В роли дипломата

В роли дипломата

В качестве высокопоставленного сотрудника советской внешней разведки Судоплатов поддерживал связь с несколькими ценными агентами. Среди них особое место занимал полномочный и чрезвычайный посол Болгарии в СССР Иван Федорович Стаменов (оперативный псевдоним — «Наследник»).

Высокопоставленный дипломат начал сотрудничать с представителями советской внешней разведки в середине тридцатых годов прошлого века, когда занимал пост первого секретаря посольства Болгарии в Италии. Он регулярно встречался с Павлом Матвеевичем Журавлевым (оперативный псевдоним — «Макар») и через последнего регулярно информировал Москву о политике Софии накануне Второй мировой войны. В связи с отъездом в СССР «Макара» связь с ценным агентом прервалась на два года. Ее удалось восстановить только в 1940 году, когда дипломат был назначен послом в СССР.

В тот же год агент был передан на связь главному герою нашей книги. С этого времени у Лубянки появился доступ к документальной информации о реальных намерениях и о переписке правящих кругов Болгарии с немецким руководством. Когда в ноябре 1940 года в Берлине проходили переговоры между Адольфом Гитлером и руководителем советского внешнеполитического ведомства Вячеславом Молотовым, то Москва располагала тогда всей информацией о планах главы Третьего Рейха в отношении Болгарии и о намерениях Софии. Осведомленность Москвы базировалась на документах и шифропереписке, а также на сообщениях «Наследника», поскольку он получал инструкции от главы правительства и от царской семьи, в которую он был вхож.

При этом нужно учитывать, что отношения София — Москва — Берлин осенью 1940 года были очень сложными и противоречивыми.

Официальная позиция Советского Союза заключалась в том, что СССР, с одной стороны, стремился подписать пакт о взаимопомощи с Болгарией, с другой же — этот пакт не предполагал выхода Болгарии из сферы особых отношений с Германией и Италией. Речь практически шла о том, что Москва ни в коем случае не собирается конфликтовать с Болгарией и противодействовать ее вступлению в какие-либо договорные союзнические отношения с Германией.

На первый взгляд может показаться, что это половинчатая и беспринципная позиция. Однако для СССР это было чрезвычайно важным, ибо речь шла о выработке компромиссных договоренностей с немцами и их союзниками, чтобы оттянуть начало войны между Советским Союзом и Германией. В том, что она будет, Иосиф Сталин не сомневался. Вопрос был лишь в дате ее начала и в том, кто первым нападет.

Попытки договориться с Болгарией успехом не увенчались. По мнению Павла Анатольевича Судоплатова, основная причина такова:

«…болгарские правящие круги были напуганы нашим предложением в отношении пакта о взаимопомощи. Левая оппозиция и рабочее движение в это время в Болгарии были довольно мощными. Поэтому правящие круги боялись, что улучшение отношений с СССР будет способствовать укреплению позиции Болгарской компартии. Это толкало не только царя Бориса, но и его окружение на союз с англичанами и немцами»[222].

Установление важного контакта с послом Болгарии в Москве осенью 1940 года стало, однако, прологом еще одного драматического эпизода в действиях разведки и дипломатии на балканском направлении в преддверии неумолимо надвигавшейся германо-советской войны, в котором непосредственное участие принял герой нашей книги.

Спустя много лет Павел Анатольевич так вспоминал события конца октября — начала ноября 1940 года.

«Накануне поездки Молотова в Берлин меня неожиданно вызвал Берия, в кабинете которого я застал П. Федотова, начальника контрразведки, и приказал нам срочно явиться к заместителю наркома иностранных дел Вышинскому. Суть поручения состояла в том, чтобы, контактируя с Вышинским, вступить в неформальные доверительные отношения с послом Югославии в СССР Миланом Гавриловичем. Последний по своей инициативе вышел на Вышинского и проинформировал его об обострении обстановки на Балканах и борьбе внутри югославского руководства. Гаврилович рассказал о недовольстве, которое зреет в югославском правительстве в связи с тем, что германские войска войдут в Болгарию, оккупируют Фракию (историческую область на востоке Балканского полуострова, между Эгейским, Черным и Мраморным морями; в состав Болгарии входит ее северная часть. — Прим. авт.), что резко обострит болгаро-югославские отношения»[223].

С заместителем руководителя советского внешнеполитического ведомства Андреем Януарьевичем Вышинским начальник Второго (контрразведывательного) управления НКГБ СССР Павел Васильевич Федотов и заместитель начальника Первого управления НКГБ СССР Павел Анатольевич Судоплатов встретились поздно ночью в его кабинете. Высокопоставленный чиновник кратко пересказал им свою беседу с югославским дипломатом и сообщил, что с санкции самого Лаврентии Берии на них возлагается предварительное обсуждение вопросов, вносимых Миланом Гавриловичем на рассмотрение наркома иностранных дел и правительства. На вопрос гостей о дате проведения такой встречи хозяин кабинета ответил резко и лаконично: «Вчера», — и пояснил чуть мягче, что югослав просил принять его в ближайшие дни, когда он будет иметь новые сведения о дальнейшем развитии событий на Балканах.

Почему этим поручили заняться руководителю внешней разведки и контрразведки, а не профессиональным дипломатам? По утверждению Павла Анатольевича Судоплатова:

«…по нашим данным, он (югославский дипломат. — Прим. авт.) имел особые отношения с англичанами. Мы рассматривали его как “двойника”, негласного английского посредника в международных консультациях по проблеме Балкан, зная, что Гаврилович очень часто ездил за консультациями к английскому послу в Москве С. Криппсу. Прослушивая английское посольство, мы имели довольно точные данные о теме его общения с англичанами. Прослушивание нами апартаментов югославского посольства подтверждало, что Гаврилович, во-первых, заинтересован в налаживании доверительных связей с нами, во-вторых, он поднимал вопрос о необходимости изменений в югославском руководстве, поскольку внутренние противоречия обостряются и по этой причине югославские военные круги не могут не быть заинтересованными в установлении особых отношений с “советскими военными инстанциями”»[224].

Москва планировала использовать югославского посла для незаметной для немцев координации действий Советского Союза и Англии на Балканах. Однако, несмотря на прекрасное информационное обеспечение нашего правительства и дипломатии, Советскому Союзу не удалось в силу неблагоприятного для нас соотношения сил переломить развитие событий на Балканах в свою пользу, не удалось связать Адольфа Гитлера длительной военной кампанией в Югославии и Греции. В этом нет вины Павла Анатольевича Судоплатова. Он полностью справился с поставленной перед ним задачей, как и его коллега по НКГБ — Павел Васильевич Федотов.

С Миланом Гавриловичем они встречались в качестве советников аппарата Наркомата иностранных дел. Первая встреча, где произошло их официальное представление друг другу, состоялась в кабинете Андрея Вышинского и носила протокольный характер. На втором рандеву, в ресторане «Арагви», югославский дипломат внезапно выступил с неожиданным предложением о доверительном сотрудничестве с советскими представителями. При этом чекисты изначально знали, что иностранный дипломат уже сотрудничает с Лондоном.

Во встречах с Миланом Гавриловичем Павел Анатольевич Судоплатов всегда участвовал вместе с Павлом Васильевичем Федотовым. Сам герой нашей книги объяснял участие контрразведчика необходимостью протоколирования записи бесед (они оба записывали содержание разговоров, а потом сравнивали их). По мнению автора данной книги, основная причина — боязнь попытки вербовки югославским дипломатом своего советского «коллеги». Да и в стенографирование беседы «сотрудниками» НКИДа не было особой нужды. Специальная техника позволяла фиксировать все слова, произнесенные участниками беседы. Недаром же для встреч был выбран ресторан «Арагви», где все столики были оборудованы микрофонами.

В процессе беседы выяснилось, что югославский посол не только работает на англичан, но и ведет самостоятельную игру, не поставив об этом в известность свое руководство в Белграде. Причем своего агента раскрыли сами британцы. Через неделю после встречи Милана Гавриловича с Андреем Вышинским к последнему явился британский посол Стаффорд Криппс и почти слово в слово пересказал содержание предложений своего югославского коллеги. В Москве сначала решили, что Лондон полностью контролирует своего агента. А спустя несколько дней, в результате оперативно-розыскных мероприятий (слухового контроля и перехвата шифротелеграмм) выяснилось, что за ним нет стопроцентного контроля. Каждая из сторон играла свою игру, активно используя других игроков для достижения своих целей.

Свои сложности возникли и у самой Москвы. О переговорах с югославским послом Вячеславу Молотову и Иосифу Сталину докладывал не только Андрей Вышинский, но и Лаврентий Берия. Это заставляло нервничать каждого из докладчиков. Первый боялся что-то упустить и не сообщить своему непосредственному начальнику в НКИД Вячеславу Молотову (Андрей Вышинский одновременно занимал пост заместителя председателя СНК СССР), а второй — ограничить круг обсуждаемых вопросов. В конечном итоге Павел Анатольевич Судоплатов был вынужден предложить иностранному дипломату «перейти на оперативной режим каждодневной связи с Вышинским». А руководству наркомата иностранных дел было приказано принимать югославских дипломатов и членов официальной делегации вне всякой очереди.

В переговорах также участвовали сотрудники советской военной разведки. Рассказ об их роли в событиях на Балканах накануне Великой Отечественной войны находится за рамками нашей книги, поэтому мы не будем рассказывать об этом. Отметим лишь, что повышенное внимание к югославам со стороны советских спецслужб не могло остаться незамеченным. Англичане узнали о тайных переговорах и организовали «утечку» в американские газеты. Разразился громкий международный скандал. Павел Судоплатов и Павел Федотов получили сначала крупный нагоняй от своего начальника — наркома госбезопасности Всеволода Меркулова, затем от Лаврентия Берии, а потом еще и от Андрея Вышинского[225]. Хотя для проштрафившихся чекистов все закончилось лишь вызовом «на ковер» к начальникам и словесными угрозами, перемешанными с матом.

Если говорить о результатах серии встреч Павла Судоплатова с Миланом Гавриловичем, то один из них — отсрочка нападения Германии на СССР на один месяц благодаря военному перевороту в Югославии. Возможно, что в ноябре — декабре 1941 года, когда под Москвой ударили сильные морозы, немцы поняли, что они опоздали на месяц.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Англосаксы в роли несоюзников

Из книги Первый удар Сталина 1941 [Сборник] автора Суворов Виктор

Англосаксы в роли несоюзников Есть историческая легенда, согласно которой Гарри Трумэн объяснил своему сыну: народы Европы — это игроки на поле войны. А мы — запасные игроки, мы пойдем на поле, когда остальные устанут. Цинично? Да вроде бы Сталин тоже что-то такое


Сталин в роли Гитлера

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Сталин в роли Гитлера Рассуждая о перспективах «Земшарной республики советов», наши теоретики и аналитикоманы проявляют, во-первых, сказочное невежество. Они просто не представляют, как громаден и сложен мир.Во-вторых, они оказываются не способны на самое элементарное


Лакеи в роли шпионов

Из книги Нокдаун 1941 [Почему Сталин «проспал» удар?] автора Суворов Виктор

Лакеи в роли шпионов В большинстве стран мира многие сотрудники обслуживающего персонала посольств и миссий (из числа местных жителей) одновременно исполняют обязанности тайных информаторов местных спецслужб. Эта традиция «возникла» в момент зарождения международной


Англосаксы в роли несоюзников

Из книги В сетях шпионажа автора Хартман Сверре

Англосаксы в роли несоюзников Есть историческая легенда, согласно которой Гарри Трумэн объяснил своему сыну: народы Европы — это игроки на поле войны. А мы — запасные игроки, мы пойдем на поле, когда остальные устанут. Цинично? Да вроде бы Сталин тоже что-то такое


Сталин в роли Гитлера

Из книги Моссад: одни против всех. История и современность израильской разведки автора Жданов Михаил Михайлович

Сталин в роли Гитлера Рассуждая о перспективах «Земшарной республики Советов», наши теоретики и аналитикоманы проявляют, во-первых, сказочное невежество. Они просто не представляют, как громаден и сложен мир.Во-вторых, они оказываются не способны на самое элементарное


Военный мундир в багаже дипломата

Из книги Спецназ ГРУ в Кандагаре. Военная хроника автора Шипунов Александр

Военный мундир в багаже дипломата Старшего офицера штаба генерала Фалькенхорста подполковника Хартвига Польмана предполагалось послать в Осло вместе с частью штаба на крейсере «Блюхер». Но незадолго до начала операции у Бушенхагена на этот счет возникли некоторые


Разведчик в костюме дипломата

Из книги Все Кавказские войны России. Самая полная энциклопедия автора Рунов Валентин Александрович

Разведчик в костюме дипломата Рувена Шилоя иногда называют олицетворением израильской разведки, хотя долгое время он был известен в первую очередь как политик и дипломат. Родился Шилой в 1909 году в Иерусалиме в семье раввина, эмигранта из Российской империи Ицхака


О роте минирования и ее роли

Из книги «Венгерская рапсодия» ГРУ автора Попов Евгений Владимирович

О роте минирования и ее роли Рота минирования была сформирована летом 1985 года. До этого в отряде была группа минирования. Незадолго до создания роты из-за возросшего объема задач, связанных с разминированием транспортных путей, в штат отрядов спецназ, воевавших в


Генерал И.Ф. Паскевич и трагедия дипломата А.С. Грибоедова

Из книги Разведка «под крышей». Из истории спецслужбы автора Болтунов Михаил Ефимович

Генерал И.Ф. Паскевич и трагедия дипломата А.С. Грибоедова Новый командующий — 45-летний генерал-адъютант Иван Федорович Паскевич был ярким представителем военной школы, помнивший традиции Румянцева, Потемкина и Суворова, но воспитанный уже в парадно-показном духе Павла


Регент в роли заложника

Из книги Линейные корабли «Ришелье» и «Жан Бар» автора Сулига Сергей

Регент в роли заложника Гитлер был полон решимости во что бы то ни стало добиться согласия Хорти на оккупацию Венгрии немецкими войсками. Для этого нужно было пригласить регента в Австрию, в Клессхейм, и задержать его там до получения согласия на ввод немецких войск в


Под фраком дипломата, под мантией ученого

Из книги Шпионские и иные истории из архивов России и Франции автора Черкасов Петр Петрович

Под фраком дипломата, под мантией ученого Во второй половине XIX века Российская империя проводила достаточно активную внешнюю политику практически в разных частях света, в частности в Азии, на Дальнем Востоке и даже в Африке. Между великими мировыми державами шла борьба


В незавидной роли плавбатареи

Из книги «Медовая ловушка». История трех предательств автора Атаманенко Игорь Григорьевич

В незавидной роли плавбатареи После прихода в Касабланку на корабле возобновили некоторые работы, включая установку и наладку механизмов стрельбы в носовой башне. Хотя сначала пришлось заняться кое-каким демонтажом. Уже 24 июня сняли необходимые для усиления ПВО базы-90-


«Хлестаков» в роли дипкурьера

Из книги Кому нужна ревизия истории? [Старые и новые споры о причинах Первой мировой войны] автора Белаяц Миле

«Хлестаков» в роли дипкурьера Работая в тот день в Архиве внешней политики Российской империи с документами по истории русско-французских отношений в XVIII веке, я, признаться, менее всего думал о Николае Васильевиче Гоголе и его литературном «крестнике» – Иване


Дело сербского дипломата Милоша Богичевича

Из книги автора

Дело сербского дипломата Милоша Богичевича Реконструкция полемики вокруг участия сербского правительства в Сараевском покушении и сербско-австрийских отношений накануне Первой мировой войны невозможна без упоминания одной неоднозначной личности – Милоша