Венгрия

Венгрия

Правительство Венгрии, в которой на начало 30-х годов проживало 600 000 этнических немцев[258], также негативно относилось к вербовке своих граждан немецкого происхождения в войска СС. Немецкое меньшинство страны находилось под влиянием пронацистской организации «Фольксбунд», чья деятельность в Венгрии была разрешена властями 26 ноября 1938 года. В своей программной речи венгерский фольксгруппенфюрер Франц Баш заявил, что «Фольксбунд» распространит свою деятельность на все сферы политической, экономической и общественной жизни немцев в Венгрии. Затем летом 1940 года, согласно немецко-венгерским договоренностям, «Фольксбунд» стал единственным представителем немецкой общины в Венгрии, которому правительство предоставило полную свободу действий в организационных вопросах и пропаганде идей нацизма. Венгерские фольксдойче-нацисты утверждали, что «для немцев Венгрии возможен лишь один национал-социализм, а именно немецкий. Все немецкие националисты здесь должны быть объединены в Фольксбунде» (интересно, что это вызвало определенные разногласия между фольксбундовцами и венгерскими фашистами из партии «Скрещенные стрелы», которые хотели привлечь в свои ряды и венгерских немцев). В конце 1940 года «Фольксбунд» насчитывал около 50 000 членов, объединенных в 300 местных групп[259]. Понятно, что члены этой организации готовы были активно помочь эсэсовцам в рекрутировании своих соотечественников.

Однако из-за отрицательной позиции по этому вопросу режима регента Венгрии Миклоша Хорти нацистам приходилось идти на различные ухищрения. Например, как мы уже указывали выше, осенью 1940 года 500 венгерских немцев прибыли в Германию якобы для участия в спортивных соревнованиях. В целом в начале войны можно говорить лишь об отдельных случаях службы венгерских фольксдойче в войсках СС. В качестве примера приведем Эдуард-Франца Бакоса, родившегося в 1918 году. Он был профессиональным солдатом — служил в венгерской армии (Гонведе) с 1933 года. В конце 1940 года Бакос был переведен в войска СС (на основании чего состоялся этот перевод, неизвестно). Первоначально проходил службу в качестве переводчика, а с апреля 1942 года в звании обершарфюрера СС оказался в подразделении жандармерии горной дивизии СС «Принц Евгений». С ноября 1943 года Бакос служил в добровольческой горной дивизии СС «Хандшар», а осенью 1944 года был переведен в 31-ю добровольческую гренадерскую дивизию СС, где возглавил роту жандармерии, а затем был адъютантом дивизионной штабной роты. 20 апреля 1945 года Бакос был произведен в оберштурмфюреры СС, в конце войны пропал без вести[260].

Ситуация несколько изменилась после разгрома Югославии, когда Венгрия получила ряд территорий — Бачку, Мурску область и Баранью с общим населением в 1 000 000 человек. Венгры установили на присоединенных территориях довольно жесткий режим по отношению к местному населению, прежде всего к сербам и евреям, но даже этнические немцы иногда становились жертвами насилия со стороны венгерских властей[261]. Со своей стороны нацисты развернули в Бачке активную вербовку фольксдойче на службу в войска СС, Вермахт и различные организации и службы. Руководить вербовкой в войска СС в Бачку был направлен оберштурмбаннфюрер СС Виктор Нагелер во главе специальной команды. Вербовались молодые люди в возрасте от 18 до 32 лет, по своим физическим и расовым показателям годные для службы. Венгерские власти внимательно следили за деятельностью немецких вербовщиков, но не вмешивались, поскольку их деятельность способствовала некоторой нормализации обстановки в только что присоединенном к стране регионе, население которого в большинстве своем враждебно относилось к Венгрии[262]. К декабрю 1941 года здесь было завербовано в общей сложности 4000 человек, из которых 2000 были приняты в войска СС, 1000 в Вермахт и 1000 в Организацию Тодта[263]. Однако вскоре Нагелер и его люди начали расширять свою деятельность и на остальную территорию Венгрии. «Фольксбунд» оказал им всю возможную помощь, в частности 1 октября 1941 года началась регистрация немецкой молодежи, а часть руководящего состава организации была направлена на учебу в Германию[264].

Добровольцев под покровом ночи в закрытых грузовиках везли к центральному офису «Фольксбунда» в Будапеште. К маю 1941 года еще около 1000 человек были завербованы в Трансильвании[265], по некоторым данным, большая их часть была направлена в 1-ю пехотную (моторизованную) бригаду СС[266]. Одним из них был роттенфюрер СС Фриц Шустер, в 1941 году дважды раненный и получивший обморожение; в сентябре 1944 года его перевели в телефонную роту 31-го батальона связи СС 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС. Набор продолжался. Крупные контингента венгерских фольксдойче были направлены в воевавшую на севере боевую группу СС «Норд», а в декабре 1941 года около 2000 немцев из Бачки и Сербии были направлены на восполнение потерь в дивизию СС «Рейх»[267].

Недовольные активностью эсэсовцев венгерские власти выразили протест, в результате чего посол Рейха в Будапеште Дитрих фон Ягов даже сообщил венгерским властям, что набор будет немедленно прекращен, а те из завербованных, кто пожелает, смогут вернуться домой. Очевидно, что это заявление было им сделано по указке немецкого министерства иностранных дел. Однако Гиммлер упорствовал и заявил Гитлеру, что ему просто необходимы новые 60 000 добровольцев для войск СС. Результаты не замедлили сказаться.

6—9 января 1942 года последовал визит в Будапешт министра иностранных дел Германии фон Риббентропа, состоялись его переговоры с министром-президентом и одновременно с министром иностранных дел Венгрии Ласло фон Бардоши. Последний упорно сопротивлялся всем немецким требованиям, справедливо считая их вмешательством во внутренние венгерские дела, но в итоге под непрекращающимся давлением нацистов был вынужден пойти на попятную. 1 февраля 1942 года[268] была достигнута договоренность, согласно которой разрешалось осуществлять вербовку фольксдойче в возрасте от 17 до 30 лет (1912—1925 годов рождения[269]) на добровольной основе. Эсэсовцам разрешалось завербовать до 20 000 человек, при этом служившие в Гонведе этнические немцы вербовке не подлежали. Набор должен был осуществляться исключительно на добровольной основе, а несовершеннолетние волонтеры должны были получить письменное согласие родителей. Отдельно оговаривалось, что вступающие в немецкие вооруженные силы фольксдойче теряли свое венгерское гражданство. Для контроля над выполнением этих условий венграми создавалась специальная ревизионная комиссия. Есть мнение, что Бардоши специально согласился с немецкими требованиями, поскольку считал, что их выполнение сможет существенно ослабить немецкую общину в Венгрии и ее влияние[270].

В результате с 22 марта по 3 мая 1942 года было набрано 16 527 добровольцев, из которых медкомиссию прошли только 12 067 человек[271]. Первоначально рекрутированные направлялись для прохождения короткой базовой военной подготовки на учебный полигон СС в Гайделягере, где было развернуто рекрутское депо.

Затем в начале июня 1942 года фон Риббентроп на встрече с новым министром-президентом Венгрии Каллаи заявил, что «обстоятельства требуют» увеличить число вербуемых в войска СС венгерских немцев с 20 000 до 30 000 человек, то есть увеличить набор еще на 10 000. Каллаи дал на это свое согласие[272]. После этого в середине лета последовала вторая волна набора, когда удалось завербовать еще 9041 добровольца, из которых к службе было допущено 5793 человека[273]. Интересно, что одновременно Гонвед также проводил призыв фольксдойче в свои ряды, призывались рекруты от 18 до 40 лет. На этом основании местный фольксгруппенфюрер Баш даже предложил вербовать в СС 17-летних добровольцев, на которых призыв в Гонвед не распространялся[274].

Для привлечения добровольцев СС использовало целый ряд стимулов, которые, однако, не всегда срабатывали. В частности, нацисты считали, что многим фольксдойче будет импонировать сама мысль служить в немецкой воинской части, где можно было говорить на родном немецком языке, а не в Гонведе. Однако не стоит забывать, что значительное количество венгерских немцев плохо говорило по-немецки, так что привлечь их этим на службу было весьма проблематично. Впрочем, часть добровольцев была привлечена обещаниями службы в полицейских и охранных частях в оперативном тылу, а не на фронте. Но, кроме всего прочего, СС имело привлекательные финансовые аргументы, в отличие от той же венгерской армии[275]. Тем не менее перспектива потери венгерского гражданства часто останавливала многих потенциальных добровольцев. Необходимо подчеркнуть, что Венгрия была единственной страной, которая лишила добровольцев-фольксдойче своего гражданства. Больше ни одна из стран — ни Румыния, ни Словакия, ни Хорватия — не применяла подобного.

В случае, если побудительных аргументов оказывалось недостаточно, то применялся испытанный арсенал принудительных мер и провокаций. Например, на домах не желающих записываться в СС появлялись оскорбительные надписи типа «Еврейский слуга», «Уклонист» и так далее. Это уже понимания не находило, что часто приводило к разного рода эксцессам. Например, в городе Оденбург местные немецкие студенты и школьники, протестуя против принудительного набора, даже вышли на демонстрацию протеста. На этой почве случались столкновения между вербовщиками из СС и солдатами Гонведа. В сербском городе Апатин, в 1941 году включенном в состав Венгрии, венгерский офицер, протестуя против вербовки потенциальных призывников Гонведа, даже растоптал портрет Гитлера — этот инцидент имел дипломатические последствия[276].

Таким образом, всего ряды войск СС в этот период пополнили 17 860 венгерских фольксдойче из общего числа желающих в 25 709 человек[277]. Основная их масса была направлена на формирование кавалерийской дивизии СС, которая летом 1942 года формировалась на полигоне Дебица в Польше из кавалерийской бригады штандартенфюрера СС Германа Фегеляйна численностью около 3000 человек и «боевой группы Цеендер» штурмбаннфюрера СС Августа Цеендера численностью 500 человек[278]. Для наполнения формирующейся дивизии личным составом и было прислано 9000 венгерских фольксдойче[279]. Уже вскоре эсэсовцы столкнулись с целым рядом проблем. Прежде всего, выяснилось, что многие из добровольцев плохо говорили по-немецки. Также оказалось, что в отличие от рейхсдойче, которые обычно получали неплохую начальную военную подготовку через членство в различных нацистских организациях — Гитлерюгенд, СА, СС и так далее, венгерские фольксдойче в массе своей никакой начальной военной подготовки не имели. Почти никто из них не служил и в венгерской армии. Таким образом, в основном все добровольцы были гражданскими, не имеющими никакой военной подготовки, из которых в сжатые сроки необходимо было сделать солдат[280].

Также значительное количество завербованных в этот период венгерских фольксдойче было направлено на пополнение горных дивизий СС «Норд»[281] и «Принц Евгений»[282], где, очевидно, командованию этих дивизий пришлось столкнуться с теми же проблемами. Из-за этого многие инструкторы войск СС негативно относились к завербовавшимся венгерским немцам. Те из них, кто плохо говорил по-немецки, группировались вместе, общаясь между собой на привычном венгерском языке. На этом фоне между инструкторами, да и обычными рейхсдойче, и фольксдойче часто возникало непонимание и ксенофобия, а самым мягким эпитетом, которым награждали венгерских немцев, было «венгерские свиньи»[283]. Дома, по прибытии в отпуск, добровольцы также не всегда находили понимание (очевидно, сказалось принуждение во время вербовки), часто там их называли не иначе как «грязные фрицы»[284]. Это сильно деморализовало рекрутов, некоторые из них во время отпуска на родину дезертировали, а отдельные персонажи даже добровольно вступили в Гонвед!

Следует сказать, что столь значительное количество венгерских немцев, не допущенных к службе по медицинским показателям, вызвало сильное раздражение начальника Главного оперативного управления СС Ханса Юттнера. В своем рапорте на имя Гиммлера он писал: «Физическое состояние рекрутов из Венгрии не выдерживает никакой критики. Перед отправкой в Рейх ни один из них не прошел медицинского освидетельствования, поскольку ни один врач не рискнул бы признать их годными к строевой службе. Вы прислали мне дебилов в стадии имбецильности или тяжело больных людей, страдающих от эпилептических припадков, а также с открытой формой туберкулеза. Окончательно добил нас завербованный вами ампутант. Всех этих людей мы с извинениями отправили домой». Юттнер также подверг сомнению добровольность выбора многих из завербованных, отметив: «Многие рекруты утверждают, что никогда не высказывали согласия служить в СС, что они оказались в Рейхе в результате принуждения и обмана со стороны наших вербовщиков»[285].

В начале марта 1943 года Гиммлер потребовал призвать в войска СС еще 30 000—50 000 венгерских фольксдойче. В ВоМи критически отнеслись к этому плану, считая, что такое количество молодых людей в немецкой общине в Венгрии набрать будет трудно[286]. Тогда Гиммлер обратил свой взор на этнических немцев из Гонведа. В марте немецкий посол в Будапеште Дитрих фон Ягов потребовал, чтобы венгры передали в войска СС фольксдойче, служащих в венгерской армии. По некоторым данным, из них планировалось сформировать дивизию СС[287]. 10 марта 1943 года правительство Каллаи на это требование ответило отказом по вполне понятным причинам — на текущем этапе войны Гонвед не мог себе позволить терять обученных солдат. Тем более что в зимних боях 1943 года сражавшаяся на Восточном фронте 2-я венгерская армия потеряла около 100 000 человек и всю технику[288].

Переговоры длились несколько месяцев. 22 мая венгры все же согласились разрешить вербовку среди солдат Гонведа[289]. Затем 1 июня 1943 года[290] венгерская сторона дала еще одно согласие — передать в войска СС 10 000 фольксдойче, но уже не из числа солдат венгерской армии[291]. Возрастной ценз потенциальных добровольцев был поднят до 35 лет (призывники 1908—1925 годов рождения), причем эта поправка была принята по решению фюреров венгерских фольксдойче. Одновременно 25 высших руководителей венгерских немцев, включая и фольксгруппенфюрера Баша, достигли с СС соглашения о номинальном сроке службы в войсках для венгерских фольксдойче, это должно было стимулировать их «делать свой вклад» в военные усилия Третьего рейха[292].

Все эти решения положили начало третьей волны набора, которая началась в конце августа 1943 года и продолжалась до 8 февраля 1944 года. Первый транспорт с добровольцами покинул Венгрию 7 сентября 1943 года. В результате этой призывной акции, по данным Р. Михаэлиса, было набрано 22 000 человек[293], из которых 18 216 оказались в войсках СС. Теперь число венгерских фольксдойче в войсках СС достигло около 40 000 человек (половина из них была уроженцами Бачки). Отметим, что О. Луманс приводит статистические данные, согласно которым к концу 1943 года в войсках СС числилось 22 125 венгерских немцев[294]. Исходя из вышеприведенных данных, может показаться, что это количество не отражает всей полноты картины, однако стоит добавить, что к этому моменту уже около 4000 венгерских фольксдойче из войск СС были убиты или ранены на фронте[295].

Также интересно, что 1729 фольксдойче Венгрии оказались в Вермахте, к вящему неудовольствию Гиммлера, а в венгерских вооруженных силах продолжали служить не менее 35 000 этнических немцев[296]. Еще 459 человек служили в нацистских парамилитаристских формированиях, 32 — в Имперской службе трудовой повинности (РАД), а 3500 — находились на работах в Германии. Общее количество венгерских немцев на военной и околовоенной службе (то есть задействованных в военных усилиях Третьего рейха) на этот момент составляло 62 845 человек[297].

Основная масса этнических немцев Венгрии была направлена в панцер-гренадерские дивизии СС «Рейхсфюрер СС» (около 3000 были 1902—1922 годов рождения, а остальные — 1926 года рождения[298]) и «Нордланд»[299], а также в формируемые панцер-гренадерскую дивизию СС «Гетц фон Берлихинген»[300] и танковые дивизии СС «Гогенштауфен» и «Фрундсберг». В их состав было включено около 8000 человек[301], из них в рядах «Фрундсберг» насчитывалось 2500 венгерских фольксдойче[302], в основном в возрасте 17—18 лет[303]. Почти 5000 человек в первой половине 1944 года было направлено в 6-ю горную дивизию СС «Норд»[304].

Также интересно, что большое количество венгерских немцев зимой 1944 года было направлено на формирование 501-го егерского (истребительного) батальона СС[305] штурмбаннфюрера СС Ханса Байерлейна специальной части, предназначенной для проведения диверсионных операций и борьбы с партизанами (выше мы указывали, что румынскими фольксдойче был укомплектован 500-й егерский батальон СС).

По окончании официальных сроков вербовки имели место и стихийные наборы. Так, в марте 1944 года в Венгрию на отдых и реорганизацию была выведена 8-я кавалерийская дивизия СС «Флориан Гейер». Дислоцировалась она в Бачке. Командир дивизии оберфюpep CC Бруно Штрекенбах решил пополнить личный состав своих подразделений путем полевого призыва местных фольксдойче, если они по возрасту подходили для военной службы. Набор был принудительным, а как он происходил, видно из уже приводившегося нами выше свидетельства служившего во «Флориан Гейер» унтершарфюрера СС Людвига Мюкля. Эти события стали известны как «акция Штрекенбаха». Точное количество мобилизованных Штрекенбахом неизвестно, но, наверное, не менее двух-трех сотен человек.

По некоторым данным, к весне 1944 года в войсках СС служило около 35 000 фольксдойче из Венгрии (не считая убитых и раненых)[306], хотя нам это число и кажется завышенным.

Заключительный этап вербовки в войска СС венгерских немцев начался весной 1944 года, после ввода в Венгрию немецких войск, принявших «участие в защите страны на основе договоренности, обусловленной общностью судеб Венгрии и великого Германского Рейха»[307]. С этого момента Германия стремилась использовать весь потенциал Венгрии для продолжения войны. В этом контексте введение воинской повинности для венгерских фольксдойче было лишь делом времени.

О некоторых нюансах начала этого процесса после войны вспоминал высший фюрер СС и полиции в Венгрии обергруппенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Отто Винкельманн: «Весной 1944 года, я не помню точно, но вроде бы в апреле, я услышал, что ведутся переговоры для заключения межгосударственного соглашения, которое бы позволило этническим немцам служить в войсках СС. С немецкой стороны переговоры вели командующий войсками СС в Венгрии группенфюрер СС Кепплер[308] и начальник рекрутского отдела в Венгрии Хеерманн. Я узнал следующее: Гиммлер приказал начальнику Главного управления СС Бергеру заключить соглашение между Венгрией и Германией, благодаря которому венгерских фольксдойче можно было бы мобилизовать в войска СС. Я указывал, что в Венгрии уже прошли два рекрутских набора перед 19 марта 1944 года, имевшие целью привлечь фольксдойче Венгрии в войска СС. Однако в эти наборы рекрутировали добровольцев. Главное оперативное управление СС прислало специальный приказ в рекрутское депо СС в Венгрии и предписало Кепплеру оказывать ему всяческую поддержку. Следовательно, Кепплер переговорил с министром Гонведа Ксатаем и получил принципиальное согласие венгерского правительства. Текст соглашения несколько раз менялся, в итоге служба в войсках СС стала обязательной для всех, кто был этническим немцем по рождению или по способу жизни. Оно не касалось тех, кто не считал себя немцем. Венгерский военный министр и рекрутское депо СС в Венгрии согласились на следующую процедуру: местные органы немецкого «Фольксбунда» составляют местные регистры подходящих фольксдойче. Эти регистры передавались в рекрутское депо СС, откуда пересылались в мобилизационный отдел военного министерства. Последнее пересылало регистры местным нотариусам для анализа и обработки. Нотариусы убирали из списков имена тех, кто больше не считал себя этническим немцем. В некоторых случаях они также уточняли имена. После этого уточненные регистры возвращались в военное министерство, откуда пересылались в рекрутское Депо СС. Хеерманн почти ежедневно жаловался, что нотариусы часто вычеркивали немцев из списков и что военное министерство не оказывало содействия. В ответ я говорил ему, что в наше время он должен был быть удовлетворен уже теми, кто был одобрен. По остальным мы могли бы провести переговоры попозже, так и произошло. Между тем Гиммлер предписал мне делать все, что возможно, чтобы ускорить подписание соглашения. Я пытался сгладить противоречия, ведь венгры также преследовали свои интересы, и было нормально, что между сторонами были разногласия во мнениях. Это все должно быть уточнено путем переговоров уже после подписания совместного соглашения. Также сам процесс рекрутирования требовал времени, я сказал, что это, вероятно, возьмет еще 4—6 месяцев, пока сможет начаться медицинское обследование рекрутов. Только впоследствии венгерское военное министерство объявило призыв. Рекрутское депо СС, которое было ответственно перед Главным оперативным управлением СС, призывало тех, кто в возрасте до 45 лет, в войска СС, а тех, кто был старше — в полицию порядка»[309].

Итак, 14 апреля 1944 года под давлением Гиммлера было принято соглашение, по которому венгерские немцы должны были служить только в войсках СС, но при этом для них при желании сохранялось венгерское гражданство[310]. С немецкой стороны его подписал германский посланник и уполномоченный Рейха по Венгрии бригаденфюрер СС доктор Эдмунд Веезенмайер, а от имени венгерского правительства — генерал-оберст фон Ксатай[311]. Теперь призыву подлежали фольксдойче 1894—1927 годов рождения, и вышеуказанное соглашение дало предпосылки для их тотального учета. От армейской службы их могла спасти только занятость в военной промышленности. Обратим внимание на еще один интересный момент — если мобилизуемый считал себя не немцем, а венгром, то он подлежал призыву в Гонвед[312].

Скорее всего, в отличие от предыдущих договоренностей, на этот раз венгерская сторона сравнительно легко пошла на соглашение. Дело в том, что военная промышленность Венгрии не справлялась с растущими армейскими заказами и не могла удовлетворить потребности Гонведа в полном объеме. Поэтому венгры весной 1944 года резко сократили свои мобилизационные планы. На военную службу в армию Венгрии была призвана только четверть военнообязанных — 500 000 человек, но и для них не хватало вооружения[313].

К 25 августа эсэсовцам удалось набрать 42 000 человек, а всего в результате этой последней волны, по данным Р. Пенча, было призвано от 80 000 до 100 000 человек[314] (нам эти данные все же кажутся несколько завышенными), хотя ожидалось около 60 000,[315] при том что многие рекруты не прошли по медицинским показателям или оказались в частях Вермахта. Более того, осенью 1944 года во многих местностях начались стихийные наборы, уже не согласованные с венгерскими властями, когда в войска СС призывались совсем уже мальчишки либо же мужчины в возрасте. О том, какой характер имели все эти наборы, видно на примере городка Васкут, где из 4000 населения к 15 сентября было призвано 400 человек, то есть 10%! Однако этого оказалось мало, и через два дня началась новая волна призыва, и еще 300 человек, в основном мужчин в возрасте, было призвано на службу[316]. Другой пример — 4 октября 1944 года в местечке Червенка, и так уже неоднократно «прочесанном», местный комендант, офицер СС, провозгласил набор добровольцев в возрасте 15—16 лет. На воззвание войск СС откликнулось не менее 40 человек, которые стали последним призывом в Червенке[317]. По некоторым данным, направлены они были в 31-ю добровольческую дивизию СС[318].

Фольксдойче, служившие в Гонведе, также переходили в войска СС. Одним из них был 56-летний гусарский полковник Карл фон Турк, который в 1944 году перешел в войска СС, где ему присвоили звание обер-штурмбаннфюрера СС. Фон Турк занял пост интенданта (должность IVa) 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС, а в начале 1945 года был назначен командиром кавалерийской школы СС в Геттингене[319].

Призываемые в этот период мужчины в возрасте до 45 лет шли служить в войска СС, в то время как мобилизованные в возрасте от 46 до 50 лет направлялись в части полиции (которая также находилась в ведении СС, хотя к войскам СС и не относилась). В частности, венгерскими фольксдойче был укомплектован 8-й полицейский полк СС[320] под командованием оберстлейтенанта шутцполиции Эрнста Вайсса. Всего в полицию было направлено 15 000 венгерских немцев из общего количества 30 000 возрастных призывников. Остальные были направлены в различные вспомогательные подразделения[321].

Одновременно в мае 1944 года начался набор среди венгерских фольксдойче в женский вспомогательный корпус СС — туда вступали девушки и женщины в возрасте 17—30 лет[322]. Как и немки-рейхсдойче, в основном они использовались для обеспечения связи — работали телефонистками, радиооператорами, наборщицами, секретаршами и так далее.

Как мы помним, Винкельманн считал, что практическое осуществление призыва займет немало времени. Однако долго раскачиваться эсэсовцы не могли, поэтому, как только межправительственное соглашение было подписано, началась его немедленная реализация. 16 апреля 1944 года 16-я панцер-гренадерская дивизия СС «Рейхсфюрер СС» по приказу Гиммлера передала на пополнение 3-й танковой дивизии СС «Тотенкопф» 4500 человек с вооружением и автотранспорт, что привело к ее существенному ослаблению[323]. Чтобы восстановить боеспособность 16-й дивизии СС, Гиммлер решил пойти по проторенному пути и направить в нее крупный контингент мобилизованных венгерских немцев. Уже 17 апреля 1944 года им был отдан приказ распределить в дивизию первые 2000 человек венгерских фольксдойче, подходящих под требования СС[324]. Конечно, это необученное пополнение не могло быть равноценной заменой убывшим в «Тотенкопф» хорошо обученным и вооруженным солдатам. Тем более, когда 15 мая 1944 года в расположение дивизии начали прибывать первые рекруты, выяснилось, что некоторые из них еще даже не получили военную униформу. Новобранцев необходимо было экипировать, обучить, распределить по частям. В результате боеготовность 16-й дивизии СС на несколько месяцев оказалась ограниченной.

Призывавшиеся летом 1944 года этнические немцы, прежде всего, направлялись на формирование 18-й панцер-гренадерской дивизии СС «Хорст Вессель» штандартенфюрера СС Августа-Вилгельма Трабандта. Любопытный момент: когда призывник проходил медицинское освидетельствование, ему задавался вопрос: «К какой нации он себя причисляет — к немецкой или венгерской?» Забавно, что некоторые из рекрутов, плохо владея немецким языком, но желая служить в СС, сразу же заявляли, что они «швабы», поскольку так в Венгрии традиционно называли немцев[325]. Если же призывник считал себя венгром, то его направляли в Гонвед. Другой стороной медали стало желание офицеров дивизии получить максимальное количество людей. Военный врач доктор Рёрс[326], проводивший медицинское освидетельствование рекрутов, вспоминал, как на одном из призывных пунктов в Трансильвании из 1000 призывников он отклонил кандидатуры не менее трети как не прошедших медкомиссию. Это вызвало недовольство «господ в Будапеште, желающих отчитаться перед Берлином о больших количествах рекрутированных». Из столицы даже прибыла специальная врачебная комиссия, которая провела дополнительный осмотр отбракованных, однако пришла к тем же выводам, что и доктор Рёрс[327].

Заслуживает внимания и то, что вплоть до осени фольксдойче призывались в венгерскую армию, откуда затем отпускались, чтобы через несколько дней оказаться в войсках СС. Один из таких немцев вспоминал: «Я пошел добровольцем в венгерскую армию 1 сентября (1944 года. — Р.П.), в часть полевой артиллерии в Сегеде. Однако через несколько дней нас, этнических немцев, отправили домой, где 15 сентября мы были мобилизованы в войска СС»[328].

Кроме всего прочего, из фольксдойче Южного Бана-та по принципу милиции был сформирован добровольческий полк «Михаэль Райзер» (Deutsche Mannschaft Standarte «Michael Reiser»), формально входивший в состав местного Хайматшутца. Полк был назван в честь командира Deutsche Mannschaft гауптштурмфюрера СС Михаэля Райзера. Впоследствии Райзер возглавил 1-й батальон 13-го горного полка СС и погиб 31 июля 1944 года, торжественные похороны прошли в Сараево. В отличие от многих других подобных частей, созданных в конце войны, этот полк в целом имел более-менее высокую боеспособность. Основной задачей полка была охрана от партизанских ударов колонн немецких беженцев, однако нередко ему приходилось участвовать в боях с советскими войсками. 30 сентября 1944 года одна из рот полка контратаковала прорвавшиеся части Красной Армии, отбила деревню Стефансфельд и захватила в плен 15 красноармейцев. 1 октября 1944 года две роты этого полка были приданы боевой группе панцер-гренадерской дивизии «Бранденбург». Так что полк был на хорошем счету у командования и неслучайно его рассматривали как потенциальный резерв для пополнения частей войск СС. В частности, в начале октября 1944 года 10-я рота и батальон связи этого полка были включены в состав 31-го артиллерийского полка СС 31-й добровольческой дивизии СС[329]. Как мы покажем ниже, это событие имело серьезные последствия. Ввиду того что полк «Михаэль Райзер» понес ощутимые потери в боях, его остатки использовались для пополнения 7-й дивизии СС «Принц Евгений»[330].

В 1944 году венгерские фольксдойче позволили СС сформировать три дивизии: 18-ю панцер-гренадерскую дивизию СС «Хорст Вессель», 22-ю кавалерийскую дивизию СС «Мария Терезия» (около 10 000 человек[331]) и 31-ю добровольческую гренадерскую дивизию СС (15 000 человек[332]), не считая пополнений, направленных в другие части, такие как уже неоднократно упомянутая «Флориан Гейер» (в 1944 году фольксдойче составляли 40% ее личного состава[333]) или же созданная в самом конце войны 37-я кавалерийская дивизия СС «Лютцов». В этой дивизии числилось около 6000 фольксдойче, главным образом из Венгрии. По воспоминанию унтершарфюрера СС Франца Вюнша из 37-го разведывательного батальона СС, его батальон «на 90% состоял из молодых этнических немцев из Венгрии, Трансильвании и Югославии»[334]. Некоторое количество венгерских немцев осенью 1944 года было направлено на пополнение 14-й добровольческой гренадерской дивизии СС «Галиция»[335].

Приказ о создании добровольческой кавалерийской дивизии СС был отдан 29 апреля 1944 года, со вступлением в силу от 1 мая. Ответственность за формирование возлагалась на командующего войсками СС в Венгрии обергруппенфюрера СС Георга Кепплера. Процесс формирования происходил в городах Кисбер, Гаер и Будапешт и был окончен 30 октября 1944 года.

В июне 1944 года эта дивизия получила почетное наименование «Мария Терезия», по имени австрийской императрицы Марии-Терезии из династии Габсбургов, правившей в XVIII столетии. Теперь эта дивизия полностью именовалась 22-я добровольческая кавалерийская дивизия «Мария Терезия»[336]. Стоит обратить внимание, что в официальных документах нет упоминаний о том, что дивизия имела такое почетное название, обычно она просто фигурирует как 22-я добровольческая кавалерийская дивизия СС.

Первоначально в эту дивизию предполагалось включать и венгерских добровольцев, однако вскоре большинство записавшихся добровольцами венгров были сведены в отдельную боевую группу под командованием венгра оберштурмбаннфюрера СС Кароля Нея. На 20 сентября 1944 года в 22-й дивизии СС насчитывалось 112 офицеров, 616 унтер-офицеров и 11 715 рядовых, что в сумме давало 12 453 человека[337]. По данным известного военного историка Г. Уильямсона, фольксдойче составляли 70% личного состава дивизии[338]. Стоит отметить, что 22-я кавалерийская дивизия СС под командованием штандартенфюрера СС Августа Цеендера приняла активное участие в операции «Панцерфауст» в октябре 1944 года, когда немцы организовали переворот в Будапеште, вынудив регента Венгрии Миклоша Хорти уйти в отставку и приведя к власти в стране пронемецкое правительство Ференца Салаши.

На 1 января 1945 года в дивизии насчитывалось 233 офицера, 1093 унтер-офицера, 12 094 рядовых и 222 добровольца (судя по всему, имеются в виду хиви)[339]. В феврале 1945 года 22-я кавалерийская дивизия СС была уничтожена в окруженном Будапеште, к немецким позициям удалось прорваться лишь около сотни ее военнослужащих. Остатки дивизии направили на формирование вышеупомянутой кавалерийской дивизии СС «Лютцов».

Отдельных слов заслуживает малоизвестная 31-я добровольческая гренадерская дивизия СС бригаден-фюрера СС Густава Ломбарда, которую неофициально даже именовали дивизия СС «Бачка» (от места формирования). Быстро созданная в октябре 1944 года (буквально за один месяц!), эта дивизия имела региональный характер, также как, например, «Принц Евгений», причем характер скорее венгерский, чем немецкий. Ее укомплектовали в буквальном смысле «последним призывом» осени 1944 года, после этого призывать в Бачке стало уже некого. Кадровым костяком дивизии послужил немецкий персонал расформированной еще в стадии формирования дивизии СС «Кама» — около 1400 человек.

Личный состав дивизии насчитывал около 16 000 человек[340]. Из этого количества рейхсдойче составляли от 10 до 15%, а остальные солдаты являлись этническими немцами. При этом около 75% из них были фольксдойче, рекрутированные в Бачке, а 25% — в Швабской Турции[341] и в других венгерских районах, заселенных этническими немцами. Кроме этого, в дивизии было небольшое количество фольксдойче из Хорватии, сербского и румынского Баната[342]. Такой достаточно узкий, можно даже сказать, региональный, характер дивизии привел к тому, что в ней массово служили односельчане, соседи и родственники. Так, в 31-й дивизии СС нередко бывали случаи, когда отцы и сыновья оказывались в одном подразделении. Тем самым эта дивизия имеет типичный ополченческий характер, такая себе дивизия Ландвера (или даже Фольксштурма).

И еще интересная статистика по 31-й дивизии СС. 80% солдат в гражданской жизни были фермерами. Только 15% солдат дивизии были в возрасте от 20 до 30 лет, треть личного состава была старше 40 лет и треть — моложе 19 лет, причем в дивизии служило не менее 40 мальчишек в возрасте 15—16 лет, которыми укомплектовали целый взвод. Среди служивших в дивизии юношей было немало членов молодежной организации этнических немцев Дойчеюгенд и активных деятелей местной общины, как, например, Роберт Колер, провинциальный молодежный лидер, который до вступления в дивизию в октябре 1944 года работал в Центральном управлении фольксгруппы по делам беженцев.

Офицерский корпус 31-й дивизии СС состоял из офицеров-рейхсдойче активной и резервной службы войск СС, разного возраста и квалификации, а также из переведенных в войска СС офицеров полиции, Вермахта и Люфтваффе. Стоит отметить, что в дивизию было распределено несколько выпускников юнкерских школ СС в звании штандартеноберюнкеров СС, которые должны были пройти необходимую практику в войсках перед присвоением регулярного офицерского звания. Так, в 31-й саперный батальон СС было направлено четыре штандартеноберюнкера СС, окончивших 12-й кадетский класс офицеров резерва, в батальоне они заняли должности командиров взводов. Кроме этого, среди офицеров дивизии значительную группу составляли переведенные в войска СС офицеры-фольксдойче армии Словакии (подробнее о них смотрите в разделе, посвященном Словакии). А несколько офицеров были этническими немцами из сербского Баната, в основном медицинский персонал, как, например, командир 2-й роты 31-го санитарного батальона СС гауптштурмфюрер СС доктор Эрих Шерер, врачи 31-го артиллерийского полка СС — гауптштурмфюрер СС доктор Франц Геттманн из 2-го дивизиона и доктор Вебер из 3-го[343]. Интересно, что командиром 1-й санитарной роты был шлезвигский немец гауптштурмфюрер СС Зигфрид-Клаус Бок, а дивизионным терапевтом — унтерштурмфюрер СС Круммель, уроженец Трансильвании, «не военный, несмотря на то, что был кавалером Железного креста 2-го класса, но первоклассный врач и очень хороший человек»[344].

Стоит отметить, что хотя дивизия формировалась на венгерской земле, но бывших офицеров Гонведа на старших командных и штабных должностях в ней было сравнительно немного, разве что упомянутый фон Турк, а также оберштурмфюрер СС Франц Гайгер, дивизионный аптекарь[345], может, еще кто. Не исключено также, что офицером Гонведа был фольксдойче из Южной Бачки унтерштурмфюрер СС Август Арнольд, командир штабной роты 79-го добровольческого гренадерского полка СС. Однако среди унтер-офицерского и рядового состава как раз хватало бывших военнослужащих армии Венгрии, причем нередко это были весьма квалифицированные военные. Например, один из них, Антон Фрей, в 1941 году служил в венгерском мобильном корпусе в Югославии, а в 1945 году был награжден Железным крестом 2-го класса за боевые отличия в рядах войск СС. Гауптшарфюрер СС Ханс Цик до осени 1944 года служил в Гонведе в ранге младшего офицера, был командиром взвода в 79-м полку СС. Он был убит в декабре 1944 года в Западной Венгрии. Добавим, что унтершарфюреры СС Якоб Бек и Франц Петер (оба из 1-го батальона 79-го полка СС) и Йозеф Хольцингер (из батальона связи) в Гонведе были командирами взводов.

В 31-й дивизии СС также не удалось избежать неизбежных противоречий между рейхсдойче и фольксдойче, однако, как и во всех других добровольческих формированиях войск СС, эти противоречия в массе своей скоро были устранены. Стоит заметить, что в конце 1944 — начале 1945 года в дивизию было переведено несколько сотен этнических немцев из Южного Тироля, служивших во влитом в дивизию полицейском полку СС «Бриксен» (подробнее о нем смотрите в разделе, посвященном Италии).

Глядя на возрастную статистику личного состава 31-й дивизии СС, становится понятно, что ожидать выдающихся боевых свершений от этой дивизии не приходилось. Сюда же можно добавить отсутствие времени для спайки частей и подразделений, для нормальной подготовки солдат и крайне слабое вооружение и оснащение. В лучшем случае эта дивизия подходила для ограниченных действий в обороне, на стационарных позициях. Ей же пришлось действовать против наступающих войск Красной Армии. Созданная в самом конце войны, плохо вооруженная и слабо обученная, 31-я добровольческая дивизия СС все же внесла свой посильный вклад в военные усилия Германии.

Другой стороной медали стало то, что моральное состояние большинства мобилизованных было крайне низким. Когда в октябре 1944 года основные части Дивизии СС «Хорст Вессель» (общей численностью 8000 человек) из Западной Венгрии через Будапешт перебрасывали к словацкой границе для участия в подавлении Словацкого национального восстания, то за три дня марша из нее дезертировало около 100 венгерских фольксдойче[346]. Общее же количество дезертиров за время этой переброски, согласно отчету начальника оперативного отдела дивизии майора Генерального штаба Гюнтера Винда (армейский офицер), составило более 500 человек[347].

Насильно забранные из дома в условиях усталости от войны, ухудшения обстановки на фронте и вступлением на венгерскую территорию войск Красной Армии, они переживали за своих родных и близких, за свои дома. Хотя ВоМи стремилась эвакуировать немецкое население с территорий, которым угрожала Красная Армия, однако это не всегда удавалось в полной мере, а сам процесс эвакуации часто был хаотичным, и родственники теряли связь друг с другом[348]. Масла в огонь подлили события 15—16 октября 1944 года в Будапеште. Там 15 октября вышло воззвание Миклоша Хорти о том, что Венгрия выходит из войны и заключает перемирие с СССР. Эта новость вызвала бурную радость среди многих недавно мобилизованных, в том числе и среди фольксдойче в войсках СС, посчитавших, что теперь они могут вернуться домой. В ответ нацисты сразу же организовали переворот в Будапеште (операция «Фаустпатрон»), и уже на другой день, 16 октября, вышло воззвание нового вождя Венгрии Ференца Салаши о продолжении войны. Теперь энтузиазм среди всех нежелающих воевать венгров и этнических немцев резко спал, а моральный дух подобных рекрутов стал еще ниже, чем был до призыва. Широкие пропагандистские кампании немцев в стиле «Победа или Сибирь» должного результата в этой обстановке не давали.

К тому же захват советскими войсками части венгерской территории резко сократил количество фольксдойче, которых можно было бы мобилизовать в войска СС. Но даже еще остающиеся в пределах досягаемости эсэсовских рекрутеров венгерские немцы начали уклоняться от явки на призывные пункты. В одном из документов, датированном 28 января 1945 года, указывалось: «Массы немецкого населения надеялись, что венгры сложат оружие… Многие говорят, что будут прятаться до конца войны, и тогда их не привлекут к ответственности»[349].

Среди мобилизованных этнических немцев также нарастали пораженческие настроения. К примеру, по некоторым данным, за позициями укомплектованного «условно годными» к военной службе фольксдойче 8-го полицейского полка СС даже были установлены пулеметы с целью предотвратить бегство солдат[350]. Хотя непосредственно к войскам СС этот полк не относился, но тем не менее момент весьма показательный.

17 февраля 1945 года в дислоцирующейся в Словении 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС вообще произошел выходящий из ряда вон случай, когда значительная часть подразделения связи штабной батареи 31-го артиллерийского полка СС дезертировала на сторону местных партизан. Всего дезертировало 29 человек, большинство уроженцы Баната в возрасте 17—18 лет во главе с 24-летним обершарфюрером СС Йозефом Олем. Расследование показало, что все дезертиры в сентябре 1944 года служили в отделении связи резервного подразделения полка «Михаэль Райзер». Дислоцировавшееся в Бачке, в начале октября 1944 года это подразделение было целиком включено в состав 31-й гренадерской дивизии СС. Здесь эсэсовцы допустили ошибку, целиком включив это отделение связистов в состав штабной батареи, вместо того чтобы расформировать его и распределить солдат по другим частям дивизии.

Последствия не замедлили сказаться. Вскоре в части были отмечены первые, единичные случаи дезертирства. Командование отреагировало прогнозируемо, не особо разбираясь в ситуации. Личный состав был разоружен, а само подразделение превращено в карательное, с соответствующими условиями содержания для оставшихся солдат. Однако нужно помнить, что на этом этапе войны моральный дух большинства фольксдойче был невысок, а вера в конечную победу Германии — минимальной. Сюда же стоит добавить чувство товарищества и бунтарский дух молодых людей, знавших друг друга с детства, учившихся в одной школе и затем оказавшихся в одном подразделении. Так что применение драконовских мер дало обратный эффект — те из молодых людей, которые еще сомневались, теперь окончательно решили порвать с войсками СС. Даже послабление режима и возврат оружия не изменили их намерений. Заговор возглавил обершарфюрер СС Оль, который в конце января 1945 года установил связь со словенскими партизанами через Марию Мохорко, хозяйку квартиры, где он снимал комнату. К переходу готовились основательно, всего «сменить сторону» выразили желание 29 человек, в том числе и некоторые солдаты из гренадерских частей. Поразительно, но среди такого количества знавших о происходящем людей не нашлось ни одного предателя. В ночь на 17 февраля 1945 года все 29 человек, взяв с собой оружие и боеприпасы, ушли к партизанам. Для командования это оказалось полной неожиданностью, однако спохватились очень поздно. Отправленная за дезертирами поисковая партия вернулась ни с чем. Через несколько дней все дезертировавшие военнослужащие на заседании военного трибунала были заочно приговорены к смертной казни[351]. Толку-то.

Всего в войска СС за весь период войны было призвано не менее 80 000 венгерских фольксдойче, в то время как остальные мобилизованные этнические немцы пополнили собой части германской армии, полиции и различные вспомогательные подразделения. Также в войсках СС служило около 50 000 этнических венгров[352].

В конце заметим, что в Венгрии также организовывался Хайматшутц в целом по тем же принципам, что и в Сербском Банате. Создание его проходило под пристальным контролем СС, достаточно сказать, что призыв в Хайматшутц осуществлялся Командой пополнения СС «Венгрия» (SS-Ersatzkommando Ungarn). Хотя формально Хайматшутц подчинялся высшему фюреру СС и полиции в Венгрии обергруппенфюреру СС Огго Винкельманну, однако реальное руководство осуществляли лидеры местной немецкой общины и ВоМи. Так, 2 октября 1944 года Вернер Лоренц лично прибыл в Бачку (находился там до 10 октября 1944 года), чтобы руководить созданием Хайматшутца. Планировалось, что удастся создать часть численностью 14 000— 15 000 человек, чтобы потом на ее базе развернуть новую дивизию СС — 33-ю добровольческую гренадерскую дивизию СС. Поэтому для обучения личного состава и командования подразделениями использовались бывшие в наличии офицеры и унтер-офицеры войск СС — 8 офицеров и 15 унтер-офицеров[353]. Однако намерение создать новую эсэсовскую дивизию так и осталось намерением — практически все годное к военной службе мужское население Бачки уже и так было призвано в войска СС.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Австро-Венгрия

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Австро-Венгрия Военные агентыТейль фон Сераскеркен Федор Васильевич – 1810–1811 гг.Штакельберг Эрнст Густавович – полковник (генерал-майор) – 1852–1856 гг.Торнау Федор Федорович – полковник (с 1861 г. генерал-майор, с 1870 г. генерал-лейтенант) барон – 1856–1871 гг.Фельдман Федор


Венгрия

Из книги Техника и вооружение 2005 01 автора Журнал «Техника и вооружение»

Венгрия 7,92-мм ручной пулемет 43М.Ручной пулемет 31МЭтот ручной пулемет представлял собой ручной пулемет S2-200 или MG30 «Золотурн», производившийся австрийской фирмой «Штейр» и закупавшийся Венгрией. Пулемет выполнялся под австрийский винтовочный патрон 8x56 «манлихер»


Венгрия

Из книги Hs 129 истребитель советских танков автора Иванов С. В.

Венгрия В начале 1943 г. высшее ко­мандование Королевских ВВС Венг­рии решило приступить к формиро­ванию штурмовой эскадрильи, воо­руженной самолетами Hs-129B.Датой формирования «csatarepulo-szazzad» считается 1 июля 1943 г., эскадрилья формирова­лась в Няригияза, ее командиром


Венгрия

Из книги Ju 87 «Stuka» Часть 2 автора Иванов С. В.

Венгрия Уже в 1940 с помощью немецких военных советников в Венгрии сформировали первую часть пикирующих бомбардировщиков. Это была состоявшая из двух эскадрилий 1-я отдельная бомбардировочная группа (1. Onallo Zuhanobombazo Osztaly). Она была оснащена самолетами Ju 87 В-2 и несколькими Ju 87


Венгрия

Из книги «Советские немцы» и другие фольксдойче в войсках СС автора Пономаренко Роман Олегович

Венгрия Правительство Венгрии, в которой на начало 30-х годов проживало 600 000 этнических немцев[258], также негативно относилось к вербовке своих граждан немецкого происхождения в войска СС. Немецкое меньшинство страны находилось под влиянием пронацистской организации


Австро-Венгрия

Из книги Бомбардировщики Первой Мировой войны автора Иванов С. В.

Австро-Венгрия «Авиатик G» № 30.17 (второй прототип) «Авиатик G» № 30.18 (третий прототип). «Авиатик G»


Австро-Венгрия

Из книги Истребители Первой Мировой войны. Часть 2 автора Иванов С. В.

Австро-Венгрия «Оффаг D.III» № 153.07 с двигателем «Австро-Даймлер» мощностью 104


Австро-Венгрия

Из книги Россия в Первой Мировой. Великая забытая война автора Свечин А. А.

Австро-Венгрия Арц фон Штрауссенбург (Arz fon Straussenburg), Артур, барон, ген. — полковник род. в 1857 г. В авг. 1914 г. — начальн. 15-й пех. дивизии. В октябре того же года назначен ком. 6-го корпуса, с которым принимал участие в прорыве русского фронта в Галиции у Горлице — Тарнов. С


Бои у озера Балатон. Венгрия

Из книги 891 день в пехоте автора Анцелиович Лев Самсонович

Бои у озера Балатон. Венгрия Продолжая движение по Югославии, мы к 20 ноября 1944 г. остановились примерно в 10 км от города Самбора. Началась подготовка к форсированию Дуная.26 ноября. День был пасмурный, дождливый, поэтому работа на переправе шла круглосуточно – самолеты


Венгрия

Из книги Боевая подготовка ВДВ [Универсальный солдат] автора Ардашев Алексей Николаевич

Венгрия В составе Венгерской народной армии был всего один парашютно-десантный батальон численностью 400 человек. В районе Тацара базировалась венгерская парашютно-десантная дивизия, расформированная после восстания 1956 г. Пограничные войска входили в состав


АВСТРО ВЕНГРИЯ

Из книги Военные разведчики XX века автора Толочко Михаил Николаевич

АВСТРО ВЕНГРИЯ


Венгрия на стороне Гитлера

Из книги Кто помогал Гитлеру? Европа в войне против Советского Союза автора Кирсанов Николай Андреевич

Венгрия на стороне Гитлера Не уступая в активности польским деятелям, в кампании по расчленению Чехословакии участвовали и соратники Гитлера из Венгрии. Они претендовали на населенные венграми пограничные области Словакии и населенное русинами Закарпатье.Под


Венгрия

Из книги Fieseler Storch автора Иванов С. В.

Венгрия Дата появления первого «Шторьха» в венгерских ВВС неизвестна. Самолеты, по мере зачисления в строй, получали бортовые номера в последовательности R.1+01, R.1+02 и т.д. В составе венгерских авиачастей «Шторьхи» числятся с 1942 года. В числе других частей можно назвать


Венгрия

Из книги Хейнкель He 111. История создания и применения автора Иванов С. В.

Венгрия Представители венгерских военно-воздушных сил вели летом 1940 года переговоры с германской стороной о закупке 40 Не 111Н. Но, вероятно из-за вмешательства Румынии, сделку заключить не удалось и Венгрии пришлось удовлетвориться двумя Не 111Р в транспортом исполнении.


Венгрия

Из книги Самозарядные пистолеты автора Каштанов Владислав Владимирович

Венгрия Femaru 37M Перед Второй мировой войной на вооружение венгерской армии был принят пистолет фирмы Femaru Fegyven es Gepgyar RT модель 37М конструкции Рудольфа Фроммера. Это оружие появилось в результате переосмысливания роли табельного пистолета офицера на поле боя. Боевой опыт,


Венгрия

Из книги Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг. автора Барятинский Михаил

Венгрия В самом популярном в 30-е годы танковом справочнике Ф.Хейгля, дважды издававшемся в СССР в серии «Библиотека командира», Венгрии были отведены четыре эмоциональные строки: «Трианонский договор запрещает Венгрии обладание бронированными боевыми машинами. Однако