Глава 19 Смерть в бою

Глава 19

Смерть в бою

Неизбежную смерть индейцы встречали с завидным самообладанием и хладнокровием. История хранит множество свидетельств того, как, оказавшись перед ее лицом во время боевых действий и не имея возможности спастись, старики и беззащитные женщины садились на землю, покрывали голову одеялом и спокойно ждали фатального удара топора или пули. Раненые или загнанные в угол воины дрались, как львы, стараясь дорого продать свою жизнь.

Битва между сиу и черноногими. Худ. Ч. Расселл

Сиу считали, что хорошо оставлять тело погибшего воина на вражеской территории. Они говорили: «Лучше остаться лежать обнаженным, чем гнить на помосте». Иногда они складывали своих погибших воинов в ряд на поле боя или около него и оставляли там. Если спустя несколько месяцев они оказывались рядом, то родственники убитых могли собрать их останки и поместить на ложе в похоронном типи. Шайены тоже оставляли труп соплеменника лежать в прерии, иногда накрывая одеялом, но чаще нет. Мужчины считали, что хорошо, если тело будет съедено волками, койотами или орлами и будет разнесено по всей прерии. По их мнению, лучше всего было погибнуть на открытой равнине, где любой сможет увидеть останки храбреца. По мнению пауни, лучше было погибнуть в бою высоко на холме, чтобы «птицы могли съесть твою плоть, а ветер дышал на тебя и обдувал твои кости». Они говорили, что «не по-мужски быть убитым в лощине или какой-либо яме».

Похоронный кортеж погибшего вождя кроу. Худ. Дж. Шарп

Когда шайен или арапах погибал одетым в военный головной убор и украшенную скальповыми прядями рубаху, считалось почетным для погибшего оставить его тело одетым на разграбление врагам. Один из друзей убитого воина мог взять что-либо из его вещей. Если погибший оставил свой военный головной убор или хорошую лошадь дома, то их обычно отдавали кому-нибудь из членов военного общества, к которому он принадлежал.

Из-за обычая оставлять тела погибших на поле боя, места крупных сражений превращались в братские могилы на открытом воздухе. Джеймс Томас в 1810 г. побывал на месте, где двумя годами ранее произошла битва между 1500 черноногих и 800 плоскоголовыми и кроу. С обеих сторон полегло много воинов, и спустя два года поле битвы все еще было усеяно останками погибших, черепа и кости валялись повсюду в огромном количестве.

Могила воина

Если раненный в бою воин скончался по дороге домой, товарищи могли похоронить его или привезти тело домой. Во многом это зависело от расстояния, оставшегося до дома, и наличия погони. Шайены в таких случаях сооружали небольшую хижину и помещали туда завернутое в одеяла тело, укладывая его на ложе из белого шалфея. Хижина была покрыта травой, которую сверху обкладывали корой деревьев, а поверх всего этого натягивали одеяло, которое прикрепляли к земле колышками. Когда команчи возвращались после поражения, погибших хоронили по дороге. Они помещали труп в расщелину скалы или в неглубокую могилу и заваливали камнями.

Останки людей и лошадей на поле битвы у Литтл-Бигхорн. Фото 1877 г.

Индейцы верили в загробную жизнь. Арапахо считали, что после смерти души отправляются в страну восходящего солнца, которая находилась далеко-далеко за горами, в долине около океана. Люди, находившиеся без сознания на грани смерти, а потом поправившиеся, говорили, что побывали в далекой стране, где видели палатки своих соплеменников и много разной дичи. Арапаху, погибшему в бою, не надо было совершать долгий путь в страну восходящего солнца по земле. Он быстро попадал туда по воздуху по тропе мертвецов, или, как ее еще называли, тропе убитых в битве воинов (Млечный Путь). Часто на могиле воина убивали его коня, чтобы ему было легче добраться в страну ушедших соплеменников. Черноногие седлали лошадь, заплетали гриву и хвост в косы, хвост завязывали в узел и украшали его и гриву подвесками из перьев. Считалось, что именно в таком виде дух лошади встретится со своим бывшим владельцем. Кайова-апачи убивали на могиле одну или нескольких лошадей, прокалывая животному грудь. Вдова крепко обнимала лошадь за шею и падала вместе с ней, кровь животного заливала ее. Сообщалось, что команчи конца XVIII — начала XIX в., если погибший был очень влиятельным в племени человеком, убивали не только его лучших лошадей, но также ломали оружие и перерезали горло любимой жене, после чего бросали их вместе с едой и одеждой в глубокую яму, которую засыпали землей. Обычай убивать лошадей на могилах прославленных воинов был широко распространен на Великих Равнинах и у племен Скалистых гор — гровантров, кроу, сиу, шайенов, омахов, канзов, ото, миссури, вичитов, неперсе, банноков и плоскоголовых. Если в большинстве племен лошадей на могиле стреляли или резали, то канзы, омахи, ото и миссури душили их. Как правило, на могиле воина убивали от 1 до 10 лошадей, но известны случаи, когда их было гораздо больше. Так, на могиле одного вождя кайовов было убито более 70 скакунов. Лишь у некоторых племен не существовало обычая убивать лошадей на могиле воина. Такими были равнинные кри, не обладавшие даже средними, по понятиям индейцев, табунами. Они только подрезали хвосты и гривы коней умершего. Этот метод также считался почетным способом отдать дань уважения погибшему, не лишаясь при этом ценной собственности. Так же порой поступали команчи, кроу, ассинибойны, сиу, сарси, плоскоголовые и шошоны. У плоскоголовых период скорби считался законченным, когда гривы и хвосты лошадей погибшего отрастали.

Тела наиболее прославленных воинов или вождей помещали в типи и оставляли там, когда община кочевала дальше. Подобный обычай существовал у сиу, черноногих, гровантров, сарси и ассинибойнов. Тело одевали в богатые одежды и клали на помост внутри типи. Иногда такие похоронные типи разграблялись проходящими мимо враждебными отрядами и белыми солдатами.

Воин пауни

Некоторые племена считали, что убитый врагом воин в загробной жизни будет пользоваться большими привилегиями, чем умерший своей смертью. Луис Кортамберт отмечал в середине 1830?х гг., что осейджи «полагают, что после смерти они попадают в другую деревню. Если они погибают в бою, то отправляются в деревню, где найдут много лошадей и дичи. Если же умрут от болезней, то переводятся в низшую категорию, отправляясь в убогую деревушку».

Несмотря на сложившийся образ стоика, индейцы всех племен тяжело переживали гибель родных и друзей вне зависимости от своего положения в племени — в отчаянии они обрезали волосы, стенали, резали ножами себе руки и ноги. Смитвик видел, как рыдал вождь липанов Флакко после гибели сына: «Я всегда считал, что индейский воин ни при каких обстоятельствах не опустится до такой женской слабости, как плач… Слезы текли по щекам старика, а всхлипы содрогали тело. Я почувствовал, насколько бессмысленны слова при такой трагедии, и мог выразить свои соболезнования лишь слезами, наполнившими мои собственные глаза». Племянник великого вождя сиу Сидящего Быка вспоминал, как тот рыдал из-за гибели любимого дяди. После похорон Сидящий Бык долго ходил босым, с обрезанными волосами и вымазанным в знак глубокой скорби грязью лицом.

Смерть воина была серьезным ударом для основного сегмента индейского общества — семьи. Она не только приносила горе, но и лишала семью кормильца. Именно из-за этого возникал конфликт между идеалом воина, смело бросающегося в гущу врагов и умирающего в бою молодым, и необходимостью содержать и поддерживать семью, где в результате четкого разделения труда муж был единственным кормильцем и добытчиком.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 10. Весна-лето 1994 года — смерть Шкрабова и распад отряда

Из книги Волки белые автора Валецкий Олег Витальевич

Глава 10. Весна-лето 1994 года — смерть Шкрабова и распад отряда Во время моего отсутствия в нашем отряде произошли большие изменения. Саша Шкрабов стал на Гырбовице важной фигурой, о которой знали не только на Гырбовице, но и во всем Сербском Сараево. Саша смог установить


Глава 7 «ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ» НАД МОРЕМ

Из книги «Черная смерть» [Правда и мифы о боевом применении штурмовика ИЛ-2, 1941–1945] автора Дегтев Дмитрий Михайлович

Глава 7 «ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ» НАД МОРЕМ


ЗАБВЕНИЕ И СМЕРТЬ

Из книги Герои забытых побед автора Шигин Владимир Виленович

ЗАБВЕНИЕ И СМЕРТЬ А что же Андрей Верёвкин? Как сложилась его судьба? После заключения мира с Турцией его, измождённого и больного, отпустили домой. Но на Черноморском флоте отважного моряка никто не ждал. Вакантной должности для него не нашлось. От бывшего командира


СМЕРТЬ ГЕРОЯ

Из книги Абвер - «щит и меч» III Рейха автора Бухгайт Герд

СМЕРТЬ ГЕРОЯ В самый разгар русско-шведской войны в середине июля 1789 года на широте южной оконечности острова Эланд Балтийский флот России обнаружил шведов. Крепкий ветер разогнал столь крутую волну, что на кораблях с обеих сторон задраивали порты нижних деков. Весь день


СМЕРТЬ ГЕРОЯ

Из книги Последние герои империи автора Шигин Владимир Виленович

СМЕРТЬ ГЕРОЯ Спустя несколько дней после прощания Казарского с супругами Фаренниковыми к ним в четверг (!) под утро прискакал верховой с известием, что Александр Иванович умирает. Примчавшись, загнав лошадей, в Николаев, Фаренниковы нашли Казарского уже в агонии. Умирая,


Глава 16 Арест и смерть адмирала

Из книги Рейхсфюрер СС Гиммлер [Второй после Гитлера] автора Хавкин Борис

Глава 16 Арест и смерть адмирала Летом 1944 г. Канарис уже не поддерживал связь с участниками Сопротивления. Для этого было несколько причин: во-первых, хотя как патриот Канарис и желал свержения тирана, но он в то же время боялся и поражения Германии; во-вторых, он отвергал


СМЕРТЬ ГЕРОЯ

Из книги Тайны Великой смуты [Maxima-Library] автора Широкорад Александр Борисович


Глава 9 Арест и смерть

Из книги Жуков. Портрет на фоне эпохи автора Отхмезури Лаша

Глава 9 Арест и смерть В отечественной историографии утверждалось, что «о последних часах Гиммлера нам известно довольно подробно»122. Вот как обычно описывалась его смерть: «Поимка Гиммлера по своей бесславности… может сравниться с разве что с поимкой министра


Глава 2 Смерть царя Федора

Из книги Кавказская война. В очерках, эпизодах, легендах и биографиях автора Потто Василий Александрович

Глава 2 Смерть царя Федора 6 января 1598 г. умер царь Федор Иоаннович — последний правитель из рода Ивана Калиты. Государство Российское оказалось без легитимного наследника.На Руси в X–XIV веках подобный династический кризис решился бы просто. Престол перешел бы к


На смерть Жукова

Из книги Записки военного альпиниста [От ленинградских шпилей до вершин Кавказа, 1941–1945] автора Бобров Михаил Михайлович

На смерть Жукова 24 декабря 1967 года умерла Александра Диевна. Эта смерть сильно подействовала на Жукова. Несмотря на скандалы и измены, он сохранил привязанность к бывшей учительнице, встреченной им во время Гражданской войны.Период борьбы за выход мемуаров стал очень


VI. СМЕРТЬ ТИХОВСКОГО

Из книги Тайна брига «Меркурий». Неизвестная история Черноморского флота автора Шигин Владимир Виленович

VI. СМЕРТЬ ТИХОВСКОГО Больше сия любве никто не имать, да кто душу свою положит за други своя. Иоанн, XV, 13 С самого начала текущего столетия и до окончания Кавказской войны Черноморская кордонная линия начиналась близ устьев Лабы у поста Изрядного, тянулась вниз по


Глава 4  «Белая смерть»

Из книги Трагедии советского подплава автора Шигин Владимир Виленович

Глава 4  «Белая смерть» Здесь вам не равнина, здесь климат иной — идут лавины одна за одной, и здесь за камнепадом ревет камнепад. И можно свернуть, обрыв обогнуть, — но мы выбираем трудный путь, опасный, как военная тропа. В. Высоцкий Настоящим бедствием для защитников


Глава четвертая. СМЕРТЬ ГЕРОЯ

Из книги «Медовая ловушка». История трех предательств автора Атаманенко Игорь Григорьевич

Глава четвертая. СМЕРТЬ ГЕРОЯ …В первых числах июля 1833 года Александр Иванович Казарский на пути в Николаев остановился отдохнуть у супругов Фаренниковых, проживавших в небольшом имении в двадцати пяти верстах от города Елизавета Фаренникова в своих записках отмечает


Смерть от тарана

Из книги Лицензия на вербовку автора Атаманенко Игорь Григорьевич

Смерть от тарана Подводная лодка «Металлист» прослужила в отечественном военно-морском флоте 40 лет. Это своеобразный рекорд. Но еще большим рекордом стала поистине драматическая история этой субмарины. Подводная лодка типа АГ (Американский Голланд) была построена


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. СМЕРТЬ ПРЯЧЕТСЯ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ

Из книги автора

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. СМЕРТЬ ПРЯЧЕТСЯ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ Первое, что поразило Полещука, когда они проникли с Шармой на виллу доктора, это — стерильная чистота помещений и почти полное отсутствие мебели. Складывалось впечатление, что это — не жилое помещение, а многопрофильная