Владислав Савин. Как это было бы в июле 1941 года, или операция, так и оставшаяся безымянной

Владислав Савин. Как это было бы в июле 1941 года, или операция, так и оставшаяся безымянной

Как известно, одной из моделей боевых действий является игра в шахматы. В шахматах при анализе партий принято разбирать как фактически сделанные ходы, так и другие (нереализованные) варианты. Так выявляются сомнительные ходы, а также упущенные возможности. В военной истории детальный разбор нереализованных вариантов развития событий делать не принято под предлогом «история не терпит сослагательного наклонения». Но без этого детального разбора многое в событиях того времени остается непонятным, в первую очередь относительное влияние различных причин на поражения РККА в начальном периоде войны.

В данной статье разбирается предполагаемое развитие событий в случае, если бы РККА успела отмобилизоваться, развернуться на ТВД и первой нанести удар по Германии.

Сразу скажу, что все написанное ниже является моей фантазией и к реальности лета 1941 года отношение имеет весьма отдаленное. Однако я считаю полезным сделать такой подробный разбор предполагаемого развития событий, поскольку в рассуждениях вроде «Красная Армия наносит удар и орды танков ВТ, круша все на своем пути, устремляются на Берлин» либо «Красная Армия наносит удар, теряет в наступлении все свои танки, и немецкие танковые дивизии отрезают и уничтожают ударные группировки РККА в Восточной Польше» теряются в первую очередь детали. А именно в деталях в данном случае и скрыты многие причины возможного успеха Красной Армии при нанесении ею первого удара.

Итак, начнем.

25 июня в СССР объявляется скрытая мобилизация под видом Больших учебных сборов (БУС). К 1 июля соединения ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО и ОдВО получают автотранспорт, тягачи и вооружение для формируемых механизированных корпусов, артполков РГК, противотанковых артбригад, инженерных частей РГК. Всего мобилизовано 80-100 тыс. автомашин и 8-10 тыс. тракторов — по сравнению с общим количеством автомашин и тягачей в РККА на 1 июня цифра совсем небольшая. Тем не менее войска, принимающие участие в первом ударе, обеспечены автотранспортом и средствами тяги. Механизированные корпуса второго эшелона получают в танковые полки вместо танков артиллерийские орудия калибра 45 и 76 мм. 1 июля вводятся в действие планы прикрытия, дивизии прикрытия занимают предполье. Стрелковые корпуса второго эшелона западных военных округов сосредотачиваются в 30–40 км от границы. Авиация внутренних округов, предназначенная к переброске на запад, уже сосредоточена на полевых аэродромах вблизи границы. Самолеты новых типов обеспечены экипажами, а самолеты старых типов перебазированы в тыл. В укрепленных районах на границе развертываются новые пулеметные батальоны.

15 июня производится досрочный выпуск курсантов военных училищ, к 1 июля выпускники прибывают в войска. К этому же сроку заканчивается переподготовка 24 тыс. человек рядового состава на должности младших командиров.

Все войска, выделенные для участия в первом ударе, 1 и 2 июля дополучают необходимое вооружение и снаряжение в районах сосредоточения, производится переформирование соединений по новому штату. 3 июля стрелковые дивизии вторых эшелонов западных военных округов начинают движение к границе, а механизированные корпуса, выделенные для участия в ударе (6, 13, 14, 20-й в ЗапОВО и 4, 8, 9, 15, 19, 22-й в КОВО), начинают выдвижение в районы сосредоточения. Кроме этого, к отвлекающим ударам готовятся 21-й стрелковый и 11-й механизированный корпуса в ЗапОВО, 16-й механизированный и 55-й стрелковый корпуса в КОВО. На севере в районе Аллакурти сосредотачивается 1-й мехкорпус, в районе Выборга — 10-й мехкорпус.

В КОВО к 28 июня закончена выгрузка 63, 66-го стрелковых корпусов, 18-й стрелковой дивизии из ПрибВО, после чего начинают выгрузку 30-й и 33-й стрелковые корпуса из ОрВО. К 4 июля соединения ОрВО, а также 2-й мехкорпус из ОдВО заканчивают выгрузку, прибывшие войска сосредотачиваются в районах Ковеля, Львова и Станислава.

К вечеру 5 июля все войска выходят в назначенные районы. В ЗапОВО 4-й стрелковый корпус занимает Гродненский УР, 1-й стрелковый корпус — Осовецкий УР, 5-й стрелковый корпус — Замбрувский УР, 28-й стрелковый корпус и вновь прибывший 2-й стрелковый корпус — Брестский УР. В КОВО стрелковые корпуса второго эшелона сменяют дивизии прикрытия государственной границы. 31-й стрелковый корпус занимает Владимир-Волынский УР, З6-й стрелковый корпус — Струмиловский УР, 37-й стрелковый корпус — Рава-Русский УР, 49-й стрелковый корпус и часть 8-го стрелкового корпуса — Перемышльский УР.

Теперь вспомним заключительную речь маршала Тимошенко на совещании в декабре 1940 года и его рассуждения о формах оперативного прорыва. Нас интересует последняя, третья, форма:

«И третья форма предусматривает нанесение нескольких взаимно увязанных ударов… и образование отдельных армейских прорывов на нескольких операционных направлениях (прообразом такой формы прорыва является брусиловское наступление в 1916 году; немцы применили ее при наступлении в Польше).

Эта форма прорыва также вполне современна. Она применима при наличии относительно крупных сил и средств, достаточных для того, чтобы обеспечить производство каждого из оперативных прорывов до необходимых размеров.

Эта форма прорыва более соответствует театрам с относительно слабо развитой сетью путей сообщения. Она облегчает скрытность подготовки, сокращает (продолжительность) перегруппировки; наступление развивается на широком фронте, в пределах которого противник будет потрясен и скован, резервы его разгромлены и наступающему облегчается ведение концентрического удара, благоприятствующего окружению противника» [43].

Распределение войск по фронтам и армиям, согласно записке Ватутина, соответствует именно этой схеме. Впоследствии Красная Армия так будет наступать, например, в Смоленском сражении (удары пяти армейских групп в 20-х числах июля) и в операции «Багратион».

Итак, что же представляли бы собой ударные армейские группы Красной Армии образца июня — июля 1941 года? Их примерный состав приведен в следующей таблице:

Состав ударных групп РККА, начало июля 1941 г.

Дадим еще одну цитату из речи маршала Тимошенко: «Возникает вопрос: как же лучше совершать оперативный прорыв, в каких боевых порядках направлять войска? Учитывая структуру обороны и средства наступления, это является актуальным вопросом сегодняшнего дня.

Прорыв обычно может быть осуществлен, исходя из состава современных ударных армий, следующими типовыми вариантами:

1-й вариант — стрелковые соединения, поддержанные мощным эшелоном танков ПП, после мощной артиллерийской подготовки под прикрытием огневого вала и массовой авиации ближнего действия взламывают тактическую оборону противника и создают условия для броска в тыл подвижных соединений… Этот вариант применим в условиях сильно развитой обороны противника и когда рубеж обороны проходит по танконедоступной местности.

Опасность этого варианта заключается в том, в чем она заключалась для прорывов в течение Первой мировой войны, — они заглухали, так как темпы наступающего не превосходили темпов сосредоточения оперативных резервов обороны.

2-й вариант применим в условиях, противоположных первому варианту. Он состоит в том, что подвижные механизированные соединения не резервируются в начальном этапе операции, а бросаются вперед и, поддержанные мощным огнем артиллерии и авиации, на широком фронте разрушают оборону противника…

Такую форму прорыва мы видели на бельгийской границе и на р. Сомма летом 1940 года.

Такая форма прорыва дает большой оперативный эффект; она отвечает характеру современных вооружений» [44].

В июле 1941 года мехкорпуса, вооруженные танками новых типов, предполагалось использовать по 2-му варианту — они не резервировались на начальном этапе, а выделялись в первую линию.

В резерве в ЗапОВО находятся 17, 20-й мехкорпус, 50, 155-я стрелковые дивизии, в КОВО — выгружаемые начиная с 3 июля в районах Ковель, Броды, Львов, Станислав семь стрелковых дивизий Харьковского военного округа (45-й и 67-й стрелковые корпуса, 214-я стрелковая дивизия), а также 24-й мехкорпус. Дивизии ХВО распределяются следующим образом — по две дивизии в 21-ю и 26-ю армии, по одной дивизии в 5, 20 и 6-ю армии. Кроме того, в резерве Юго-Западного направления (Юго-Западный и Южный фронты под общим командованием Г.К. Жукова) находятся четыре дивизии 7-го стрелкового корпуса (116, 147, 196, 206-я стрелковые дивизии).

Каждой ударной группе придаются корпусные части стрелковых корпусов, артиллерия, инженерные и другие части РГК. Таким образом, в каждой группе (кроме группы 20-й армии) насчитывается 8-12 дивизий, плюс дополнительно 30–40 артиллерийских дивизионов калибра 76 мм и выше (в ПТАБР, корпусных артполках и артполках РГК, корпусных зенитных дивизионах стрелковых корпусов), 1–2 мотоциклетных полка (в мехкорпусах), инженерный или понтонно-мостовой полк РГК, 4–5 саперных, минносаперных и инженерных батальонов (в стрелковых, мехкорпусах и ПТАБР).

С 26 июня начинается формирование пятнадцати стрелковых (или мотострелковых) дивизий НКВД (из них трех — в Закавказье) и десяти кавалерийских и горнокавалерийских дивизий (пять — в СКВО, две — в ОдВО, одна — в ХВО, одна — в ОрВО, одна — в САВО).

После 1 июля немецкое командование начинает получать сведения о концентрации советских войск на границе. По дипломатическим каналам советской стороне доводится озабоченность немецкого правительства и просьбы объяснить происходящее. В ответ 4–5 июля под Москвой проводятся показательные учения 7-го механизированного, 69-го стрелкового корпусов, под Киевом — 34-го стрелкового, 25-го механизированного и 2-го воздушно-десантного корпусов. В учениях участвует более 1 тыс. танков и большое количество артиллерии и авиации.

Помимо этого, под каким-либо предлогом (провокации, немецкая агентура, перемещения войск) предъявляются претензии к Финляндии, Турции и Ирану и «засвечиваются» 1-й, 10-й (на советско-финляндской границе), 26-й (переброшенный в Закавказье), 27-й и 28-й механизированные корпуса и кавалерийские дивизии ЗакВО и САВО. Дается понять, что на границе с Финляндией, Турцией и Ираном находятся существенные силы РККА, в том числе около 3 тыс. танков.

Немецкая сторона узнает (и в этом ей помогают), что участвующие в учениях и сосредоточенные на границах с Финляндией, Турцией и Ираном танковые и механизированные войска — наиболее подготовленные в Красной Армии (и это в отношении 1, 7-го мехкорпусов, 6-й и 9-й танковых дивизий, в общем-то, соответствует действительности).

В итоге становится понятным, что более 4 тыс. танков Красной Армии находятся на большом удалении от советско-германской границы и в ближайшие дни в ударе принять участие не смогут. По предвоенным оценкам немецкого командования, общее количество танков в Красной Армии составляло порядка десяти тысяч, то есть 4 тыс. — это 40 % от предполагаемого общего числа. А если такое количество танков и в том числе наиболее подготовленные танковые дивизии находятся не на советско-германской границе, то как без них наносить удар? В итоге опасения немецкой стороны относительно ситуации на советско-германской границе развеиваются (по крайней мере, на время), а внимание ее переключается на ситуацию вокруг Финляндии, Ирана и Турции. В Германии на всех уровнях управления обсуждается, как отреагировать на претензии (требования) СССР к этим странам. Советская сторона предлагает обсудить эту ситуацию 7 июля (первый рабочий день недели), для чего в Берлин должен вылететь Молотов.

Тем не менее немецкие войска успевают развернуться на ТВД и занимают построение для ведения оборонительных операций — основная часть пехотных дивизий занимает позиции на границе и вблизи нее, танковые, моторизованные и некоторая часть пехотных дивизий находятся в резерве в 50-150 километрах от границы.

К утру 6 июля все готово к удару РККА

Как и летом 1944 года, отмобилизованная и сосредоточенная на границе Красная Армия превосходит Вермахт примерно в два раза, а в авиации — примерно в пять раз. Ранним утром советская авиация пересекает границу и наносит удары по немецким аэродромам, мостам, складам и местам расположения частей. Одновременно начинается артиллерийская подготовка.

На рассвете советские воздушно-десантные войска высаживают группы по 50-100 человек для захвата аэродромов. Атакуются аэродромы под Кросно, Модоровкой, Хостыне, Дубом, Свидником, Бяла-Подляской, Седлецом, Кржевицей, Праснышем. Для уничтожения самолетов используются ранцевые огнеметы десантников.

Через 1–2 часа ударные механизированные группировки пересекают границу на узких участках прорыва (по три километра на дивизию). Немецкие пехотные дивизии прикрытия, расположенные на участках прорыва, несут огромные потери, поскольку против каждой из них развернуто как минимум четыре советские дивизии, усиленные 3–5 артполками и поддержанные авиацией. К концу дня фактически уничтожены 137, 131 и 167-я пехотные дивизии группы армий «Центр», 1-я горнострелковая и 56, 68, 71-я пехотные дивизии группы армий «Юг», кроме того, серьезные потери понесли 257-я и б2-я пехотные дивизии. В тылу немецких войск высаживаются советские десанты, захватывающие аэродромы, железнодорожные станции, мосты, шоссейные развязки. Советский 4-й механизированный корпус во второй половине дня сталкивается с 97-й немецкой легкопехотной дивизией, выдвигающейся к границе. Поскольку удар 4-го мехкорпуса поддержан 1–2 артполками РГК и как минимум одной авиационной дивизией, 97-я легкопехотная дивизия не может остановить продвижение советских танкистов и несет большие потери. Советский 6-й механизированный корпус Западного фронта обходит немецкий 47-й танковый корпус, к исходу дня передовые части 6-го мехкорпуса в районе Лyкува сталкиваются с 46-м танковым корпусом группы армий «Центр». Советские ударные группировки к концу дня продвигаются на 30–40 километров в глубь немецкой (бывшей польской) территории. На остальных участках фронта советские войска также атакуют. В районе Рава-Русской против трех немецких пехотных дивизий вместо одной советской 41-й стрелковой дивизии теперь развернуто три дивизии 37-го стрелкового корпуса. Три советские дивизии как минимум вынуждают к отходу 262-ю немецкую пехотную дивизию, возможно, на этом участке фронта у немецких войск случились бы и более крупные неприятности. На ряде других участков (в первую очередь на участке 27-го стрелкового корпуса между Струмиловским и Владимир-Волынским укрепрайонами) советские войска также продвигаются, но незначительно. Тем не менее активность советских войск не позволяет немецкому командованию снять с фронта хотя бы несколько пехотных дивизий для выведения их в резерв.

На правом крыле Западного фронта 21-й стрелковый (две дивизии) и 11-й механизированный корпуса 3-й армии при поддержке 8-й ПТАБР и 1–2 артполков РГК атакуют немецкую 162-ю пехотную дивизию. Немецкое командование усиливает этот участок 57-м танковым корпусом (12-я и 19-я танковые и 18-я моторизованная дивизии). Однако до его подхода 162-я пехотная дивизия успевает понести значительные потери. К вечеру продвижение советских войск остановлено.

На правом крыле Южного фронта 55-й стрелковый и 16-й механизированный корпуса 18-й армии при поддержке 4-й ПТАБР и 1–2 артполков РГК переходят границу и сталкиваются с румынскими войсками. Немецкие дивизии в Румынии не готовы ни к обороне, ни к наступлению и не образуют сплошного фронта. К исходу дня находящиеся у границы румынские войска разбиты, советский 16-й механизированный корпус выходит на оперативный простор. Из данных разведки следует, что немецкие и румынские войска не только не способны нанести удар во фланг Юго-Западному фронту в направлении Проскурова, но их сил недостаточно даже для организации устойчивой обороны. Вечером 18-й механизированный и 2-й кавалерийский корпуса 9-й армии получают задачу нанести удар из района юго-восточнее Ясс навстречу ударной группе 18-й армии. Кроме того, Южному фронту передаются две стрелковые дивизии 7-го стрелкового корпуса, которые начинают погрузку в эшелоны.

К исходу первого дня войны немецкое командование еще не осознает масштаб катастрофы и приходит к выводу, что ситуация не так уж плоха — прорвана оборона только семи-восьми пехотных дивизий, в прорыв вошли мехчасти неустановленной силы. Однако, исходя из довоенных оценок немецкой разведки, эти силы не могут быть очень большими (тем более что большие силы РККА находятся на границах с Финляндией, Турцией и Ираном). Исходя из этих данных, для отражения удара и разгрома вторгшихся соединений планируется собрать две ударные группировки. Одна, в составе группы армий «Центр», — 24-й и 47-й танковые корпуса, 1-я кавалерийская дивизия, должна ударить на северо-запад вдоль течения Западного Буга и срезать под основание прорвавшиеся советские мехчасти. Другая, в составе группы армий «Юг», — 3, 48-й танковые корпуса, должна срезать наступающую советскую группировку 6-й армии ударом из района Томашува на запад. Против советской группировки 5-й армии, наступающей из района Любомля, выдвинуты 267, 255-я пехотные, 99-я легкопехотная дивизии и резервный 14-й танковый корпус. Ударная группа 26-й армии неадекватно оценена немецким командованием, этот удар решено парировать использованием трех дивизий резерва, расположенных в районе Жешува. Ударная группа 21-й армии вообще остается незамеченной. Подвижные группы 21-й армии к исходу дня соединяются с высаженными десантными группами и захватывают на аэродромах под Кросно 40 исправных бомбардировщиков Ю-88.

Второй день боевых действий

На самом южном участке советско-германской границы, практически не встречая сопротивления, наступают советские 2-й механизированный и 5-й кавалерийский корпуса. Утром они занимают Кросно и движутся далее, в направлении Тарнува и Кракова. За ними на запад продвигается 33-й стрелковый корпус. 19-й мехкорпус, наступая на северо-запад, выходит к Жешуву, где сталкивается с 125-й пехотной, 100-й легкопехотной и 4-й горнострелковой дивизиями. За город разгораются ожесточенные бои, к вечеру в этот район выходит 30-й стрелковый корпус. Юго-восточнее Жешува соединяются советские 49-й и 8-й стрелковые корпуса. Немецкие 101-я легкопехотная и 257-я пехотная дивизии попадают в окружение. 8-й мехкорпус наступает вдоль реки Сан на Сандомир, вечером 12-я танковая дивизия занимает город. Вслед за 8-м мехкорпусом движется 18-я стрелковая дивизия. 4-й механизированный корпус наступает севернее в направлении Пулавы — Аннополь.

Части 6-го стрелкового корпуса блокируют остатки 97-й легкопехотной дивизии, две дивизии этого корпуса движутся вслед за 66-м стрелковым корпусом. Советский 15-й механизированный корпус движется на Люблин, 66-й и часть сил 6-го стрелковых корпусов разворачиваются фронтом на северо-восток для парирования возможных контрударов из района Замостье. Южнее располагается подвижный резерв — 24-й механизированный корпус. Войска укрепленных районов, дивизии 37, 36, 27, 31-го стрелковых корпусов сковывают противостоящие немецкие пехотные дивизии на фронте от Рава-Русской до Любомля. Против тринадцати немецких дивизий развернуто двенадцать советских, советские дивизии поддерживаются корпусной артиллерией и пулеметно-артиллерийскими батальонами укрепленных районов. Действия советских войск не позволяют немцам снять с этого отрезка границы ни одной дивизии, поскольку на ряде участков немецкие войска отходят, как 262-я дивизия в первый день боевых действий.

Утром немецкие 3-й и 48-й танковые корпуса атакуют 6-й и 66-й стрелковые корпуса. Советские войска усилены 5-й ПТАБР и 5~б артполками, против шести немецких дивизий и приданных 15–20 дивизионов артиллерии развернуто пять советских дивизий, которым придано 30–35 дивизионов артиллерии. Во второй половине дня оборона советских стрелковых частей дополнительно усилена одной дивизией 24-го мехкорпуса, остальные части 24-го мехкорпуса начинают движение вслед за 15-м мехкорпусом в направлении Люблина.

На участке 5-й армии 9-й и 22-й механизированный корпуса занимают Хелм и на подходе к Люблину сталкиваются с немецким 14-м танковым корпусом. Поскольку немецкий корпус является резервным, ему не придано практически никаких резервов, тогда как советские мехкорпуса усилены тремя артполками РГК и инженерными частями. 15-й стрелковый корпус повернут фронтом на север и отражает атаки немецких 267-й и 255-й пехотных дивизий. 63-й стрелковый корпус продвигается на юг и сталкивается с подошедшей 97-й легкопехотной дивизией.

1-я ПТАБР остается в резерве в районе Хелма. К исходу дня к Люблину подходит советский 15-й мехкорпус.

В 4-й армии 6-й механизированный корпус в районе Лукува ведет бой с немецким 46-м танковым корпусом. Немецкий корпус является резервным, состоит из двух дивизий и одного усиленного полка, в то время как 6-й мехкорпус, состоящий из трех полноценных дивизий и корпусных частей, дополнительно усилен двумя артполками РГК. Советские войска имеют преимущество в силах, но существенно продвинуться в течение дня не могут. 47-й стрелковый и 14-й механизированный корпуса разворачиваются фронтом на юго-восток для парирования возможного удара из района Бяла-Подляска. Утром немецкие 47-й и 24-й танковые корпуса и 1-я кавалерийская дивизия атакуют 47-й стрелковый и 14-й механизированный корпуса. Поскольку советские войска усилены 7-й ПТАБР и 5~б артполками, прорвать советскую оборону не удается. После того как в этот район дополнительно подтягивается 20-й механизированный корпус, продвижение немецких дивизий окончательно остановлено.

В 13-й армии 13-й механизированный корпус движется в направлении Варшавы, за ним следует 6-й кавалерийский корпус. За подвижными частями продвигается 44-й стрелковый корпус. 13-й мехкорпус сталкивается с немецкой 78-й пехотной дивизией, против него разворачивается также 17-я пехотная дивизия.

Двум дивизиям 5-го стрелкового корпуса и частям Замбровского УР противостоят четыре боеспособные немецкие пехотные дивизии (23, 7, 268, 263-я). К вечеру с этого участка снимаются две немецкие дивизии, которые совместно с 258-й пехотной дивизией готовятся контратаковать 13-й мехкорпус. Шести дивизиям 2-го и 28-го стрелковых корпусов и частям Брестского УР противостоят шесть немецких пехотных дивизий (292, 252, 134, 31, 45, 34-я). Советские дивизии, как и в полосе Юго-Западного фронта, поддерживаются корпусной артиллерией и пулеметно-артиллерийскими батальонами укрепленного района. С этого участка немецкое командование ни одной дивизии снять не может.

На левом участке Западного фронта советские 21-й стрелковый и 11-й механизированный корпуса ведут бои с немецкими 162-й пехотной дивизией и 57-м танковым корпусом. Советские войска имеют превосходство в силах, к вечеру немецкое командование дополнительно перебрасывает на этот участок 20-ю моторизованную дивизию.

После того как стало понятно, что советские 2, 8, 4-й и 15-й мехкорпуса вышли на оперативный простор, 5-й мехкорпус и 57-я танковая дивизия начинают выдвижение в район Кременец, Броды. Остальные соединения 16-й армии готовятся к погрузке в эшелоны.

Из семи дивизий, перевозимых из Харьковского военного округа, две дивизии 45-го и 67-го стрелковых корпусов к вечеру переходят границу в полосе 21-й и 26-й армий, еще две дивизии — на пути к границе. Три оставшиеся дивизии еще находятся в эшелонах.

Советские воздушно-десантные войска (1, 2, 4-й ВДК) захватывают переправы на Висле от Сандомира до Варшавы. Воздушно-десантным войскам передается вновь сформированный особый отряд транспортной авиации на самолетах ПС-84, мобилизованных в РККА из Аэрофлота. Высаженные для захвата аэродромов десантные группы частью уничтожены, частью перешли к партизанским действиям. Результатом их действий являются более 300 уничтоженных и захваченных исправными немецких самолетов, в результате чего боевая мощь 2-го и 4-го немецких воздушных флотов значительно ослаблена.

Вечером немецкое командование принимает решение — 3-й танковой группе в составе четырех танковых, трех моторизованных и трех пехотных дивизий перейти в наступление в направлении Сувалки — Брест, 4-й танковой группе в составе трех танковых, двух моторизованных и двух пехотных дивизий сосредоточиться в районе Варшавы и нанести затем удар в направлении Варшава — Брест навстречу 2-й танковой группе.

Третий день боевых действий

Утром 18-й механизированный и 2-й кавалерийский корпуса 9-й армии Южного фронта начинают наступление на соединение с ударной группой 18-й армии. Советским войскам противостоят румынские дивизии, оборона которых прорвана за несколько часов. К вечеру передовые отряды 18-го и 16-го мехкорпусов соединяются в тылу немецких и румынских войск.

В середине дня 2-й мехкорпус занимает Тарнув. Южнее продвигается 5-й кавкорпус, который выходит к реке Дунаец и движется дальше. 12-я танковая дивизия 8-го мехкорпуса внезапным ударом овладевает Кельце, две другие дивизии 8-го мехкорпуса форсируют Вислу в районе Сандомира и юго-западнее. Вечером к Сандомиру подходит также 18-я стрелковая дивизия. В районе Жешува советские 19-й механизированный и 30-й стрелковый корпуса блокируют немецкие 125-ю пехотную, 100-ю легкопехотную и 4-ю горнострелковую дивизии. 8-й и 49-й стрелковые корпуса продолжают блокировать немецкие 101-ю легкопехотную, 257-ю пехотную дивизии в районе Ярослава, утром две дивизии 8-го стрелкового корпуса начинают движение к Жешуву. 4-й механизированный корпус выходит к Висле на участке Пулава — Аннополь. При этом части корпуса занимают круговую оборону у мостов через Вислу, не образуя сплошного фронта. Основные силы корпуса — в районе Пулавы готовятся к удару на Демблин в тыл немецкому 46-му танковому корпусу.

Остатки немецкой 97-й легкопехотной дивизии окончательно разбиты, блокировавшая их дивизия 6-го стрелкового корпуса соединяется с основными силами корпуса. Немецкие 3, 48-й танковые корпуса продолжают атаковать 66, 6-й стрелковые корпуса и одну дивизию 24-го механизированного корпуса. Атаки безуспешны. Две дивизии 24-го механизированного корпуса продолжают движение в направлении Люблина.

Советский 15-й мехкорпус внезапным ударом занимает Люблин. Части немецкого 14-го танкового корпуса оказываются в окружении. 63-й стрелковый корпус, отбрасывая немецкую 99-ю легкопехотную дивизию, продвигается на юг.

6-й механизированный корпус продолжает атаковать немецкий 46-й танковый корпус. Дивизию СС «Рейх» приходится отвести в район Демблина для парирования угрозы с юга, в итоге 6-й мехкорпус выбивает немецкие войска из Лукува.

Немецкие 47-й и 24-й танковые корпуса, усиленные 1-й кавалерийской дивизией, продолжают атаковать советские 47-й стрелковый, 14-й и часть сил 20-го механизированных корпусов. Атаки безуспешны. Две дивизии 20-го мехкорпуса движутся на запад севернее 6-го мехкорпуса. За 20-м мехкорпусом в прорыв входит 155-я стрелковая дивизия.

44-й стрелковый и 13-й механизированный корпуса ведут бои с пятью немецкими пехотными дивизиями. 6-й кавалерийский корпус сталкивается с резервом группы армий «Центр» — 293-й пехотной дивизией.

В район Радома и Кракова выбрасываются советские десанты.

5-й механизированный корпус и 57-я танковая дивизия получают приказ — двигаясь форсированным маршем, через сутки выйти в район Радзехува. Остальные соединения 16-й армии грузятся в эшелоны.

Наступление 3-й танковой группы терпит неудачу. Против 18 немецких дивизий развернуто одиннадцать советских. Советская оборона опирается на укрепленные районы — Гродненский и Осовецкий, в которых развернуто 16 пулеметно-артиллерийских батальонов. В качестве полевого заполнения укрепленные районы занимают шесть стрелковых дивизий, усиленных корпусной артиллерией. Между укрепленными районами действует ударная группировка — две стрелковые дивизии и подвижная группа в составе 11-го мехкорпуса, 8-й ПТАБР и 1–2 артполка РГК. Подтверждаются теоретические построения — с помощью укрепленных районов сдерживаются в полтора раза превосходящие (в дивизиях) силы противника.

Фронтовые резервы Западного фронта расположены: 50-я стрелковая дивизия — Лида, 17-й мехкорпус — Волковыск. 22-я армия походом двигается в стык Западного и Северо-Западного фронтов. Продвижение колонн 4-й танковой группы не остается незамеченным — 17-й мехкорпус вечером получает приказ выдвинуться в полосу 13-й армии, а 7-й мехкорпус 28-й армии готовится к комбинированному маршу в район Барановичи. Остальные дивизии 28-й армии готовятся к погрузке в эшелоны. Кроме того, к погрузке готовится и 19-я армия.

К вечеру становится очевидным тяжелое положение фактически окруженной группировки немецких 4, 6-й армий, 1-й и 2-й танковых групп. Немецкая сторона принимает решение — окруженным войскам прорываться на запад. В районе Радома решено создать группировку из соединений резерва ОКХ для содействия деблокированию окруженных войск. Немецкие подвижные соединения начинают испытывать недостаток горючего.

Четвертый день боевых действий

Советская сторона выдвигает Румынии ультиматум — прекратить сопротивление и интернировать немецкие войска, находящиеся на румынской территории. Вечером Румыния принимает ультиматум, румынские войска прекращают сопротивление.

2-й мехкорпус занимает Краков. Южнее за ним движется 5-й кавкорпус. 33-й стрелковый корпус выходит на реку Дунаец. 19-й мехкорпус и 30-й стрелковый корпус продолжают блокировать немецкие 125-ю пехотную, 100-ю легкопехотную и 4-ю горнострелковую дивизии в районе Жешува. К городу подходят две дивизии 8-го стрелкового корпуса, что позволяет во второй половине дня снять с кольца окружения 19-й мехкорпус, который начинает движение к Висле. Окруженные в районе Жешува немецкие войска получают приказ — превратить город в крепость и держаться до последнего. Окруженные немецкие 101-я легкопехотная, 257-я пехотная дивизии разгромлены. Это позволяет снять с внутреннего фронта окружения еще две стрелковые дивизии, которые также начинают движение на запад. Остатки окруженных в районе Ярослава немецких войск продолжают блокировать две дивизии 49-го стрелкового корпуса.

Немецкие войска сосредотачиваются для прорыва.

Во второй половине дня в район восточнее Пулавы выходит 24-й мехкорпус без одной дивизии, который совместно с одной танковой дивизией 4-го мехкорпуса атакует с тыла немецкий 46-й танковый корпус. Немецкие войска во избежание окружения переправляются на левый берег Вислы, но продолжают удерживать Демблин.

6-й кавалерийский и часть сил 20-го механизированного корпуса блокируют немецкую 293-ю пехотную дивизию и передовыми отрядами выходят к Висле. Три дивизии 2-го стрелкового корпуса совместно со 155-й стрелковой дивизией блокируют немецкие 292-ю, 252-ю и 134-ю пехотные дивизии.

Советские 6, 4, 20 и 24-й механизированные корпуса завершают окружение немецких 4, 6-й армий, 1 и 2-й танковых групп. При этом окруженные немецкие войска разделены на два «котла» — северный (в районе Бреста) и южный (в районе Замостье).

К исходу дня окруженный втрое превосходящими силами немецкий 14-й танковый корпус фактически уничтожен. Продвижение 63-го стрелкового корпуса остановлено подошедшими с юга частями 3-го и 48-го танковых корпусов. 1-я ПТАБР переведена в район Люблина.

Против вышедших к Висле четырнадцати советских танковых, механизированных, кавалерийских и стрелковых дивизий, двух ПТАБР, 7–9 артполков немецкое командование к исходу четвертого дня боевых действий может противопоставить шесть дивизий резерва ОКХ, успевших выгрузиться в районах Катовице, Ченстохова, Радома и Лодзи. Кроме этого, продолжают выгрузку еще четыре дивизии (в том числе единственная моторизованная — 60-я). Возникает вопрос использования этих дивизий — создавать новый фронт западнее Вислы или сосредотачивать войска для деблокирования окруженной в районе Люблина группировки? В результате некоторые немецкие дивизии резерва ОКХ занимают опорные пункты — Катовице, Ченстохов, Лодзь, частично сосредотачиваются в районе Варшава — Радом. Превосходства над советскими механизированными частями, образующими внешний фронт окружения, они не имеют. Высокая подвижность советских мехкорпусов (по сравнению с немецкими дивизиями резерва ОКХ) дает возможность, находя бреши в немецкой обороне, выбрасывать подвижные отряды к западу от Вислы. Эти отряды (корпусные мотоциклетные полки 2, 8, 4-го, разведывательные батальоны танковых дивизий) поддерживаются воздушными десантами, им удается в нескольких местах перерезать железные и шоссейные дороги в тылу немецких войск, что задерживает сосредоточение дивизий, предназначенных для деблокирования окруженной группировки.

К вечеру для прорыва сосредотачиваются по два танковых корпуса в «северном» и «южном» котлах. За ними, прикрываясь сильными арьергардами, следуют пехотные дивизии. Советская сторона реагирует симметрично — снимаются с внутреннего кольца окружения «северного» котла и выдвигаются на юг 14-й мехкорпус, 7-я ПТАБР, 3–4 артполка.

Пятый день боевых действий

Советский Северный фронт начинает наступление в Финляндии. В составе фронта создаются две ударные группировки — одна в районе Аллакурти (1-й мехкорпус), вторая — в районе Выборга (22-й стрелковый и 10-й механизированный корпуса). Советские войска встречают упорное сопротивление финских и немецких дивизий, к вечеру их продвижение остановлено.

Немецкая 11-я армия окружена в Румынии. Стрелковые войска 18-й и 9-й армий (всего 12 стрелковых дивизий) движутся в глубь румынской территории для смены подвижных соединений. Советская сторона выдвигает Румынии требование обеспечить коридор для прохода советских войск в направлении Болгарии.

Атаки немецкой 3-й танковой группы по-прежнему безуспешны. К вечеру в район Гродно выходит 21-й механизированный корпус 22-й армии, после чего положение на правом фланге Западного фронта окончательно стабилизируется.

Для отражения удара немецкой 4-й танковой группы в районе Варшавы и северо-восточнее развернуты 13-й механизированный, 44-й стрелковый корпуса и вся приданная артиллерия 13-й армии. К утру в этот район выходит 17-й механизированный корпус. 4-я немецкая танковая группа в составе трех танковых и двух моторизованных дивизий (пехотные дивизии группы еще не подошли), совместно с действовавшими здесь ранее пятью пехотными дивизиями атакуют войска 13-й армии. Против десяти немецких дивизий развернуто девять советских, советские войска, как и на остальных участках фронта, усилены мощной артиллерией. В немецких танковых дивизиях часть танков и автотранспорта осталась на дорогах из-за поломок. В итоге немецкие атаки терпят неудачу.

Окруженные в районах Бреста и Замостья немецкие войска идут на прорыв. Против «северной» ударной группы разворачивается советский 24-й мехкорпус с 1-й ПТАБР, против «южной» — 9-й механизированный и б3-й стрелковый корпуса. Все усилия советской авиации сосредоточены на прорывающихся немецких войсках.

С утра из района Сокаля в направлении Замостье атакует созданная накануне ударная группа советской 20-й армии — 27-й стрелковый корпус и подошедшие 5-й мехкорпус, 57-я танковая, 232-я стрелковая дивизии. Немецкие арьергарды не выдерживают удара, к исходу дня ударная группа 20-й армии продвигается на 20 км. В тылу «южной» немецкой группировки начинается паника, все попытки прорыва ее ударной группировки (3-й и 48-й танковые корпуса) неудачны.

Немецкая «северная» группа первоначально добивается некоторого успеха и продвигается на 10–15 км к Демблину. Однако во второй половине дня с севера во фланг немецкой группировке наносят удар 14-й мехкорпус, 7-я ПТАБР и приданные артполки, после чего продвижение немецких танковых корпусов остановлено.

К вечеру немецкие подвижные соединения начинают ощущать недостаток боеприпасов.

Советский 19-й мехкорпус форсирует Вислу и становится связующим звеном между 2-м и 8-м мехкорпусами. Восточнее Кельце сосредотачивается 18-я стрелковая дивизия, одна резервная дивизия 26-й армии подходит к Сандомиру, другая движется юго-восточнее вдоль реки Сан (обе дивизии из Харьковского военного округа). 8-й мехкорпус готовится к удару на север во фланг радомской группировке противника. Советские 2-й, 19-й мехкорпуса, 2-й кавкорпус не ведут активных боевых действий и начинают приводить себя в порядок для ведения последующих операций.

Продолжается сосредоточение немецких войск к западу от Вислы. Их сосредоточению мешают действия советских подвижных частей в районе Кельце — Радом. Окруженные в районе Жешува 125-я пехотная, 100-я легкопехотная и 4-я горнострелковая дивизии разгромлены, две дивизии 30-го стрелкового корпуса начинают движение на запад. К вечеру в районе Радома сосредотачивается немецкая группировка из двух-трех пехотных и одной (60-й) моторизованной дивизий. Против них в районе Пулавы сосредотачиваются основные силы 4-го и 6-го мехкорпусов.

33-й стрелковый корпус подходит к Кракову. Против одиннадцати дивизий 2, 19, 8-го механизированных и 5-го кавалерийского корпусов действует 3–4 немецкие пехотные дивизии, которые не образуют единого фронта и не связаны единым командованием. Немецкое командование пытается организовать тыловой оборонительный рубеж по линии Катовице — Ченстохова — Радом.

Шестой день боевых действий

На советско-финляндской границе продолжаются упорные бои.

Смененные стрелковыми дивизиями 16, 18-й механизированные и 2-й кавалерийский корпуса начинают движение в направлении румыно-болгарской границы. В Румынии происходит государственный переворот.

Окруженные в районе Ярослава немецкие войска капитулируют. Две дивизии советского 49-го стрелкового корпуса начинают движение на запад.

С утра из района Кельце во фланг Радомской группировке начинает наступление 26-я армия в составе 8-го мехкорпуса, 18-й стрелковай дивизии, 3-й ПТАБР и 3–4 артполков. С севера навстречу 8-му мехкорпусу наступают одна механизированная дивизия 20-го мехкорпуса и 6-я кавалерийская дивизия 6-го кавкорпуса. Из четырех сосредоточившихся в районе Радома немецких дивизий три приходится поворачивать фронтом на юг, одну — фронтом на север. Для деблокирования окруженных в районе Люблина войск сил уже не остается.

Атаки 4-й танковой группы из района Варшавы по-прежнему безуспешны.

Немецкие 292, 252, 134, 293-я пехотные дивизии разбиты. 155-я стрелковая дивизия и 14-я кавалерийская дивизия 6-го кавкорпуса начинают движение к Висле.

Советские десанты высаживаются в районах Томашува и Катовице. Атаки из района Люблина ослабевают, поскольку у окруженных войск практически не остается горючего и боеприпасов. Кроме того, окруженные немецкие войска фактически разрезаны на три части ударными группами 5-й и 20-й армий.

Немецкое командование принимает решение для создания нового фронта западнее Вислы перебросить на юг

3-ю танковую группу в составе трех танковых и двух моторизованных дивизий. Кроме того, на юг из состава 16-й и 18-й армий группы армий «Север» перебрасывается десять пехотных дивизий. В составе немецких войск к северу от Остроленки остается одна танковая и одна моторизованная дивизии.

В Германии объявлена тотальная мобилизация. Готовятся к передислокации на восток пять пехотных дивизий, находящихся во Франции и Норвегии. Формируются новые десять пехотных дивизий, которые вооружаются зенитной артиллерией, переданной из ПВО рейха. Больше дивизий Германия сформировать не может — не хватает лошадей, автомашин и тягачей.

Седьмой день боевых действий

Севернее Ленинграда советские 22-й стрелковый и 10-й механизированный корпуса медленно продвигаются в направлении Хельсинки. Еще севернее советский 1-й механизированный корпус, сломив сопротивление финских войск, продвигается в направлении Ботнического залива.

Окруженные в районе Жешува немецкие войска капитулируют. Три дивизии 8-го и 30-го стрелковых корпусов начинают движение к Висле и Дунайцу. К Висле выходят две дивизии 30-го стрелкового корпуса. В общей сложности у Кракова и на Висле до Сандомира уже находятся семь советских стрелковых дивизий, еще шесть дивизий находятся на марше в одном-трех суточных переходах от Вислы.

2-й мехкорпус и 5-й кавкорпус, в течение двух суток приводившие себя в порядок, имея на флангах подошедшие 33-й стрелковый и 19-й механизированный корпуса, начинают наступление на Катовице. Советским войскам противостоят две немецкие пехотные дивизии, в том числе одна — в Катовице. Северо-западнее города высаживаются советские десанты. К вечеру город с находящейся в нем пехотной дивизией блокирован. За мехчастями движутся стрелковые дивизии 33-го стрелкового корпуса. Немецкому командованию приходится перебрасывать одну танковую и одну моторизованную дивизии из состава 4-й танковой группы на юг.

4-я танковая группа в районе Варшавы переходит к обороне.

Радомская группировка немцев усилена двумя пехотными дивизиями. Советская сторона перебрасывает в район Пулавы по одной дивизии от 14-го и 15-го механизированных корпусов, одну ПТАБР и два артполка РГК. Попытки немецких войск образовать плацдарм на восточном берегу Вислы терпят неудачу. Во фланг немецкой группировке атакуют с севера 20-й мехкорпус и 6-й кавкорпус, с юга 8-й мехкорпус и две стрелковые дивизии. К вечеру под угрозой окружения немецкие войска вынуждены начать отход от Вислы.

47-й стрелковый корпус и 155-я стрелковая дивизия выходят к Висле.

Немецкая 4-я танковая группа усилена тремя пехотными дивизиями. В ответ в стык 13-го мехкорпуса и 44-го стрелкового корпуса перебрасываются 7-я танковая и 29-я моторизованная дивизии 6-го мехкорпуса. Немецкие атаки по-прежнему безуспешны.

Две стрелковые дивизии 16-й армии выгружаются в Перемышле, откуда двумя автотранспортными полками эти дивизии перебрасываются дальше на запад. Железнодорожная колея на захваченных территориях перешивается по советскому стандарту, и выгрузка остальных дивизий 16-й армии намечена в Жешуве и Тарнуве.

Восьмой день боевых действий

Окруженные в районе Люблина немецкие войска капитулируют. Всего в окружении восточнее Вислы гибнет до пятидесяти дивизий Вермахта, в том числе десять танковых.

Советские войска, образовывавшие фронт окружения, начинают движение на запад. В первую очередь пополняются и восстанавливаются понесшие небольшие потери 9, 22 и 5-й механизированные корпуса, 57-я танковая дивизия, которые получают задачу сосредоточиться в районе Кельце. Немецкие войска оставляют Радом, который занимает 4-й мехкорпус.

Из района севернее Кракова в направлении Ченстохова начинают наступление 19-й механизированный корпус (двое суток приводивший себя в порядок) и подошедшие две стрелковые дивизии 30-го стрелкового корпуса. Противостоящие немецкие войска (до одной дивизии) отходят.

Девятый день боевых действий

Советские 2-й и 19-й мехкорпуса соединяются в районе Ченстохова, блокируя находящуюся там немецкую пехотную дивизию. Юго-восточнее Ченстохова и в районе Катовице окружено до трех немецких пехотных дивизий. Их блокируют пять дивизий 30-го и 33-го стрелковых корпусов, к Висле подходят три дивизии 8-го и 30-го стрелковых корпусов. 2-й кавалерийский корпус, не встречая сопротивления, движется в направлении Бреслау (Вроцлава). Попытка немецкого командования создать новый фронт по линии Варшава — Катовице терпит неудачу. Дивизии, перебрасываемые из состава 3-й танковой группы и группы армий «Север», приходится перенаправлять на ходу — пунктами назначения вместо Ченстохова, Бреслау становятся Бреслау, Познань.

Начинает наступление вновь созданный Закавказский фронт и 53-я отдельная армия. Против Турции развернуты две армии — 45-я и 46-я.

Состав 46-й армии — 3, 40-й стрелковые (пять стрелковых и горнострелковых дивизий), 28-й механизированный корпуса, две вновь сформированные в СКВО кавалерийские (или горнокавалерийские) дивизии, одна вновь сформированная стрелковая (или мотострелковая) дивизия НКВД, 51-й (Батумско-Ахалкалакский) укрепленный район. Задача — во взаимодействии с 45-й армией разгромить турецкие войска в приграничной полосе и затем нанести удар на Анкару и вдоль Черноморского побережья на Трабзон, Самсун.

Состав 45-й армии — 23-й и 64-й стрелковые (четыре стрелковые и горнострелковые дивизии), 26-й механизированный корпуса, две вновь сформированные в СКВО кавалерийские (или горнокавалерийские) дивизии, одна вновь сформированная стрелковая (или мотострелковая) дивизия НКВД, 55-й (Ленинаканский) укрепленный район. Задача — во взаимодействии с 45-й армией разгромить турецкие войска в приграничной полосе и затем нанести удар в направлении Мерсин, Адана и выйти к Средиземному морю.

Одновременно Черноморский флот блокирует турецкий флот в Черном море и высаживает десанты — 106-ю стрелковую дивизию в Стамбуле с задачей захватить и удерживать проливы Босфор и Дарданеллы, а 32-ю кавалерийскую дивизию — в районе Зонгулдака с задачей овладеть Анкарой.

Всего для действий против Турции выделено 23 дивизии, более 350 тысяч человек личного состава, более 1200 танков.

На прикрытие Черноморского побережья выделена 157-я стрелковая дивизия, Крыма — 156-я стрелковая дивизия, на оборону Баку — одна вновь сформированная стрелковая дивизия НКВД.

Против Ирана развернута 44-я армия Закавказского фронта и 53-я отдельная армия, сформированная из войск САВО.

44-я армия включает в себя 63, 76, 77-ю горно-стрелковые, 24-ю кавалерийскую, 17-ю и одну вновь сформированную в СКВО горнокавалерийские дивизии. Армия наносит вспомогательный удар в направлении Тебриза.

Состав 53-й армии — 58-й стрелковый (четыре стрелковые и горнострелковые дивизии), 27-й механизированный,

4-й кавалерийский (три горнокавалерийские дивизии) корпуса. Армия наносит основной удар в направлении Тегерана.

Действия 44-й и 53-й армий поддерживает Каспийская флотилия.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Владислав Савин Как это было бы в июле 1941 года, или Операция, так и оставшаяся безымянной

Из книги Первый удар Сталина 1941 [Сборник] автора Суворов Виктор

Владислав Савин Как это было бы в июле 1941 года, или Операция, так и оставшаяся безымянной Как известно, одной из моделей боевых действий является игра в шахматы. В шахматах при анализе партий принято разбирать как фактически сделанные ходы, так и другие (нереализованные)


Перл-Харбор 7(8) декабря 1941 года, Уэйк 21-23 декабря 1941 года

Из книги А6М Zero автора Иванов С. В.

Перл-Харбор 7(8) декабря 1941 года, Уэйк 21-23 декабря 1941 года 8 декабря по токийскому времени (в Перл-Харбор было еще 7 декабря) началась война на Тихом океане. Массированный удар по силам американского тихоокеанского флота был нанесен исключительно силами палубной авиации,


Глава 11 На безымянной высоте

Из книги Чеченский капкан [Между предательством и героизмом] автора Прокопенко Игорь Станиславович

Глава 11 На безымянной высоте …В августе 1999 года городской аэропорт Махачкалы больше напоминал военную базу. Один за другим сюда приземлялись военно-транспортные самолеты с воинскими частями и милицейскими подразделениями. Их сразу бросали в тяжелые бои с


НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ

Из книги Память Земли. Рассказы о поисковой работе автора Красильников Роман Валентинович

НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ История этого поиска началась в субботу, 4 апреля 2009 года. В этот день я, брат и Владислав Рыбинский с раннего утра поехали для проведения полевой разведки на укрепленные позиции Приморской оперативной группы, расположенные в лесном массиве между


САВИН Александр Иванович[7] , Подполковник запаса (с 1998 г.)

Из книги ООН в Азии и Африке (воспоминания российских офицеров-миротворцев) автора Шубин Геннадий Владимирович

САВИН Александр Иванович[7], Подполковник запаса (с 1998 г.) Сам я родом из Забайкалья. Родился я в I960 г. Село, где я родился было селом переселенцев из Западной Украины, Польши, Белоруссии. Возможно, что это отложило отпечаток на всю мою жизнь. Рядом были старообрядческие сёла и


Приложение 2. СООБЩЕНИЕ КОМАНДИРА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДИВЕРСИОННОЙ ГРУППЫ «ЭРНА» ПОЛКОВНИКАХ. КУРГА О ВЫСАДКЕ ГРУППЫ В ЭСТОНИИ И ЕЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ИЮЛЕ—АВГУСТЕ 1941 г.

Из книги Прибалтика: война без правил (1939—1945) автора Кантор Юлия Зорахоевна

Приложение 2. СООБЩЕНИЕ КОМАНДИРА РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ДИВЕРСИОННОЙ ГРУППЫ «ЭРНА» ПОЛКОВНИКАХ. КУРГА О ВЫСАДКЕ ГРУППЫ В ЭСТОНИИ И ЕЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ИЮЛЕ—АВГУСТЕ 1941 г. Сообщение о действиях ERNA-I (ЭРНА-1)Подразделение ERNA-I в составе 4-х офицеров и 34 рядовых 10.07.41 в 2.30. /утра / было


Владислав Гончаров Второй блин комом? Танковые войска в операциях левого крыла Западного фронта (июль-август 1942 года)

Из книги Танковый прорыв. Советские танки в боях, 1937–1942 гг. автора Исаев Алексей Валерьевич

Владислав Гончаров Второй блин комом? Танковые войска в операциях левого крыла Западного фронта (июль-август 1942


Владислав Савин. Тотальная война в 1941-м-единственный шанс Германии

Из книги 1941. Совсем другая война [сборник] автора Коллектив авторов

Владислав Савин. Тотальная война в 1941-м-единственный шанс Германии В качестве одного из объяснений поражений Красной Армии летом 1941 года обычно приводится превосходство экономических возможностей Германии. Например, в мемуарах Г.К. Жукова находим:«Накануне войны


Владислав Савин. Контрнаступление уже в июле 1941-го, Или что было бы, если бы РККА привели в боевую готовность

Из книги Жуков. Портрет на фоне эпохи автора Отхмезури Лаша

Владислав Савин. Контрнаступление уже в июле 1941-го, Или что было бы, если бы РККА привели в боевую готовность В работах некоторых современных историков высказывается мнение, что проигрыш приграничного сражения в условиях нанесения Вермахтом удара по неотмобилизованной


Операция «Багратион» – реванш за 1941 год

Из книги Курская великая битва (01.08.1943 – 22.09.1943). Часть 2 автора Побочный Владимир И.

Операция «Багратион» – реванш за 1941 год Апрель, май и июнь 1944 года были посвящены подготовке двух крупных операций, одна из которых завершится полным провалом, другая – блестящим успехом.Неудача предпринятого на юге вторжения в Румынию вызвала сильнейшее раздражение


На Безымянной Высоте

Из книги Как организовали «внезапное» нападение 22 июня 1941. Заговор Сталина. Причины и следствия автора Шапталов Борис Николаевич


Троцкий и троцкизм: что было и чего не было

Из книги Воспоминания (1915–1917). Том 3 автора Джунковский Владимир Фёдорович

Троцкий и троцкизм: что было и чего не было 1Всем известно, что Троцкий хотел бросить Россию в топку мировой революции. Это выражение авторы десятков книг переписывают друг у друга, потому что оно входит в реестр «само собой разумеющихся» истин. Правда, откуда взято это


«Культурологическую» активность ЦРУ можно было нейтрализовать «философско-искусствоведческим» опытом 1941 года в СССР

Из книги Два боя автора Петров Михаил Александрович

«Культурологическую» активность ЦРУ можно было нейтрализовать «философско-искусствоведческим» опытом 1941 года в СССР Тайная программа книгоиздания, задуманная ЦРУ, шла параллельно с программой продвижения абстрактного экспрессионизма в живописи. Отдел международных


М. А. Петров Два боя. Бой у мыса Сарыч 5/18 ноября 1914 года; Мемельская операция крейсеров 1-й бригады Балтийского флота и бой у Готланда 19 июня/2 июля 1915 года

Из книги автора

М. А. Петров Два боя. Бой у мыса Сарыч 5/18 ноября 1914 года; Мемельская операция крейсеров 1-й бригады Балтийского флота и бой у Готланда 19 июня/2 июля 1915 года Санкт-Петербург 2003Основной текст печатается по изданию: Петров МЛ. Два боя (Черноморского флота с л. кр. «Гебен» 5 - IX - 1914 и