Впереди фронтов

Впереди фронтов

К концу зимы и весной 1942 г. общая обстановка, сложившаяся на фронте и в тылу противника, способствовала тому, что командование бригады главное внимание переключило на выполнение основных задач, поставленных перед ОМСБОНом Ставкой Верховного Главнокомандования и Наркоматом внутренних дел.

Наступило время интенсивного формирования спецотрядов и спецгрупп и организации их массового выхода в тыл врага. При этом районы их дислокации и действий определялись стратегическими целями, поставленными Ставкой перед советской разведкой, задачами, стоящими перед отдельными фронтами, и конкретными условиями, сложившимися в данное время на временно оккупированных немецко-фашистскими войсками территориях.

К весне 1942 г. партизанское движение стало принимать подлинно всенародный характер. Резко изменилось к нему и отношение руководства гитлеровской Германии. Если в июле 1941 г. Гитлер явно недооценивал угрозу, которую представляло партизанское движение для оккупационных властей и фашистской армии, и даже с определенной долей пренебрежения говорил: «…партизанская война имеет свои преимущества: она дает возможность истреблять все, что восстает против нас», – то уже через два месяца он вынужден был признать: «Действия партизан представляют крайнюю опасность нашим коммуникациям» {1}. Фашистская разведка тщательно следила за переброской отрядов и групп специального назначения в свой тыл и неоднократно фиксировала ее возросшую интенсивность в начале 1942 г.

Засылка отрядов ОМСБОНа в их тыл начала серьезно беспокоить командование немецко-фашистской армии. В одном из докладов главного командования немецкой армии Гитлеру, датируемом весной 1942 г., говорилось: «В течение зимы 1941/42 г. через линию фронта были переправлены или сброшены с парашютом в немецкий тыл фанатично настроенные и надежные члены партии, прошедшие военную подготовку, или кадровые офицеры…» {2} В донесении этот факт рассматривался как стремление обеспечить партизан и подпольщиков опытными руководителями и говорилось, что перед карателями в качестве первоочередной ставится задача уничтожения десантников.

При определении районов дислокации отрядов и групп ОМСБОНа в тылу врага командованием бригады учитывались состояние партизанского движения и подполья в данной местности, наличие в ней базы, способной принять забрасываемые с Большой земли отряды и обеспечить выполнение перевалочной функции на пути отрядов и групп к заданному месту назначения. Боевая деятельность омсбоновцев в тылу врага в 1942–1944 гг. осуществлялась по заданиям командующих Западным, Центральным, Брянским, 1, 2, 3-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами.

Перед ними ставились следующие основные задачи:

– сбор разведывательных данных и информации военного, экономического и социально-политического характера;

– разрушение стратегических железнодорожных и шоссейных магистралей и других коммуникаций в прифронтовой зоне и в глубоком тылу противника, выведение из строя важных транспортных узлов;

– срыв железнодорожных и автоперевозок живой силы и техники противника на фронт;

– разрушение мостов, станционных сооружений;

– всяческое препятствие вывозу в Германию советских граждан, техники и награбленной фашистами национальной собственности советского народа и имущества граждан;

– разгром воинских, жандармских и полицейских гарнизонов;

– вывод из строя промышленных предприятий, электростанций, средств связи {3}.

В начале 1942 г. большинство отрядов переходило линию фронта в Калужской области на участках 10-й и 16-й армий. Оттуда уходили на заданные им территории (главным образом в Брянскую и Орловскую области, в районы Белорусского и Украинского Полесья) многие из первых отрядов ОМСБОНа.

Вторым направлением массового их выхода в глубокий тыл врага являлся в тот период путь в Белоруссию и Смоленскую область через лесные массивы западной части Калининской области с центром в Торопце.

Районы действий отрядов определялись по согласованию с Генеральным штабом Красной Армии и штабами фронтов. В числе главных объектов разведывательных и диверсионных действий омсбоновцев стали важнейшие железнодорожные узлы и транспортные коммуникации противника, а также крупные административные и промышленные центры, в их числе – Киев, Минск, Ровно, Смоленск, Брянск, Гомель, Витебск, Полоцк, Симферополь, Краснодар и др.

В течение 1942 и 1943 гг. отряды и спецгруппы из состава воинов бригады были заброшены на территории почти всех временно оккупированных областей РСФСР, на Украину и в Белоруссию, в республики Прибалтики и на Северный Кавказ. Всем спецотрядам и спецгруппам ОМСБОНа присваивались кодовые названия, и они сохраняли свою самостоятельность в течение всего времени пребывания в тылу врага. В зависимости от характера основного задания отряды то сохраняли свой первоначальный состав, избегая его расширения (преимущественно отряды, имевшие особые разведывательные задачи), то вырастали в бригады и даже соединения (если основное задание включало такую цель).

Важное значение, как учил опыт отрядов, выходивших в тыл летом 1941 – зимой 1942 г., имел правильный, обоснованный выбор способа переброски того или иного отряда и определение примерного маршрута его движения в заданный район. Учитывались данные фронтовой и партизанской разведок о конкретной обстановке на данном участке фронта и в зоне маршрута движения отряда; сведения о партизанских базах, отрядах и группах; о гарнизонах регулярной немецкой армии, частей гестапо и абвера, полицейских. Способы поведения отряда на маршруте движения и степень соблюдения конспирации определялись характером его конкретного задания. Немаловажное значение имел учет трудностей, связанных с конкретными природными условиями в районе движения отряда (наличие лесных массивов, болот, открытых местностей, транспортных магистралей, плотность заселения и т. д.) и с погодными условиями (сильный мороз, весенняя распутица, темные или лунные ночи, безветрие или метель и т. п.).

С учетом возможных изменений обстоятельств разрабатывались варианты маршрутов движения. Как правило, реальные маршруты, проделанные отрядами ценой героических, подчас нечеловеческих, усилий, максимального напряжения и предельной мобилизации внутренних резервов сил и воли бойцов и командиров, значительно отличались от предполагаемых. Но в то же время последние определяли их общее направление.

Основным способом переброски отрядов в тыл врага в первое время был переход линии фронта (в зимние месяцы, как правило, на лыжах).

Но с середины 1942 г. все большее, а впоследствии – основное значение приобрел выброс отрядов на парашютах. Для обучения бойцов парашютному делу использовались аэродромы во Внукове, Долгопрудном, Монине. Постепенно ОМСБОН, по определению командира бригады М. Ф. Орлова, приобрел характер парашютно-десантного соединения. В бригаде был объявлен «парашютный всеобуч». Парашютно-десантную службу в бригаде возглавлял старший лейтенант Р. М. Парнас. В группу инструкторов входили: чемпионка мира по парашютному спорту А. Шишмарева, В. Антонов, И. Литвин, А. Обухов, В. Пабаусский, В. Петрухов, П. Шапиро, К. Егоров {4}.

Совместными усилиями они подготовили свыше 3000 воинов-парашютистов. Около ста раз перелетал линию фронта сержант В. Петрухов, сопровождая десантников и грузовые сбросы для спецотрядов {5}. Столько же вылетал в тыл врага инструктор парашютного дела В. Антонов. Осенью 1944 г. при выполнении боевого задания по сбросу грузов в Восточную Пруссию отважный воин погиб {6}. В общей сложности инструкторами парашютно-десантной службы (ПДС) было совершено свыше 800 боевых вылетов в тыл врага {7}. Переброска отрядов возлагалась на авиаполки, выделенные для обслуживания партизан. Наибольшую часть полетов в тыл врага осуществили летчики авиаполков, которыми командовали Герой Советского Союза Гризодубова, Козьмин и Чанкапуридзе {8}. Способ заброски отрядов на парашютах имел ряд преимуществ. Ведь «пеший» способ был связан с большим риском и опасностями в момент перехода линии фронта и на многокилометровом походе к месту назначения; с преодолениями трудностей похода, изматывавших бойцов; с жестким лимитированием необходимых грузов; с длительной затяжкой сроков выполнения задания на месте и т. д.

Выброс отрядов на парашютах в этом смысле имел много преимуществ. Но и здесь неизбежными были тяжелые накладки. Были и отдельные неоправданные жертвы. Имели место случаи неточного выброса отрядов вследствие ошибок, допущенных штурманами, а также по другим причинам; случались и сбросы, совпадавшие по времени с карательными операциями фашистов в данном районе. В отдельных случаях парашютисты попадали под обстрел врага или же безнадежно зависали на высоких соснах, гибли из-за нераскрытия парашютов. Но это были единичные чрезвычайные происшествия, уроки которых тщательно изучались с целью ликвидации самой возможности подобных ошибок. Эти факты и связанные с ними потери не могли изменить отношения офицеров и бойцов отрядов ОМСБОНа к парашютному десантированию как к самому эффективному способу их переброски в тыл врага. Этот способ оставался наиболее предпочтительным вплоть до выбросов отрядов под Кёнигсберг и Берлин в начале 1945 г.

В декабре 1941 г. ОМСБОНу было придано авиазвено в составе 13 командиров, пилотов и механиков.

Возглавлял авиазвено капитан В. И. Митин. Политруком был летчик капитан А. М. Гриненко {9}.

Однако авиаслужба ОМСБОНа не была обеспечена ни должной материальной базой, ни кадрами и не могла даже в малой степени удовлетворить потребности бригады. Необходимость постоянно обращаться за помощью в армейские авиачасти создавала большие трудности при переброске отрядов в тыл противника и своевременном обеспечении их боевыми грузами. Сужались возможности оперативной авиасвязи с отрядами, действовавшими в тылу врага, и быстрого оказания помощи в экстренных случаях. Все это принуждало в ряде случаев отказываться от парашютного десанта и применять способ пешего перехода линии фронта. Тем не менее авиаслужба части самоотверженно выполняла свою задачу. Ее летчиками и штурманами В. И. Митиным, старшим лейтенантом М. Л. Колесниковым, капитаном А. И. Гриненко, младшим лейтенантом В. И. Корякиным было совершено 346 боевых вылетов {10}.

…В марте 1943 г. самолет, на котором возвращался с задания инструктор ПДС В. Пабаусский, уже над нашей территорией был сбит немецким истребителем. Машина, на борту которой были летчики и инструктор-парашютист, загорелась.

– Всем оставить машину! – приказал первый пилот. Но выполнить этот приказ было непросто: одну дверь самолета заклинило, а у второй бушевал пожар: из бензобака, пробитого осколками снаряда, выливался бензин и тут же загорался.

– Высота – четыре тысячи метров! Прыгайте затяжным и не раскрывайте парашюта, пока не собьете пламя! – скомандовал Пабаусский. Сам он, согласно инструкции, прыгнул последним. На нем горела одежда. От искры загорелся парашют. И Владимир не раскрыл его, пока не сбил пламени! Как только он приземлился, тотчас же, несмотря на тяжелые ожоги лица и тела, бросился на поиск товарищей. Один из них – второй пилот самолета – вышел ему навстречу. Вдвоем отыскали третьего – стрелка-радиста. У него оказался перелом ноги. Вскоре он умер в госпитале. Москва прислала за В. Пабаусским специальный самолет. Целый год он провел в госпиталях, а затем вернулся в строй и продолжал готовить парашютистов-десантников {11}.

Авиапарашютная служба ОМСБОНа, сложившаяся к осени 1942 г., обеспечивала парашютную подготовку отрядов и групп и сопровождение их до места выброса. На протяжении всего срока их пребывания в тылу врага она доставляла им с воздуха оружие, боеприпасы, подрывное имущество, обмундирование, почту. О масштабах этой работы свидетельствуют следующие данные: в общей сложности за годы войны в тыл врага было выброшено на парашютах и перевезено с партизанских аэродромов на Большую землю 1372 человека, доставлено отрядам до 400 т различных грузов {12}.

Не меньшее значение имела работа радистов ОМСБОНа как в Центре, так и в спецотрядах. Начальником радиослужбы был майор А. Л. Ломоносов. Интернациональный взвод лейтенанта В. Е. Тихменева обеспечивал связь ОМСБОНа с фронтами.

* * *

*Основное внимание штаба Западного фронта и командования ОМСБОНа в начале 1942 г. было приковано к районам Брянска и Смоленска. Это определялось военно-стратегическим значением этих пунктов и ведущих к ним железнодорожных и шоссейных магистралей.

Эти коммуникации и их крупнейшие узлы – Брянск и Смоленск – являлись жизненно важными для немецко-фашистских армий группы «Центр», обеспечивая переброску живой силы, военной техники, боеприпасов. По ним осуществлялась также переброска воинских частей на различные участки гигантского фронта, шли на запад эшелоны с ранеными и награбленным советским добром. В Смоленске и его окрестностях находились штаб группы немецко-фашистских армий «Центр», тыловые учреждения фронта, командование войсками «СС», управление службы абвера и созданные оккупантами школы для подготовки диверсантов и шпионов, засылаемых в тыл советских войск.

Брянские леса уже в это время стали крупнейшей на оккупированной территории РСФСР партизанской зоной, где шло активное формирование партизанских отрядов и откуда направлялись разведывательно-диверсионные отряды и группы в районы Белорусского и Украинского Полесья.

Первым этапом подготовки отрядов к выполнению заданий был подбор их командного состава. Кандидатуры командиров отрядов (групп), их заместителей, начальников штабов и начальников разведки отбирались руководством НКВД по рекомендации командования ОМСБОНа из числа кадровых офицеров-чекистов и пограничников, имевших опыт разведывательной и диверсионной деятельности, в том числе в партизанских условиях, и обладавших качествами, необходимыми для руководства боевым коллективом, которому предстояло действовать в экстремальных условиях вражеского тыла. Из молодых офицеров предпочтение отдавалось тем, кто хорошо проявил себя в битве под Москвой.

Не менее важным для обеспечения идейной и моральной сплоченности бойцов отряда в условиях предельной и ежеминутной опасности, постоянного риска, необычайного физического и психического напряжения, связанного с долгим пребыванием и борьбой в тылу врага, являлся подбор кандидатур комиссаров отрядов, парторгов и комсоргов.

Особое внимание их подбору уделяли комиссары бригады и ее политотдел во главе с его начальником подполковником Л. А. Студниковым.

Отбор личного состава отрядов был очень тщательным. Командиры отрядов набирали бойцов из разных подразделений 1-го и 2-го полков. Им предстояло пройти вместе по вражеским тылам сотни километров, в течение многих месяцев делить трудности и опасности, вместе ходить в разведку и на диверсии, громить вражеские гарнизоны, бороться с карателями.

Вот почему в течение двух-трех недель, пока отряды готовились к заданию – получали экипировку, интенсивно тренировались в условиях, близких к партизанским, пристреливали оружие, совершенствовали свои знания в минно-подрывном деле и т. д., командиры тщательно присматривались к бойцам, а бойцы – друг к другу. Все это делалось для того, чтобы в тыл врага выходили сплоченные, физически и морально готовые к выполнению задания боевые коллективы. Определившийся в своем составе отряд выделялся в самостоятельную боевую единицу. Иногда он поселялся изолированно, обычно в каком-либо дачном месте Подмосковья.

Необходимо было каждый отряд обеспечить специалистами разного профиля: подрывниками, разведчиками, бойцами-автоматчиками, радистами, врачами и санинструкторами. Подобрать такой состав в ряде случаев было чрезвычайно трудно. Не обходилось и без накладок. Так, недостаточно учитывался такой психологический фактор, как боевое содружество бойцов определенных взводов и рот, которое сложилось в битве под Москвой и в ходе других фронтовых операций. Это приводило к тому, что затягивались сроки «притирки» бойцов и командиров друг к другу. Это отрицательно сказывалось на первом этапе боевой жизни отрядов.

Серьезная трудность, которую приходилось преодолевать ОМСБОНу в течение всех лет войны, заключалась в том, что материально-техническое обеспечение бригады далеко не соответствовало масштабам и значимости стоящих перед нею задач. Снабжение ОМСБОНа и созданных на его базе партизанских отрядов и бригад было недостаточным. В этом нашло отражение состояние снабжения всей Красной Армии в начальный период войны.

Острая нужда испытывалась прежде всего в автоматах, минах различных образцов, взрывчатке. А ведь ОМСБОНу приходилось выделять из своих скудных резервов мины и взрывчатку для местных партизан и подпольщиков. Отряды снабжались устаревшими, громоздкими типами источников питания раций.

Но вот отряд сформировался. Начинался период упорной учебы и тренировок в условиях, приближенных к партизанским. «Целые дни, – вспоминает А. В. Цессарский, врач второго отряда Д. Н. Медведева, – проводил отряд в тренировочных походах по лесу. Мы учились пользоваться компасом, двигаться по азимуту. Устраивали учебные засады. Занятиями руководил комиссар отряда Стехов. Он придумывал различные задачи и требовал для их выполнения выдумки и смекалки. Тут он присматривался к людям, выяснял их силы и возможности» {13}. В программу боевой подготовки входило и изучение конкретного опыта разведывательной и диверсионной деятельности «бывалых» воинов, вернувшихся с первых заданий. Отрабатывались способы закладки учебных мин под рельсы и их маскировки. Занятия проводились ночами на магистралях Московской железной дороги {14}. Большое внимание уделялось лыжной и парашютной подготовке.

В ряде случаев в тыл врага направлялось одновременно несколько отрядов. Каждый отряд или группу отрядов до линии фронта сопровождали представители штаба бригады или командиры полков ОМСБОНа. На них возлагалась задача организации перехода линии фронта, осуществления связи со штабами фронта и армий и с фронтовой разведкой. Последняя выделяла для отрядов ОМСБОНа проводников или же группы разведчиков, одновременно с ними уходившие на задания в тыл врага.

Проводы первых отрядов в тыл врага проходили в ОМСБОНе в торжественной обстановке. Все свободные от нарядов бойцы и командиры провожали товарищей добрыми напутствиями и пожеланиями успехов и скорой встречи с ними в тылу врага.

В жизни ОМСБОНа такие проводы на задания и встречи однополчан по их возвращении в бригаду стали доброй традицией.

В феврале – июне 1942 г. за линию фронта ушло более 20 отрядов {15}.

Переход линии фронта в этот период осуществлялся в основном на флангах центральной группировки немецко-фашистских армий, противостоящей войскам Западного и Калининского фронтов. Здесь не было сплошной линии фронта. Отдельные узлы обороны чередовались с промежуточными участками – зонами патрулирования и наблюдения. Именно эти участки и избирались как места переходов в тыл врага. Их хорошо знали и ими пользовались армейские разведчики – проводники омсбоновских отрядов.

«Иногда фронтовые части, – вспоминает М. Ф. Орлов, неоднократно сопровождавший отряды, – чтобы облегчить переход, завязывали бои с гитлеровцами на соседних участках и отвлекали их внимание» {16}.

Переходы линии фронта боевыми подразделениями, какими являлись омсбоновские отряды, всегда были сопряжены с неимоверными трудностями, опасностью, риском. Не случайно командиры и бойцы отрядов считали такой переход едва ли не самой трудной частью задания.

К сожалению, подготовка отрядов не включала в программу тактику перехода линии фронта, слабо обобщался опыт предшествующих отрядов. Из-за отсутствия четких разведданных, которыми должна была обеспечить отряды армейская разведка, они нередко сталкивались с непредвиденными обстоятельствами: то на их пути неожиданно возникала глубоко эшелонированная оборона, то оказывалась сплошная линия фронта там, где предполагалось «окно», и т. д. В результате отрядам нередко приходилось прорываться с боем, неся значительные потери, или откладывать сроки перехода, или изменять его место. Но переход линии фронта был в лучшем случае половиной дела. Отрядам предстояло пройти сотни километров в прифронтовой полосе, густо нашпигованной воинскими частями, охранными отрядами и полицией. Наиболее опасными на маршрутах движения были переходы железнодорожных и шоссейных магистралей и водных рубежей. Ситуация в прифронтовом тылу часто менялась, отряды сталкивались с неожиданным появлением новых гарнизонов. Их подстерегали засады. Вслед за ними по лыжне, оставлявшей предательский след, устремлялись в погоню охранники и полицейские.

Но мужественным бойцам – «москвичам», как их называли местные жители, «ночным призракам», как их окрестили немцы, – помогали местное население и партизаны. Несмотря на неимоверные трудности, опасности и жертвы, «москвичи» чувствовали себя на родной земле прочно и уверенно. Они несли с собою привет Большой земли, укрепляли веру в победу над врагом, в близкое освобождение, вдохновляли сотни и тысячи людей на активную борьбу с оккупантами и предателями и сами черпали силы из родников народного патриотизма. Важное значение для развития партизанского движения и усиления партизанских ударов по врагу на этом этапе имела организаторская работа омсбоновских отрядов по объединению мелких разрозненных групп местных партизан в сводные отряды под руководством наиболее опытных командиров. В ряде случаев руководство новыми отрядами поручалось офицерам и сержантам-омсбоновцам. С лета 1942 г. вся деятельность омсбоновских спецгрупп и отрядов координировалась с Центральным, Белорусским и Украинским штабами партизанского движения.

Проследуем маршрутами бойцов ОМСБОНа, уходивших в тыл врага в начале 1942 г., по следам их памяти, подкрепленной достоверностью документов, попытаемся разделить с ними и трудности партизанского быта и борьбы, и радость боевых удач, и горечь потерь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Впереди Берлин

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Части 4-5 автора Исаев Алексей Валерьевич

Впереди Берлин Большая стратегия. Обеспечив себя в марте крупным монолитным Кюстринским плацдармом, Г. К. Жуков не собирался останавливаться на достигнутом. На 3 апреля 1945 г. было назначено начало частной операции по объединению плацдармов 33-й и 69-й армий у


«Соревнование» фронтов

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Часть 6 автора Исаев Алексей Валерьевич

«Соревнование» фронтов Определенная спешка в подготовке Берлинской операции и оглядка на союзников привели к некоторым компромиссам в планировании наступления двух фронтов. Впоследствии они оказали существенное влияние на ход событий, и операция изменилась до полной


Часть I. Впереди – вражеский берег

Из книги Техника и вооружение 2006 10 автора Журнал «Техника и вооружение»

Часть I. Впереди – вражеский берег К середине 1950-х гг после успешного создания ядерного, а затем и термоядерного оружия важнейшей проблемой для военно-политического руководства СССР стало отсутствие средств его доставки на территорию вероятного противника В серийное


ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ ГРУППЫ ФРОНТОВ НА ВОРОНЕЖСКОМ И ДОНБАССКОМ НАПРАВЛЕНИЯХ (28.6 — 24.7 1942 г.)

Из книги Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. Книга 1 автора Жилин Виталий Александрович

ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ ГРУППЫ ФРОНТОВ НА ВОРОНЕЖСКОМ И ДОНБАССКОМ НАПРАВЛЕНИЯХ (28.6 — 24.7 1942 г.) 28 июня 1942 г. ударная группировка армейской группы «Вейхс» перешла в наступление в направлении Щигры — Воронеж, нанося удар в стык 13 и 40А Брянского фронта. В первом эшелоне


Впереди была злата Прага

Из книги Стратегическая разведка ГРУ автора Болтунов Михаил Ефимович

Впереди была злата Прага Прошел месяц. Война заканчивалась. Пал Берлин. 6 мая начальник разведки генерал Иван Ленчик передал приказ маршала Конева: майору Скрипке прибыть в Дрезден, где располагался штаб фронта.Как шутили армейские разведчики, старый воин — мудрый воин. А


Главное — впереди…

Из книги У черноморских твердынь. Отдельная Приморская армия в обороне Одессы и Севастополя. Воспоминания автора Сахаров В. П.

Главное — впереди… В начале января на Мекензиевы горы перебросили 172–ю стрелковую дивизию. Вместе с нею прибыли сюда и два дивизиона нашего артполка. 1–й дивизион занял огневые позиции севернее кордона Мекензи № 1, 2–й — между кордоном и станцией Мекензиевы Горы. 172–я


Глава 3 В интересах всех фронтов ЦКБ-30

Из книги Великий Ильюшин [Авиаконструктор №1] автора Якубович Николай Васильевич

Глава 3 В интересах всех фронтов ЦКБ-30 В плане опытного строительства ВВС РККА на 1934–1935 годы, утвержденного 8 декабря 1933-го, даже упоминания о дальних бомбардировщиках не было. Этот класс самолетов появился позже, после принятия 14 июля 1934 года постановления СТО об


Во главе фронтов

Из книги Проигравшие победители. Русские генералы автора Порошин Алексей Александрович

Во главе фронтов При изучении боевых действий исследователи в абсолютном большинстве победу или поражения в операции (сражении) соотносят с военачальником, возглавлявшим войска. Но это формальная сторона вопроса. В реальности же история знает случаи, когда военный


Глава 7 Раскадровка. Планы действий фронтов

Из книги Операция «Багратион» [«Сталинский блицкриг» в Белоруссии] автора Исаев Алексей Валерьевич

Глава 7 Раскадровка. Планы действий фронтов В процессе подготовки операции «Багратион» в первоначальный план был внесен ряд изменений и дополнений, которые нашли свое отражение в директивах Ставки ВГК, адресованных командованию фронтов.Следует отметить, что еще до того,


На пять лет впереди планеты всей

Из книги Радиошпионаж автора Анин Борис Юрьевич

На пять лет впереди планеты всей «Какой я, к черту, криптограф!» — сказал однажды Маршалл Картер. И действительно, директор АНБ — это просто бюрократ высокого ранга: его дело — формирование бюджета и определение общего стратегического направления деятельности


Глава 3. ЗАМЫСЕЛ СТАВКИ ВГК. РЕШЕНИЯ КОМАНДУЮЩИХ ВОЙСКАМИ ФРОНТОВ

Из книги 1945. Блицкриг Красной Армии автора Рунов Валентин Александрович

Глава 3. ЗАМЫСЕЛ СТАВКИ ВГК. РЕШЕНИЯ КОМАНДУЮЩИХ ВОЙСКАМИ ФРОНТОВ В 1945 год советские Вооруженные силы вступали в расцвете своей боевой мощи. По насыщенности боевой техникой и ее качеству, по уровню боевого мастерства всего личного состава, по морально-политическому


Впереди – гвардейские знамена

Из книги От Пекина до Берлина. 1927–1945 автора Чуйков Василий Иванович

Впереди – гвардейские знамена Как всегда, перед наступлением активизировалась работа политических органов, партийных и комсомольских организаций с людьми. Как только была получена боевая задача, Военный совет армии созвал собрание партийного актива штаба,


Впереди – гвардейские знамена

Из книги Стратегия «большого рывка» автора Глазьев Сергей Юрьевич

Впереди – гвардейские знамена Как всегда, перед наступлением активизировалась работа политических органов, партийных и комсомольских организаций с людьми. Как только была получена боевая задача, Военный совет армии созвал собрание партийного актива штаба,


1.1. Впереди — срыв в глобальную депрессию

Из книги Курская битва, которую мы начали автора Букейханов Петр Евгеньевич

1.1. Впереди — срыв в глобальную депрессию Экономическое содержание современного кризиса — загнивание глобальных монополий. Источников внешней конкуренции на глобальном рынке нет. Технологический прогресс, который может быть другим источником конкуренции, тормозится


§ 1.5.4. Характеристика тактической (армейской) зоны обороны Воронежского и Центрального фронтов

Из книги автора

§ 1.5.4. Характеристика тактической (армейской) зоны обороны Воронежского и Центрального фронтов Передний край главной полосы обороны Курского выступа, установившийся в конце марта 1943 года, проходил по передним (обращенным к германским войскам) скатам высот и не имел