоку от реки Волхов. В задачи фронта входило помешать наступлению противника на


ФОРМИРОВАНИЕ СОЕДИНЕНИЙ УДАРНОЙ ГРУППЫ БАДАНОВА 

Из книги Как СМЕРШ спас Москву. Герои тайной войны автора Терещенко Анатолий Степанович

ФОРМИРОВАНИЕ СОЕДИНЕНИЙ УДАРНОЙ ГРУППЫ БАДАНОВА  Известно, что в Бориловском сражении наряду с 4-й танковой армией принимали участие 5-й и 25-й танковые корпуса. К началу операции «Кутузов» (12 июля) эти корпуса были полностью согласно штатному расписанию укомплектованы и


Абакумов в Первой Ударной

Из книги автора

Абакумов в Первой Ударной Было уже за полночь. На столе у Абакумова зазвонил прямой телефон с наркомом. Виктор Семенович резким движением поднял трубку.– Слушаю, Лаврентий Павлович, – звонко проговорил начальник Управления особых отделов НКВД.– Зайдытэ, – с