Разгром японцев на западном берегу Халхин-Гола

Разгром японцев на западном берегу Халхин-Гола

Одной из главнейших задач Жуков, едва приняв командование, провозгласил сбор разведывательной информации. Даже в пояснении к своему плану действий он писал Ворошилову: «…До сих пор все виды и средства разведки не были увязаны в единую систему, работали без взаимодействия, а такие виды, как подслушивание через землю, совершенно не применялись. Из-за неорганизованности в разведке командование корпуса не имело и не имеет полной ясности о противнике. Вследствие плохой разведки сосредоточение и действия противника являлись почти всегда неожиданностью, чего мы в дальнейшем допустить не можем…

Если мы не будем вести хорошо организованную разведку, особенно агентурную, авиационную, и захватывать пленных, мы не сможем заранее раскрыть замысел действий и сосредоточение сил противника.

В случае внезапного удара противника по нашей обороне мы можем опоздать с выводом главной группировки из района Тамцак-Булак».

Кроме того, на время затишья Жуков приказал немедленно организовать постоянное обучение бойцов и командиров искусству ближнего боя, а именно «…владению гранатой, штыком, умению скрытно переползать и при малейшей остановке зарываться в землю». Вдобавок было строго-настрого запрещено затевать атаку без предшествующей артиллерийской подготовки.

Все это было необходимо, но период затишья, нарушаемый лишь мелкими стычками, продолжался, и высшему руководству это не нравилось. 20 июня Ворошилов прислал Жукову сердитое послание: «По Вашим донесениям видно, что Вы вместо поисков и разгрома авиации ближайших к границе аэродромов производите никому не нужные и бесполезные штурмовые налеты по неизвестным объектам, отдельным машинам и военным городкам. Такие налеты по пустому месту с большим количеством авиации приводят к напрасному сжиганию моторов и могут дать совершенно обратные ожидаемым результаты… Предлагаю прекратить ненужные штурмовые налеты по неизвестным объектам и ограничить деятельность авиации постоянным наблюдением в полосе до 5–10 км от границы исключительно с разведывательными целями».

24 июня около Депден-Суме случилось очередное, не слишком удачное для Красной Армии столкновение. Владимир Дайнес приводит выдержку из донесения, направленного двумя днями позже начальнику политуправления РККА главой группы сотрудников политуправления Абрамовым: «Бой, по моему мнению, бессмысленный и явившийся следствием распущенности командира полка майора Ремизова и бездеятельности военкома Кабанова, бой, повлекший за собой 10 человек убитыми, из коих 4 человека оставлены на территории противника, 87 человек ранеными и потерю одного танка БТ-5, 4 бронемашин и 1 грузовой машины, из которых танк, 3 бронемашины и грузовая машина оставлены на территории противника».

«Примеры, когда командиры и бойцы проявляли недисциплинированность и неумелые действия, были не единичны, – продолжает Дайнес. – Меры воздействия и наказания – самые суровые. Так, 27 июня военный трибунал приговорил к расстрелу командира отряда капитана М. П. Агафонова, командира взвода лейтенанта С. Н. Дронова и красноармейца Д. Я. Лагуткина. Двигаясь ночью, они сбились с пути и наткнулись на японскую заставу. Все трое после обстрела противником “в панике бежали в тыл”. Осужденные имели право обратиться в вышестоящие судебные органы для смягчения приговора. Однако Жуков и Никишев были иного мнения. В своем обращении в Президиум Верховного Совета СССР, к наркому обороны и начальнику Генерального штаба они писали: “В связи с боевой обстановкой и особой опасностью этого преступления, в порядке статьи 408 УПК РСФСР, ходатайствуем о непропуске кассационных жалоб Агафонова, Дронова и Лагуткина и немедленном приведении приговора в исполнение”. Скорее всего, такой шаг был предпринят в целях наведения порядка и усиления дисциплины по принципу “чтоб другим неповадно было”».

Японцы тем временем готовили новое наступление, которое по их замыслу должно было стать победным и окончательным. 20 июня командующий Квантунской армией генерал Уэда утвердил его план – причем наступление именовалось тыловой операцией, а монгольские и советские войска значились в документе захватчиками, перешедшими чужую границу. Предполагалось обойти монгольские и советские силы с левого фланга, форсировать Халхин-Гол, блокировать пути, ведущие на запад. А потом уничтожить окруженные подразделения. Уверенность японского командования в успехе этого замысла была столь высока, что в район грядущего сражения были приглашены военные атташе дружественных стран и там же собран внушительный пул зарубежных журналистов.

Сначала все шло по утвержденному плану. Ранним утром, еще в предрассветной тьме японские войска тайно форсировали Халхин-Гол, атаковали и смяли подразделения монгольской 6-й кавалерийской дивизии, захватив гору Баин-Цаган и прилегающую к ней территорию. Красная Армия могла противопоставить им в десять раз меньше солдат – тысячу против десяти тысяч (только в первый момент, потом японских сил еще значительно прибавилось) и всего лишь полсотни пушек. Этой силы явно не было достаточно, чтобы сколь-нибудь надежно прикрыть тылы и предотвратить окружение.

«В сложившейся, поистине критической, ситуации требовалось принять неординарное решение, – отмечает Дайнес, – которое позволило бы не допустить прорыва основных сил противника на противоположный берег Халхин-Гола. В этой обстановке командир корпуса мог только рассчитывать на свой резерв: 11-ю танковую и 7-ю мотоброневую бригады, которые насчитывали до 150 танков и свыше 150 бронемашин. Кроме того, в его распоряжении находился бронедивизион 8-й монгольской кавалерийской дивизии, оснащенный сорокапятимиллиметровыми пушками.

По приказу Жукова резерв был немедленно поднят по боевой тревоге и начал выдвижение к горе Баин-Цаган. 11-я танковая бригада (комбриг М. П. Яковлев) получила задачу во взаимодействии с 24-м мотострелковым полком (полковник И. И. Федюнинский), усиленным артиллерийским дивизионом, с ходу атаковать противника и уничтожить его. 7-й мотоброневой бригаде (полковник A. Л. Лесовой) предстояло нанести удар по врагу с юга».

Годы спустя сам Жуков так рассказывал об этих событиях Константину Симонову: «На Баин-Цагане у нас создалось такое положение, что пехота отстала. Полк Ремизова отстал. Ему оставался еще один переход. А японцы свою 107-ю дивизию уже высадили на этом, на нашем, берегу. Начали переправу в 6 вечера, а в 9 часов утра закончили. Перетащили 21 тысячу. Только кое-что из вторых эшелонов еще осталось на том берегу. Перетащили дивизию и организовали двойную противотанковую оборону – пассивную и активную. Во-первых, как только их пехотинцы выходили на этот берег, так сейчас же зарывались в свои круглые противотанковые ямы. Вы их помните. А во-вторых, перетащили с собой всю свою противотанковую артиллерию, свыше ста орудий. Создавалась угроза, что они сомнут наши части на этом берегу и принудят нас оставить плацдарм там, за Халхин-Голом. А на него, на этот плацдарм, у нас была вся надежда. Думая о будущем, нельзя было этого допустить. Я принял решение атаковать японцев танковой бригадой Яковлева. Знал, что без поддержки пехоты она понесет тяжелые потери, но мы сознательно шли на это».

Жуков принял это рискованное решение и настоял на том, чтобы оставить на восточном берегу артиллерию. Однако Кулик в категорической форме требовал немедленно отвести орудия на западный берег из-за весьма большой опасности их захвата японцами. Но Жуков уперся, сообщив свои аргументы самому Ворошилову: он не может оставить пехоту второго эшелона без артиллерийской поддержки. Нарком, несмотря на все сомнения, это решение поддержал.

«Оценивая сейчас смелое по замыслу решение Г. К. Жукова, – писал в своей книге «На Востоке» генерал армии Федюнинский, – нельзя не заметить, сколь точно и правильно определил Георгий Константинович, что главным нашим козырем были бронетанковые соединения и что, только активно используя их, можно разгромить переправившиеся японские войска, не дав им зарыться в землю и организовать противотанковую оборону».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Мы лишь гнали эти волны к берегу»

Из книги ЦРУ. Правдивая история автора Вейнер Тим

«Мы лишь гнали эти волны к берегу» ЦРУ предупредило Белый дом, что потеря американского влияния в Индонезии сделает победу во Вьетнаме бессмысленной. Агентство не жалело сил на то, чтобы отыскать нового лидера для самой густонаселенной мусульманской страны в мире.Затем,


Последние часы на берегу Херсонеса

Из книги Восточный фронт. Черкассы. Тернополь. Крым. Витебск. Бобруйск. Броды. Яссы. Кишинев. 1944 автора Бухнер Алекс

Последние часы на берегу Херсонеса Так войска пережили последние дни и часы. В истории 98-й дивизии об этом повествуется следующим образом[59]:«Мало кто вернулся назад из защитников позиций на Херсонесе, с этого мыса полукруглой формы, расположенного западнее Севастополя,


5. Триумф японцев

Из книги Авианосцы, том 1 [с иллюстрациями] автора Полмар Норман

5. Триумф японцев Когда японское ударное соединение покинуло гавайские воды, «линкорные адмиралы» подняли шум, утверждая, что позиции линкора остаются непоколебимыми. Они заявляли, что американские линкоры в Пирл-Харборе стояли на якоре, их орудия не были приведены в


Положение японцев

Из книги 891 день в пехоте автора Анцелиович Лев Самсонович

Положение японцев Потеря Марианских островов большинством японских военных была признана смертельным ударом. Больше не оставалось никаких надежд нанести поражение союзникам. Японцы сохранили сильный военный флот, однако он не был сбалансирован по классам кораблей. В


На правом берегу Днепра

Из книги Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг. автора Егорьев Всеволод Евгеньевич

На правом берегу Днепра После ликвидации Никопольского плацдарма на левом берегу Днепра перед войсками 3-го Украинского фронта стояла задача: во взаимодействии с другими фронтами очистить Правобережье Украины от немецко-фашистских захватчиков. Особенностью этой


Действия японцев

Из книги Вторжение автора Ченнык Сергей Викторович

Действия японцев То же самое событие (гибель Макарова) толкнуло и Того на посылку своих крейсеров к берегам противника. Официальный японский историк так описывает это:[108]«Ввиду поражения, которое потерпел неприятель, за время с 13 по 15 апреля от атак соединенного флота на


Действия японцев

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

Действия японцев То же самое событие (гибель Макарова) толкнуло и Того на посылку своих крейсеров к берегам противника. Официальный японский историк так описывает это:[108]«Ввиду поражения, которое потерпел неприятель, за время с 13 по 15 апреля от атак соединенного флота на


4 (16) СЕНТЯБРЯ 1854 г. День 4-й: армия па берегу

Из книги Рождение советской штурмовой авиации [История создания «летающих танков», 1926–1941] автора Жирохов Михаил Александрович

4 (16) СЕНТЯБРЯ 1854 г. День 4-й: армия па берегу На третьи сутки мало что изменилось. По крайней мере, так казалось капралу Гоингу: «16 числа мы по-прежнему выгружали на берег всевозможные принадлежности, находясь в полной готовности на случай нападения; люди, казалось, забыли,


Битва за Москву. Эхо Халхин-Гола и великое декабрьское контрнаступление

Из книги Жизнь на палубе и на берегу автора Шигин Владимир Виленович

Битва за Москву. Эхо Халхин-Гола и великое декабрьское контрнаступление Война против СССР уже не выглядела увеселительной прогулкой (а может быть, именно поэтому), хотя Гитлер настаивал на том, что военные действия надлежит поскорее победоносно завершить.– Наши успехи,


Столкновение у Халхин-Гола

Из книги Донское казачество в войнах начала XX века автора Рыжкова Наталья Васильевна

Столкновение у Халхин-Гола В 1939 году военные действия развернулись у реки Халхин-Гол. На этот раз японцы попытались захватить плацдарм на территории Монгольской Народной Республики для последующего нападения на СССР. Японцы полагали, что через слабую в военном


В ПЛЕНУ У ЯПОНЦЕВ

Из книги автора

В ПЛЕНУ У ЯПОНЦЕВ (Рассказ казака 1-й сотни Аргунского полка Боровского)— Был, значит, я с братаном в дозорных от разъезда, что от сотни его высокоблагородия есаула Энгельгардта шел… Шли сопками и вдруг лесом видим: японец на нас бежит. Много его, целая рота. Повернули мы


Окруженные, прижатые к берегу, они продолжали сражаться

Из книги автора

Окруженные, прижатые к берегу, они продолжали сражаться К вечеру двадцать седьмого сентября из всего состава 272-го полка в живых оставалось… одиннадцать человек. Ночью эта горстка бойцов, наконец, получила приказ комдива переправиться на левый берег Волги. Последним из