Битва народов

Битва народов

Сражение началось ровно в полдень, когда солнце было в самом зените. Над кораблями союзников трепетали знамена голубого цвета с изображением распятия и гербами союзных держав, над турецким флотом — шелковый белый с золотом — стяг Блистательной Порты.

В этот момент солдаты ближайших к «Реалу» галер видели, как Дон Жуан в золотых доспехах вместе с двумя своими офицерами на фундаменте стационарного орудия и под звук поперечных флейт танцевал галиарду.

Турки атаковали одновременно по всему фронту с криками и барабанами. И сразу же напоролись на огонь галеасов. В считанные минуты две турецкие галеры были разнесены в щепки, а остальные начали пятиться. Венецианские артиллеристы сосредоточили свой огонь на галере Али-паши. В какой-то момент окружавшие его галеры повернули было вспять, но капудан-паша, несмотря на обилие крушивших его флагман ядер, велел своей идти вперед и личным примером восстановил порядок.

Менее успешно развивались дела у союзников на флангах. Там турки вовсю крушили суда союзников, засыпая их палубы дождем стрел. Сироко, действующий против Барбариго, по совету знающих местные воды рыбаков сумел втиснуться между береговыми отмелями и венецианскими галерами, взяв их в клещи.

На другом краю битвы не менее опытный Улуг-Али перед атакой объявил своим капитанам:

— Я всего лишь такой же пират, как и вы, а потому деритесь, кто как умеет, и да поможет нам Аллах!

Воспользовался ошибкой своего «визави» Андре Дориа, который слишком широко расставил галеры, Улуг быстро прорвал редкую генуэзскую линию, причем попутно утопил и пленил несколько мальтийских галер. Сам Улуг-Али сошелся на абордаж с флагманом мальтийского ордена. Драться самому ему было куда привычнее, чем командовать другими. В ожесточенной резне рыцари были перебиты и плененную галеру под радостные крики потащили на буксире в тыл.

— Мы не успокоимся, пока не перебьем проклятых мальтийцев и не нанижем их собачьи головы на свои пики! — кричали барбарийские пираты, пылая звериной злобой к своим стародавним заклятым врагам. Увы, вместо пользы барбарийская злость принесла вред. Вместо того, чтобы разрывать боевые порядки союзников дальше, барбарийцы принялись гоняться за мальтийскимии галерами, желая переловить и перебить всех госпитальеров. Пример в том подавал их предводитель. Вместо того, чтобы и дальше руководить своими головорезами, старый разбойник Улуг-Али не мог отказаться от искушения свалившейся в руки добычи. Рыцарей в плен не брали. Их отрубленные головы скидывали в заранее приготовленные большие ивовые корзины, чтобы потом предъявить султану Селиму, как доказательство своей доблести.

Но порадовать султана не удалось. Находившийся в резерве союзников маркиз де Санта Круз вовремя заметил кризис на правом фланге и бросился туда со всеми своими галерами. Нагнав медленно отходящего Улуг-Али, он отбил мальтийский флагман, обнаружив вместо людей лишь наполненные головами корзины. Равновесие на правом фланге было восстановлено.

Тем временем в центре турки продолжали безуспешно атаковать галеасы. Потери их были огромны, а успехи мизерны. Огромные корабли невозможно было взять на абордаж из-за высоких бортов и трудно пленить из-за многочисленных команд. Пушки союзников били точно, тогда как турецкие давали перелеты. Однако выход капудан-пашой был все же найден. Из-за своей тихоходности галеасы не могли маневрировать, и турки, быстро это поняв, стали просто обходить их стороной, устремляясь к галерам Дон Жуана. Вскоре плавучие крепости остались предоставленными сами себе и ядра их пушек уже не долетали до турок.

— Вперед, мои крокодилы! — призывал Али-паша своих капитанов. — Аллах уже предначертал нам победу!

Гребцы-невольники налегали на весла, а по их спинам беспрестанно ходила кожаная плеть, заставляя грести быстрее и быстрее. Уставшим тут же рубили головы и выбрасывали за борт. Сгрудившиеся на палубе турки потрясали кривыми ятаганами, желая как можно быстрее броситься в рукопашную схватку. Истошно вопили дервиши.

Эскадры капудан-паши и Дон Жуана сошлись в реве пушек и треске рушащихся мачт. В этой немыслимой круговерти испанский принц умудрился высмотреть галеру Али и атаковать именно ее. Два флагманских корабля сошлись вплотную в неистовстве напора и ненависти. Первые же ядра турок напрочь снесли грот-мачту «Реала». Распятие грузно упало в воду. По кораблям союзников пронесся крик ужаса, неужели Иисус отвернулся? Тем временем опытный Али уже умудрился засадить кованый таранный «клюв» в борт передовой испанской галеры аж до четвертой скамьи. Но это была лишь прелюдия, за которой последовал ожесточеннейший и кровавый рукопашный бой. Дон Жуан, не желая оставаться в стороне от схватки, сам возглавил испанцев, подавая пример храбрости.

— За мной, друзья! — прокричал он, вскочивши на фальшборт турецкого судна — Нас ждет слава и бессмертие!

Ловко орудуя своим мечом, принц вел солдат за собой, отбивая метр за метром палубу турецкой галеры. Рядом отчаянно рубился верный Фарнезе. В кровавой резне, что развернулась на палубах сошедшихся вплотную галер, Дон Жуан получил несколько колотых ран, но остался на ногах. Весь в чужой и своей крови, он упрямо вел за собой закованных в железо испанцев.

Рядом с «Реалом» отчаянно дралась галера «Маркиза». На ее палубе во главе отряда солдат из последних сил дрался измученный лихорадкой молодой идальго. Командир полка Мигель де Монкада, бывший здесь же, окликнул юношу:

— Думаю, что мы сегодня справимся без тебя, сынок, а тебе все же лучше отлежаться на нижней палубе! Поправитесь — еще навоюетесь!

— Я солдат, сеньор, а потому предпочитаю умереть за Бога и короля, чем отлеживаться под защитой палубы! Сеньор капитан, поставьте меня на самое опасное место, чтобы я мог умереть, сражаясь!

— Что ж, — кивнул полковник. — Тогда вперед!

Сервантес сражался с турками как храбрый солдат на том месте, где его поставил капитан — рядом со шлюпочным трапом. Это было место, которое при абордаже было особо опасным, но Сервантес со своими двенадцатью солдатами от данного ему поручения не отрекся.

Как писал один из участников Лепанто, «сражение в этом месте достигло своего развития так кровопролитно и ужасно, что можно сказать — море и огонь сливались в одно целое».

О накале морской битвы можно судить по потерям «Маркизы»: 40 убитых, среди них капитан судна, более 120 раненых. Сервантес получил два аркебузных ранения в грудь. Эта потеря, кажущаяся такой ужасной в молодости, на склоне лет стала предметом его гордости: «Даже если бы мне сейчас предложили невозможное — избавиться от моих ран, то я бы предпочел оставить все как есть». Так родился Однорукий Лепанто, или просто Однорукий, как его позднее называли в алжирском плену.

В очередной рукопашной схватке разъяренный янычар перерубил ятаганом плечо молодому израненному солдату, юноша упал на палубу.

В пылу рукопашной Монкада лишь задержал взгляд на упавшем.

— Жаль мальчишку! Из него мог получиться хороший солдат! Впрочем, на войне как на войне!

Но молодой идальго все же выжил. Когда его, бесчувственного, собрались было выбросить за борт, он вдруг пришел в сознание и застонал.

— Кажется, живой! — констатировали солдаты и оттащили тяжелораненого вниз в лазарет.

— Сразу на стол! — велел врач, пробуя пальцем заточку пилы.

— Не режьте руку! — разлепил губы раненый.

Врач устало покачал головой:

— Дело твое. В любом случае рука отныне будет висеть плетью!

— Сегодня был не только счастливейший день моей жизни, но и прелестнейший день нашего века! — сказал Сервантес врачу, когда тот начал лить кипящую смолу в кровоточащую рану.

— Неужели ваши раны — это ваше счастье? — поразился врач мужеству юноши.

— Раны — это звезды, ведущие к небу чести! — ответил страдалец.

Звали юношу Мигель де Сервантес, и имя это еще никому ничего не говорило.

Многим позднее в введении к «Назидательным новеллам» автор «Дон Кихота» напишет о себе в третьем лице: «В морской битве при Лепанто выстрелом из аркебуза у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразием, в его глазах оно — прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем…»

Ожесточение с обеих сторон было небывалое. И союзники, и турки бились насмерть. История не сохранила имени отважного испанца, который, потеряв глаз, наскоро заткнул рану куском тряпки и сразу же бросился на абордаж вражеского судна. Некто Мартин Муньос, будучи больным, как и Сервантес, не смог остаться в койке, взял шпагу, бросился на палубу вражеского судна и разил врага, получив при этом девять ранений от турецких стрел. Франсиско Монтаньес схватился с турком, и оба они свалились в воду; испанец, чтобы не утонуть, был вынужден разжать руки, турок, попытался спастись, тогда Монтаньес вплавь нагнал его и, схватив топор, отрезал голову врагу, затем вскарабкался на судно и снова вступил в бой. Женщина по прозвищу Мария Танцовщица (вопреки приказу Дона Жуана не пускать на корабль женщин оказавшаяся все же на одной из галер), пробралась на его борт и наравне с мужчинами, ухватив аркебузу, стреляла по врагу.

Меж тем капризная фортуна постепенно все больше склонялась на сторону испанцев. Наконец флагман капудан-паши был захвачен. Сам Али, видя, что все кончено, и не желая сдаваться на милость победителя, закололся кинжалом. Испанцы вытащили тело мертвого капудан-паши из-под груды трупов и отрубили голову. Затем ее обвязали веревкой и подняли на мачте. По другой версии ее просто насадили на копье.

— Это вам за храброго Брагадино! — кричали с «Реала» на ближайшие турецкие галеры. — Брагадино отомщен!

Пример «Реала» воодушевил остальные команды. Теперь испанцы повсеместно решительно сваливались на абордаж, где неизменно выходили победителями.

Особенно яростно дрался капитан одной из галер Фарнезе, который одно за другим захватил сразу несколько больших судов. Вскоре к кораблям Дон Жуана подошел и резервный отряд Колонна. Перевес испанцев стал подавляющим. Сражение начинало превращаться в разгром.

В это время неудача постигла турок и на их правом фланге, где до этого они имели значительный перевес и теснили корабли Барбариго. Дрались жестоко и отчаянно. Никто не желал уступать. Кровь лилась по палубам ручьями.

Попав под мушку венецианского мушкета, был убит наповал командующий правофланговой эскадрой Сироко. Вместе с ним были перебиты и местные рыбаки. В рядах турецких галер возникло замешательство. Никто из турецких капитанов не знал, что делать дальше и куда теперь править. В довершение всего спустя несколько минут сразу три десятка турецких галер разом выскочили на камни.

— Аллах отступился от нас! — раздался всеобщий крик. — Все пропало!

Среди команд началась паника. Турки прыгали за борт и вброд спешили к берегу. Капитаны галер, видя, что их суда могут быть захвачены венецианцами, подожгли их. Видя все это, оставшиеся на плаву галеры повернули назад. Генеральная атака правого фланга турок была окончательно сорвана.

— Хвала Иисусу! Кажется, мы можем поздравить себя с великолепной победой! Подать вина и играть музыку! — воскликнул командующий правофланговой эскадрой Барбариго и тут же рухнул на палубу. Из его глаза торчало оперение стрелы, а из затылка окровавленный наконечник. Последний лучник с последней из турецких галер оказался на редкость точен. Барбариго был мертв еще падая, но для турок это изменить уже ничего не могло. Для них к этому времени все было кончено на всех пунктах сражения.

Историк пишет: «При столкновении обеих боевых линий возникла общая свалка. Артиллерия, которая в те времена вообще получила еще недостаточное развитие и ограничивалась огнем с носа, могла оказывать только очень незначительное влияние во время свалки, и все дело решалось почти исключительно абордажным боем. В рукопашном же бою испытанные испанские солдаты (испанская пехота в те времена считалась лучшей в мире) и немецкие ландскнехты, имевшие лучшее вооружение, стояли выше турецких солдат, даже янычар; точно так же, как и стрелки союзников стояли выше неприятельских, вооруженных только луками и самострелами. Вследствие всего этого, после нескольких часов жестокого боя, в 4 часа пополудни победа склонилась на сторону христиан. Однако турки только поздно вечером окончательно прекратили бой и остатки их флота отступили».

К чести Улуг-Али, он вначале дерзким маневром сумел оторваться от наседавшего на него Андре Дориа и, кинувшись в самое пекло сражения, спасти от полного разгрома остатки центральной флотилии Али-паши. Затем в полном порядке Улуг-Али повернул обратно и на глазах у всех прорвался сквозь христианский флот и со всеми своими галерами ушел на юг. Преследовать его никто даже и не пытался, настолько все были утомлены тяжелейшим сражением. Галеры Улуг-Али вскоре скрылись за окоемом горизонта, а это значило, что Лепантское побоище уже всецело принадлежит истории.

Теперь и победителям оставалось хоронить павших и считать свои потери. Дон Жуан и здесь поступил вопреки всем традициям. Раненых пленников он велел уложить в лучших каютах.

— Зачем ты это делаешь? Неужели думаешь, что они поступили бы с тобой так же? — удивился еще не отошедший от горячки боя верный Фарнезе.

— Мы не будем уподобляться худшим, а будем лучшими! — устало усмехнулся в ответ Дон Жуан. — К тому же раны у победителей заживают гораздо быстрее, чем у побежденных!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КАК НАПОЛЕОН ПРОИГРАЛ «БИТВУ НАРОДОВ»

Из книги 100 великих военных тайн автора Курушин Михаил Юрьевич

КАК НАПОЛЕОН ПРОИГРАЛ «БИТВУ НАРОДОВ» Российский император Александр I считал, что мало отомстить Наполеону за поражения и унижения предыдущих лет одним изгнанием из пределов России. Царю нужна была полная победа над врагом. В этот момент Россия, Пруссия, Швеция и Англия


ГЛАВА IX. Воссоединение братских народов

Из книги Проданная Польша: истоки сентябрьской катастрофы автора Усовский Александр Валерьевич

ГЛАВА IX. Воссоединение братских народов К вечеру 16 сентября единственным хозяином Польши стал вермахт. Это — исторический факт. И даже не имеет значения, что польские части еще сражались, что еще держалась растерзанная люфтваффе Варшава — истина в том, что правительство


Как Наполеон проиграл «Битву народов»

Из книги 100 великих военных тайн [с иллюстрациями] автора Курушин Михаил Юрьевич

Как Наполеон проиграл «Битву народов» Российский император Александр I считал, что мало отомстить Наполеону за поражения и унижения предыдущих лет одним изгнанием из пределов России. Царю нужна была полная победа над врагом. В этот момент Россия, Пруссия, Швеция и Англия


Вердикт Суда народов

Из книги Нюрнбергский набат [Репортаж из прошлого, обращение к будущему] автора Звягинцев Александр Григорьевич

Вердикт Суда народов * * *С 1 по 29 сентября 1946 г. трибунал работал в закрытом режиме, готовя исторический приговор нацизму и его главным носителям. Подготовить вердикт Суда народов было очень непросто, даже имея в запасе месячный срок. Со временем часть тайн совещательной


№ 16. Протокол заседания представителей порабощенных Россией народов

Из книги Белорусские коллаборационисты. Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии. 1941–1945 автора Романько Олег Валентинович

№ 16. Протокол заседания представителей порабощенных Россией народов Берлин, 18 ноября 1944 г.На данном заседании присутствовали представители следующих порабощенных Россией народов: Идель-Урала (турко-татар), Кавказа (армян, азербайджанцев, грузин и северокавказцев),


4. Изучение депортации некоторых народов региона в годы войны

Из книги Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941-1945. Проблемы истории, историографии и источниковедения автора Бугай Николай Федорович

4. Изучение депортации некоторых народов региона в годы войны Депортации некоторых народов Северного Кавказа во время Великой Отечественной войны в последнее время вызывают повышенный интерес со стороны различных исследователей. Это обосновано не только общей


2 Приостановки призыва северокавказских народов в 1941–1942 гг

Из книги Все Кавказские войны России. Самая полная энциклопедия автора Рунов Валентин Александрович

2 Приостановки призыва северокавказских народов в 1941–1942 гг Одновременно с постепенным снятием барьеров для службы в армии «политически чуждых элементов» советская власть проводила совершенно противоположные по смыслу и содержанию мероприятия в отношении


Битва на реке Лех (Битва под Аугсбургом) 955 год

Из книги Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной. Битва за Орел автора Щекотихин Егор

Битва на реке Лех (Битва под Аугсбургом) 955 год Тяжелыми выдались VIII–X века для народов Западной Европы. VIII век – борьба с арабскими нашествиями, отразить которые удалось лишь ценой огромного напряжения сил. Почти весь IX век прошел в борьбе с жестокими и победоносными


БИТВА ЗА ОРЕЛ — РЕШАЮЩАЯ БИТВА ЛЕТА 1943 ГОДА

Из книги Тайны Второй мировой автора Соколов Борис Вадимович

БИТВА ЗА ОРЕЛ — РЕШАЮЩАЯ БИТВА ЛЕТА 1943 ГОДА Вторая мировая война — крупнейший конфликт в истории, величайшая трагедия, поставленная человеком на ее сцене. В громадных масштабах войны отдельные драмы, которые составляют целое, легко могут затеряться. Долг историка и его


Битва за Сталинград. Ржевская битва как прикрытие и отвлекающий фактор

Из книги Книга побед. Чудеса судьбы истории Тимура автора

Битва за Сталинград. Ржевская битва как прикрытие и отвлекающий фактор 12 июля 1942 года решением Ставки Верховного Главнокомандования был сформирован Сталинградский фронт под командованием маршала С. К. Тимошенко, перед которым была поставлена задача не допустить


М. Иванин. Состояние военного искусства у среднеазиатских народов при Тамерлане

Из книги Записки военного альпиниста [От ленинградских шпилей до вершин Кавказа, 1941–1945] автора Бобров Михаил Михайлович

М. Иванин. Состояние военного искусства у среднеазиатских народов при Тамерлане 1. Состояние государств, завоеванных Чингисханом и его потомками, во время малолетства Тамерлана и в первые войны Тамерлана по 1391 г.Приступая к описанию военного искусства среднеазиатских


Глава 6 Дружба народов

Из книги Страницы героической летописи автора Пашков Александр Михайлович

Глава 6 Дружба народов Как божество одно на свете, Так и Отечество одно… Эристави Оборона Северного Кавказа протекала в чрезвычайно сложной для Красной армии обстановке. Немецко-фашистские захватчики, располагая значительным превосходством в силах, вынудили Красную


Великий праздник народов

Из книги Сергей Круглов [Два десятилетия в руководстве органов госбезопасности и внутренних дел СССР] автора Богданов Юрий Николаевич

Великий праздник народов 1972-й год для воинов границы стал годом дальнейшего повышения пограничного мастерства и боевой готовности. Вся жизнь и деятельность пограничников шла под знаком подготовки к 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик.


12. Депортация малых народов

Из книги автора

12. Депортация малых народов В ходе Великой Отечественной войны большой размах приобрели депортации целых народов. Если переселение советских немцев носило «профилактический» характер, «для предупреждения серьёзного кровопролития» при наступлении германской армии,