II. Расстановка сил

II. Расстановка сил

К 22 июня 1941 года самая мощная танковая группировка РККА находилась в Киевском Особом военном округе. Здесь дислоцировалось восемь из двадцати девяти механизированных корпусов Красной Армии. Половина из них входила в состав четырех приграничных армий, а другая половина находилась в подчинении командования округом. На вооружении мехкорпусов округа к 1 июня 1941 года числилось:

КВ 278 (189 «с малой башней» и 89 «с большой башней»)

Т-34 514 (из них 376 линейных машин без радиостанций)

Т-35 51

Т-28 215

БТ-5/7 1692 (из них 801 радийный, остальные линейные без радиостанций)

БТ-2 121

Т-26 2023 (из них только 722 радийных и 230 двухбашенных)

Т-40 84

Т-37/38 567

Всего в округе имелось 5545 танков (по другим данным – 5465), из них около 700 (12,5 %) по документам требовали среднего или капитального ремонта.[180]

Размещение именно здесь столь мощной танковой группировки было обусловлено несколькими причинами. Конечно, можно объяснить это тем, что советские войска изготовились к наступлению и уже были готовы из Львовского выступа нанести фланговый удар по немецкой группировки в Польше. На данную точку зрения «работает» и тот факт, что северо-восточнее, против Сокальского выступа, на котором сосредоточилась значительная часть немецкой ударной группировки, находилась всего одна 124-я дивизия 5-й армии, занимавшая Крыстынопольский укрепрайон (УР № 4). Однако при взгляде на карту хорошо видно, что механизированные корпуса вовсе не были полностью выдвинуты к границе, как об этом пишет в своих фантастико-патриотических сочинениях Виктор Резун-Суворов.

На самом деле непосредственно в Львовском выступе находились только 4-й мехкорпус 6-й армии, дислоцировавшийся в районе Львова, и 8-й мехкорпус из состава 26-й армии, размещавшийся юго-западнее города. Остальная оборона в этом районе возлагалась на выдвинутые к границе стрелковые дивизии 12-й, 26-й и 6-й армий. При этом 12-я армия прикрывала весь южный фас выступа – полосу вдоль румынской и венгерской границ, а ее 16-й мехкорпус был разбросан на огромном пространстве в 300 километров от Калуша на западе до Каменец-Подольска на востоке, причем его 240-я мотострелковая дивизия располагалась уже за линией старой границы.

Севернее Львовского выступа, от Сокаля до Влодавы и Припятских болот, границу прикрывала 5-я армия. Однако из ее 22-го механизированного корпуса на границе находилась лишь 41-я танковая дивизия. Остальные две дивизии пока находился далеко позади – восточнее Ровно, в 200 километрах от границы.

Из четырех механизированных корпусов фронтового подчинения ближе всего к государственной границе находился 15-й мехкорпус, располагавшийся в районе Броды, в 100 километрах от границы. Остальные три мехкорпуса были дислоцированы далеко за линией старой границы: 9-й мехкорпус – у Новоград-Волынска, 24-й мехкорпус – в районе Проскурова, а 19-й мехкорпус вообще был рассредоточен на обширном пространстве между Бердичевым и Житомиром.

Таким образом, назвать группировку войск КОВО строго наступательной невозможно даже при наличии обширной фантазии. Но и строго оборонительной она тоже не являлась! Противоречивость дислокации частей и соединений РККА в июне 1941 года проще всего объяснить наличием противоречий в высших эшелонах власти. Во всяком случае, вне всякой зависимости от решений военного и политического руководства и иных привходящих обстоятельств перед войсками КОВО стояла очевидная первоочередная задача – прикрыть Киев, а вместе с ним всю Украину – богатые хлебом и углем южные районы страны.

Здесь необходимо осознать, что даже в страшном сне Сталин не мог себе представить противника, который попытается разгромить весь Советский Союз. Нет, он полагал, что, как и в 1918 году, германская армия поставит перед собой лишь ограниченные задачи – захват южной части страны и побережья Черного моря. При этом, несмотря на итоги зимней стратегической игры в Генеральном штабе, Белоруссия и Прибалтика продолжали рассматриваться только как вспомогательные направления.

Конечно, наступательные действия РККА тоже предполагались – в том, что война начнется достаточно скоро, не сомневался никто. Однако, пока ситуация оставалось неясной, гораздо лучше было держать основные ударные силы не выдвинутыми далеко на запад в Львовский выступ, а сконцентрированными в районе старой границы. Здесь их много удобнее снабжать и пополнять и отсюда гораздо легче перебрасывать силы на любой нужный участок.[181]

То есть танкового сражения ждали. Вот только развернулось оно вовсе не так, как рассчитывало командование РККА.

* * *

Немцы тоже готовились к встречному приграничному сражению. Правда, танкам в нем отводилась далеко не первостепенная роль. Да и было их у командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Герда фон Рунштеда совсем не так много. В первом эшелоне действовала 1-я танковая группа Эвальда фон Клейста, состоявшая из трех моторизованных корпусов – 3-го (Макензен-младший), 14-го (фон Виттерс-хайм) и 48-го (Кемпф). При этом первым эшелоном шел 3-й мотокорпус, состоявший из 13-й и 14-й танковых и 25-й моторизованной дивизий, ему также были временно приданы 44-я и 298-я пехотные дивизии. Из состава 48-го мотокорпуса в районе Сокальского выступа располагалась лишь 11-я танковая дивизия, 16-я танковая и 16-я моторизованная дивизии находились в 80-120 километрах от границы, в районе Ниско и Сандомира. 14-й мотокорпус составлял второй эшелон танковой группы, его 9-я танковая дивизия, моторизованная дивизия СС «Викинг» и лейбштандарт (моторизованная бригада) СС «Адольф Гитлер» на 22 июня находились в районе Люблина и Радома, в 100–200 километрах от границы.

Такое построение имело свой смысл – в Сокальском выступе на территории 30 на 30 километров и без того сгрудились 6 пехотных дивизий 29-го армейского корпуса и 11-я танковая дивизия 48-го мотокорпуса. Больше войск разместить здесь было просто невозможно – для их движения просто не хватило бы дорог. По замыслу командования группы армий «Юг» первыми начинали атаку пехотные дивизии. Они прорывали жидкий советский фронт, а затем в образовавшуюся брешь входили механизированные соединения, развертываясь в боевые порядки уже на советской территории.

250 километров границы от Устилуга до Радымно с советской стороны прикрывало 5 стрелковых дивизий (97-я, 59-я, 41-я из 6-го стрелкового корпуса 6-й армии, 124-я и 87-я из состава 5-й армии) общей численностью 48 955 человек, одна кавалерийская дивизия (из 6-й армии) численностью около 8 тысяч человек – итого около 60 000 человек вместе с пограничными отрядами и батальонами трех УРов.[182] Непосредственно против них у границы было сосредоточено 15 пехотных дивизий (298-я, 44-я, 168-я, 299-я, 111-я, 75-я, 57-я, 297-я, 9-я, 262-я, 24-я, 96-я, 295-я, 71-я и 68-я), одна легкопехотная (97-я) и одна горнострелковая (1-я) дивизии. Численность только этих дивизий превышала 260 000 человек – то есть на направлении главного удара в первый день войны имел более чем четырехкратное превосходство. Против 124-й стрелковой дивизии в районе Сокаль, Крыстынополь, на «носу» Сокальского выступа было сосредоточено 4 пехотных дивизии – 64 тысячи человек против 10–11 тысяч с учетом войск 4-го укрепрайона. И это без подвижных соединений, которые должны были вступить в бой днем позже, уже в глубине советской территории.

На 22 июня 1941 года в пяти танковых дивизиях группы Клейста насчитывалось 728 исправных танков, помимо них в составе группы армий «Юг» действовало 5 отдельных дивизионов штурмовых орудий – еще 11 °CАУ StuG.III по штату.[183] Не забудем, что в «Викинге» и в лейбштандарте тоже насчитывалось по одной батарее «штугов» – итого штурмовых орудий в группе «Юг» насчитывалось 124. В последнем числилась также рота (10 машин) противотанковых САУ «Панцерягер». Кроме того, как указывалось выше, в 9-й танковой дивизии имелась шестиорудийная батарея 150-мм САУ на том же шасси Pz.I.

Если приплюсовать сюда также упомянутые выше венгерские и словацкие войска, то в полосе КОВО противник имел порядка 1000 пушечных танков и САУ против 4660 аналогичных советских машин (за вычетом пулеметных танкеток и двухбашенных Т-26). Основные танковые удары вермахт наносил не здесь, а в полосе групп армий «Север» и «Центр». Сталин ошибся – Украина была отнюдь не главной целью Гитлера.

В условиях подавляющего численного превосходство противника у командования Киевского Особого военного округа, с началом войны переименованного в Юго-Западный фронт, оставалась одна надежда – на столь же подавляющее превосходство в танках. Поэтому не удивительно, что именно здесь разыгралось крупнейшее на тот момент в мировой истории танковое сражение – первое из многих, которым довелось определить ход и исход этой войны…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Расстановка сил 22 июня 1941

Из книги Констанца 1941 - альтернатива автора Щеглов Дмитрий Юрьевич

Расстановка сил 22 июня 1941 К июню 1941 года государственную границу СССР с Румынией прикрывали соединения Одесского военного округа (командующий генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) и пограничные войска Молдавского пограничного округа (начальник генерал-майор


1.3. ПОДБОР, РАССТАНОВКА И ОБУЧЕНИЕ КАДРОВ

Из книги Спецслужбы Белого движения. 1918—1922. Разведка автора Кирмель Николай Сергеевич

1.3. ПОДБОР, РАССТАНОВКА И ОБУЧЕНИЕ КАДРОВ Сила спецслужб любого государства определяется рядом факторов, в том числе надежностью и профессионализмом кадров. Исследователи А.Г. Шаваев и С.В. Лекарев справедливо считают, что эффективность деятельности спецслужб также


Раздел 2. ПОДБОР, РАССТАНОВКА И ПОДГОТОВКА КАДРОВ

Из книги Карающий меч адмирала Колчака автора Хандорин Владимир Геннадьевич

Раздел 2. ПОДБОР, РАССТАНОВКА И ПОДГОТОВКА КАДРОВ Сила спецслужб любого государства определяется рядом факторов, в том числе надежностью и профессионализмом кадров. Исследователи А.Г. Шаваев и С.В. Пекарев считают, что эффективность деятельности разведки и контрразведки