Глава 3 Военные партизаны Первой мировой войны

Глава 3

Военные партизаны Первой мировой войны

25 августа 1915 года командующий Юго-Западным фронтом генерал Николай Иудович Иванов приказал командирам 8, 9 и 11-й армий развернуть активную партизанскую войну в районе Полесья. Партизанские отряды должны были задержать продвижение неприятеля к Днепру, пробраться в Полесье и оттуда действовать в тылах противника.

В сентябре 1915 года подобные части были созданы в 3-й и 4-й армиях Западного фронта. Численность партизанских отрядов была невелика – в каждом 3–4 офицера и 70–120 рядовых[31].

Одновременно начали формироваться партизанские отряды и на Северном фронте.

Их количество и общая численность были таковы:

Партизанские отряды на Юго-Западном фронте создавались более организованно, чем на других фронтах. Штаб 8-й армии даже разработал «Общие указания для действий партизанских отрядов», в которых планировались действия отрядов в районе Ковель – Ровно. Всего на Юго-Западном фронте было организовано 11 отрядов различной численности[32].

К зиме 1915/16 года каждой кавалерийской и казачьей дивизией Западного и Юго-Западного фронтов было сформировано 50 отрядов численностью от 60 до 200 сабель, которые должны были оперировать во вражеском тылу в полосе этих фронтов[33].

Генерал Алексей Алексеевич Брусилов крайне отрицательно отнесся к этой идее своего начальника, хотя уважал последнего как военного специалиста. Позднее в своих мемуарах Алексей Брусилов так напишет о попытке Иванова сформировать партизанские отряды:

«За эту зиму (1915/16 года. – Прим. авт.) пришлось мне много повозиться с партизанскими отрядами. Иванов, в подражание войне 1812 года, распорядился сформировать от каждой кавалерийской и казачьей дивизии всех армий фронта по партизанскому отряду, причем непосредственное над ними начальство он оставил за собой. Направил он их всех ко мне в армию с приказанием снабдить их всем нужным и двинуть затем на северо-запад в Полесье, дав им там полный простор для действий. Это и было исполнено. Хозяйственной части армии от всей этой истории пришлось тяжко от непомерного увеличения работы по снабжению партизанских отрядов вещами и деньгами. С самого начала возникли в тылу фронта крупные недоразумения с этими партизанами. Выходили бесконечные недоразумения с нашими русскими жителями, причем, признавая только лично главнокомандующего, партизаны эти производили массу буйств, грабежей и имели очень малую склонность вторгаться в область неприятельского расположения. В последнем отношении я их вполне оправдывал, ибо в Пинских болотах производить кавалерийские набеги было, безусловно, невозможно, и они, даже если бы и хотели вести конные бои, ни в коем случае не могли этого исполнить. Единственная возможность производить набеги, и то с большими затруднениями, – это делать их пешком, взяв провожатого из местных жителей. При таких условиях в болотах, местами бездонных, можно было пробираться по тропинкам в тыл противника, но держаться там долго нельзя было, так как партизаны там уничтожались немцами. Соседняя со мной 3-я армия, входившая в состав Западного фронта, несколько раз жаловалась мне на безобразия, которые партизаны творили у нее в тылу, о чем я немедленно доносил главнокомандующему на распоряжение. Однако и Иванов с ними ничего поделать не мог, ибо, наблудив в одном каком-нибудь месте, они перескакивали в другое и, понятно, адреса своего не оставляли. Единственное хорошее дело, которое за всю зиму они совершили, был наскок на Нобель, насколько мне помнится. Три команды партизан, соединившись вместе и оставив своих лошадей дома, пешком пробрались сквозь болота ночью и перед рассветом напали на штаб германской пехотной дивизии, причем захватили и увели с собой в плен начальника дивизии с несколькими офицерами. Этот злосчастный начальник дивизии, находясь в плену, сделал вид, что хочет бриться, и бритвой перерезал себе горло.

Думаю, что если уже признано было нужным учреждать партизанские отряды, то следовало их формировать из пехоты, и тогда, по всей вероятности, они сделали бы несколько больше»[34].

Слова военачальника оказались пророческими. Во время Великой Отечественной войны Пинские болота стали базой для нескольких крупных партизанских отрядов.

Если партизаны периода Великой Отечественной войны стали героями и потом часто вспоминали о своих ратных делах, то их коллеги, партизанившие во время Первой мировой войны и жившие в СССР, в большинстве своем старались лишний раз не говорить, чем они занимались зимой 1915/16 года. Снова обратимся к мемуарам Алексея Брусилова.

«В конце концов весной (1916 года. – Прим. авт.) партизаны были расформированы, не принеся никакой пользы, а стоили они громадных денег, и пришлось некоторых из них, поскольку мне помнится, по суду расстрелять, других сослать в каторжные работы за грабеж мирных жителей и за изнасилование женщин»[35].

Читая строки Алексея Брусилова, не следует забывать, что написаны они были старшим офицером Красной Армии и соответствовали официальной советской точке зрения на военных партизан Первой мировой войны. Большинство отрядов военных партизан действительно расформировали весной 1916 года, но по другой причине. Кавалеристам приходилось действовать исключительно в пешем строю. А это потребовало дополнительного обучения. В этой ситуации было бы разумнее использовать казаков-пластунов, пешие команды и части Черноморского, а затем Кубанского казачьего войска. Главная задача пластунов заключалась в том, чтобы уберечь станицы от внезапного нападения кавказских горцев. С этой целью им предписывалось вести непрерывное наблюдение за кордонной линией из потайных мест-секретов, залегать своеобразным живым капканом на путях возможного проникновения врага в глубь казачьих земель. На фронтах Первой мировой войны воевало 24 пластунских батальона[36].

Может быть, в неудачной организации партизанских отрядов виноват исключительно генерал Иванов? Если бы этим делом занялся другой военачальник, то, как и в Отечественную войну 1812 года, партизаны совершали бы дерзкие рейды по тылам противника, добывали важные сведения и т.п.?

Увы, история свидетельствует об обратном. Снова обратимся к мемуарам Алексея Брусилова:

«К сожалению, этими злосчастными партизанами увлекся не один наш главнокомандующий. Вновь назначенный походный атаман великий князь Борис Владимирович последовал тому же примеру: по его распоряжению во всех казачьих частях всех фронтов были сформированы партизаны, которые, как и на нашем фронте, болтались в тылу наших войск и, за неимением дела, производили беспорядки и наносили обиды ни в чем не повинным жителям, русским подданным»[37].

Снова придется возразить военачальнику. Большинство отрядов совершало набеги в прифронтовой полосе противника. А «обиды наносили» противнику. Так, в ночь с 20 на 21 октября 1915 года, соединившись между собой, отряды Оренбургской казачьей, 9-й и 11-й кавалерийских дивизий в составе 250 человек в пешем строю, имея проводников из местных крестьян, подготовили и осуществили налет на деревню Кухоцкая-Воля. Гарнизон противника состоял из двух эскадронов драгун, трех взводов егерей, рабочей роты, саперов и артиллерии. Партизаны незаметно подошли к Кухоцкой-Воле и без единого выстрела преодолели проволочные заграждения. Сняв часовых, они ворвались в деревню. Без стрельбы, орудуя исключительно штыками (так как шашки оставались при лошадях) и бросая гранаты, партизаны вырезали неприятеля без всякой пощады – в плен никого не брали. Немцы потеряли до 400 человек, тогда как у нас было 30 раненых, 1 убит и двое пропали без вести. Было уничтожено много двуколок, ящиков со снарядами и разное имущество обоза. За лихие действия в этом набеге более 100 партизан получили Георгиевские кресты и медали. Награды получили и офицеры[38]. Справедливости ради отметим, что это был самый результативный рейд военных партизан осенью 1915 года – зимой 1916 года. В большинстве случаев из-за сильно укрепленной линии обороны военные партизаны просто не могли преодолеть первую линию окопов и проникнуть хотя бы на несколько километров в прифронтовую зону.

А теперь расскажем подробнее об инициативе великого князя Бориса Владимировича.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ошибки первой мировой войны

Из книги Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых автора Специалисты Немецкие Военные

Ошибки первой мировой войны Ошибки первой мировой войны в области продовольственного снабжения заключались главным образом в различных упущениях. То, что сегодня, после 40 лет всяких тревог и недоразумений, принято как первая необходимость всеми зависящими от импорта


Глава 14 Военные партизаны в тылу Вермахта

Из книги Твердыни России. От Новгорода до Порт-Артура автора Шишов Алексей Васильевич

Глава 14 Военные партизаны в тылу Вермахта Расскажем теперь о нескольких успешных операциях советской военной разведки в годы Великой Отечественной


Глава 7 КРЕПОСТИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. НОВОГЕОРГИЕВСК, ПЕРЕМЫШЛЬ, ЭРЗЕРУМ

Из книги Мины российского флота автора Коршунов Ю. Л.

Глава 7 КРЕПОСТИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. НОВОГЕОРГИЕВСК, ПЕРЕМЫШЛЬ, ЭРЗЕРУМ Россия стала укреплять свою западную границу в фортификационном отношении, прежде всего со стороны Восточной Пруссии, в конце XIX столетия. После аннексии Австрией Боснии и Герцеговины, совершенной


Накануне первой мировой войны

Из книги Россия в Первой Мировой. Великая забытая война автора Свечин А. А.

Накануне первой мировой войны Опыт применения мин в русско японской войне определил два основных направления в их совершенствовании. Прежде всего, требовалось обеспечить безопасность обращения с минами при постановке в случае повреждения гальваноноударных колпаков.


Глава 6 Военные округа в армейских реформах и стратегическом планировании накануне первой мировой войны (1906–1914)

Из книги Малая энциклопедия холодного оружия автора Югринов Павел

Глава 6 Военные округа в армейских реформах и стратегическом планировании накануне первой мировой войны


Короткоклинковое оружие Первой мировой войны

Из книги Броненосцы железных дорог автора Амирханов Леонид Ильясович

Короткоклинковое оружие Первой мировой войны 413. Эрзац-кинжал с клипсой на рукояти — «французский гвоздь»414. Австрийский укороченный штык к винтовке Маузера, 1889 г.415. Германский окопный штык М1916 к винтовке Маузера, «коммерческий» выпуск416. Германский окопный нож417.


Глава 1. Русские бронепоезда Первой мировой войны.

Из книги Линейные корабли типа “Куин Элизабет” автора Михайлов Андрей Александрович

Глава 1. Русские бронепоезда Первой мировой войны. Начало XX века – это реализация оригинальных идей во всех областях техники, в том числе и в разработке новых систем вооружения. Одной из которых были железнодорожные артиллерийские системы. Их развитию способствовало


Глава 5. ДОНСКИЕ КАЗАЧЬИ ЧАСТИ НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Из книги автора

Глава 5. ДОНСКИЕ КАЗАЧЬИ ЧАСТИ НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Общая стратегическая обстановка на фронтах войны к началу 1916 г. стала постепенно складываться в пользу Антанты. Именно Антанты, а не России, ибо русское командование постоянно было занято мыслью о


Глава 6. ДОНСКИЕ КАЗАКИ НА КАВКАЗСКОМ ТЕАТРЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Из книги автора

Глава 6. ДОНСКИЕ КАЗАКИ НА КАВКАЗСКОМ ТЕАТРЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Кавказский театр Первой мировой войны и пребывание на нем донских казаков остаются пока вне поля зрения исследователей. Это и понятно, ведь судьба военного противостояния действительно решалась в Европе.


Модернизация в годы Первой мировой войны

Из книги автора

Модернизация в годы Первой мировой войны В ходе первой мировой войны и вскоре после нее линкоры типа "Куин Элизабет" подверглись следующим модернизациям, кроме вышеупомянутых:На линкорах "Геркулес", "Колоссус", "Нептун" и в меньшей степени на кораблях типа "Орион" было