8. Тип “Kaiser Max”II. (3 ед.)

8. Тип “Kaiser Max”II. (3 ед.)

(“Kaiser Max”, “Prinz Eugen”, “Juan d’ Austria”)

Усиление морской мощи сильно замедлилось после смерти Тегетгоффа, когда на должность главы Морского ведомства стал адмирал Пок (Pock). Этот человек с большими придворными связями – прямая противоположность энергичному предшественнику – полностью соответствовал “сухопутному” мышлению равнодушных к флоту властей, тем более, что сам адмирал даже высказывал предпочтение о службе в армии! Пок был командующим флотом в 1871-1883 гг., и при нем флот переживал период упадка, где роль береговой обороны стала единственно возможной.

Тем не менее наличие потенциального противника – быстро растущего итальянского флота – заставляло все же выделять средства на ремонт и модернизацию имеющихся кораблей, и эти статьи бюджета обычно проходили без противодействия. Совокупность всех этих факторов и привела к прецеденту, редчайшему в истории военного кораблестроения, когда под видом модернизации была проведена постройка новых кораблей.

Неизвестно, было ли это спланировано заранее, но так или иначе три устаревших броненосных фрегата типа “Kaiser Мах” были переданы на верфи для “перестройки": “Kaiser Мах” и “Juan d’ Austria” в декабре 1873 г. на верфь Stabilimento Technico, а ставший блокшивом “Prinz Eugen” в ноябре того же года – на казенную верфь в Поле. Вполне вероятно, что в начале предусматривалась их перестройка в казематные корабли наподобие “Kaiser”. Однако их деревянные корпуса были в плохом состоянии, и их решили “перестроить” заново в современные казематные корабли с металлическими корпусами.

Автором проекта этой “перестройки”, которая была таковой лишь официально и которая фактически стала созданием новых кораблей, стал все тот же Ромако. В результате была начата разборка кораблей – в новых корпусах решено было использовать демонтированные механизмы (но без котлов), часть брони (батареи) и пригодную часть оборудования.

Старые деревянные корпуса "Juan d’ Austria’’ и “Prinz Eugen”, ограниченно пригодные, еще некоторое время использовались как блокшивы, судьба корпуса “Kaiser Мах” неизвестна – вероятно, он был сразу разобран. Естественно, что “перестроенным” кораблям достались также и старые имена (во-первых, это были имена участников Лиссы, а во-вторых, была “узаконена” всего лишь модернизация, не предусматривавшая, как известно, переименований), что часто приводит к путанице (хотя “Juan d’ Austria” стал называться несколько иначе).

Считалось, что эта “перестройка" была нецелесообразна, ибо получились корабли заведомо слабые и тихоходные, чем их современники даже в своем флоте, в связи с чем также подвергается критике “глупая экономия” в связи с использованием старой брони и машин. Однако не следует забывать, что это был единственный в то время “легальный” способ обновления качественного состава флота, тем более что в результате за цену постройки одного нового корабля были получены три (хотя бы и довольно посредственных, но все же однотипных – очень редкий прецедент для австро-венгерского флота тех лет) броненосных корабля.

Новые корпуса кораблей были построены из железа и частично бессемеровскаой стали. При постройке корпуса была использована поперечная система с продольным креплением, двойное дно простиралось до подъема флортимберсов.7 водонепроницаемых переборок, доходящих до батарейной палубы, делили корпус на 8 отсеков. Корма была сделана острой, с большим свесом для защиты руля и винта.

Водоизмещение “перестроенных” кораблей осталось практически прежним, а полученный выигрыш в весе нового железного корпуса по сравнению со старым деревянным (примерно 130 т) был использован для усиления боевой мощи кораблей. Между прочим, это явилось хорошим примером – насколько более тяжелые корпуса имели деревянные корабли по сравнению с железными, не говоря уже о стальных. Однако в целях улучшения ходовых качеств было уменьшено отношение длины к ширине: при увеличении длины на 3,106 м ширину увеличили на 1,33 м.

Характеристики фрегатов были следующими:

Водоизмещение [2]: 3640 м (по данным [7] – 3548; [20, 5] – 3554-3550 т).

Длина наибольшая [7]: 75,87 м, длина по ВЛ [7]: 73,23 м (по данным [2] – между перпендикулярами), длина между перпендикулярами [8]: 70 м (по данным [5] – 72,97 м), ширина наибольшая [2]: 14,78 м (по данным [7] – 15,25 м; [5] – 14,99 м), осадка [7]: 6,15 м, [2]: носом – 5,99 м, кормой – 6,8 м, средняя – 6,02 м (по данным [5] – 6,07 м), высота борта от ВЛ у миделя: 6,17 м (по данным [2]).

Глубина интрюма: 6,17 м (по данным [2]), площадь миделя: 68 м? (по данным [2]).

Первоначально корабли были вооружены 8 21-см/20 10-тонными казнозарядными нарезными орудиями Круппа, а также казнозарядными нарезными орудиями Ухатиуса: 4 9-см/24 и 2 7-см/(десантные).

Поскольку “перестроенные” корабли стали казематными, следовательно, на них должно было быть меньше орудий, чем на батарейных кораблях, что должно было компенсироваться увеличением калибра. Поэтому “прежняя” артиллерия калибром 18 см тут уже не годилась, и были выбраны 21-см орудия Круппа. Несмотря на отсутствие прямых указаний на этот счет, кажется вполне вероятным, что эти орудия “пришли” с устаревших батарейных броненосцев типа “Habsburg”, ибо анализ их перевооружений не дает иного объяснения внезапной замене именно в 1874 г. недолго стоявших на них 9-дм орудий Круппа на 7-дм Армстронга (какие стояли на “старых” кораблях типа “Kaiser Мах”). Похоже, что орудия последних как раз и пошли после “списания” кораблей на броненосцы типа “Habsburg”, с которых передали слишком мощные для них орудия новым кораблям. Тяжелые орудия были размещены на батарейной палубе (под ВП) в каземате в середине корабля и должны были вести огонь через порты, нижние косяки которых находились в 2,54 м над ВЛ при средней осадке 6,02 м (увеличено на 0,76 м, по сравнению с “прежней” высотой над ВЛ), что позволяло действовать в более свежую погоду.

Броненосец "Kaiser Мах”

(План батарейной палубы с указанием секторов обстрела орудий)

С каждого борта каземата было прорезано по 4 порта, носовые из которых проходили сквозь скошенные к ДП носовые углы каземата. Той же цели – расширению сектора обстрела по носу служил местный срез борта (“ниша”) впереди каземата, у “погонных" портов. Сектора обстрела трех бортовых орудий составляли по 30°, четвертое орудие (носовое) имело сектор обстрела 90° (30° в корму и 60° в нос от линии траверза), таким образом, носовой огонь был возможен лишь начиная с 30° от ДП. Вес залпа (стальными/чугунными снарядами) составлял по борту (4 орудия) – 375,1/355,45 кг и по носу (1 орудие) – 93,78/88,86 кг, ретирадный огонь отсутствовал.

Что касается вновь (после “кораблей с носовой батареей”) ограниченного носового обстрела, то этот вопрос спорный, ибо даже при прямом продольном огне было бы трудно без постоянной смены курса корабля держать цель под огнем погонных орудий сразу обоих бортов, поэтому использование погонных орудий лишь одного борта было наиболее реальным на курсе сближения.

209,2-мм (8,24-дм) удлиненное орудие Круппа с длиной ствола 20 калибров имело вес с затвором 8,82 т. Снаряды закаленного чугуна весом 78 кг (или стали, весом 93,7 кг) с начальной скоростью 463 м/сек могли у среза ствола пробить 295-мм (по данным [5] – 272-мм) железную броневую плиту, а на расстоянии 10 каб. и при нормальном ударе – железную броню толщиной 193 мм.

Конечно, артиллерия такого калибра в качестве главного вооружения броненосцев могла считаться приемлемой как минимум 10 лет назад, в 1860-е гг. в эпоху строительства батарейных броненосцев, теперь же такое вооружение автоматически ставило корабли в положение второразрядных уже с момента постройки. Однако, как показало будущее, такие корабли все же были более традиционными для габсбургского флота, чем их тяжеловооруженные собратья.

Орудия Ухатиуса размещались на ВП, причем одно из 9-см могло действовать на корму.

В 1886 г. были запланированы к установке [2] дополнительные скорострельные малокалиберные орудия: 5 47-мм на ВП и 2 25-мм на марсах (фок- и бизань мачт). При этом вес всей артиллерии со станками равнялся 106,14 т. Другие источники [20] называют вес вооружения (вероятно, с боезапасом) 171т, при этом не указывается наличие второстепенной батареи. Число добавленных скорострельных пушек также различается: по данным [7] – 47-мм было 9 (6 47-мм/ЗЗ и 3 револьверных). На протяжении 1890-х гг. второстепенная батарея включала [5] в 6 9-см орудий Ухатиуса и 11 скорострельных орудий.

Маловероятно, что аппараты для стрельбы торпедами Уайтхеда были установлены с самого начала, но в любом случае это имело место до 1887 г., затем их было 4 35-см надводных (1 носовой, 1 кормовой, 2 бортовых). Однако, по другим данным [5], все три корабля несли по 2 аппарата. Также имеются сведения [2], что 4 аппарата имел лишь “Prinz Eugen”, a “Don Juan d’ Austria” только 2 (на “Kaiser Max” об аппаратах вообще не упоминается). Похоже, что количество торпедного оружия на борту тогдашних крупных кораблей практически не поддавалось оценке зарубежных экспертов, будучи окутано завесой секретности.

Как и следовало ожидать, корабли, забронированные по новой схеме, имели более толстую броню, чем было возможно на батарейных броненосных кораблях типа “Kaiser Мах”. Поэтому с последних взяли только часть плит, а именно из брони батареи, толщина защиты которой на новых кораблях осталась такой же. Пояс, идущий по всей длине корабля, имел ширину 2,9 м и при средней осадке 6,02 м [2] опускался ниже BJI на 1,22 м у миделя (у форштевня – несколько ниже). Пояс толщиной 203 мм (по данным [20] – 196 мм), утончался к оконечностям до 120 мм (по данным [8J – 102 мм; [5] – 126 мм), тиковая подкладка под поясом достигала 254-мм толщины.

Каземат размещался в середине корабля, по высоте от пояса до уровня ВП. До нижних косяков портов он был защищен 152-мм броней (у пушечных портов – 171-мм), а выше размещались 120-мм плиты, снятые со старых фрегатов. Траверзы имели толщину 120 мм, носовой траверз у борта, у передних орудийных бортов загибался к корме, соединяясь с бортовой броней под тупым углом. Броня каземата лежала на 318-мм тиковой подкладке. По другим данным [5], каземат имел 156-мм броню, а траверзы на “Don Juan d’ Austria” были толще, чем на остальных – 126 мм. Имеются сведения [8], что каземат защищался 127-152-мм броней с 115-мм траверзами. Толщина броневой палубы равнялась 19 мм (по другим данным [5,8] – 25 мм).

Вес бронирования составлял 1110т (по данным [20] – 729 т (видимо без учета подкладки). На каждый броненосец было употреблено по 217 железных броневых плит, самая тяжелая из которых весила 7,93 т. По данным [7], было только два ряда новых плит, а остальные взяли со старых фрегатов – вероятно, эти сведения применимы к броне каземата, а не всего корабля.

Броненосец “Kaiser Мах” после модернизации. 1880-е гг.

2-х цилиндровые горизонтальные обратного действия паровые машины низкого давления однократного расширения мощностью в 650 и.л.с., демонтированные со старых броненосцев типа “Kaiser Мах” после тщательного ремонта были установлены на новые корабли. Как и на старых кораблях, каждый фрегат нес по одной машине, вращавшей один винт (по данным [5], “новый” “Don Juan d’ Austria” стал двухвинтовым). Однако для увеличения мощности машин и скорости хода пришлось поставить новые коробчатые котлы. Одна дымовая труба, проходящая через каземат, возвышалась от BJ1 на 12,19 м, а от броневых решеток – на 5,106 м.

Проектная скорость хода определялась в 12,7 уз (по данным [20] – 12 уз) при мощности 2700 л.с. На испытаниях “Kaiser Мах” и “Prinz Eugen” развили максимальную скорость 13,5 уз (при 2830 и 2866 л.с. соответственно), a “Don Juan d’ Austria” – 12,69 уз при 2920 л.с. По другим данным [20], “Kaiser Мах” развил – 13,38 уз, а в [7] сообщается, что при мощности 2755 л.с. было развито – 13,28 уз (правда, без указания на конкретный корабль). Скорость в 13 уз оценивалась для всех трех кораблей как максимальная [5] до конца их активной службы.

Запас угля составлял 380 т, что по расчетам должно было хватить при скорости 10 уз для дальности плавания 1703 мили (“Prinz Eugen” – 1700 миль), а при благоприятных обстоятельствах и для 2000 миль. Однако, по другим данным [5], “Prinz Eugen” нес запас угля 480 т и имел на 100 миль больший район действия (2100 миль при 10 уз).

Первоначально корабли оснастили 3 железными мачтами, и они несли парусную оснастку барка площадью 1633,15 м? . В 1880 г. площадь парусов сократили до 1158,6 м? (по данным [2] – 1135,3 м? ), Причем прямые паруса имелись только на фок-мачте. При модернизации в 1896 г. парусный рангоут был заменен боевыми мачтами.

Численность экипажа составила 400 человек, по другим данным [8] (по штатам мирного времени) – 431 человек. В 1880-х гг. называется [2] различная численность экипажа для всех трех фрегатов: по штатам мирного времени для “Don Juan” и “Prinz Eugen” – 440, а для “Kaiser Max” – 540 человек, эта численность увеличивалась в военное время до 551 человека на “Kaiser Мах” и “Prinz Eugen”, и до 451 человека на “Don Juan d’ Austria”. Тот же источник [2], правда, в другом месте приводит численность для всех трех кораблей в 405 человек без каких-либо пояснений. В начале 1890-х гг. [5] называется состав экипажа в 451 человек (“Kaiser Мах” – 551), из которых 11 офицеров. В конце 1890-х гг. [5] численность экипажа приводится в 441 человек (из них 11 офицеров).

Все три корабля в 1896 г. были модернизированы с заменой рангоута, однако есть данные [7], что “Prinz Eugen” прошел модернизацию в 1891-1892 гг. Он был исключен из списков 20 декабря 1904 г. и в 1906-1908 гг. был переоборудован в плавмастерскую и переименован в “Vulkan”. Позднее его прежнее имя получил один из новых дредноутов типа “Tegetthoff’. В 1919 г. он был конфискован Италией, в 1920 г. передан Югославии, но никогда не был передан своим новым владельцем (по другим данным [8], в 1920 г. уступлен Италии и продан в Югославию, но также не был передан последней). Его разобрали примерно в 1920-1921 гг.

“Kaiser Мах” также списали 30 декабря 1904 г., и с 1909 г. он служил в качестве плавказармы в бухте Каттаро. В 1920 г. его передали Югославии и переименовали в “Tivat” (позже – в “Neretva”), в апреле 1941 г. находился в Сибенике и его судьба затем осталась неизвестной. Некоторые источники [7] утверждают, что корабль разобрали еще в 1920-1921 гг.

“Don Juan d’ Austria” был исключен из списков 29 июля 1904 г. (по данным [7] – 29 июня 1904 г.), и в 1905 г. он стал плавказармой для экипажей миноносцев (по другим данным – штабным кораблем для миноносцев) в Поле. В 1919 г., стоя на якоре в Поле, корабль затонул при невыясненных обстоятельствах.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Fur Gott und Kaiser!

Из книги Подлодки в бою. «Топи их всех!» автора Больных Александр Геннадьевич

Fur Gott und Kaiser! Но эта идиллия не затянулась слишком долго. К началу 1915 года немецкое командование поняло, что все его надежды на выигрыш войны обычными средствами рухнули, поэтому начались поиски чрезвычайных вариантов. Плоды интеллектуальных усилий немецких генералов и


5. Тип “Kaiser”. (1 ед.)

Из книги Броненосцы Австро-Венгерской империи. Часть I. автора Полуян Виталий Валентинович

5. Тип “Kaiser”. (1 ед.) (“Kaiser”)Деревянный винтовой линейный корабль “Kaiser” был первым и единственным представителем класса парусных деревянных линкоров австрийского флота. Он был заложен 25 марта 1855 г. на арсенале в Поле, спущен на воду 5 октября 1858 г. и вступил в строй в 1861 г.,


8. Тип “Kaiser Max”II. (3 ед.)

Из книги автора

8. Тип “Kaiser Max”II. (3 ед.) (“Kaiser Max”, “Prinz Eugen”, “Juan d’ Austria”)Усиление морской мощи сильно замедлилось после смерти Тегетгоффа, когда на должность главы Морского ведомства стал адмирал Пок (Pock). Этот человек с большими придворными связями – прямая противоположность