VII. 28–30 июля. Отход

VII. 28–30 июля. Отход

Наступление 28 июня могло оказаться удачным – наконец-то в нем одновременно приняли участие основные силы двух крупнейших мехкорпусов фронта. Более того, в этот день танковые атаки впервые поддерживались массированным применением авиации фронта, сделавшей в район сражения более 400 самолето-вылетов, потеряв лишь 5 самолетов – позднее немцы даже заявляли о господстве советской авиации над полем боя.

Увы, и на этот раз наступление велось неодновременно и в разных направлениях. Причем между флангами наступающих корпусов имелась широкая брешь – по реке Ситенке, там, где до утра 26 июня занимала позиции 34-я танковая дивизия. Крайне не хватало пехоты – в 15-м мехкорпусе имелось около 5 тысяч человек личного состава, поскольку половину своих мотострелков корпус из-за отсутствия автотранспорта был вынужден оставить в Кременце.

В 4:00 28 июня приказом командования ЮЗФ за № 0018 36-му стрелковому корпусу было предписано в 12:00 перейти в наступление, используя успех 8-го механизированного корпуса, вновь атаковать Дубно с востока, занять его и к вечеру выйти на фронт Млынов, Бакуйма, Козин. Расположенной в районе Кременца 14-й кавалерийской дивизии следовало к исходу дня выйти в район Теслухов, Хотын, Козин, а затем войти в подчинение 6-й армии. 37-й стрелковый корпус (141-я и 139-я стрелковые дивизии) должен был с 8 часов наступать в северо-западном направлении и исходу дня выйти на рубеж Болдуры, Станиславчик, Полонична.[228]

Этим же приказом 8-му мехкорпусу предписывалось атаковать мотомеханизированные части противника в направлении с запада на Острог, а 15-му мехкорпусу – продолжать выполнять поставленную задачу и к исходу дня выйти в район Берестечко.

Увы, 36-й стрелковый корпус ни в какое наступление не перешел и не мог перейти. 37-й корпус активности тоже не проявил, так и не выдвинувшись с рубежа Золочевских высот. 8-й механизированный корпус был вынужден наступать в одиночестве.

Утром 28 июня 10-я танковая дивизия начала атаку в общем направлении на Лашков, Завидче, Смажов, Берестечко вдоль шоссе Буск—Берестечко. В течение всего дня она вела бои тяжелый бой в районе урочища Воля Адамовска, пытаясь овладеть городом Лопатин. Но перейти гать в урочище Воля Адамовска и в пойме реки Островка под огнем тяжелой артиллерии и противотанковых орудий немцев части дивизии не смогли, а вскоре оказались обойдены противником.

Тем временем пришло известие, что правофланговая 37-я танковая дивизия, наступавшая вдоль дороги из Бродов, успешно форсировала Островку у Станиславчика и с двух сторон атакует высоту 202. Командир корпуса полковник Ермолаев принял решение отвести части 10-й танковой дивизии с тем, чтобы перебросить их с левого фланга на правый для развития успеха и дальнейшего наступления на Лопатин. Но уже в темноте пришло новое сообщение – части 37-й дивизии не смогли взять высоту 202, потеряли уже переправленные танки и были сбиты с плацдарма. После этого полковник Ермолаев отдал приказ прекратить наступление, отойти назад на восточный берег реки Стырь и под прикрытием 8-й танковой дивизии занять оборону по реке Радоставка – фактически на исходном рубеже наступления.

Тем временем сводный отряд 8-й танковой дивизии весь день 28 июня вел бой в районе селения Охладув (куда вышел еще 23 июня), потеряв при этом 12 танков. 212-я мотодивизия весь день удерживала свои позиции южнее реки Слоновки и лишь вечером 28 июня, сбитая 297-й пехотной дивизией противника, начала отход на Броды.

* * *

Атака основной части 8-го мехкорпуса 28 июня оказалась гораздо менее удачной, чем действия его передового отряда накануне. 7-я мотострелковая дивизия была готова к действиям только к утру. В 11 часов ее авангард (батальон 300-го мотострелкового полка с дивизионом артиллерии) вышел к Вербе, где наткнулся на танки и мотопехоту противника. Этот заслон был смят, но через несколько километров на реке Дубне оказался новый заслон, а мост был уже взорван. Немцы спешно выдвинули сюда от Берестечко части 16-й танковой дивизии, которые заняли плотную оборону по реке.

Главные же силы 7-й мотодивизии дивизии, вместе с частью 12-й танковой дивизии двигавшиеся сразу по нескольким дорогам, к 13:00, не доходя до Вербы, были остановлены на рубеже реки Пляшевка в районе Рудня, Иване Пусте, Тарновка. Здесь уже заняли прочную оборону части 75-й немецкой пехотной дивизии и развернутая обратно мотопехота 16-й танковой дивизии, поддержанные 88-мм орудиями. 64-й мотопехотный полк 16-й танковой дивизии вместе с противотанковой батареей этой дивизии доложил о 22 подбитых советских танках.

Вплоть до семи вечера попытки прорвать оборону противника по Пляшевке и выйти на соединение с 34-й танковой дивизией не увенчались успехом. Разведкой было установлено, что крупные колонны противника движутся от Берестечко на Козин, а далее поворачивают либо на Кременец, либо на Вербу и Дубно. За ночь противник подтянул в район Вербы и Козина новые войска; по полученным данным, кроме заслона 11-й танковой дивизии, здесь уже находились выдвинутые из тыла части 16-й танковой дивизии, а также 16-я моторизованная, 75-я и 111-я пехотные дивизии противника.

Вечером 28 июня после мощной артиллерийской подготовки пехота и танки противника сами атаковали советские позиции; немецкая авиация в это время бомбила наши тылы. 75-я пехотная дивизия наступала с фронта, а части 57-й пехотной дивизии обошли левый фланг – там, откуда накануне снялась 34-я танковая дивизия. В итоге 7-й мотодивизии оказалась окружена в районе Пляшова, Иване Пусте, Иващуки, Ситно. Генерал Рябышев вынужден был отдать приказ на отход; к полуночи дивизия, потеряв значительную часть своей техники, прорвалась из окружения и вышла в район юго-восточнее Бродов.

Одновременно немцы нанесли удар еще левее – там, где должна была находиться 212-я моторизованная дивизия 15-го мехкорпуса, удерживавшая рубеж Радзивилов, Шныров, Пляски. Однако вечером 28 июня дивизия под натиском превосходящих сил противника вынуждена была основными силами отойти на новый рубеж – высота 261, Гайе Смоленске, Глушин, Голосковице, оставив для обороны Бродов один батальон.

Никаких советских частей в этом районе не оказалось, поэтому 40 танков противника беспрепятственно прорвались в район командного пункта 12-й танковой дивизии. Генерал Мишанин отправил им навстречу все, что было у него в резерве – 3 танка KB и 4 «тридцатьчетверки». Командир корпуса выделил им в помощь еще 3 KB. Эти десять танков контратаковали и полностью уничтожили прорвавшиеся машины противника, не понеся при этом никаких потерь – немецкие танковые пушки не пробивали лобовую броню наших тяжелых и средних танков, а другой артиллерии у немцев здесь не было.

* * *

Для 8-го механизированного корпуса этот бой стал последним. С девяти вечера, согласно приказу командования фронтом, генерал Рябышев начал отвод своих соединений через Броды на Подгорце. К утру 29 июня выход из боя был завершен, корпус был переведен во фронтовой резерв и перебазирован в Проскуров. К этому моменту в нем еще оставалось 19 000 человек (две трети личного состава) и 207 танков, из них 43 КВ и 18 Т-34, – то есть около трети новых танков, имевшихся к началу войны.

В тот же день 29 июня представитель Юго-Западного фронта, прибывший на командный пункт 15-го механизированного корпуса в селении Каштеляны, вручил командиру корпуса приказ штаба Юго-Западного фронта: с подходом и сменой частями 37-го стрелкового корпуса вывести корпус во фронтовой резерв и сосредоточиться на Золочевских высотах в районе Бялы Камень, Сасув, Золочев, Ляцке.

Повторный контрудар мехкорпусов 5-й армии 1–2 июля и завершение сражения

Вопреки приказу отход начался без смены частями 37-го стрелкового корпуса. Оставленных 15-м мехкорпусом позиций так никто и не занял. 10-я танковая дивизия достигла нового района сосредоточения к 6 утра 30 июня. 37-я танковая дивизия отходила вместе с 141-й дивизией 37-го корпуса (которая должна была сменить ее на позициях!) и достигла указанного в приказе района только ночью с 30 июня на 1 июля. Отходящие части корпуса подверглись усиленным налетам авиации противника. Особенно жестоко бомбилось шоссе восточнее Золочева, забитое горящими автомашинами бесчисленных отступающих колонн.

Пользуясь отходом советских войск, 29 июня немцы беспрепятственно вошли в Буск. Вечером того же дня они заняли Броды, удерживаемые одним батальоном 212-й моторизованной дивизии. Теперь противник находился перед линией обороны 37-го стрелкового корпуса – той самой, за которую командование фронта три дня назад планировало отвести мехкорпус. Рубеж обороны на Золочевских высотах, на который так рассчитывало командование фронта, был прорван в одночасье.

В полдень 1 июля немцы без боя вошли в Золочев. 15-й мехкорпус вместе с остальными частями 6-й армии покатился на восток. Еще 30 июня в полосе 6-й армии немецкие войска заняли Львов.

Танковое сражение вокруг Дубно закончилось. Подготовленный командованием 5-й армии на 1 июля повторный контрудар всех трех дивизий 22-го мекорпуса при поддержке остатков 9-го мехкорпусов с линии Вишнево, Олыка, Клевань (севернее Луцка и Ровно) никакого результата дать уже не мог – тем более, что еще 30 июня Ставка отдала командующим Юго-Западным и Южным фронтами распоряжение к 9 июля отвести войска за линию укрепрайонов по старой границе.[229]

Тем не менее для участия в контрударе было собрано 185 танков (в том числе 16 КВ) – в основном из состава 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса, потерявшей управление в первые дни войны и поэтому не уцелевшей. Фактически контрудар выполнял роль отвлекающего, прикрывая общий отход армии, и вновь был слабо поддержан пехотой – в первую очередь из-за ее малочисленности. Глубже всего прошли соединения 22-го мехкорпуса: утром 2 июля его 19-я танковая дивизия подошла к Млынову, но была атакована во фланг подразделениями только что введенной из резерва моторизованной бригады СС «Адольф Гитлер» и отступила, частично угодив в окружение. Бывший командир разведывательного батальона ЛАГ Курт Мейер так описывает этот бой:

«Готовый к бою батальон двигался через огромную пустошь, протянувшуюся на север. Вдруг я увидел, как передовой взвод исчез, а 20-мм пушка нашей бронемашины открыла огонь по отдельным кустам. Затем четыре или пять этих „кустов" двинулись на нас и стали стрелять с расстояния около 150 метров. Хорошо замаскированные русские танки атаковали маршевую колонну. В мгновение ока все попрятались в зарослях и наблюдали за дуэлью между нашими бронемашинами и танками противника. Несколько наших противотанковых пушек вступили в бой и положили конец сумятице. Через несколько минут мы возобновили марш. Горевшие танки еще долго освещали ночное небо за нами. Так в 19:30 мы обменялись первыми выстрелами с советскими войсками».[230]

Немецкая механизированная колонна проходит мимо разбитого Т-35 и двух БТ. Западная Украина, июнь 1941 г.

9-й мехкорпус К. К. Рокоссовского фактически лишь имитировал наступление – что в создавшейся ситуации было совершенно правильно. Тем временем 19-й мехкорпус вел оборонительные бои на реке Горынь около города Гоща, восточнее Ровно.

Еще днем 29 июня в Тернополь, в штаб Юго-Западного фронта прибыли заместители командира 12-й танковой дивизии полковой комиссар Вилков и полковник Нестеров. Они доложили, что немцы вновь оседлали шоссе Броды—Ровно, ударная группа Попеля отрезана противником в Дубно и связь с ней утрачена. Оставшиеся вне кольца окружения части мехкорпуса измотаны и в наступление перейти не могут.

Во время этого доклада в кабинет Кирпоноса, где находились начальник штаба и его начальник оперативного отдела, вошел корпусной комиссар Вашугин. Услышав известие об окружении группы Попеля, он замер, как от удара.

«Мы заметили, как он побледнел, – пишет Баграмян, – но не придали этому особого значения. Подумали, просто переживает человек за неудачу, в которой и он отчасти был повинен. Никто и не мог предполагать, какой это был для него удар. Не дождавшись конца разговора, Вашугин ушел».

В штабе фронта не знали о том, что случилось два дня назад на командном пункте 8-го мехкорпуса, в трех километрах от поселка Ситно. Но Вашугин это помнил слишком хорошо. Он понимал, что в случившейся трагедии виноват только он сам, и никто другой. Все-таки он был честным человеком и мог оценить последствия своих действий. Выйдя от командующего фронтом, корпусной комиссар вернулся в свой кабинет, сел за стол и долго сидел неподвижно, слепо глядя перед собой. Затем расстегнул кобуру, достал пистолет, приставил к виску холодный ствол и нажал на спуск…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Отход и попытки прорыва из окружения 3-й армии

Из книги Неизвестный 1941 [Остановленный блицкриг] автора Исаев Алексей Валерьевич

Отход и попытки прорыва из окружения 3-й армии К моменту получения приказа на отход положение 3-й армии хотя и не было блестящим, но все же имело некоторые преимущества. Наступательные действия 3-й армии с 22 июня и группы Болдина с 24 июня обернулись тяжелыми потерями и не


Глава 4 Отход

Из книги 1941. Вяземская катастрофа автора Лопуховский Лев Николаевич

Глава 4 Отход Войска Западного фронта ведут тяжелые бои на направлении прорыва противника. Контрудар опергруппы Болдина не достиг цели. Резервный фронт потерпел поражение. О прорыве немецких танков в Юхнов в Ставке ВГК узнают от члена Военного совета МВО. Принимал ли


Отход

Из книги 1941. Победный парад Гитлера [Правда об Уманском побоище] автора Рунов Валентин Александрович

Отход Первые оборонительные операции армий прикрытия государственной границы Юго-Западного фронта закончились неудачно. Не сыграли своей роли и укрепленные районы, строившиеся по линии новой границы СССР. Но читатель помнит, что по линии старой государственной границы


Глава 15. Отход от города Белый

Из книги Ванька-ротный автора Шумилин Александр Ильич

Глава 15. Отход от города Белый 1942 годаК вечеру мы получили официальный приказ оставить свои позиции. Пулемётные окопы быстро опустели, хода сообщения остались позади. Было ещё светло, когда мы пригнувшись к земле вышли на поверхность земли, спустились в овраг и пошли в


ВЫХОД ИЗ БОЯ И ОТХОД

Из книги Вермахт «непобедимый и легендарный» [Военное искусство Рейха] автора Рунов Валентин Александрович

ВЫХОД ИЗ БОЯ И ОТХОД Выход из боя и отход по праву считаются самой сложной разновидностью оборонительных действий. На практике они применяются тогда, когда обороняющаяся сторона уже не в состоянии дольше удерживать полосы и позиции, занимаемые ее войсками, или когда


Отход и споры

Из книги Авианосцы, том 1 [с иллюстрациями] автора Полмар Норман

Отход и споры К 13.00 японские авианосцы приняли последний из вернувшихся самолетов. Согласно плану адмирал Нагумо повернул свои корабли на обратный курс, по направлению к Японии. Отказ от проведения повторной атаки подвергся жесткой критике. Вице-адмирал Сигеру Фукудомэ,


Отход дивизии по Кубани

Из книги Дневники казачьих офицеров [Maxima-Library] автора Елисеев Федор Иванович

Отход дивизии по Кубани Дивизия в станице Кущевской. Она переполнена тыловыми войсками, обозами, бесчисленными беженцами. Невообразимая грязь кубанского чернозема на улицах. Она буквально по колена лошади-. Станица большая и богатая.С учения возвращаются


Глава 4 ОТХОД

Из книги Вяземская катастрофа 41-го года автора Лопуховский Лев Николаевич

Глава 4 ОТХОД Войска Западного фронта ведут тяжелые бои на направлении прорыва противника. Контрудар опергруппы Болдина не достиг цели. Резервный фронт потерпел поражение. О прорыве немецких танков в Юхнов в Ставке ВГК узнают от члена Военного совета МВО. Принимал ли


Отход в последнее мгновение

Из книги Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943 автора Эрнстхаузен Адольф фон

Отход в последнее мгновение На наше счастье, это оказалась последняя атака русских. Бездействие неприятеля на следующий день мы могли объяснить только тем, что он тоже оказался на грани изнеможения и понес неслыханные для него потери. Во всяком случае, с этого времени он


Отход русской армии от Царево-Займища

Из книги Бородинское побоище в 3D. «Непобедимые» автора Нечаев Сергей Юрьевич

Отход русской армии от Царево-Займища 19 (31) августа 1812 года соединенные русские армии под командованием М. И. Кутузова отошли от Царева-Займища. При этом к ним присоединились резервы во главе с генералом М. А. Милорадовичем, которые тут же были распределены по корпусам.К


Глава 11. Отход из Нарвы

Из книги Трагедия верности. Воспоминания немецкого танкиста. 1943–1945 автора Тике Вильгельм

Глава 11. Отход из Нарвы 22—23 июня 1944 года в полосе шириной в 400 км началось крупномасштабное наступление на центральном участке Восточного германского фронта. В течение нескольких дней немецкие дивизии группы армий «Центр» были разгромлены и в основном уничтожены. 10 июля


Глава 14. Отход из Эстонии

Из книги Нелегкий день. Из первых уст об операции «морских котиков» по ликвидации Усамы бен Ладена автора Оуэн Марк

Глава 14. Отход из Эстонии Примерно 10 сентября 1944 года командующий 3-м (германским) танковым корпусом СС Феликс Штайнер был вызван в ставку фюрера в Растенбург. В ходе встречи с Гитлером он был ознакомлен с планом, означавшим вер-ную гибель 3-го (германского) танкового


Операция «Копье Нептуна» Отход

Из книги От Балаклавы к Инкерману автора Ченнык Сергей Викторович

Операция «Копье Нептуна» Отход 1. Бойцы выносят тело бен Ладена с участка.2. Команда первого вертолета по полю направляется к месту посадки и поднимается на борт «Черного ястреба».3. За несколько секунд до взрыва «Черного ястреба» команду вертолета СН-47 предупреждают об


Отход русских войск

Из книги Воспоминания (1915–1917). Том 3 автора Джунковский Владимир Фёдорович

Отход русских войск При отступлении русские оказались в зоне действия Ланкастерской и Пятиглазой батарей, которые открыли жестокий и точный огонь по батальонам бутырцев и бородинцев, нанеся им тяжелые потери.{1146}Вслед отходящим русским бросили 4 роты 41-го и 4 роты 47-го


9. Отход к Владимир-Волынску. Перелом

Из книги автора

9. Отход к Владимир-Волынску. Перелом При таком положении, когда фронт корпуса упрочился, а противник перед ним, по всем видимостям, был значительно ослаблен, 19-го около полудня, как снег на голову, свалился приказ генерала Плеве об отходе армии на линию Рейовец – Тератын –