Мифопособничество Мединского

Мифопособничество Мединского

В потоках мифов о войне роль книги В.Р. Мединского поневоле очень невелика. Не потому, что плох ее автор или бездарна сама книга. А потому, что в ней не предлагается почти ничего качественно нового.

Цикл книг «Мифы о России» такое новое предлагал, благодаря чему этот цикл и прославил имя автора — на мой взгляд, совершенно заслуженно.

Обсуждая, как бы подойти к теме мифов СССР, я предлагал Владимиру Ростиславовичу заняться именно экономическими преобразованиями в СССР 1920—1930-х. И сегодня убежден, что такая работа была бы по смыслу не хуже и не менее важной, чем «Мифы о России». Увы, было принято решение работать над другой книгой. В этой работе я был не научным редактором, а лишь одним из консультантов, и задним числом меня это радует. Ведь ничего похожего на «Мифы о России» не получилось, увы.

Владимир Ростиславович взялся писать именно о «Великой Отечественной» и тем самым оказался в очень непростом положении.

Во-первых, он волей-неволей, как и всякий, входящий в эту тему, стал участником давно длящейся, жестокой и бездарной словесной баталии. Единственный способ, который может позволить человеку сказать новое слово по теме, — это создать собственную концепцию событий.

Можно как угодно относиться и к личности, и к текстам Суворова, Солонина или автора сих строк. Но у нас-то свои концепции есть. Можно сколько угодно визжать по поводу «непозволительных суждений» Сергея Веревкина, но и у него есть своя концепция по крайней мере одного из явлений Второй мировой войны — русского коллаборационизма.

А у Мединского нет своей концепции ни Войны в целом, ни отдельных ее частей.

Во-вторых, есть темы, коснувшись которых, автор обречен вызвать неодобрение, гнев, негодование если не большинства, то очень многих. Касаться этих тем заведомо придется, входящий в тему обречен на участие в баталии. Вариантов у него только два: или вызывать огонь на себя, или осторожно обходить самые острые вопросы.

В-третьих, публичный политик заведомо может позволить себе не все и не всегда. И сказал бы, да руки связаны.

Часто и мог бы, возможно, Мединский сказать нечто новое — да ведь не только хочется, но и колется, а главное — положение в обществе не велит.

Приведу только один достаточно яркий пример: историю с массовыми изнасилованиями немок в 1945 году солдатами Красной Армии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Алексей Исаев. Три «А»: В книге Владимира Мединского «Война. Мифы СССР. 1933—1945»

Из книги АнтиМЕДИНСКИЙ. Псевдоистория Второй Мировой. Новые мифы Кремля автора Буровский Андрей Михайлович

Алексей Исаев. Три «А»: В книге Владимира Мединского «Война. Мифы СССР. 1933—1945» Продажи книги Владимира Мединского «Война. Мифы СССР. 1939—1945» (М.: Олма Медиа Групп, 2010) сопровождаются настолько массированной и настырной рекламной кампанией, что в определенный момент я,


Сергей Кремлёв. Политическая шизофрения Кремля на примере «единоросса» Мединского

Из книги автора

Сергей Кремлёв. Политическая шизофрения Кремля на примере «единоросса» Мединского Как известно, каждая эпоха рождает своих героев, олицетворяющих эпоху и созидательно формирующих эпоху. Однако есть и «герои» в кавычках. Их порождают не эпохи, а те силы, которые


Мединский против Мединского

Из книги автора

Мединский против Мединского Как любой халтурщик, Мединский путается и врет, даже когда задачи его книги этого не требуют. Одной из жертв разгильдяйства бывшего члена комитета ВЛКСМ МГИМО и нынешнего убежденного антикоммуниста, требующего вынести ленинскую мумию из