Лакеи в роли шпионов

Лакеи в роли шпионов

В большинстве стран мира многие сотрудники обслуживающего персонала посольств и миссий (из числа местных жителей) одновременно исполняют обязанности тайных информаторов местных спецслужб. Эта традиция «возникла» в момент зарождения международной дипломатии и продолжает существовать и в наши дни.

Если подбор сотрудников криптографических подразделений МИДа контролировало государство, наем технического персонала для заграничных учреждений зависел от личных качеств посла или консула. А большинство из них имели довольно слабое познание в сфере противодействия иностранным спецслужбам. Разумеется, были дипломаты, которые демонстрировали бдительность, но их были считаные единицы.

В качестве примера можно процитировать слова посла Остен-Сакена, писавшего еще в 1895 г. в своем докладе, что в консульствах, расположенных в пограничных пунктах Мемель, Кёнигсберг, Торне и Бреславе, нарушаются элементарные требования режима секретности.

В частности, дипломат указывал, что «присутствие на службе в их канцеляриях прусских подданных я считаю недопустимым и опасным». Далее автор этого доклада, аргументируя свою точку зрения, напоминал, что «нельзя забывать, что к пограничным консулам беспрестанно командируются с секретными поручениями чиновники и офицеры разных ведомств и что в делопроизводстве находится масса дел доверительного характера. Кроме того, в этих консульствах постоянно хранятся шифры трех министерств: военного, внутреннего и иностранных дел...»

И более того, «эти же иностранцы должны заменять наших пограничных консулов во время их служебных разъездов, отпусков, болезней и принимать секретные депеши и разных офицеров, направляемых в Пруссию»[467].

Здесь уместно будет заметить, что все или почти все курьеры, фельдъегеря, прислуга и пр. были подкуплены. За небольшую мзду, выплачиваемую ежемесячно или поштучно, они приносили в указанное место содержимое корзин, стоящих у письменного стола их хозяев, копировальные книги из канцелярий, черновики и подлинники получаемых писем и официальных донесений и даже целые коды и шифровальные ключи[468].

В качестве подтверждения этого факта можно рассказать историю Юлиуса Рейхака, прослужившего в российском посольстве в Швейцарии более 20 лет в должности старшего канцелярского служащего и имевшего доступ во все помещения посольства и ключи от всех сейфов. Кроме этого, он сам упаковывал и отвозил на вокзал всю дипломатическую почту посольства, тем самым значительно облегчая работу немецкой разведки по перлюстрации российской дипломатической почты.

Если бы российский дипломат в декабре 1910 г. не подслушал разговор двух беспечных немецких разведчиков, то Юлиус Рейхак продолжал бы спокойно работать на немецкую разведку еще много лет[469].

После поражения в Русско-японской войне только военное ведомство начало более серьезно относиться к проблеме защиты информации в загранучреждениях. В частности, была предпринята попытка решить проблему подбора персонала для обслуживания военных атташе.

Один из вариантов решения этой проблемы – выписывать прислугу из России. Предусматривалась возможность каждого военного атташе иметь денщика из нижних чинов полевой жандармерии. При этом государство брало на себя все расходы по доставке служащего к месту работы, выдаче ему «подъемных», а атташе был обязан сам только содержать слугу.

Другим мероприятием можно назвать рассылку Генштабом инструкции, где всем атташе рекомендовалось хранить секретные бумаги в сейфах посольств, напоминалось, что квартиры военных атташе не имеют статуса «экстерриториальности».

В инструкции содержались признаки, по которым можно было определить, что прислуга получает второе жалование в местной контрразведке. Разумеется, это был не выход, но хотя бы первый шаг по организации режима секретности в посольствах.

В августе 1912 г. Генштабом была введена секретная инструкция «военным агентам и лицам их замещающим», где были изложены правила пользования почтовой и телеграфной связью. В частности, в ней говорилось, что несекретные срочные документы нужно отправлять с курьером МИДа, секретные срочными шифрованными телеграммами, а секретные несрочные – заказным письмом или через знакомых лиц[470].

Тем самым Генштаб признал ненормальное положение в технологии пересылки секретной почты загранучреждений России и более того, фактически узаконил этот порядок. Рассмотрим чуть подробнее, как пересылалась секретная корреспонденция.

Использование запечатанных конвертов и специальных вализных мешков не гарантировало защиту содержимого пакетов и мешков от любопытных глаз противника.

Так, «в присутствии секретаря посольства однажды, в виде опыта, была вынута почта из посольского вализного мешка, не трогая печатей, замков, не разрезая наружного шва у мешка». Это из воспоминаний русского военно-морского атташе в Америке в 1911–1912 г. капитана 1-го ранга Васильева.

В начале 1913 г. некий П. Брандт написал статью «К борьбе со шпионажем», опубликованную в газете «Русский инвалид» (№ 112 от 29 апреля 1913 г.), где доказал всю ложность надежд на сохранность секретов при существующих тогда образцах конвертов, прошивание и накладывание сургучных печатей[471].

А порой при пересылке секретной корреспонденции происходили совсем странные ситуации. И только глупостью чиновников можно объяснить тот факт, что в Японии, например, конверты с грифом «секретно» и «совершенно секретно» часто терялись, а телеграммы попадали не по адресу. При этом следует учесть, что секретные письма отправлялись обычной почтой.

Пакеты распределялись на простые, секретные и совершенно секретные в зависимости от их содержимого, что никак не влияло на степень защищенности при пересылке по обычной почте. Пакеты, содержащие донесения военных агентов, «пересылались открытой почтой, с надписью «совершенно секретно» и запечатанные сургучом»[472].

Документы, пересылаемые военному атташе в Китае, имели пометку на конверте: «Военному агенту». И это было распространенным явлением, когда вся переписка с военными агентами велась на официальных бланках, с указанием на конверте полного адреса (название учреждения, должность и чин адресата и т. п.).

Другим направлением деятельности в сфере применения методов организационной защиты были попытки разработать типовую инструкцию по хранению и обработке конфиденциальных документов. Правда, и это начинание не увенчалось успехом. Разрабатывались лишь указания отдельным дипломатам по организации секретной переписки с Петербургом.

Например, в «Секретной инструкции Российско-Императорскому Генеральному Консулу в Индии», датированной 7 января 1900 г., говорилось о том, что «по прибытии Вашему в Калькутту, Вам надлежит тотчас же проявить озабоченность наилучшего способа переписки Ваших секретных донесений в России и в Лондоне. Со своей стороны, мы обращаем вместе с сим, и Французское правительство с просьбой разрешить Вам пользоваться с этой целью любезным посредничеством Французского Генерального Консульства в Калькутте, подобно тому, как это происходит в настоящие время в Бомбее. Из силы Вам придется, вероятно, периодически отправлять Вашу секретную корреспонденцию с доверенными лицами, быть может, с одним из чиновников вверенного Вам генерального консульства, что же касается секретных планов, адресованных в императорскую миссию в Пекине, то Вы могли бы посылать таковые в наше Консульство в Калькутте, либо для дальнейшего отправления по назначению на срочных русских пароходах»[473].

И порой сами дипломаты были вынуждены импровизировать, пытаясь избежать перехвата своей переписки спецслужбами противника.

Про графа Николая Игнатьева[474] в российском «черном кабинете» (орган, занимавшийся перлюстрацией почтовой корреспонденции) рассказывали, что он, будучи послом в Турции, отправлял свои письма простыми (не заказными) письмами, в грошовых конвертах, которые пролежали некоторое время рядом с селедкой и мылом. Адрес же на конверте он заставлял писать своего лакея, причем не на имя министра иностранных дел, а на имя его дворника или истопника, по частному адресу. Эти меры действительно спасали корреспонденцию графа от перлюстрации.

Несмотря на принимаемые меры по организации защиты информации, почти ничего не изменилось в этой сфере.

Когда в начале Первой мировой войны военный агент Алексей Игнатьев[475] вернулся к месту во Францию, то человек, печатавший на пишущей машинке шифротелеграммы в одной из комнат российского посольства в Париже, встретил его радостной фразой на немецком языке...

Когда шокированному увиденным кадровому военному разведчику Алексею Игнатьеву объяснили, почему именно барон Х. занят столь важным делом – умеет печатать на машинке и вообще хороший человек, то российский офицер пришел в ужас от происходящего...[476]

Правда, это не единичный случай. Так, князь Орлов, приехавший в отпуск к своему богатому дядюшке в Париж во время Первой мировой войны, был привлечен к шифрованию телеграмм. И таких эпизодов десятки.

Порой доходило до курьезов. Так, военный атташе в Швейцарии полковник Дмитрий Ромейко-Гурко в первые дни войны был вызван в Петербург, оставив в стране пребывания ключ от сейфа со списками агентуры в Германии[477]. По иронии судьбы, немецкий агент Юлиус Рейхак, разоблаченный в декабре 1910 г., работал именно в этом посольстве и, возможно, имел ключ к сейфу военного атташе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Шпионов на экипажи кораблей

Из книги автора

Шпионов на экипажи кораблей Регулярные обмены советских разведчиков, которые были, говоря современным языком, «пойманы с поличным» в других странах, начались еще до окончания Гражданской войны на территории Советской России. Так, резидент «Особого отдела РВС


Глава тринадцатая Использование шпионов

Из книги автора

Глава тринадцатая Использование шпионов Цао Цао: «На войне нужно использовать шпионов, чтобы знать о состоянии противника».Чжан Юй: «Способ использования шпионов должен быть особенно утонченным и тайным, поэтому о нем говорится после главы об огневом нападении».Чжан


В роли дипломата

Из книги автора

В роли дипломата В качестве высокопоставленного сотрудника советской внешней разведки Судоплатов поддерживал связь с несколькими ценными агентами. Среди них особое место занимал полномочный и чрезвычайный посол Болгарии в СССР Иван Федорович Стаменов (оперативный


Мадрид — убежище шпионов

Из книги автора

Мадрид — убежище шпионов Покинув своих гостеприимных друзей — итальянских фашистов, Скорцени отправился в Испанию, которая еще со времен Первой мировой войны рассматривалась германской военной разведкой как ее главная вотчина. В конце войны в районе британской


Среди шпионов

Из книги автора

Среди шпионов 8 июняКитайцам было прекрасно известно все расположение европейских концессий, и они стреляли по ним, как по плану.Благодаря давнишней ненависти китайцев к католикам-французам и их миссионерам, выстрелы были главным образом направлены на французскую


17. Советский Союз, конец 1940-х — 1960-е. ОТ САМОЛЕТОВ-ШПИОНОВ ДО КНИГОИЗДАНИЯ

Из книги автора

17. Советский Союз, конец 1940-х — 1960-е. ОТ САМОЛЕТОВ-ШПИОНОВ ДО КНИГОИЗДАНИЯ Информация… Сотни молодых американцев и русских эмигрантов отдали свои жизни ради сбора для Соединенных Штатов огромного количества информации о Советском Союзе — любой информации о стране,


19. «Король кремлевских шпионов»

Из книги автора

19. «Король кремлевских шпионов» В начале 1929 года Соединенные Штаты потрясло сообщение: сенсация о том, что советская разведка решила подкупить американских сенаторов Бора и Норриса, оказалась фальшивкой, изготовленной белоэмигрантским центром, работавшим на ряд


Династия шпионов

Из книги автора

Династия шпионов 30 июня 1941 года гитлеровцы ворвались во Львов, и в тот же самый день врач Александр Барвинский сделался заместителем министра провозглашенного бандеровцами «правительства самостийной Украины».На стиле у Барвинского появился заранее приготовленный


ФБР РАЗОБЛАЧАЕТ ШПИОНОВ И ЧЕРЕЗ 30 ЛЕТ

Из книги автора

ФБР РАЗОБЛАЧАЕТ ШПИОНОВ И ЧЕРЕЗ 30 ЛЕТ Однажды днем в 1968 году супружеская пара иммигрантов, находившаяся под наблюдением агентов ФБР, выехала из своего дома близ Филадельфии в Нью-Йорк и припарковалась у гробницы президента Гранта. Мужчина на мгновение исчез в густом


Глава четвертая И шпионов ловили, и здорово помогали

Из книги автора

Глава четвертая И шпионов ловили, и здорово помогали По книгам и кинофильмам широкому читателю и зрителю военная контрразведка Смерш известна как спецслужба, успешно боровшаяся со шпионами, диверсантами и террористами. Наряду с этим ее сотрудниками решалась и еще одна


В незавидной роли плавбатареи

Из книги автора

В незавидной роли плавбатареи После прихода в Касабланку на корабле возобновили некоторые работы, включая установку и наладку механизмов стрельбы в носовой башне. Хотя сначала пришлось заняться кое-каким демонтажом. Уже 24 июня сняли необходимые для усиления ПВО базы-90-


Глава 11 Галерея шпионов

Из книги автора

Глава 11 Галерея шпионов В официальной истории израильской разведки галерея шпионов скромная и включает в себя не более десяти – пятнадцати персоналий. Почему так мало? Биографии остальных «рыцарей плаща и кинжала» не очень вписываются в создаваемый Тель-Авивом образ


Шпион или покровитель шпионов?

Из книги автора

Шпион или покровитель шпионов? В истории России это был первый случай, когда военного министра подозревали в принадлежности к агентуре противника. Речь пойдет о генерале от кавалерии А.В. Сухомлинове. Как писал знаток «шпионства» в период Первой мировой войны, английский


Регент в роли заложника

Из книги автора

Регент в роли заложника Гитлер был полон решимости во что бы то ни стало добиться согласия Хорти на оккупацию Венгрии немецкими войсками. Для этого нужно было пригласить регента в Австрию, в Клессхейм, и задержать его там до получения согласия на ввод немецких войск в