Потери сторон в Сталинградской битве

Потери сторон в Сталинградской битве

Для того, чтобы определить потери сторон в ходе Сталинградской битвы, надо прежде всего определиться с общей величиной потерь сторон в годы Второй мировой войны.

Поскольку официальная оценка безвозвратных потерь Красной Армии в годы Великой Отечественной войны в 8 668 400 погибших и умерших является явно приуменьшенной, для альтернативной оценки мы использовали более высокие цифры безвозвратных потерь Красной Армии, чем названы в сборнике «Гриф секретности снят».

Так, авторы этого сборника определяют потери Советских Вооруженных Сил в 1942 году убитыми и пропавшими без вести в 2 888 837.

Между тем, значительно более высокая величина безвозвратных потерь Красной Армии за 1942 год приводится Д. А. Волкогоновым – 5 888 236 человек, по его утверждению – «результат долгих подсчетов по документам».

Эта цифра в 2,04 раза превосходит цифру, данную в книге «Гриф секретности снят», причем, судя по всему, в нее не включены небоевые потери, но включены и умершие от ран. При аналогичном помесячном учете безвозвратных потерь вермахта умершие от ран включены.

Скорее всего, подсчет безвозвратных потерь за 1942 год был сделан в начале 1943 года. Д. А. Волкогонов приводит разбивку потерь по месяцам.

Для сравнения у нас имеется помесячная динамика потерь Красной Армии пораженными в боях за период с июля 1941 года по апрель 1945 года включительно. Соответствующий график воспроизведен в книге бывшего начальника Главного военносанитарного управления Красной Армии Е. И. Смирнова «Война и военная медицина.

Помесячные данные за 1942 год о потерях Советских Вооруженных Сил приведены в таблице:

Таблица. Потери Красной Армии в 1942 году

Здесь следует отметить, что в показатель «пораженные в боях» входят раненые, контуженные, обожженные и обмороженные. А в показатель «раненые», чаще всего используемый в статистике, обычно включаются только раненые и контуженные. Доля раненых и контуженных среди пораженных в боях для Красной Армии в годы Великой Отечественной войны составляет 96,9 процента. Поэтому без большой погрешности можно относить показатели для раненых ко всем пораженным в боях и наоборот.

Еще до публикации этих данных Д. А. Волкогонов пытался оценить советские потери в Великой Отечественной войне, причем тогда он уже, скорее всего, располагал приведенными выше данными о безвозвратных потерях Красной Армии в 1942 году. По мнению Волкогонова, «число погибших военнослужащих, партизан, подпольщиков, мирных граждан в годы Великой Отечественной войны колеблется, видимо, в пределах 26–27 млн. человек, из них более 10 млн пали на поле боя и погибли в плену. Особенно трагична судьба тех, кто входил в состав первого стратегического эшелона (и основной массы стратегических резервов), кто вынес главные тяготы войны в 1941 году. Основная, прежде всего кадровая, часть личного состава соединений и объединений этого эшелона сложила головы, а около 3 млн. военнослужащих оказались в плену. Немногим меньше были наши потери и в 1942 году».

Вероятно, Волкогонов имел пред собой также данные о числе советских пленных по годам, опубликованные американским историком Александром Даллином (о них – чуть ниже). Там число пленных в 1941 году определяется в 3 355 тыс. человек. Вероятно, Волкогонов округлил эту цифру до 3 млн. В 1942 году число пленных, по А. Даллину, использовавшего материалы ОКВ, составило 1 653 тыс. человек. Вероятно, Волкогонов вычел эту величину из своих данных о безвозвратных потерях 1942 года, получив число убитых и умерших в 4 235 тыс. Не исключено, что он счел, что в 1941 году среднемесячный уровень потерь убитыми был примерно таким же, как и в 1942 году, и тогда потери 1941 года убитыми оценил примерно в половину от потерь 1942 года, т. е. в 2,1 млн. человек. Не исключено, что Волкогонов решил, что начиная 1943 года Красная Армия стала воевать лучше, среднемесячные потери убитыми сократились вдвое по сравнению с уровнем 1942 года. Тогда в 1943 и в 1944 годах ежегодные потери он мог оценить в 2,1 млн. человек убитыми и умершими, а в 1945 году – примерно в 700 тыс. человек. Тогда общие потери Красной Армии убитыми и умершими, без умерших в плену, Волкогонов мог оценить в 11,2 млн. человек, а число умерших пленных А. Даллин оценивал в 3,3 млн. человек. Тогда общие потери Красной Армии убитыми и умершими Волкогонов мог оценить в 14,5 млн. человек, что было больше 10 млн., но меньше 15 млн. В точности этой цифры исследователь, вероятно, не был уверен, поэтому и написал осторожно: «более 10 млн.» (но не более 15 млн., а когда пишут «более 10 млн.», подразумевается, что эта величина все-таки меньше 15 млн.).

Сравнение данных таблицы позволяет сделать вывод, что данные Д. А. Волкогонова существенно занижают истинный размер безвозвратных потерь. Так, в мае 1942 года безвозвратные потери советских войск будто бы составили лишь 422 тыс. и даже уменьшились по сравнению с апрельскими на 13 тыс. человек. Между тем, именно в мае германские войска пленили около 150 тыс. красноармейцев на Керченском полуострове и около 240 тыс. – в районе Харькова. В апреле же советские потери пленными были незначительными (наибольшее их число – порядка 5 тыс. человек, было взято при ликвидации группы генерала М. Г. Ефремова в районе Вязьмы). Получается, что в мае потери убитыми и умершими от ран, болезней и несчастных случаев не превышали 32 тыс. человек, а в апреле достигали почти 430 тыс., и это при том, что показатель числа пораженных в боях с апреля по май упал всего на три пункта, или менее чем на 4 процента. Ясно, что все дело в колоссальном недоучете безвозвратных потерь в период общего отступления советских войск с мая по сентябрь включительно. Ведь именно тогда было захвачено немцами подавляющее большинство из 1 653 тыс. советских пленных 1942 года. По Д. А. Волкогонову за это время безвозвратные потери достигли 2 129 тыс. против 2 211 тыс. за четыре предшествовавших месяца, когда потери пленными были незначительны. Неслучайно в октябре безвозвратные потери Красной Армии вдруг увеличились на 346 тыс. по сравнению с сентябрем при резком падении показателя пораженных в боях на целых 29 пунктов и отсутствии в это время сколько-нибудь крупных окружений советских войск. Вероятно, в октябрьские потери были частично включены недоучтенные потери предшествовавших месяцев.

Наиболее надежными нам представляются данные о безвозвратных потерях за ноябрь, когда Красная Армия почти не понесла потерь пленными, а линия фронта была стабильна вплоть до 19-го числа, когда советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом. Поэтому можно считать, что потери убитыми учтены в этом месяце полнее, чем в предшествовавшие и последующие, когда быстрое перемещение фронта и штабов затрудняло учет, и что безвозвратные потери в ноябре приходятся почти исключительно на убитых, поскольку советские войска почти не несли потерь пленными. Тогда на 413 тыс. убитых и умерших будет приходиться показатель в 83 процента пораженных в боях, т. е. на 1 процент среднемесячного числа пораженных в боях приходится приблизительно 5 тыс. убитых и умерших от ран. Если же принять за базовые показатели января, февраля, марта или апреля, то там соотношение, после исключения примерного числа пленных, будет еще большим – от 5,1 до 5,5 тыс. погибших на 1 процент от среднемесячного числа пораженных в боях. Декабрьские же показатели явно страдают большим недоучетом безвозвратных потерь из-за быстрого перемещения линии фронта.

Установленное для ноября 1942 года соотношение между числом пораженных в боях и количеством убитых представляется нам близким к среднему за войну в целом. Тогда безвозвратные потери Красной Армии (без пленных, умерших от ран и небоевых потерь) в войне с Германией можно оценить, умножив 5 тыс. человек на 4 656 (4 600 – сумма (в процентах) потерь пораженными в боях за период с июля 1941 года по апрель 1945 года, 17 – потери пораженными в боях за июнь 1941 года, 39 – потери пораженными в боях за май 1945 года, принятые нами за одну треть потерь соответственно июля 1941 года и апреля 1945 года). В результате мы приходим к цифре в 23,28 млн. погибших. Из этого числа следует вычесть 939 700 военнослужащих, числившихся пропавшими без вести, но после освобождения соответствующих территорий вновь призванных в армию. Большинство из них не было в плену, часть бежала из плена. Таким образом, общее число погибших сократится до 22,34 млн. человек. По последней оценке авторов книги «Гриф секретности снят», небоевые потери Красной Армии составили 555,5 тыс. человек, в том числе не менее 157 тыс. человек были расстреляны по приговорам трибуналов. Тогда общие безвозвратные потери советских вооруженных сил (без умерших в плену) можно оценить в 22,9 млн. человек, а вместе с умершими в плену – в 26,9 млн. человек.

И. И. Ивлев, используя картотеки потерь рядового и офицерского состава Министерства обороны, считает, что потери советских вооруженных сил убитыми и погибшими не могли быть меньше 15,5 млн. человек, но они могли составлять и 16,5 млн. и даже 20–21 млн. человек. Последняя цифра получена следующим образом. Общее число извещений военкоматов о погибших и пропавших без вести, попавших в семьи Архангельской области, превышает 150 тыс. По оценке Ивлева, примерно 25 процентов этих извещений не попали в военкоматы. В то же время в военкоматах Российской Федерации насчитывается 12 400 900 извещений, в том числе 61 400 на погибших и пропавших без вести в пограничных войсках и 97 700 – во внутренних войсках НКВД СССР. Таким образом, 12 241 800 извещений поступили из частей НКО и НК ВМФ. Из этого числа, по оценке Ивлева, около 200 тыс. приходится на повторы, на лиц, оставшихся в живых, а также на лиц, служивших в гражданских ведомствах. За их вычетом получится не менее 12 041 800 уникальных извещений. Если пропорция извещений, не попавших в военкоматы, для всей России примерно та же, что была определена для Архангельской области, то общее число уникальных извещений в пределах Российской Федерации можно оценить не менее чем в 15 042 тыс. Чтобы оценить число уникальных извещений, которое должно находиться в остальных бывших союзных республиках, Ивлев предполагает, что доля погибших жителей России среди всех безвозвратных потерь Красной Армии и флота примерно равна доли русских в безвозвратных потерях, приведенной в книгах группы Г. Ф. Кривошеева, – 72 процента. Тогда на остальные республики приходится примерно 5 854 тыс. извещений, а общее их число в пределах СССР можно оценить в 20 905 900 человек. С учетом же потерь пограничных и внутренних войск НКВД общее число уникальных извещений, по мнению Ивлева, превышает 21 млн. человек.

Однако нам представляется некорректным оценивать долю извещений, находящихся за пределами Российской Федерации, основываясь на оценке доли нерусского населения среди безвозвратных потерь. Во-первых, в России живут и жили не только русские. Во-вторых, русские жили не только в РСФСР, но и во всех остальных союзных республиках. В-третьих, у Кривошеева доля русских в числе погибших и умерших военнослужащих оценивается не в 72 процента, а в 66,4 процента, причем она взята не из документа о безвозвратных потерях, а рассчитана на основе данных о национальном составе в списочной численности Красной Армии в 1943–1945 годах. Если добавить сюда оценку потерь народностей, проживавших преимущественно в РСФСР в сегодняшних границах – татар, мордвинов, чувашей, башкир, удмуртов, марийцев, бурят, коми, народностей Дагестана, осетин, кабардинцев, карелов, финнов, балкарцев, чеченцев, ингушей и калмыков – то доля потерь Российской Федерации возрастет еще на 5,274 процента. Не исключено, что Ивлев приплюсовал сюда и половину потерь евреев– 0,822 процента, тогда потери народов РСФСР возрастут до 72,5 процента. Вероятно, округлив это число, Ивлев и получил 72 процентов. Поэтому, на наш взгляд, для оценки числа уникальных извещений за пределами РФ более правильно использовать данные о доли населения РСФСР в населении СССР на 1 января 1941 года. Она составляла 56,2 процента, а за вычетом населения Крыма, переданного в 1954 году Украине, и с добавлением населения Карело-Финской ССР, включенной в 1956 году в состав РСФСР, – 55,8 процента. Тогда общее число уникальных извещений можно оценить в 26,96 млн., а с учетом извещений в пограничных и внутренних войсках – в 27,24 млн., а за вычетом тех, кто остался в эмиграции – 26,99 млн. человек.

Эта цифра практически совпадает с нашей оценкой потерь советских вооруженных сил погибшими и умершими в 26,9 млн. человек.

Как отмечает российский историк Никита П. Соколов, «по свидетельству полковника Федора Сетина, работавшего в середине 1960-х в Центральном архиве Минобороны, первая группа оценила безвозвратные потери Красной Армии в 30 млн. человек, но эти цифры «не были приняты наверху». Н. П. Соколов также отмечает, что Г. Ф. Кривошеевым и его товарищами не учитывается «мобилизация, производившаяся непосредственно частями действующей армии на территории оккупированных немцами областей после их освобождения, так называемое неорганизованное маршевое пополнение. Кривошеев косвенно в этом признается, когда пишет, что «за годы войны из населения было изъято: в России… 22,2 процента трудоспособных граждан…, в Белоруссии – 11,7 процента, в Украине – 12,2 процента». Разумеется, в Белоруссии и на Украине было призвано не менее «трудоспособного населения», чем в целом по России, только здесь меньшая часть призывалась через военкоматы, а большая – напрямую в части».

То, что объем советских безвозвратных потерь был огромен, свидетельствуют те немногие уцелевшие ветераны, кому лично доводилось ходить в атаки. Так, гвардии капитан А. И. Шумилин, бывший командир стрелковой роты вспоминал: «Через дивизию прошли не одна сотня тысяч солдат и тысячи младших офицеров. Из этих тысяч единицы остались в живых». И он же вспоминает один из боев своей 119-й стрелковой дивизии на Калининском фронте в ходе контрнаступления под Москвой: «В ночь на 11 декабря 41 мы вышли под Марьино и легли на исходной перед деревней в снег. Нам сказали, что после двух выстрелов из сорокопятки мы должны встать и пойти на деревню. Уже рассвело. Выстрелов не последовало. Я спросил по телефону, в чем дело, мне велели подождать. Немец выкатил на прямую наводку зенитные батареи и стал расстреливать лежащих в снегу солдат. Все, кто побежал, были разорваны в тот же миг на куски. Снежное поле покрылось кровавыми трупами, кусками мяса, кровью и брызгами кишок. Из 800 человек к вечеру удалось выйти только двоим. Интересно, существует список личного состава на 11 декабря 41? Ведь из штабных это побоище никто не видел. С первым выстрелом зенитки все эти участники смылись кто куда. Они даже не знали, что по солдатам били из зениток».

Потери Красной Армии в 26,9 млн. погибших примерно в 10,3 раза превышает потери вермахта на Восточном фронте (2,6 млн. погибших). Армия Венгрии, сражавшаяся на стороне Гитлера, потеряла около 160 тыс. убитыми и умершими, в том числе около 55 тыс. умершими в плену. Потери другого союзника Германии, Финляндии, в борьбе против СССР составили около 56,6 тыс. убитыми и умершими, а еще около 1 тыс. человек погибли в боях против вермахта. Румынская армия потеряла в боях против Красной Армии около 165 тыс. убитыми и умершими, в том числе 71 585 убитыми, 309 533 пропавших без вести, 243 622 ранеными и 54 612 умерших в плену. Из плена вернулось 217 385 румын и молдаван. Таким образом, из числа пропавших без вести к убитым надо отнести 37 536 человек. Если предположить, что примерно 10 процентов раненых умерло, то общие потери румынской армии в боях с Красной Армией составят около 188,1 тыс. погибших. В боях против Германии и ее союзников румынская армия потеряла 21 735 убитыми, 58 443 пропавшими без вести и 90 344 ранеными. Предположив, что смертность среди раненых составляла 10 процентов, число умерших от ран можно оценить в 9 тыс. человек. Из германского и венгерского плена вернулся 36 621 румынских солдат и офицеров. Поэтому общее число убитых и умерших в плену из числа пропавших без вести румынских военнослужащих можно оценить в 21 824 человека. Таким образом, в борьбе против Германии и Венгрии румынская армия потеряла около 52,6 тыс. погибшими. Итальянская армия потеряла в боях против Красной Армии около 72 тыс. человек, из которых около 28 тыс. умерло в советском плену – больше половины из примерно 49 тыс. пленных. Наконец, армия Словакии потеряла в боях против Красной Армии и советских партизан 1,9 тыс. погибшими, из которых около 300 человек умерло в плену На стороне СССР против Германии сражалась армия Болгарии, потерявшая около 10 тыс. погибших. Две армии Войска Польского, сформированные в СССР, потеряли 27,5 тыс. погибшими и пропавшими без вести, а чехословацкий корпус, также сражавшийся на стороне Красной Армии – 4 тыс. погибшими. Общие потери погибшими с советской стороны с учетом потерь союзников, дравшихся на советско-германском фронте, можно оценить в 27,1 млн. военнослужащих, а с германской стороны – в 2,9 млн. человек, что дает соотношение 9,3:1.

Вот динамика советских потерь пленными на Восточном фронте в 1942 году:

Январь – 29 126;

Февраль – 24 773;

Март – 41 972;

Апрель – 54 082;

Май – 409 295 (в том числе группа армий «Юг» 392 384, группа армий «Центр – 10 462, группа армий «Север» – 6 449);

Июнь – 103 228, в том числе группа армий «Юг» – 55 568, группа армий «Центр» – 16 074, группа армий «Север» – 31 586);

Июль – 467 191 (в том числе группа армий «А» – 271 828, группа армий «В» —128 267, группа армий «Центр» – 62 679, группа армий «Север» – 4 417);

Август – 220 225 (в том числе группа армий «А» – 77 141, группа армий «Б» —103 792, группа армий «Центр» – 34 202, группа армий «Север» – 5 090);

Сентябрь – 54 625 (в том числе группа армия «А» – 29 756, группа армий «Центр» – 10 438, группа армий «Север» – 14 431, группа армий «Б» данных не представила);

Октябрь – 40 948 (в том числе группа армия «А» – 29 166, группа армий «Центр» – 4 963, группа армий «Север» – 6 819, группа армий «Б» данных не представила);

Ноябрь – 22 241 – минимальное помесячное число пленных в 1942 году (в том числе группа армий «А» – 14 902, группа армий «Центр» – 5 986, группа армий «Север» —1 353; группа армий «Б» данных не представила);

Декабрь – 29 549 (в том числе группа армий «А» —13 951, группа армий «Б» – 1 676, группа армий «Центр» – 12 556, группа армий «Север» – 1 366, группа армий «Дон» данных не представила).

Легко убедиться, что значительное уменьшение числа пленных происходит уже в августе – в 2,1 раза. В сентябре потери пленными сокращаются еще более резко – в четыре раза. Правда, здесь не учтены пленные, взятые группой армий «Б», но учитывая отсутствие значительных окружений и ожесточенный характер боев в Сталинграде, оно вряд ли бы значительно и во всяком случае не превышало количество пленных, захваченных группой армий «Б». Кстати, тот факт, что из группы армий «Б» не поступало данных о потерях, может отражать ожесточенность борьбы в Сталинграде, где пленных почти не брали.

Для полноты картины отметим, что за январь 1943 года, последний месяц Сталинградской битвы, немцы захватили только 10 839 пленных (8 687 – группа армий «Центр», 2 324 – группа армий «Север»). Данных о пленных, взятыми группами армий «А», «Б» и «Дон» нет, но если они и были, то в ничтожном количестве, поскольку все три группы армий в январе только отступали.

Потери немецких сухопутных войск в 1942 году по месяцам изменялись следующим образом.

Январь – 18 074 убитых, 61 933 раненых, 7 075 пропавших без вести;

Февраль – 18 776 убитых, 64 520 раненых, 4 355 пропавших без вести;

Март – 21 808 убитых, 75 169 раненых, 5 217 пропавших без вести;

Апрель – 12 680 убитых, 44 752 раненых, 2 573 пропавших без вести;

Май – 14 530 убитых, 61 623 раненых, 3 521 пропавших без вести;

Июнь – 14 644 убитых, 66 967 раненых, 3 059 пропавших без вести;

Июль – 17 782 убитых, 75 239 раненых, 3 290 пропавших без вести;

Август – 35 349 убитых, 121 138 раненых, 7 843 пропавших без вести;

Сентябрь – 25 772 убитых, 101 246 раненых, 5 031 пропавших без вести;

Октябрь – 14 084 убитых, 53 591 раненый, 1 887 пропавших без вести;

Ноябрь – 9 968 убитых, 35 967 раненых, 1 993 пропавших без вести;

Декабрь – 18 233 убитых, 61 605 раненых, 4 837 пропавших без вести.

Помесячные и весьма неполные данные о потерях германских союзников, причем как в сухопутных войсках, так и в ВВС, на Восточном фронте в 1942 году имеются лишь за ноябрь и декабрь.

За период с 22 июня 1941 года по 31 октября 1942 года суммарные потери германских союзников составили:

19 650 убитыми, 76 972 ранеными, 9 099 пропавшими без вести.

Итальянцы потеряли 4 539 убитыми, 18 313 ранеными и 2 867 пропавшими без вести.

Венгры потеряли 5 523 убитыми, 23 860 ранеными и 2 889 пропавшими без вести.

Румыны потеряли 8 974 убитыми, 33 012 ранеными и 3 242 пропавшими без вести.

Словаки потеряли 663 убитыми, 2 039 ранеными и 103 пропавшими без вести.

Тут надо оговориться, что румынские потери здесь здорово приуменьшены, поскольку в 1941 году значительная часть румынских войск действовала не в составе немецких армий, а самостоятельно. В частности, румынская 4-я армия самостоятельно осаждала Одессу, и за время осады с 8 августа по 16 октября 1941 года ее потери составили 17 729 убитыми, 63 345 ранеными и 11 471 пропавшими без вести. Основную часть своих потерь германские союзники в составе германской армии понесли в 1942 году.

В ноябре 1942 года союзники Германии потеряли 1 563 убитыми, 5 084 ранеными и 249 пропавшими без вести.

Итальянцы потеряли в ноябре 83 убитыми, 481 ранеными и 10 пропавшими без вести.

Венгры потеряли в ноябре 269 убитыми, 643 ранеными и 58 пропавшими без вести.

Румыны потеряли в ноябре 1 162 убитыми, 3 708 ранеными и 179 пропавшими без вести.

Словаки потеряли 49 убитыми, 252 ранеными и двоих пропавшими без вести.

В декабре 1942 года союзники Германии потеряли 1427 убитыми, 5876 ранеными и 731 пропавшими без вести.

Итальянцы потеряли в декабре 164 убитыми, 727 ранеными и 244 пропавшими без вести.

Венгры потеряли 375 убитыми и 69 пропавшими без вести.

Румыны потеряли 867 убитыми, 3 805 ранеными и 408 пропавшими без вести.

Словаки потеряли 21 убитыми, 34 ранеными и 10 пропавшими без вести.

В январе 1943 года германские союзники потеряли 474 убитыми, 2 465 ранеными и 366 пропавшими без вести.

Итальянцы потеряли 59 убитыми, 361 ранеными и 11 пропавшими без вести.

Венгры потеряли 114 убитыми, 955 ранеными и 70 пропавшими без вести.

Румыны потеряли 267 убитыми, 1 062 ранеными и 269 пропавшими без вести.

Словаки потеряли 34 убитыми, 87 ранеными и 16 пропавшими без вести.

Потери германских союзников в ноябре и декабре 1942 года и в январе 1943 года, в период советского контрнаступления значительно недоучтены, прежде всего, за счет пленных и пропавших без вести убитых. А в феврале в боевых действиях продолжали участвовать только румыны, которые потеряли 392 убитыми, 1 048 ранеными и 188 пропавшими без вести.

Помесячное соотношение советских и германских безвозвратных потерь на Восточном фронте в 1942 году изменялось следующим образом, оставаясь все время в пользу вермахта:

Январь – 25,1:1;

Февраль – 22,7:1;

Март – 23,1:1;

Апрель – 29,0:1;

Май – 23,4:1;

Июнь – 28,8:1;

Июль – 15,7:1;

Август – 9,0:1;

Сентябрь – 15,3:1;

Октябрь – 51,2:1;

Ноябрь – 34,4:1;

Декабрь – 13,8:1.

Картина искажается значительным недоучетом советских потерь в мае – сентябре, а также в декабре и, наоборот, значительным их преувеличением в октябре за счет недоучета предыдущих месяцев (в октябре, в период стабилизации фронта, в число безвозвратных потерь внесли многих из тех, кто не был учтен во время майских окружений и летнего отступления. Кроме того, начиная с августа и вплоть до конца года значительные потери несли германские союзники. По советским данным, в период с 1 января по 18 ноября 1942 года в советский плен попало 10 635 немцев и их союзников, а в период с 19 ноября 1942 года по 3 февраля 1943 года – 151 246. В то же время Сталинградский фронт до 1 марта 1943 года захватил 19 979 пленных, а Донской фронт —72 553 пленных. Все эти пленные были захвачены до 3 февраля 1943 года, поскольку до этой даты данные фронты были расформированы. Практически все пленные были из состава окруженной сталинградской группировки и в подавляющем большинстве были немцами. Кроме того, среди них были пленные из двух румынских дивизий и одного хорватского полка, окруженных в Сталинграде. В сумме два фронта взяли 92 532 пленных, что очень близко к традиционной цифре 91 тыс. немецких пленных в Сталинграде, а также к 91 545 – числу пленных, зарегистрированных НКВД в районе Сталинграда. Интересно, что к 15 апреля это число возросло на 545 человек за счет принятых НКВД в сборных пунктах. Из этого числа к тому времени умерли 55 218 человек, включая 13 149 – в полевых госпиталях 6-й немецкой армии, 5 849 – на пути в сборные пункты, 24 346 – на сборных пунктах НКВД и 11 884 – в советских госпиталях. Кроме того, шести пленным удалось бежать. К концу мая 1943 года умерло уже 56 810 пленных из 91 545. Кроме того, до 1 мая 1943 года во время транспортировки в тыловые лагеря и вскоре после прибытия туда умерло еще 14 502 сталинградских пленных.

Вероятно, остальные 48 714 пленных, захваченных Красной Армией с 19 ноября 1942 года по 3 февраля 1943 года, были, главным образом, из числа германских союзников. Этих пленных мы распределим поровну между ноябрем, декабрем и январем. А советские потери убитыми за май – октябрь и за декабрь мы оценим посредством умножения помесячных показателей числа раненых в процентах от среднемесячного за войну на коэффициент в 5 тыс. убитых.

Тогда скорректированное соотношение безвозвратных потерь будет выглядеть следующим образом:

Январь – 25,1:1 (или 23,6:1 на основе месячного числа раненых);

Февраль – 22,7:1(или 22,4:1 на основе месячного числа раненых);

Март – 23,1:1 (или 23,8:1 на основе месячного числа раненых);

Апрель – 29,0:1 (или 30,6:1 на основе месячного числа раненых);

Май – 44,4:1;

Июнь – 22,7:1;

Июль – 42,0:1;

Август – 20,2:1;

Сентябрь – 19,4:1;

Октябрь – 27,6:1;

Ноябрь – 13,8:1 (или 14,6:1 на основе месячного числа раненых и с учетом потерь союзников);

Декабрь – 15,7:1.

Таким образом, перелом в соотношении безвозвратных потерь начинается в августе. В этом месяце это соотношение становится наименьшим в пользу немцев за первые восемь месяцев 1942 года и уменьшается в 2,1 раза по сравнению с предыдущим месяцем. И это при том, что в августе советские потери убитыми и ранеными достигли максимума в 1942 году. Столь резкое падение этого показателя происходит также в июне, но тогда это является следствием резкого уменьшения числа пленных после катастрофических для советских войск майских сражений в Крыму и под Харьковом. Но тогда данный показатель в июле почти вернулся к майскому за счет значительного числа пленных, взятых на фронте операции «Блау» и в Севастополе. Но вот после августовского падения соотношение безвозвратных потерь уже никогда больше не было столь благоприятным для немцев, как в мае и июле 1942 года. Даже в июле и августе 1943 года, когда советские потери убитыми и ранеными, благодаря Курской битве, достигли максимума за войну, соотношение потерь было соответственно 20,0:1 и 16,6:1.

В январе 1943 года германские войска на Востоке потеряли 17 470 убитыми, 58 043 ранеными и 6 599 пропавшими без вести. Из этого числа на долю 6-й армии приходилось 907 убитых, 2 254 раненых и 305 пропавших без вести. Однако за последнюю декаду января донесений о потерях из штаба 6-й армии уже не поступило. По оценке Генштаба германских сухопутных сил, на 1 ноября 1942 года численность частей и соединений 6-й армии, попавших в «котел», составляла 242 583 человека. Скорее всего, эта цифра включает две окруженные в Сталинграде румынские дивизии и хорватский полк, поскольку она безусловно включает попавших в окружение советских «хи-ви» из состава 6-й армии. Потери 6-й армии в период с 1 по 22 ноября составили 1 329 убитых, 4 392 раненых и 333 пропавших без вести. С 23 ноября 1942 года по 20 января 1943 года было эвакуировано 27 тыс. человек. В «котле» осталось 209 529 человек. Из этого числа в период с 23 ноября 1942 года по 12 января 1943 года, согласно декадным донесениям, было убито 6 870 человек, ранено – 21 011, пропало без вести – 3 143 человека. Оставшиеся в «котле» 178 505 человек числились пропавшими без вести. Очевидно, в это число входят как убитые, так и пленные. Строго говоря, часть из них была убита или попала в плен 1 и 2 февраля. Но мы условно относим все эти потери к январю 1943 года. Тогда, с учетом еще примерно 6 тыс. потерь пленными германских союзников вне Сталинграда, общие безвозвратные потери вермахта и его союзников на Восточном фронте составят около 210 тыс. убитыми и пленными.

Соотношение безвозвратных потерь в январе 1943 года можно оценить в 3,1:1 в пользу вермахта, что во много раз меньше, чем в любом из месяцев 1942 года. Столь неблагоприятного соотношения потерь на Восточном фронте немцы не имели вплоть до июля 1944 года, когда, после высадки союзников в Нормандии, их постигли катастрофы в Белоруссии, а потом в Румынии.

Гитлер, конечно, не имел точного представления о советских потерях. Однако в августе он наверняка встревожился – германские потери возросли почти вдвое, а число советских пленных сократилось вчетверо. В сентябре ситуация не улучшилась, и фюрер снял со своих постов командующего группой армий «А» фельдмаршала Листа (10 сентября) и начальника Генштаба генерала Гальдера (24 сентября). Но перелом в пользу СССР уже произошел. Бросок на Кавказ и в Сталинград, по сути, провалился. Правильным решением был бы не просто переход к обороне, как это приказал Гитлер в сентябре, но и, как минимум, отвод германских войск от Волги на рубеж Дона. Однако Гитлер, считая, что у Красной Армии не хватит сил для широкомасштабного контрнаступления, решил полностью овладеть Сталинградом в качестве своеобразного «утешительного приза» для повышения престижа Германии и приказал продолжать наступательные операции в самом городе.

Согласно данным Генштаба германских сухопутных войск, численность 6-й армии к 15 октября 1942 года составляла 339 009 человек, включая 9 207 офицеров и 2 247 военных чиновников. Из этого числа к моменту окружения погибли 7 384 человек, включая 209 офицеров и 10 чиновников, и пропали без вести 3 177 человек, включая 33 офицера и четырех чиновников. Кроме того, 145 708 человек оказались вне кольца окружения, включая 3 276 офицеров и 1 157 чиновников. Таким образом, в «котле» оказалось 182 740 германских военнослужащих, включая 5 689 офицеров и 1 076 чиновников. Из этого числа были эвакуированы 15 911 поименно установленных раненых и больных военнослужащих, включая 832 офицера и 33 чиновника, а еще 434 здоровых военнослужащих, включая 94 офицера и 15 чиновников, были эвакуированы из «котла» как специалисты. По этой оценке, в «котле» достоверно погибло 11 036 германских военнослужащих, включая 465 офицеров и 20 чиновников, а еще 147 594, включая 4 251 офицера и 1000 чиновников пропали без вести. Непроясненной оказалось судьба 7 765 человек, включая 47 офицеров и восемь чиновников. Скорее всего, большинство из них были эвакуированы из «котла» в качестве раненых, больных и специалистов, но не заявили об этом комиссии по выяснению судьбы военнослужащих 6-й армии. Тогда общее число эвакуированных германских военнослужащих можно оценить в 24 тыс. человек. Еще около 3 тыс. эвакуированных могли быть из числа румын, хорватов и раненых советских «хи-ви». Разница между числом оставшихся в «котле» едоков – 236 529 человек и число оставшихся там германских военнослужащих – 182 740 человек составляет 53 789 человек, очевидно, образовалась за счет румын, хорватов и «хи-ви», а также чинов люфтваффе. Хорватов в пределах кольца было не более 300 человек. Румынские дивизии могли насчитывать 10–20 тыс. человек, а «хи-ви» соответственно – 15–20 тыс. человек. Чины люфтваффе могли составлять 14 тыс. человек из состава 9-й дивизии ПВО и частей аэродромного обслуживания, причем многие из них, если не большинство, могли быть эвакуированы и не вошли в приведенную цифру 16 335 эвакуированных военнослужащих, поскольку она относится только к сухопутным войскам. По показаниям бывшего первого квартирмейстера штаба 6-й армии подполковника Вернера фон Куновски, 9-я дивизия ПВО насчитывала около 7 тыс. человек, а части аэродромного обслуживания – тоже около 7 тыс. человек. Он же определил число «хи-ви», попавших в «котел», в 20 тыс. человек. Помимо 91 545 немецких, румынских и хорватских пленных в плен наверняка попало и несколько тысяч «хи-ви». Если доля пленных среди «хи-ви» была примерно такой же, как и среди немцев, румын и хорватов, то в плен могло попасть 15–20 тыс. «хи-ви». По оценкам германских историков, на родину вернулись только 5–6 тыс. немцев, плененных в Сталинграде. С учетом этого, из плена могло вернуться до 1 тыс. румын, несколько десятков хорватов и 1–1,5 тыс. «хи-ви».

По другим данным, из «котла» было вывезено 24 910 раненых и больных, а также 5 150 различных специалистов, курьеров и проч. Есть также сведения, что всего «котел» покинули 42 тыс. человек. Не исключено, что разница в 12 тыс. человек приходится на военносслужащих и вольнонаемный персонал люфтваффе. Но более вероятно, что число эвакуированных военнослужащих люфтваффе составило разницу между 30 060 и 24 100, если мы отнесем к эвакуированным всех тех, чья судьба не прояснена. Тогда число эвакуированных чинов люфтваффе можно оценить в 6 тыс. человек. Тогда безвозвратные потери германских военнослужащих люфтваффе в составе окруженной группировки можно оценить в 8 тыс. человек. Отметим, что в войсках ПВО всегда служило много «хи-ви».

Советские войска на Сталинградском направлении по официальным данным в период с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года потеряли 1 347 214 человека, из них 674 990 – безвозвратно. Сюда не входят войска НКВД и народного ополчения, безвозвратные потери которых были особенно велики. За 200 дней и ночей Сталинградской битвы погибло 1 027 командиров батальонов, 207 командиров полка, 96 командиров бригад, 18 командиров дивизий. Безвозвратные потери вооружения и техники составили: 524 800 единиц стрелкового оружия, 15 052 орудий и минометов, 4341 танков и 5 654 боевых самолетов.

Количество потерянного стрелкового оружия наводит на мысль о неполноте учета. Получается, что стрелковое оружие почти всех раненых благополучно вынесли с поля боя, что маловероятно. Скорее всего, безвозвратные потери в людях были больше, чем указано в донесениях, и оружие неучтенных погибших и пропавших без вести не указывалось как утраченное.

Бывший директор Музея обороны Царицына – Сталинграда Андрей Михайлович Бородин вспоминал: «Первая и последняя попытка установить масштабы наших потерь в Сталинградской битве была предпринята в начале 1960-х годов. Евгений Вучетич хотел, чтобы на Мамаевом Кургане были выбиты имена всех солдат и офицеров, погибших в Сталинградскую битву. Он думал, что это, в принципе, возможно, и попросил меня составить полный список. Я охотно взялся помочь, обком освободил меня от всей другой работы. Кинулся в Подольский архив, в Бюро потерь Генштаба Минобороны. Генерал-майор, руководивший тогда этим Бюро, рассказал, что такую задачу им уже ставил секретарь ЦК Козлов.

После года работы он вызвал генерала и спросил о результатах. Когда узнал, что насчитали уже 2 млн. погибших, а работы еще на много месяцев, сказал: «Хватит!» И работу прекратили.

Тогда я спросил этого генерала: «Так сколько же мы потеряли под Сталинградом, хотя бы примерно?» – «Я вам не скажу».

Вероятно, цифра в более чем 2 млн. погибших и пропавших без вести советских военнослужащих в ходе Сталинградской битвы, в период с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года, ближе к истине, чем официальные данные, которые, как мы выяснили, обычно занижали безвозвратные потери примерно втрое.

Достоверных данных о числе погибших в результате бомбардировок, обстрелов и голода мирных жителей Сталинграда нет, но оно, по всей вероятности, превышало 100 тыс. человек.

Безвозвратные потери 6-й армии, главным образом, пленными, в период с 15 октября 1942 года и до 2 февраля 1943 года составили, с учетом потерь люфтваффе, около 177 тыс. человек. Кроме того, было не менее 16 тыс. раненых немцев, оказавшихся вне «котла».

Потери 6-й армии в период с 11 июля по 10 октября составили 14 371 убитыми, 2 450 пропавшими без вести и 50 453 раненых.

Потери 4-й танковой армии вермахта в период с 11 июля 1942 года по 10 февраля 1943 года составили 6 350 убитыми, 860 пропавшими без вести и 23 653 раненых.

Также известно, что за время функционирования «воздушного моста» люфтваффе потеряли около 1000 человек, в основном безвозвратно. Можно предположить, что за пределами «котла» и аэродромов, обслуживающих Сталинград, потери люфтваффе могли быть вдвое больше, особенно среди наземных боевых групп, оборонявшихся на Чирском фронте. Тогда общие потери люфтваффе за период Сталинградской битвы, но без учета тех, кто был в армии Паулюса, можно оценить не менее чем в 3 тыс. человек, в том числе не менее 2 тыс. безвозвратно. Кроме того, потери 15-й авиаполевой дивизии могли составить до 2 тыс. убитых, раненых и пропавших без вести.

Суммарные безвозвратные потери немцев ходе Сталинградской кампании можно оценить в 297 тыс. человек, из них порядка 204 тыс. безвозвратно.

В период с 1 июля по 31 октября 1942 года румынская армия потеряла 39 089 человек, в том числе 9 252 – убитыми и 1 588 – пропавшими без вести. Эти потери приходятся как на наступление к Сталинграду так и на бои на Кавказе. В период с 1 ноября по 31 декабря 1942 года румыны потеряли 109 342 человека, в том числе 7 236 убитыми и 70 355 пропавшими без вести. Эти потери целиком пришлись на Сталинградскую битву. Наконец, в период с 1 января по 31 октября 1943 года румынские потери ставили 39 848 человек, в том числе 5 840 убитыми и 13 636 пропавшими без вести. Эти потери были понесены в завершающей фазе Сталинградской битвы и в борьбе за Кубанский плацдарм. Вероятно, пропавшие без вести в этот период – это в основном погибшие и взятые в плен в Сталинграде румынские солдаты. Суммарные потери румынской армии в ходе Сталинградской битвы с июля 1942 года по начало февраля 1943 года оцениваются румынскими историками в 140 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими безвести, из них 110 тыс. – в период, начиная с 19 ноября 1942 года. Из этого числа погибло и пропало без вести около 100 тыс. человек. Румыны лишились в Сталинградской битве половины своих солдат и офицеров, сражавшихся на фронте, тогда как немцы – только 10 процентов. От этого удара румынская армия больше не оправилась.

Суммарные потери стран Оси в Сталинградской битве можно оценить в 437 тыс. человек, в том числе 304 тыс. безвозвратно. Если принять, что советские потери в Сталинградской битве составили около 2 млн. убитыми и пропавшими без вести и не менее 672 тыс. ранеными, то соотношение общих потерь будет 6,1:1, а безвозвратных потерь – 6,6:1, во всех случаях – в пользу немцев. Однако это соотношение было гораздо менее благоприятным для германской стороны, чем соотношение потерь за 1942 год в целом. В борьбе же непосредственно с окруженной в Сталинграде группировкой советские потери были значительно меньше, чем германо-румынские, но точная цифра потерь Красной Армии в этой борьбе неизвестна.

Из советских войск, участвовавших в Сталинградской битве, более или менее точно можно подсчитать потери 2-й гвардейской армии, гвардейской армии, формировавшейся в Тамбове на основе 1-й резервной армии. К 2 ноября она имела следующий состав: 1-й гвардейский стрелковый корпус, 13-й гвардейский стрелковый корпус, 2-й гвардейский механизированный корпус.

К 1 декабря добавились 17-й гвардейский корпусной артиллерийский полк, 54-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, 408-й отдельный гвардейский минометный дивизион и 355-й отдельный инженерный батальон.

К 1 января 1943 года в армию влились 4-й кавалерийский корпус, 300 сд, 648-й армейский артиллерийский полк, 506-й пушечный артиллерийский полк, 1095-й пушечный артиллерийский полк, 1100-й пушечный артиллерийский полк, 1101-й пушечный артиллерийский полк, 435-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, 535-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, 1250-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк, 23-й гвардейский минометный полк, 48й гвардейский минометный полк, 88-й гвардейский минометный полк, 90-й гвардейский минометный полк (без 373-го дивизиона), 15-я зенитная артиллерийская дивизия, 3-й гвардейский танковый корпус, 6-й механизированный корпус (к 1 февраля стал 5-м гвардейским), 52-й отдельный танковый полк, 128-й отдельный танковый полк, 223-й отдельный танковый полк и 742-й отдельный минно-саперный батальон.

К 1 февраля 1943 года из 2-й гвардейской были изъяты 4й кавалерийский корпус и 90-й гвардейский минометный полк. Вместо них в состав армии были добавлены 488-й минометный полк и 4-й гвардейский минометный полк, а также 136-й отдельный танковый полк и 1-я понтонно-мостовая бригада.

2-я гвардейская армия на 20 декабря 1942 года насчитывала 80 779 человек личного состава, а 20 января 1943 года – только 39 110 человек. Следовательно, даже без учета возможных пополнений потери армии составили не менее 41 669 человек. Однако фактически потери 2-й гвардейской армии были значительно больше.

«Краткая военно-историческая справка по 2-й гвардейской армии на 20 декабря 1943 года» утверждает, что к 25 ноября шесть стрелковых дивизий 1-го и 13-го гвардейских стрелковых корпусов насчитывали 21 077 человек боевого состава. К 3 декабря, когда было получено распоряжение о погрузке армии, «количество боевого состава составляло цифру 80 779 человек. Перевозка была произведена в 165 эшелонах». Однако совершенно непонятно, как за неделю боевой состав 2-й гвардейской армии возрос почти в четыре раза. Ведь за это время состав армии увеличился на 2-й механизированный корпус, насчитывавший по штату 13 559 человек, а также на 17-й гвардейский корпусной артиллерийский полк, 54-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, 408-й отдельный гвардейский минометный дивизион и 355-й отдельный инженерный батальон, которые в сумме вряд ли насчитывали более 3 тыс. человек. Скорее всего, в данном случае 80 779 человек – это не боевой, а общий численный состав армии, тем более, что, как можно понять, именно 80 779 человек было перевезено 165 эшелонами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Важнейшие документы по Сталинградской битве

Из книги Горячий снег Сталинграда [Всё висело на волоске!] автора Рунов Валентин Александрович

Важнейшие документы по Сталинградской битве БОЕВОЙ ПРИКАЗ СТАЛИНГРАДСКОГО ФРОНТА О НАСТУПЛЕНИИ (ОПЕРАЦИЯ «УРАН») № 00217 Штаб Сталинградского фронта. Карта 1:100 000 9 ноября 19421. Разбитые нами в Сталинграде немецкие дивизии вновь получили пополнение и начали новое


Руководящий состав сторон, участвовавших в Сталинградской битве (этап контрнаступления, внешний фронт окружения)

Из книги «Смерть шпионам!» [Военная контрразведка СМЕРШ в годы Великой Отечественной войны] автора Север Александр

Руководящий состав сторон, участвовавших в Сталинградской битве (этап контрнаступления, внешний фронт окружения) Сталинградский фронтКомандующий генерал-полковник А. И. ЕременкоЧлен Военного совета Н. С. ХрущевНачальник штаба генерал-майор И. С. Варенников8-я


Во время Сталинградской битвы

Из книги Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. Книга 1 автора Жилин Виталий Александрович

Во время Сталинградской битвы Сотрудники Особых отделов Сталинградского, Донского и Юго-Восточного фронтов информировали военное командование, руководство НКВД и НКО по таким группам вопросов:о ходе войсковых операций в районе города и на его окраинах;описания ущерба


Загранотряды Особых отделов НКВД во время Сталинградской битвы

Из книги Неизвестный Сталинград. Как перевирают историю [= Мифы и правда о Сталинграде] автора Исаев Алексей Валерьевич

Загранотряды Особых отделов НКВД во время Сталинградской битвы Большинство авторов, когда рассказывают о загранотрядах Особых отделов НКВД, ограничиваются только 1941 годом. Хотя по состоянию на 15 октября 1942 года в Красной Армии было сформировано 193 заградительных


ОНИ КОМАНДОВАЛИ ФРОНТАМИ, АРМИЯМИ В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ

Из книги Советские воздушно-десантные: Военно-исторический очерк автора Маргелов Василий Филиппович

ОНИ КОМАНДОВАЛИ ФРОНТАМИ, АРМИЯМИ В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ БАТОВПавел ИвановичГенерал армии, дважды Герой Советского Союза. В Сталинградской битве участвовал в должности командующего 65-й армией.Родился 1 июня 1897 г. в д. Филисово (Ярославская область).В Красной Армии с 1918 г.В


ГЕРОИ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

Из книги Сталинградская битва. От обороны к наступлению автора Миренков Анатолий Иванович

ГЕРОИ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ Одним из важнейших факторов победы в Сталинградской битве является героизм бойцов и командиров, которые, несмотря на численное превосходство врага, проявили небывалую стойкость в обороне и решительность в наступлении.Чувство


Приложение 1 Состав вооружения пехотных дивизий 6-й армии к началу Сталинградской битвы[359]

Из книги СССР и Россия на бойне. Людские потери в войнах XX века автора Соколов Борис Вадимович

Приложение 1 Состав вооружения пехотных дивизий 6-й армии к началу Сталинградской битвы[359] 2 — 47-мм Pak


1. В Сталинградской битве

Из книги «Умылись кровью»? Ложь и правда о потерях в Великой Отечественной войне автора Земсков Виктор Николаевич

1. В Сталинградской битве Летом 1942 г. крайне осложнилась обстановка на южном крыле советско–германского фронта.В апреле и начале июня Советская Армия провела ряд операций в районе Харькова, в Крыму и в других районах, чтобы закрепить успехи минувшей зимней кампании,


4. В битве за Днепр

Из книги Великая Отечественная война советского народа (в контексте Второй мировой войны) автора Краснова Марина Алексеевна

4. В битве за Днепр Ко второй половине сентября 1943 г. советские войска разгромили немецко–фашистские войска на Левобережной Украине и в Донбассе, вышли на Днепр на 700–километровом фронте — от Лоева до Запорожья и захватили ряд плацдармов на правом берегу Днепра.Захват


Роль идейного фактора в Сталинградской битве

Из книги Тайны Второй мировой автора Соколов Борис Вадимович

Роль идейного фактора в Сталинградской битве Изучение войн и военных конфликтов доказывает важность достижения превосходства над противником не только в материально-техническом оснащении армии и флота, но и морально-психологическом осознании важности разгрома


Потери мирного населения и общие потери населения Германии во Второй мировой войне

Из книги Бородинская битва автора Юлин Борис Витальевич

Потери мирного населения и общие потери населения Германии во Второй мировой войне Большую трудность представляет собой определение потерь мирного немецкого населения. Например, число погибших в результате бомбардировки Дрездена союзной авиацией в феврале 1945 года


2. КЛЯТВА КОМСОМОЛЬЦЕВ И КОМСОМОЛОК СТАЛИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ, ВСТУПИВШИХ В РЯДЫ ЗАЩИТНИКОВ СТАЛИНГРАДА

Из книги автора

2. КЛЯТВА КОМСОМОЛЬЦЕВ И КОМСОМОЛОК СТАЛИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ, ВСТУПИВШИХ В РЯДЫ ЗАЩИТНИКОВ СТАЛИНГРАДА Ноябрь 1942 г.Немецкие варвары разрушили Сталинград, город нашей юности, нашего счастья. Они превратили в груды развалин и пепел школы и институты, где мы учились, заводы и


Потери гражданского населения и общие потери населения СССР

Из книги автора

Потери гражданского населения и общие потери населения СССР Относительно потерь советского гражданского населения в 1941–1945 годах сколько-нибудь надежная статистика отсутствует. Их можно определить лишь оценочным путем, установив сначала общие безвозвратные потери


Потери сторон

Из книги автора

Потери сторон Вот что пишет о потерях историк Шведов: «Отправной точкой для оценки потерь русских войск в сражении, конечно же, является ведомость потерь, составленная в штабе М. И Кутузова к 13–14 сентября.Для проверки данных этой ведомости потерь важно оценить силы


Глава 6. Потери сторон

Из книги автора

Глава 6. Потери сторон По официальным данным потери Волховского, Ленинградского фронтов и Ладожской военной флотилии составили:Убитыми: 40085 человек;Ранеными: 73589 человек;Всего: 113674 человек[193].Штаб Волховского фронта представил в своих отчетных документах следующие цифры