Глава 7 Операции спецслужб КНР в Австралии, Юго-Восточной Азии, Индии и Афганистане

Глава 7

Операции спецслужб КНР в Австралии, Юго-Восточной Азии, Индии и Афганистане

Мы должны покорить мир, это — наша цель. Мы должны любыми средствами захватить Юго-Восточную Азию, в том числе Южный Вьетнам, Таиланд, Бирму, Малайзию, Сингапур. Этот район богат сырьем, которое себя с лихвой окупит…

Мао Цзэдун (слова, сказанные в 1959 году на военно-дипломатическом совещании)

В Юго-Восточной Азии Китай не может чувствовать спокойно. У него достаточно врагов, которые боятся растущей экономической и военной мощи Поднебесной. Ряд стран-членов АСЕАН, как например Филиппины, даже рассматривают Китай в качестве «вероятного противника». Эти опасения усилились после выступления Цзян Цземиня с докладом на открывшемся 18 ноября 2002 года 16-м съезде КПК. В его докладе было подчеркнуто, что гармоничное развитие оборонного и экономического строительства связано с модернизацией национальной обороны и армии на базе экономического развития страны. Региональные СМИ, обсуждавшие военный аспект съезда, особо отметили фразу выступавшего о том, что Китаю предстоит держать военно-стратегический курс на активную оборону и повышать свое умение вести боевые действия в условиях применения высокотехнологического оружия.

Филиппины, 1948–1953 гг.

После Второй мировой войны на Филиппинах существовала вполне реальная угроза захвата власти прокоммунистической Армией национального освобождения (ХУКС). Причем огромную материальную и военную поддержку ХУКСу оказывал Китай. Спецслужбам КНР даже удалось завербовать двух очень важных агентов, которых раскроют только в середине 50-х: Антонио Чуа Круза, миллиардера с крайне правыми взглядами, и Педро де Ла Пенья — шефа разведслужб Министерства обороны. Осознав, что еще немного, и на Филиппинах победят коммунисты, в дело вмешалось ЦРУ. Они смогли сплотить все антикоммунистические силы вокруг своего ставленника Рамона Магсайсая. Материально-техническая и финансовая помощь ЦРУ позволит ему одержать победу на президентских выборах в 1953 году. Китайцы были вынуждены свернуть свою деятельность.

Сегодня благодаря сочетанию политических и дипломатических методов, активно развивающейся экономики и военной силы Китай вновь обретает былое господство в Азии. После распада Советского Союза Китай стал наиболее вероятным кандидатом на роль противовеса США как сверхдержавы. «Нет никаких сомнений для меня, по крайней мере, в том, что Китай постепенно приближается к превращению в сверхдержаву, которая пошатнет статус-кво в мире», — говорит Джефри Гартен, декан Йельской школы менеджмента в США.

* * *

Растущая военная мощь Поднебесной тревожит извечного врага Китая — Японию. Страны Юго-Восточной Азии, в которых все большим влиянием пользуются выходцы из Китая, больше не воспринимают Японию, как возможного регионального лидера. «Юго-Восточной Азии Китай не только бросает экономический вызов, но и представляет определенную культурную и, в некоторой степени, военную угрозу», — говорит Кобсак Чутикул, видный тайваньский политик. «Прежде чем принять бой, дракон должен извергнуть огонь», — добавляет он.

МГБ КНР ведет активную шпионскую работу против Японии. Как сообщают сотрудники японского Агентства национальной обороны, китайские суда постоянно ведут разведывательную деятельность в территориальных водах Японии. Только в 2004 году разведывательные суда Китая незаконно пересекли морскую границу Японии 11 раз. Рекордное количество нарушений Китаем морской границы с разведывательными целями было зарегистрировано в 1999 году, когда их число составило 33. Однако данные за 2005 год свидетельствуют о том, что Китай наращивает темпы своей разведывательной деятельности.

В основном китайские разведывательные корабли проводят исследование ресурсов морского дна, которые имеют для Японии стратегически важное значение. Не сомневаясь в том, что Китай ищет новые маршруты для своих подводных лодок, Агентство национальной обороны усилило подводное патрулирование этих участков.

Так, в начале февраля 2005 года патрульный самолет морских подразделений Сил самообороны Японии зафиксировал исследовательское судно Министерства просвещения Китая примерно в 270 км к западу от острова Нисиносима (архипелаг Огасавара). Судно куда-то передавало непонятные сигналы. 29 февраля на севере от острова Окиноторисима было зафиксировано еще одно китайское судно, производившее аналогичные действия. 2–4 марта 2005 года это судно перемещалось в западном направлении.

Министерство иностранных дел Японии сразу обратилось через китайское посольство в Токио и своих представителей в Пекине к китайскому правительству с просьбой положить конец подобным действиям. Но вскоре патрульный самолет вновь обнаружил передающее странные сигналы китайское судно в 310 км к востоку от острова Минами-Дайтодзима.

Недавно спецслужбы Японии обнаружили два исследовательских судна Государственного бюро океанографии Китая, которые проводили исследования морского дна в пяти пунктах на юго-востоке от острова Исигакидзима (префектура Окинава) и на севере от острова Окиноторисима.

В районах, к которым приковано внимание китайских исследовательских судов, глубина моря достигает 5 тыс. м. Они имеют для Японии важное стратегическое значение. По заявлению экспертов, данные, собранные в этих районах китайскими судами, представляют большой интерес для военной разведки. «Если учесть, что Китай готовится к военной акции в отношении Тайваня, то, с точки зрения Китая, эти районы являются весьма подходящими для того, чтобы вести наблюдение за американскими и японскими судами и подводными лодками».

В конце 2004 года власти Японии обвинили спецслужбы КНР в «бесчеловечном шантаже» и попытке вербовки одного из сотрудников генерального консульства Японии в Шанхае, который, как утверждается, в результате покончил с собой, чтобы не передавать китайским спец-службам секретные материалы. Генеральный секретарь кабинета министров Японии Синдзо Абэ так прокомментировал этот факт на пресс-конференции в Токио: «Это был хладнокровный и бесчеловечный шантаж и запугивание. Однако сотрудник консульства не сломался и пожертвовал жизнью во имя родины».

Как утверждают японские СМИ, спецслужбы КНР пытались завербовать 46-летнего шифровальщика японского генконсульства в Шанхае, поймав его на связи с местной проституткой. Они требовали, в частности, подробных данных на сотрудников представительства, сведений об их контактах с китайскими гражданами, а также ключ к дипломатическому коду.

В мае 2004 года, как сообщается, шифровальщик покончил с собой, оставив письмо на многих страницах, в котором подробно описал все с ним случившееся.

Причем, скандал вокруг шифровальщика разворачивается на фоне резкого ухудшения отношений между двумя странами, связанного, в частности, со спором о правах на территории и зоны контроля в Восточно-Китайском море. Пекин также обвиняет Токио в попытках оправдать преступления японских милитаристов в прошлом веке. Более того, тревогу КНР вызывает тот факт, что американские ракеты будут размещены на японском острове Окинава, в непосредственной близости от границ КНР По данным газеты «Иомиури», на американской базе на Окинаве будут установлены усовершенствованные баллистические ракеты Patriot (PAC-3).

* * *

Китайские спецслужбы уделяют особое внимания шпионажу против стран АСЕАН. Стратегия, которую применяет МГБ КНР в большей мере связана с использованием «хуацяо» — этнических китайцев. Недаром в одном из выступлений «великий кормчий» Мао назвал их «на 90 % — патриотами, нашими друзьями и товарищами». Именно этнические китайцы, составляя подавляющую часть Коммунистической партии Индонезии, возглавили кровопролитный путч сентября 1966 года.

Где было мало «хуацяо», китайские власти экспортировали свою идеологическую модель «социализма с китайской спецификой». КНР финансировала и вооружала в 1960–1970 годы прокитайские «отряды красных охранников» в Гане, «зеленой гвардии» в Танзании, партию «Движение за культурную революцию Судана», «Союз национальной гвардии Замбии», «Революционный комитет Уганды» и т. д. И сегодня маоистские группы продолжают существовать в большинстве стран мира от Америки до Австралии включительно.

В самом Китае гостили, лечились и обучались диверсиям полпотовские главари «красных кхмеров». В ходе короткого периода правления Пол Пота в Камбодже китайские инструкторы практически хозяйничали в Пномпене, натравливая «красных кхмеров» на враждебный Пекину просоветский Вьетнам. И после свержения Пол Пота его продолжали опекать сотрудники МГБ на партизанской базе. Также наводнена была этими инструкторами Корея в ходе войны 1950–1953 гг. В той войне в рядах северных корейцев погиб сын Мао Цзэдуна — Мао Аньин.

Еще в конце 80-х основные усилия китайской разведки были сосредоточены в странах Юго-Восточной Азии с преобладающим китайским населением. Агенты МГБ КНР активно внедрялись в различные правительственные организации, коммерческие структуры и преступные сообщества — «Триаду» и пиратов.

Во время войны во Вьетнаме, шпионская сеть КНР в Ханое создавала целые лаборатории по изготовлению фальшивых документов. Одна из таких контор находилась в пятом квартале города Хошимин по улице Нгуен Ти Тхань, в доме № 47 512. Известно, что этот пятый квартал старого Сайгона был некогда одним из основных пристанищ китайской мафии — триады. Нет сомнения, что агенты разведки не брезговали услугами уголовных элементов.

По данным экспертов агентства «Славянский мир» «среди особых успехов МГБ КНР следует отметить достижение контроля над крупнейшими финансово-кредитными учреждениями (банками) Гонконга и Сингапура.

В 1996 года МГБ КНР провело успешную операцию по избранию главой администрации Гонконга своего сотрудника — владельца судоходной фирмы «Ориент оверсиз интернейшнл» Тун Чжихуа. Под прикрытием этой крупнейшей судоходной компании (личное состояние Тун Чжихуа оценивается свыше миллиарда долларов) китайская разведка успешно действует в Гонконге.

В настоящий момент МГБ КНР имеет устойчивые оперативные позиции во всех ключевых отраслях легального и нелегального бизнеса в странах ЮВА и контролирует основные информационные и финансовые потоки. Через многомиллионные китайские общины китайская разведка проникла в государственный аппарат и правоохранительные органы азиатских стран и имеет возможность влиять на принимаемые решения. (О влиянии китайской диаспоры можно судить, например, по тому факту, что в Индонезии 3,5 млн. китайцев владеют 73 % частного капитала страны, в Сингапуре этот показатель еще выше.)

Особое внимание МГБ КНР уделяет контролю за средствами массовой информации в регионе.

* * *

Присоединение Тайваня к КНР является долгосрочной стратегической целью руководства коммунистического Китая. Недавно принятый в Китае закон провозглашает, что проблема Тайваня является внутренним делом Китая и ее решение не подлежит «никакому вмешательству со стороны внешних сил». Однако в документе в несколько завуалированной форме декларируется также возможность применения КНР военной силы.

Тайвань, защищаемый американским флотом, продолжает оставаться проблемой номер один для КНР. Он является основной базой для американской разведки, работающей против коммунистического Китая. Опираясь на территорию острова, спецслужбы США пытаются восстановить потерянный контакт с китайским материком. Отсюда совершаются разведывательные полеты на материковую часть КНР, перебрасываются диверсионные группы, ведется подрывная работа. Китай всегда считал Тайвань своей территорией и не раз пытался присоединить остров к материку. Поэтому тайные операции против Тайваня являются основными в Юго-Восточной Азии. Спецслужбы КНР применяют весь комплекс оперативных разведывательных мероприятий: шантаж, подкуп, различного рода провокации и т. д. О деятельности китайских спецслужб на Тайване рассказал китайский разведчик Ли Чжинхао, работавший на тайваньцев, в 1999 г. его схватило МГБ и расстреляло.

По данным спецслужб Тайваня, китайские хакеры переодически взламывают сети госструктур острова. Целями взломщиков являются сайты вооруженных сил, министерств юстиции, экономики и Национальной ассамблеи.

Напуганные размахом китайского шпионажа, тайваньские власти разработали и утвердили специальный пятилетний план, направленный на противодействие разведывательной и иной деятельности спецслужб материкового Китая. По данным на 1998 год, за несколько предшествовавших лет спецслужбы Китая забросили на остров до 600 своих агентов, при этом сам Тайвань потерял в Китае за 50 лет 3 тысячи своих агентов. Причем по данным тайваньских спецслужб приоритетом в агентурной работе для разведчиков КНР стали тайваньцы, находившиеся в прошлом на военной службе и занявшиеся после отставки бизнесом на материке. Главной мишенью среди них выступают те, кто служил в тайваньских подразделениях связи, ПВО и разведки.

В августе 2003 года на Тайване были арестованы два человека по подозрению в шпионаже в пользу Китая. По данным тайваньской контрразведки, 54-летний бизнесмен Йен Ю Чен получал секретную военную информацию о разработках в области ПВО от двух специалистов Института высоких технологий и передавал ее Китаю.

Засылка агентов идет с переменным успехом, а официальные ноты о поимке шпионов напоминают фронтовые сводки. Последние шпионские скандалы показали, что Тайвань постепенно теряет инициативу в борьбе против коммунистического Китая, особенно в области сбора разведывательной информации. Даже президент Тайваня недавно публично заявил, что количество собранных о материковом Китае разведданных резко сократилось. Пока островом правила железной рукой партия Чан Кайши Гоминьдан, с внутренней безопасностью все было нормально. По данным СМИ тайваньцы не могли не только выезжать из страны (на острове существовал режим выездных виз, предельно жесткий и напоминающий советский), им даже запрещалось купаться в море, поскольку вместо курортов все побережье усеяно военно-морскими базами. Однако с потеплением отношений в 90-е годы тайваньцы стали выезжать за рубеж, в том числе на материковый Китай. Причем не столько по ностальгическим соображением, сколько по делам бизнеса — к тому времени в Китае были организованы специальные экономические зоны, куда преуспевающие тайваньцы стали вкладывать деньги. При этом многими из этих бизнесменов оказались отставные офицеры, чем и воспользовалась китайская контрразведка.

В апреле 2006 года Тайвань провел очередной сеанс компьютерных учений, в ходе которых имитировалось нападение КНР на Тайвань, согласно сценарию, в 2008 году. Подобные игры под кодовым названием «Хан Куанг» организуются военным ведомством Тайваня ежегодно.

В ходе последних виртуальных учений, по данным тайваньских СМИ, задача по отражению удара соединений коммунистического Китая не была решена вследствие потери тайваньским генштабом нитей управления. 6-я армия, защищающая северные районы острова, не получила своевременного уведомления о высадке противника и не смогла принять надлежащие меры. Сбои в системе связи тайбэйское Минобороны оценило как весьма серьезный недостаток и обратилось к правительству с просьбой выделения необходимых ассигнований на ее доработку.

Военно-морские силы Китайской Республики действовали довольно успешно: на третий день учений четыре эсминца класса «Кидд» смогли предотвратить продвижение 25 % десантных кораблей ВМС Народно-освободительной армии КНР, пересекавших Тайваньский пролив. Тем не менее подразделения НОАК с захваченного на острове плацдарма по скоростному шоссе Янзинь совершили бросок в сторону столицы и заняли Тайбэй, сломив сопротивление городского гарнизона, разгромленного численно превосходящими войсками противника при мощной поддержке с воздуха.

После этого Минобороны КР объявило о завершении учений. По его данным, результаты компьютерных игр свидетельствуют: в том случае, если бы операция НОАК произошла в действительности, тайваньская армия потеряла бы около половины личного состава, а ВВС — почти 55 % самолетного парка.

Вместе с тем после тренировок за дисплеями тайваньские генералы проводят реальные маневры сухопутных войск, ВВС и флота. Но действительность такова, что если Китай захочет, то он может завоевать Тайвань в течение нескольких дней.

Кроме того, на случай возможного обострения ситуации вокруг Тайваня китайское руководство осуществляет широкую программу создания тактических и оперативнотактических ракет для оснащения ими сухопутных войск НОАК. Так, в 1990 году были успешно завершены летноконструкторские испытания мобильных твердотопливных БР «Дунфэн-11» (М-11) и «Дунфэн-15» (М-9) с дальностью стрельбы 300 и 600 км соответственно, способных доставлять ядерные боезаряды. По сведениям тайваньских спецслужб, в трех южных провинциях Китая развернуто от 160 до 250 таких ракет.

* * *

Огромные усилия МГБ КНР направлены в сторону Австралии. Здесь мы видим ту удивительную приспособляемость, которая была одной из выдающихся особенностей китайского шпионажа.

В конце 2005 года в Австралии с просьбой предоставить ему политическое убежище обратился сотрудник спецслужб КНР Хао Феньюнь. Он сообщил австралийским властям, что на территории Австралии действует около тысячи китайских шпионов. Слова Хао Феньюня подтвердил и другой китайский перебежчик, бывший высокопоставленный чиновник генконсульства КНР Чэнь Юнлинь. Он попросил у австралийских властей политического убежища, утверждая, что его преследуют китайские спецслужбы, но получил отказ. По непроверенным данным, основываясь на информации перебежчика, Агентство внутренних расследований Австралии создало новое отделение для борьбы со шпионской деятельностью других стран на территории Австралии. Предполагается, что особое внимание новый отдел уделит выявлению шпионов из Китая. Однако правительство Австралии эту информацию не подтвердило.

Спецслужбы КНР действуют в Австралии по уже проверенной и отработанной схеме — через диаспоры. Они контролируют китайскую диаспору в Австралии и оказывают влияние на нее. Именно «хуацяо» — этнические китайцы — являются основными поставщиками секретной информации для Пекина. Здесь следует отметить еще одну особенность работы спецслужб Китая. Безусловно, МГБ КНР хорошо усвоило основные принципы шпионажа: шпион должен иметь убедительный повод для пребывания в том месте, куда он послан; шпион не должен привлекать к себе внимание; ни действия, ни речь шпиона не должны вызывать подозрения окружающих.

Поэтому среди китайских агентов, действующих на территории Австралии, мы не найдем торговцев наркотиков или опасных преступников. Вместо них мы встретим мелких фермеров, парикмахеров, студентов, изучающих язык, врачей и рыбаков. Это вовсе не означает, что каждый китаец, находящийся в Австралии, является обученным шпионом или агентом МГБ КНР. Тем не менее, когда китайцу предоставлялась возможность собрать какую бы то ни было информацию, он делал это и передавал ее или китайскому консулу или МГБ по возвращении на родину.

Перебежчик из КНР Чэнь Юнлинь подтвердил: «В Австралии китайская диаспора подчиняется двум правительствам, одно из них — это правительство Китая, другое — правительство Австралии». По его мнению, «большинство живущих за границей китайцев получили гражданство стран проживания, и совершенно ясно, что они должны быть лояльны по отношению к этим государствам. В Австралии, однако, они всячески стремятся угождать китайским властям, зарабатывают на этом деньги, извлекают выгоды из ситуации, однако не думают, что их действия открывают путь для инфильтрации Китая в эту страну… А Китай как раз и использует такой настрой в среде китайских эмигрантов для того, чтобы добиться целей экспансии и установления контроля. В дальнейшем в качестве обратной реакции, отклик от этой политики возвращается в Китай, то есть там начинают говорить о том, что за границей мы добились важных побед, привлекли к сотрудничеству многих патриотических деятелей из китайской диаспоры с тем, чтобы они внесли вклад в дело Родины. На самом деле, эти люди вносят вклад в дело власти КПК».

Китайские эмигранты являются самыми способными из всей когорты шпионов-любителей. Чтобы добиться доверия, они были не прочь покритиковать свою страну в присутствии иностранцев, если считают, что могут таким путем получить информацию. На самом же деле число китайцев, которые действительно плохо думали о своей стране, было настолько мизерным, что о них даже не стоит говорить.

Китайские спецслужбы уже давно и незаметно для австралийских властей пытаются проникнуть во властные структуры Австралии. Для этого они используют испытанные методы: скрытое финансирование перспективных политических лидеров и партий и экономические льготы их родственникам, либо шантаж и подкуп. Чэнь Юнлинь сообщил о том, что «имеются доказательства, что некоторые австралийские политики уже служат Китаю, превратились в сторонников политики Пекина». «Посольство Китая, — добавил он, — иногда обращается к помощи австралийских чиновников, относящихся к этой категории, при борьбе с китайскими инакомыслящими». В СМИ попала информация, как в нарушение австралийских законов чиновники местной иммиграционной службы позволили официальным представителям КНР в течение двух недель допрашивать в центре временного содержания 50 нелегально добравшихся до Австралии китайцев.

Иногда спецслужбами КНР в отношении находящихся за границей китайских граждан используются противозаконные методы работы. Так, по словам Чэнь Юнлиня, в апреле 2000 года сотрудниками МОБ КНР был похищен и помещен на находившееся вблизи Австралии китайское рыболовное судно Лань Мэн, сын бывшего вице-мэра г. Макао Лань Фу. Этот китайский чиновник проворовался и скрылся за границей. Похитив сына, китайские спецслужбы вынудили отца добровольно вернуться в КНР, где он был приговорен к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора на два года. Сын был освобожден. По данным Чэня, такие операции, связанные с похищениями и шантажом, не редкость для китайских спецслужб.

* * *

Даже в странах, удаленных от Китая географически и никак не связанных с ним исторически, культурно или цивилизационно, влияние китайского шпионажа дает о себе знать. Влияние китайской диаспоры очень велико. Они ведут шпионскую деятельность, пытаются проникнуть в правительства и спецслужбы других стран. Так, на Маврикии правительство вынуждено гарантировать китайской диаспоре квоту в правительстве. Президент Мадагаскара Ф. Циранана публично грозил выслать из страны «за подрывную деятельность» носителей «желтой опасности». Спецслужбы КНР оказывали всемирную помощь целому ряду экстремистских политических организаций: «Рабоче-крестьянской партии Турции», фракции А. Шукейри в «Организации Освобождения Палестины», финансировали националистов Нагаленда в Индии, Чинский автономный район и Шанское автономное «государство» в Бирме.

Огромный интерес для спецслужб КНР представляет Индия, с которой у Китая было несколько вооруженных конфликтов. Разведка Китая весьма успешно работала на индийской территории. Результатом их работы стало то, что индийские спецслужбы проморгали начало и направление главного удара во время агрессии КНР против Индии в 1962 году. Для борьбы с внутренними и внешними врагами Индии, в том числе шпионажем Китая, в Дели было создано Центральное разведывательное бюро. В его состав входят три оперативных управления: внутренней безопасности; обеспечения безопасности высокопоставленных лиц и управление контрразведки. Численность бюро около 20 тысяч сотрудников. В начале 70-х годов контрразведчики Индии разгромили маоистское подполье в Калькутте и Компартию Западного Бенгала, где осели прокитайские партизаны из организации «Наксалитов». Их руководитель Чару Мазумдар побывал в Пекине и встречался с Чжоу Эньлаем и Кан Шеном. Благодаря информатору индийских спецслужб, находившемуся в делегации Мазумдара, контрразведчики Индии смогли получить протокол их беседы. Через несколько лет спецслужбы Индии арестуют Мазумдара, и он умрет в тюрьме.

В конце 70-х годов основными противниками для разведки Индии стали Китай и Пакистан, тем более что, по данным индийских спецслужб, Пекин активно помогал Исламабаду в производстве атомной бомбы.

Кроме того, еще в 1994 году Китай арендовал у Бирмы три острова и развернул на них центры радиоразведки (они «покрывают» Индийский океан, Бенгальский залив и Малаккский пролив). А в 1995 году, по данным ЦРУ, модернизации были подвергнуты китайские центры радиоперехвата в Азии: на одном из Парасельских островов и на острове Хайнань в Южно-Китайском море. Кроме того, был восстановлен центр радиоперехвата Соп-Хау вблизи Лаоса, активно функционировавший в 60–70-х гг. во время войны во Вьетнаме.

Китайское вмешательство в Афганистане проявилось даже резче, чем на Ближнем Востоке и Азии. Достаточно вспомнить, что КНР снабжала душманов оружием и советниками, участвовала в подготовке диверсантов, внедрявшихся в Афганистан из Пакистана. По данным газеты «Таймс оф Индия», «китайцы забросили в Афганистан столько военной техники, что, даже если вооружить всех мятежников, останется большой излишек».

В отношении с Лаосом китайцы проводят курс на постепенное вовлечение ЛНДР в сферу своего влияния. По данным экспертов, в 1994 году КНР даже вошла в число основных стран мира по объему инвестиций в лаосскую экономику.

* * *

Китай выражает готовность к поддержанию и последовательному развитию связей с Социалистической Республикой Вьетнам (СРВ). Однако сдерживающим фактором по-прежнему остается неурегулированность территориально-пограничных вопросов, затрагивающих как сухопутную границу, так и Тонкинский залив и острова Южно-Китайского моря.

Поэтому спецслужбы КНР активно проводят разведывательные операции против СРВ. При этом используются этнические китайцы, проживающие на территории Вьетнама. В этом отношении значительный интерес представляет работа разведки КНР против Вьетнама во время китайско-вьетнамской войны 1979 года. Именно там на практике была отработана технология действий «хуацяо» во время различных вооруженных конфликтов.

Сценарий подобных действий прост. Несколько лет «пограничных конфликтов» для прощупывания сил противника, применительно Вьетнама — захват спорных Парасельских островов (январь 1974). Затем, не получив должного ответа, широкомасштабная наступательная операция, вторжение в феврале — марте 1979 года. В отстаивании своих интересов Китай никогда не останавливается перед вооруженными действиями.

Американское агентство «Таймс» сообщило на страницах своего журнала интервью с неназванным высокопоставленным чиновником компартии Вьетнама. Тот объяснил причины китайско-вьетнамской войны — «китайцы не забыли, что граница была проведена Францией в 18-м столетии (Вьетнам тогда являлся ее колонией), когда Китай был весьма слаб», а другой вьетнамский ответственный работник констатировал, что «тысячи китайских торговцев колонизируют пограничный район». Причем война с Вьетнамом до сих пор не закончена. Сегодня она носит перманентный характер. Иногда на границе возникают кровавые стычки. В 1988 году Китай имел непродолжительную, но кровопролитную схватку с Вьетнамом на море, в окрестностях спорных островов Спратли; в 1993-м году, кстати, китайцы явочным порядком установили на архипелаге свои пограничные знаки. В мае 1992 года вспыхнула «перестрелка на одном из участков сухопутной границы», где китайские солдаты пытались на 0,5 км отодвинуть пограничные столбы в глубь вьетнамской территории. Подобные территориальные конфликты имеются также с Японией (о-ва Сенкаку) и Тайванем, Индией, у которой еще в 1962 году было захвачено и по сей день удерживается 38 000 кв. км территории.

Особый интерес представляет подготовительная работа китайских спецслужб с «хуацяо» перед началом войны с Вьетнамом. Так как сегодня на территории России проживает и работает около миллиона китайцев, в случае войны китайская диаспора может быть использована против России по уже отработанной во Вьетнаме схеме.

Перед самым конфликтом с Ханоем МГБ КНР активно работало с «хуацяо». В конце сентября 1977 года заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин заявил, что «вопрос о работе среди заморских китайцев надо поднять на повестку дня». И вопрос этот был поднят сначала на специальном совещании по проблемам «хуацяо», в котором, по сообщению агентства Синьхуа, приняли участие восемнадцать «заинтересованных» центральных ведомств и организаций КНР, а затем на сессии Всекитайского собрания народных представителей в феврале — марте 1978 года.

Причем стратегические планы завоевания ЮВА разрабатывались в КНР еще в начале 50-х. По сведениям, например, американской разведки китайские власти в 1953 году подготовили и разработали программу действий, рассчитанную на 20 лет. Она предусматривала, например, захват всей Азии к 1965 году. Потом на очереди — Африка. Захват ее природных богатств должно был снизить энергетическую зависимость КНР и показать Европе, кто «настоящий хозяин» в мире. «Китай везде, где есть китайцы».

Но этого, как видим, пока не произошло.

Первые нападения на вьетнамскую территорию начались примерно с 1974 года. Уже в 1975 году насчитывалось 294 случая вторжения на вьетнамскую территорию вооруженных китайских отрядов. В 1976 году количество нарушений границы СРВ достигло уже 812, в 1977-м — 873, в 1978-м — 2175. В январе 1974 года китайские вооруженные силы оккупировали архипелаг Хоангша (Парасельские острова). В 1978 году уже велись полномасштабные приготовления к войне с Вьетнамом.

В отношениях с СРВ Китай действовал по отработанной схеме, опираясь на свою «пятую колонну» — «хуа-цяо», которых насчитывалось в регионе примерно 1,2 миллиона. Притеснение этнических китайцев в СВР — надуманную причину — использовали спецслужбы КНР для оправдания вторжения во Вьетнам. Причем Китай добивался поддержки своих действий за рубежом. Так, в США в различных кругах стали муссировать тему «исхода китайцев», о преследованиях китайских промышленников и коммерсантов во Вьетнаме. Заранее спланированные действия Пекина по оказанию давления на СРВ, в связи с вопросом о якобы «бедственном положении» лиц китайской национальности во Вьетнаме, продолжали принимать все большие размеры. В мае 1978 года китайские власти выступили с открытым заявлением о будто бы начавшейся кампании по «преследованию лиц китайской национальности во Вьетнаме».

Первоначально китайцы стали создавать трудности на различных промышленных объектах, сооружаемых во Вьетнаме. Поставки необходимых чертежей и машин задерживались. Оборудование приходило некомплектным. Китайские рабочие и инженеры неожиданно уезжали. Как потом выяснили спецслужбы СРВ, почти каждую ночь в дома лиц китайского происхождения приходили таинственные посетители, которые уговорами и запугиванием склоняли людей к отъезду в Китай. Агенты МГБ помогали «хуацяо» незаконно пробираться в Китай. Более 170 тысяч обманутых людей легальными и нелегальными путями покинули СРВ и ушли в Китай. Все это отрицательно сказывалось на строительстве и сдаче в эксплуатацию необходимых СРВ объектов, тормозило развитие экономики республики. Более того, правительство КНР приняло решение отменить все поставки оборудования, предоставляемого СРВ.

Затем последовали новые акции Пекина: он отозвал большую часть технических специалистов, начал затягивать выполнение торговых контрактов, односторонне аннулировал ряд соглашений, подписанных правительствами двух государств. Дальше больше — китайские власти стали запрещать или ограничивать транзитные перевозки из Европы через территорию Китая оборудования и материалов для Вьетнама.

Под руководством спецслужб КНР были созданы шпионские организации «хуацяо» во Вьетнаме. Эти группы располагали явочными квартирами, тайниками, поддерживали постоянную связь с «центром» и с китайским посольством в Ханое. Члены этих организаций вели разведывательную деятельность против СРВ, саботировали работу правительственных учреждений Вьетнама, выпускали фальшивые деньги, разжигали межнациональную рознь, провоцировали беспорядки, проводили диверсии на военных объектах и т. д. По данным вьетнамской разведки Китай приступил к заброске своей агентуры во Вьетнам еще в 1964 году. В спецслужбах СРВ имеется несколько инструкций, которые предписывали шпионам оседать в китайских семьях во Вьетнаме, находить удобные прикрытия, легализовываться и вести сбор разведывательной информации военного, политического и экономического характера.

Особый интерес для МГБ КНР представляли пограничные районы, например в провинции Куангнинь, где находятся крупные порты республики, Хонгай и Камфа, пролегали важные в стратегическом отношении дороги и проживали тогда примерно 160 тысяч лиц китайского происхождения. Шпионские группы обосновались и во втором по величине городе Северного Вьетнама — Хайфоне. Органами государственной безопасности СРВ были разоблачены многочисленные подпольные группы, которые занимались исключительно нелегальной переброской лиц китайской национальности через границу Вьетнама. Такие группы находились и в Ханое, и в Хошимине, и в Хайфоне, и в Хонгае.

Китайцы, перешедшие с территории Вьетнама на свою историческую родину, вначале проходили фильтрацию и проверку в специальных лагерях. Многие из них затем готовились к нелегальной заброске во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. «Хуацяо» зачислялись в «черные дивизии», разведывательные подразделения, дозорные группы. Только в ноябре 1979 года пекинский разведцентр направил в районы Монгкай и Биньлиеу провинции Куангнинь 15 шпионских отрядов. Этим же центром созданы так называемые «рабочие бригады этнических китайцев», сформированные из числа ранее вернувшихся в Китай вьетнамцев китайского происхождения. Их тайно перебрасывали во Вьетнам для сбора разведывательных данных. У каждой разведывательной группы, забрасываемой во Вьетнам, были свои цели и задания. Это сбор экономической и политической информации, ведение пропагандистской работы среди вьетнамского населения, составление карт вьетнамских оборонительных укреплений, проведение экономических диверсии.

Каждому члену группы выдавалось 10 тысяч вьетнамских донгов. Дополнительную плату диверсанты получали за уничтожение техники, взрывы на дорогах, в складских помещениях, за нападения в открытом море на шаланды и джонки вьетнамских рыбаков. После возвращения в Китай шпиону была обещана выплата 5 тысяч юаней. Напряженность в пограничной зоне осенью — зимой 1978 года нарастала буквально с каждым днем.

Китайские спецслужбы в массовом порядке засылали во Вьетнам шпионско-диверсионные группы. Только, за вторую половину 1979 года и начало 1980 года сотрудниками спецслужб СВР были выявлены свыше 400 таких групп. Но массовая засылка шпионов мало чем помогла Китаю. Вьетнамские контрразведчики научились выявлять и пресекать деятельность подобных групп.

Как известно «первая социалистическая» война между Китаем и Вьетнамом закончилась перемирием, армия КНР была изгнана с захваченных вьетнамских земель. Но Пекин не отказался от своих территориальных притязаний. Вооруженные конфликты с СРВ шли практически все 80-е и 90-е годы. И тайная война против Вьетнама, в которой МГБ КНР активно использует все разведывательные методы, в том числе и китайскую диаспору, продолжается по сей день.

Во многом это связано с все возрастающей ролью Вьетнама в азиатской политике США. Соединенные Штаты пытаются усилить свое влияние в регионе с тем, чтобы всегда держать Китай под наблюдением. В частности, Америка пытается договориться об аренде бывшей советской базы Камрань во Вьетнаме и оттуда вести активную разведку против Китая.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 24 Спецназ в Афганистане

Из книги Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия автора Колпакиди Александр Иванович

Глава 24 Спецназ в Афганистане В афганских событиях 1979–1989 годов активное участие принимал и спецназ. Если в 1979 году в составе 40-й армии спецназ был лишь отдельной ротой спецназа, то уже в 1986 году группировка соединений и частей спецназа составляла две отдельные бригады


Глава 3 Тайные операции спецслужб КНР в России

Из книги Китайская разведка [Maxima-Library] автора Глазунов Олег Николаевич

Глава 3 Тайные операции спецслужб КНР в России У Китая более умная политическая элита. Китай сильнее экономически, в техническое развитие Китая идут гораздо более крупные инвестиции, чем в российские технологические нововведения. Китайцы — более дисциплинированный


«Важнейшее государство в Юго-Восточной Азии»

Из книги ЦРУ. Правдивая история автора Вейнер Тим

«Важнейшее государство в Юго-Восточной Азии» В Таиланде ЦРУ столкнулось с еще более тонкой политической проблемой: иллюзией демократии.В 1953 году Уолтер Беделл Смит и братья Даллес направили в Бангкок чрезвычайного американского посла: Дикого Билла Донована. Ему тогда


«Спитфайры» Mk VIII в Юго- Восточной Азии

Из книги Британские асы пилоты «Спитфайров» Часть 2 автора Иванов С. В.

«Спитфайры» Mk VIII в Юго- Восточной Азии На Дальнем Востоке первые «Спитфайры» Mk VIII появились в конце 1943 г., их получили 81-я и 152-я эскадрильи RAF, которые базировались в восточной Индии на аэродромах Алипор и Байгачи. В начале 1944 г. «восьмерки» получили еще два подразделения —


Боевые корабли Юго-Восточной Азии

Из книги Боевые корабли древнего Китая, 200 г. до н.э. — 1413 г. н.э. автора Иванов С. В.

Боевые корабли Юго-Восточной Азии Боевые баркасы В ходе войн между тямами и кхмерами на протяжении XII в. обе стороны часто применяли флот. У тямов флот иногда превышал 100 единиц. Некоторые из кораблей представляли собой боевые джонки, которые также использовались для


ТАЙНАЯ ВОЙНА В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Из книги Международный терроризм и ЦРУ: Документы, свидетельства, факты автора Сырокомский Виталий

ТАЙНАЯ ВОЙНА В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Многочисленные публикации последних лет свидетельствуют, что ЦРУ и подобные ему организации не брезгуют никакими средствами для достижения своих целей.Одной из наиболее позорных страниц в истории американского империализма была


Ударное оружие Юго-Восточной Азии, XVII—XIX вв. 

Из книги Малая энциклопедия холодного оружия автора Югринов Павел

Ударное оружие Юго-Восточной Азии, XVII—XIX вв.  В конце XVII — начале XVIII в. ударное оружие в государствах Юго-Восточной Азии постепенно исчезает из сферы применения профессиональных солдат. Этот процесс, как и в других регионах, был вызван распространением огнестрельного


Древковое оружие Юго-Восточной Азии 

Из книги Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж автора Шишкин Олег Анатольевич

Древковое оружие Юго-Восточной Азии  В XVIII—XIX вв. в Китае и окружающих его государствах существовало большое количество разновидностей древкового оружия. Широко распространены были всевозможные трезубцы, боевые вилы и прочее оружие, которому трудно подобрать название


Длинноклинковое оружие Юго-Восточной Азии, XIX в. 

Из книги Тайное проникновение. Секреты советской разведки автора Павлов Виталий Григорьевич

Длинноклинковое оружие Юго-Восточной Азии, XIX в.  Клинковое оружие государств Юго-Восточной Азии базировалось, как правило, на китайских образцах, хотя существовали исключения. Если тибетский меч (рис. 352) в целом повторял классическую китайскую конструкцию прямых мечей,


Короткоклинковое оружие Юго-Восточной Азии

Из книги Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914–1917). 1914 год. Начало автора Айрапетов Олег Рудольфович

Короткоклинковое оружие Юго-Восточной Азии 472. Нож боевой, Китай, XIX в.473. Кинжал, Тибет, XIX в.474. Традиционный нож из Шри-Ланки (о. Цейлон), XIX в.475. Кайкен, Япония, XVIII в.476. Танто, Япония, XVIII в.477. Айкути, Япония, XVIII в.478. Трезубец стальной, Китай, XIX в. Наибольшей известностью среди


Глава VI. ТФП западных спецслужб

Из книги автора

Глава VI. ТФП западных спецслужб Вчера ты был герой, гордящийся собою, Теперь ты бледный трус, подавленный стыдом. Надсон. «Жизнь» В послевоенный период наиболее характерным методом использования спецслужбами противника своей агентуры стало проникновение в наши


Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции

Из книги автора

Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции После Галицийской битвы возросла популярность генерала Н. И. Иванова, победа в ней приписывалась только ему. Г. И. Шавельский отмечал, что «добрым гением Юго-Западного фронта был не сам


Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции

Из книги автора

Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции 1 ШавельскийГ. Указ. соч. Т. 1. С. 197.2 Там же.3 Кирилин Ф. Указ. соч. С. 11.4 ЛемкеМ. К. Указ. соч. С. 79.5 Сухомлинов В. [А.] Указ. соч. С. 95.6 Брусилов А. А. Указ. соч. С. 67.7 Бубнов А. [Д.] Указ. соч. С. 88.8 Русский


Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции

Из книги автора

Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции После Галицийской битвы возросла популярность генерала Н. И. Иванова, победа в ней приписывалась только ему. Г. И. Шавельский отмечал, что «добрым гением Юго-Западного фронта был не сам


Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции

Из книги автора

Завершение битвы в Восточной Пруссии, Варшавско-Ивангородская и Лодзинская операции 1 ШавельскийГ. Указ. соч. Т. 1. С. 197.2 Там же.3 Кирилин Ф. Указ. соч. С. 11.4 ЛемкеМ. К. Указ. соч. С. 79.5 Сухомлинов В. [А.] Указ. соч. С. 95.6 Брусилов А. А. Указ. соч. С. 67.7 Бубнов А. [Д.] Указ. соч. С. 88.8 Русский