Изнасилование 120% немецких женщин

Изнасилование 120% немецких женщин

Всю историю советской власти нам рассказывали сказки о белой и пушистой Красной Армии, которая шла по Европе с пальмовой веточкой и делала «козу» матерым эсэсовцам.

С самых первых лет «перестройки» нам внушалось, что Красная Армия творила в Европе неслыханные зверства.

В 1992 году вышла книга английского писателя Энтони Бивора о штурме и взятии Берлина (Berlin. The Downfall 1945). Эта книга мгновенно стала бестселлером № 1 в семи странах кроме самой Британии и вошла в первую пятерку еще в 9 странах. В России ее перевели и издали в 2004 году.

Одна из важнейших в книге тем — тема зверств Красной Армии. Среди всего прочего, по подсчетам Бивора, советские солдаты изнасиловали 2 млн немок в возрасте от 8 до 80 лет. В одном Берлине изнасиловано было до 130 тыс. немецких женщин, 10 тыс. из них покончили собой[2].

С точки зрения истории книгу можно оценить по-разному, но с точки зрения пропаганды она хороша. Русские солдаты у Бивора описываются только двумя прилагательными: «пьяные» и «неопрятные». А большие небоевые потери в Красной Армии были, оказывается, потому, что буйнопомешанные русские «стучали по минам и снарядам твердыми предметами», и мины взрывались. С какой целью советские солдаты стучали по минам, не объясняется. Я спрашивал у военных, но никто из них ничего не знал про «постукивание».

Но несуразности ведь никого не волнуют, когда творится исторический миф. Вокруг книги поднялся шум почти такой же, как вокруг «Гарри Поттера».

Историк Франк Мак Линн писал, что книга сразу делает устаревшими все предыдущие исследования на эту тему[3].

0 «двух миллионах изнасилованных» охотно пишут на Украине — при том, что самих-то украинцев тоже обвиняют в участии в этих чудовищных сексуальных оргиях.

Выпускаются и фильмы! В 1992 году на Берлинском кинофестивале был представлен документальный фильм и свидетельства очевидцев о том, как в 1945 году солдаты Советской Армии изнасиловали более 2 млн женщин в Польше и Германии.

Если верить свидетельствам, сразу после надругательства солдаты расстреливали девочек, чтобы не попасть под трибунал. Тогда, правда, непонятно, как они могли о чем-то свидетельствовать... но это уже вопрос к авторам фильма.

Это — документальный фильм. А в том же 1992 году на экраны вышел художественный фильм «Безымянная. Женщина в Берлине», поставленный Максом Фербербеком.

Были ли преступления? Явно были, тому есть множество свидетельств. Журналистка Ингеборга Якобс публиковала книгу «Freiwild», то есть «Добыча», основанную на рассказах 200 женщин, изнасилованных русскими в 1945 году.

Центр психиатрических исследований при Грейфсвальдском университете обратился к женщинам с просьбой анонимно рассказать о пережитом. Их воспоминания и легли в основу жуткой книги.

Можно, конечно, сказать: к тому времени Германия уже объединилась, так почему бы не собрать рассказы немецких женщин, изнасилованных американцами... Предлагали рассказывать именно о насилиях советских солдат? Значит, само исследование использовано для пропаганды!

...Но независимо от того, что делали и как вели себя американцы, изнасилования немок советскими солдатами были. Что эти факты использовались для ведения пропаганды — что ж может быть естественнее? Это сочетание фактажа с пропагандой мастерски применял еще Йозеф Геббельс.

О демонизации немцев советской пропагандой Мединский не пишет, а зря... Многие строки из Ильи Эренбурга просто поражают.

«...Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово «немец» для нас самое страшное проклятье. Отныне слово «немец» разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого — нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! — это просит старуха-мать. Убей немца! — это молит тебя дитя. Убей немца! — это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!»[4]

Или вот замечательные стихи Константина Симонова:

...Так убей фашиста, чтоб он,

А не ты на земле лежал,

Не в твоем дому чтобы стон,

А в его по мертвым стоял.

Так хотел он, его вина, —

Пусть горит его дом, а не твой,

И пускай не твоя жена,

А его пусть будет вдовой.

Пусть исплачется не твоя,

А его родившая мать,

Не твоя, а его семья

Понапрасну пусть будет ждать.

Так убей же хоть одного!

Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз его и убей!

Когда войска генерала Черняховского 13 января [1945 г.] начали наступление на Восточную Пруссию, политработники фронта подготовили лозунг: «Солдаты, помните, что вы вступаете в логово фашистского зверя!»

Была ли демонизация врага в пропаганде французов и англосаксов? Похоже, что намного слабее. В результате немцы оставляли вот такие, например, воспоминания: «Русские вели себя как дикие животные. Переходя от фермы на ферму, они все пожирали на своем пути. Мука, окорок, консервы — все шло в ход. Продукты вытаскивались из подвалов и разбрасывались по двору. Когда солнце стало припекать — наступала весна, — они стали портиться, и ферму пропитал запах разлагающейся пищи...

Часто русские солдаты отрывали от матерей детей и забирали их в лагеря. Многие умерли в дороге. А многие впоследствии дома, зараженные венерическими болезнями, которые дико распространились после нашествия наших « освободителей »[5].

Или вот большой фрагмент из воспоминаний известнейшего человека, летчика-аса эскадрильи JG-52 Эриха Хартманна. В мае 1945 года он с колонной пленных и беженцев из восточных областей Германии был передан Красной Армии. Вот как описывают его впечатления его биографы:

«Проехав несколько миль, колонна остановилась. Эриху и его товарищам приказали спуститься на землю. И тут в поле их окружили русские солдаты. Полные дурных предчувствий, немцы начали выбираться из грузовиков. Русские немедленно начали отделять женщин от мужчин.

Прежде чем американцы уехали, они получили представление о том, на какую участь они невольно обрекли немецких женщин и детей, единственным преступлением которых было то, что они родились в Германии. Американцы обнаружили, что их союзники способны превзойти все мыслимые и немыслимые пределы человеческой жестокости. Молодые парни из Алабамы и Миннесоты воочию увидели Медведя в действии.

Полупьяные солдаты Красной Армии, увешанные винтовками и пулеметами, построили безоружных немцев в шеренги. Другие русские начали валить на землю женщин и девочек, срывать с них одежду и принялись насиловать свои жертвы прямо перед строем остальных русских. Немцы могли лишь молча сжимать кулаки. Американские солдаты из своих грузовиков смотрели на все это широко открытыми глазами.

Казалось, их просто парализовало это зрелище. Когда две молодые немецкие девушки, раздетые догола, с криком бросились к грузовикам и в отчаянии начали карабкаться туда, американские часовые оказались достаточно сообразительными, чтобы втащить их наверх. Русским такое благородство совсем не понравилось. Стреляя в воздух и дико крича, русские бросились к американским грузовикам. Американские солдаты поспешно взяли оружие на изготовку, и грузовики помчались по дороге. Когда исчезло последнее препятствие, русские набросились на немецких женщин.

Молодая немецкая женщина, чуть за тридцать, мать 12-летней девочки, стояла на коленях у ног русского капрала и молила бога, чтобы советские солдаты взяли ее, а не девочку. Но ее молитвы остались без ответа. Слезы текли по щекам, когда она посылали молитвы к небу. Немецкие мужчины стояли, окруженные пулеметными стволами.

Русский капрал отошел от женщины, его лицо исказила глумливая усмешка. Один из солдат изо всех сил ударил женщину сапогом в лицо. «Проклятая фашистская свинья!» — заорал он. Молодая мать упала на спину. Солдат, который ее ударил, выстрелом в голову из винтовки убил ее.

Русские хватали всех немецких женщин, которых видели. Маленькую дочь убитой женщины потащил за танк убийца ее матери. К нему присоединились другие русские. Полчаса раздавались дикие крики и стоны. Потом совершенно голая девочка, не способная держаться на ногах, выползла назад. Она скорчилась и замерла.

Однако в той общей картине зверств, которую сейчас представлял луг, страдания этой девочки не были чем-то особенным. Беспомощные немцы убеждали русских часовых позволить им помочь девочке. Взяв винтовки наперевес, русские позволили германскому медику подойти к девочке. Через час она умерла, и ее последние всхлипывания огнем жгли сердца Эриха и его солдат.

Восьми- и девятилетних девочек раз за разом безжалостно насиловала озверелая русская солдатня. Они не выказывали никаких других чувств, кроме ненависти и похоти. Пока все изверги удовлетворяли себя среди диких криков и плача женщин, Эрих и его солдаты сидели под дулами пулеметов.

Забрызганные кровью русские, удовлетворив вожделение, сменяли товарищей за пулеметами, принимали охрану над германскими солдатами. Матери пытались защитить своих дочерей, но их избивали до потери сознания и оттаскивали в сторону, а потом насиловали в таком состоянии. Закаленных в боях пилотов, прошедших сотни боев и получивших множество ран, просто отшвыривали в сторону. Пораженный в самое сердце тем, что увидел, Эрих нечеловеческим усилием воли подавил приступ рвоты.

Подобная оргия просто не могла тянуться долго. Похоть была насыщена, и начали появляться первые признаки жалости. Иногда ухмыляясь, иногда безразлично, иногда чуть удрученно, русские солдаты вернули женщин и девочек, над которыми кончили издеваться. Тех, кого утащили прочь от грузовиков, больше никто не видел. Остальные падали без чувств на руки потрясенных отцов и мужей. Они в полной мере хлебнули унижения и страдания, но все это еще не закончилось.

Немцы были согнаны в импровизированный лагерь на лугу. Им было позволено пройти к озеру, чтобы умыться и постирать одежду. Потом вокруг луга было выстроено кольцо из 30 танков, чтобы организовать охрану на ночь. Русские солдаты снова и снова возвращались к немцам, утаскивая женщин и девочек, которым не могло помочь присутствие мужей и отцов. Насилие продолжалось всю ночь, прекратившись только перед самым рассветом. Женщин притащили назад, как сломанные куклы, когда русские натешились. Солдатам JG-52 этой ночью пришлось сделать трудный выбор, и многие из них его сделали.

Когда первые лучи солнца упали на окруженный танками луг, множество немцев не поднялось. Те, кто проснулся, обнаружили, что находятся в ужасном царстве смерти, которая каленым железом запечатлелась в их памяти навсегда. Когда Эрих проснулся, то увидел унтер-офицера с женой и дочерью, лежащих рядом. Сержант тихо перерезал жене вены на руках самодельным кинжалом. Потом он так же убил свою 11-летнюю дочь, после чего перерезал вены и самому себе. Жизнь медленно уходила из них, пока Эрих спал невдалеке.

Другие мужчины задушили своих жен и дочерей, после чего сами повесились на бортах грузовиков. Они предпочли смерть долгому и мучительному умиранию. Эрих начал спокойно разговаривать сам с собой, чтобы преодолеть страшное воздействие кровавых сцен на сознание. «Ты должен жить, Эрих, что бы ни случилось. Ты ДОЛЖЕН выжить, чтобы рассказать другим о том, во что сам не можешь поверить сейчас, когда смотришь на все это. Ты никогда не сможешь забыть, что способны натворить люди, опустившиеся ниже всяких животных»[6].

Может, кто-то и захлебнется истерикой, что это не «немецко-фашистские захватчики», а солдаты самой замечательной в мире армии-освободительницы «опустились ниже всяких животных», но это уже их проблемы.

Это — воспоминания. А есть и обобщения, исследования! Вот например: «Когда советские воинские части перехватывали колонны бегущих на запад немецких беженцев, то они творили такое, чего в Европе не видели со времен нашествия монголов в Средние века. Всех мужчин — большинство из которых были крестьяне или немцы, занятые в жизненно важных профессиях и, таким образом, освобожденные от воинской службы, — обычно просто убивали на месте. Всех женщин, почти без исключений, подвергали групповому изнасилованию. Такова была участь и восьми летних девочек, и восьмидесятилетних старух, и женщин на последних стадиях беременности. Женщинам, которые сопротивлялись изнасилованиям, перерезали горло или застреливали. Часто после группового изнасилования женщин убивали. Многих женщин и девочек насиловали по столько раз, что они от одного этого погибали.

Иногда советские танковые колонны просто давили гусеницами спасающихся беженцев. Когда части Советской Армии занимали населенные пункты Восточной Пруссии, то они начинали такую бестиальную, звериную оргию пыток, изнасилований и убийств, что это не представляется возможным описать в полной мере в этой статье. Иногда они кастрировали мужчин и мальчиков, перед тем как убить их. Иногда они выдавливали им глаза. Иногда они сжигали их заживо. Некоторых женщин после группового изнасилования распинали, прибив их еще живых к дверям амбаров, а затем используя их в качестве мишеней для стрельбы»[7].

Слава богу, в России уже кончилась власть коммунистов — хочется верить, что это проклятие ушло с моей Родины навсегда. Поэтому книги, на которые а ссылаюсь, нетрудно пойти и купить. В СССР, разумеется, их не переводили и не издавали.

Конечно, не только подданные СССР совершали военные преступления. В исследовании, опубликованном правительством Германии в 1989 году, число погибших немецких гражданских лиц в Восточной Европе оценивается в 635 тыс. человек. Из них только 270 тыс. погибли в результате военных преступлений Советского Союза. Остальные — на совести чехов, поляков, других народов.

Но мы сейчас именно о преступлениях Красной Армии — ведь преступления чешской армии или польских партизан не мешают Мединскому писать то, о чем он знает и что думает. А вот советские преступления мешают. Например, воспоминания советских офицеров того времени, среди которых попадаются достаточно жуткие. В духе: «Почему среди наших солдат оказалось столько бандитов, которые скопом насиловали женщин, девочек, распластанных на снегу, в подворотнях, убивали безоружных, крушили все что могли, гадили, жгли? И разрушали бессмысленно, лишь бы разрушить»[8].

Не менее жуткие детали есть в книге Н.Н. Никулина[9].

А в последние годы появилась и великолепная книга Марка Солонина с вот такими словами: «Ударная группа власовской армии во главе с полковником РОА Сахаровым 9 февраля 1945 г. при поддержке немцев вновь заняла расположенные в излучине Одера населенные пункты Нойлевин и Керстенбрух. Согласно немецкому докладу от 15 марта 1945 г., население обоих пунктов «подвергалось самым жутким надругательствам». В Нойлевине были найдены застреленными бургомистр, а также находившийся в отпуске военнослужащий вермахта. В одном сарае лежали трупы трех оскверненных и убитых женщин, у двух из которых были связаны ноги. Одна немецкая женщина лежала застреленной у дверей своего дома. Пожилая супружеская пара была задушена. В Нойбарниме были найдены мертвыми 19 жителей. Тело хозяйки гостиницы было изувечено, ноги связаны проволокой. Здесь, как и в других населенных пунктах, осквернялись женщины и девушки, а в Керстенбрухе — даже 71-летняя старуха с ампутированными ногами. Картину насильственных преступлений советских войск в этих селах излучины Одера, как и повсюду, дополняют грабежи и умышленные разрушения... »[10]

Книга Сергея Веревкина просто заполнена устрашающими подробностями зверств, учиненных советскими войсками, причем в основном на СВОЕЙ территории. В порядке гражданской войны с несоветскими русскими[11].

Реакция на такого рода исследования и даже воспоминания очевидцев простая: их или игнорируют, или реагируют чисто эмоционально. Очень просто — совет... то есть, я хотел сказать, российские люди... обижаются.

Смешно и стыдно читать в Интернете что-то в духе: «Русофобствующий жиденок опять надергал цитат из книг ревизионистов и неофашистов (И. Гофман и прочая), касавшихся только русских... А почему бы ему не привес-ти-сослаться на остальную — БОЛЬШУЮ часть книг ревизионистов? Почему такие двойные стандарты? Почему об единичных случаях преступлений русских нужно орать во все горло, а о МАССОВЫХ преступлениях ЕВРЕЕВ ПРОТИВ НЕМЦЕВ — свидетельств которых очень и очень много в книгах ревизионистов-неонацистов, молчок?

Если уж начал резать правду-матку, то не останавливайся на пол дороге... Почему такое одностороннее освещение?

И если всякая мразь ссылается на документы, состряпанные доктором Геббельсом, то и нам будет не зазорно цитировать д-ра Геббельса? В той части, где о преступлениях еврейства против человечества?

И почему мы должны верить русофобствующим жидкам (Швондерам — Шендеровичам — Солониным — Познерам — Боннэрам и прочей нечисти)?

Ежели и снасильничали одну польку или немку, то не надо единичный случай переводить в массовое явление»[12].

Или вот женские комментарии по поводу:

«Сама случайно (в автобусе) слышала рассказ пожилой женщины своей подруге о том, как двое немецких солдат хотели изнасиловать ее мать, что заметил офицер. Она рассказывала, что за это офицер заставил их на коленях проползти вокруг деревни. А вот свидетельство очевидца из Молдавии. Женщина — знакомая моей мамы — всю войну прожила в земляной норе за деревней вместе с сестрой. Немцы изнасиловали ее мать, которая фактически приняла удар на себя, дав убежать своим дочерям-подросткам. Потом они соорудили эту нору и жили там, и это позволило им спастись. Всякое было. Война. Считаю, что подобные истории про оккупантов мы обязаны раскапывать и популяризировать. Чтобы хорошо понимать цену нашей победы. А вот о своих солдатах можно и промолчать из уважения к ним и из чувства благодарности. А мы их военными преступниками называть... Глупость и бесстыдство»[13].

Что тут сказать? Предалась дама племенным чувствам — называя по-разному деяния «своих» и «чужих» или «промалчивая» о преступлениях «своих». Печально-с, потому как на дворе — третье тысячелетие.

В целом же пещерный вой в Интернете хорошо показывает — это когда споришь с мифом о скверных дорогах или о повальном алкоголизме в России, имеешь дело с кучкой никому не опасных и ничего не решающих столичных болванов.

Имея дело с мифом об армии-освободительнице, имеешь дело с замешанным на крови сотен тысяч людей мифом, разделяемым основной частью народа.

Вот и пишет Мединский, не покушаясь на дорогой народному сердцу миф... для начала о книге Бивора: «С точки зрения науки книга эта — внимания просто не достойная. Автор постоянно путает сноски и ссылки, опирается на слухи и сплетни, местами, кажется, вообще забывает, о чем писал пару страниц назад, в итоге — то описывает страшные морозы и метровый лед, то беженцев, которые тут же спасаются на пароходах (скромно замечу, что ледостав на германских реках всегда недолгий и не сильный. — А.Б.).

Дальше — больше. Некий «ученый» — американец Джонсон насчитал уже 15 млн изнасилований. Точь-в-точь как в анекдоте про монашку, которая дважды в день упорно, не меняя маршрута, ходит через рощу рядом с деревенским трактиром, и там ее пьяные негодники неизменно насилуют.

Не углубляясь в детали «исторического» шабаша, назову лишь заголовки некоторых газетных статей и рецензий.

«Ужасный мир после ужасной войны» («The Boston Globe», США).

«Изнасилование в Берлине: История выжившей» («The Independent», Великобритания).

«Рассказ женщины, ставшей военным трофеем» («The Observer», Великобритания).

«Жизнь с русским медведем» («The Independent», Великобритания).

«Варвары» («Daily Mail», Великобритания).

«Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет, («The Guardian», Великобритания).

«Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей» («The Daily Telegraph», Великобритания).

Стыдно, но этот миф проник и в Россию. Некоторые современные русские исследователи переполнили свои труды самыми устрашающими подробностями учиненных советскими войсками зверств.

Недавно мне довелось долго беседовать с нашим замечательным педагогом, академиком Ямбургом. Его образовательный центр считается одним из лучших в Москве. Говорят, «новые русские» специально покупают маленькие квартирки поблизости от знаменитой школы, чтобы «оформить прописку в районе» и на законных правах отправить своих отпрысков учиться «к Ямбургу». Ямбург — учитель истории, большой либерал и немного диссидент, в таком славном, искренне окуджавском стиле. Заспорили мы об истории войны и мифах о России. И не удержался Ямбург — с пафосом прочел наизусть целое стихотворение — про «сто тысяч изнасилованных немок». Про то, как нам всем должно быть по сей день за это стыдно. Ну, слава богу, хоть не 15 миллионов.

Слушаю Ямбурга и понимаю умом, что, наверное, нет дыма без огня. Наверняка было много чего: и насилие, и месть были... Хоть и совершенно не в категориях «миллионов» и «сотен тысяч». Но одновременно с этим почувствовал я еще одну, совершенно ужасную вещь.

Понял, что при всем моем сочувствии к невинным немкам — ни черта лично мне за наших солдат в Берлине не стыдно. Наверно, признаюсь, как-то атрофировано у меня чувство исторической вины.

Каюсь. Посыпаю голову пеплом. Виноват.

Тема русских зверств в Германии 45-го года не закрыта по сей день. Выходят все новые и новые книги: например, «Добыча» Ингеборги Якобс; выпускаются документальные и даже художественные фильмы, например «Безымянная. Женщина в Берлине» Макса Фербербека.

Любопытно, а знают ли авторы, кто первым запустил в массы историю о русских варварах-насильниках? Не знают? Думают, они в этом деле — пионеры? Вынужден их разочаровать: «автором идеи», как принято говорить в киноиндустрии, выступает лично маэстро Йозеф Геббельс.

Позвольте процитировать его нетленные строки из гитлеровского официоза «Фельки-шер беобахтер» («Народный обозреватель») за 2 марта 1945 года[14]:

«В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно внушают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему»[15].

В общем, отец лжи — дьявол, а отец «лжи» про советских насильников — Геббельс. Только вот ведь беда — цитата из Геббельса извлечена с некого сайта. А на сайте приведена она, во-первых, с неверной ссылкой. Вовсе не писал ничего подобного Геббельс в «Фелькишер беобахтер». 2 марта 1945 года он сделал запись в свой дневник...

А во-вторых, и запись в дневнике искажена. Полностью она звучит так:

«Передо мной лежит приказ маршала Конева советским войскам. Маршал Конев выступает в этом приказе против грабежей, которыми занимаются советские солдаты на восточных немецких территориях. В нем приводятся отдельные факты, в точности совпадающие с нашими данными. Советские солдаты захватывают прежде всего имеющиеся в восточных немецких областях запасы водки, до бесчувствия напиваются, надевают гражданскую одежду, шляпу или цилиндр и едут на велосипедах на восток. Конев требует от командиров принятия строжайших мер против разложения советских войск. Он указывает также, что поджоги и грабежи могут производиться только по приказу. Характеристика, которую он дает этим фактам, чрезвычайно интересна. Из нее видно, что фактически в лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно вызывают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, что это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему. Против этого мы развернем теперь широкую кампанию внутри страны и за границей. Генерал-полковник Гудериан изъявил готовность зачитать перед представителями нашей и зарубежной печати известное воззвание маршала Жукова и затем произвести публично допрос ряда офицеров, возвратившихся к нам из Позена (Познани) и неоднократно видевших собственными глазами произведенные опустошения и совершенные зверства»[16].

Согласитесь, смысл цитаты, если привести ее полностью, совершенно другой. Тем более если помнить — она вовсе не из газеты, а вовсе даже из частного дневника...

«Массовые зверства? Изнасилование миллионов? Историкам известно точное число советских военнослужащих, наказанных за жестокое отношение к мирному населению (в том числе изнасилования): 4148. Это, кстати, вполне соответствует числу солдат союзников, попавших под военный трибунал за изнасилования в 1944—1945 гг.

Вы скажете — командиры покрывали своих? Не все случаи доходили до суда? Многие жертвы просто боялись жаловаться? Уверен, что так и есть. Готов с вами согласиться. Но с чего вы взяли, что американские, а особенно английские командиры не покрывали своих солдат? Что там — все случаи попали в статистику? Так почему же никто и никогда не говорит о миллионах немок, изнасилованных союзниками? Зверствах англосаксов на оккупированной немецкой территории? »[17]

Действительно... Ну какой кошмар! А вдруг и правда не было миллионов немок, изнасилованных англосаксами, но были... ну, пусть сотни тысяч, изнасилованные солдатами Красной Армии?!

Мединский приводит приказ Сталина от 19 января 1945 года: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника... Оставшееся население в завоеванных областях, независимо от того, немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования будут виновные расстреляны».

Все так, но только аналогичные приказы и воззвания повторялись несколько раз... уже это одно вызывает сомнения в действенности и каждого отдельного приказа, и всех их вместе.

Существование такого рода приказов нимало не отрицают и те, кто пишет о преступлениях Красной Армии. «16 апреля 1945 года Сталин отдал приказ солдатам не трогать гражданских лиц, — уточняет Ингеборга Якобс. — Ему для реализации своего политического замысла нужно было избежать ненависти населения».

Известны и случаи, когда трибуналы выносили очень суровые приговоры.

«Часть оказалась на территории Румынии, в городе Крайово: «Выпили и пошли с механиком искать молодку... Зашли в дом, в комнате молодка лет двадцати пяти сидит, пьют чай. У нее на руках полуторагодовалый ребенок. Ребенка лейтенант передал родителям, ей говорит: «Иди в комнату», а механику: «Ты иди, трахни ее, а потом я». Тот пошел, а сам-то пацан, с девкой связи не имел. Он начал с ней шебуршиться. Она, видя такое дело, в окно выскочила и побежала. А Иванов стук услышал... Ну, он ей вдогонку дал очередь из автомата. Она упала. Они не обратили внимания и ушли...

На следующий день приходят ее родители с местными властями к нам в бригаду. А еще через день органы их вычислили и взяли — «СМЕРШ» работал неплохо... На третий день суд. На поляне построили всю бригаду, привезли бургомистра и отца с матерью... Объявили приговор: «Расстрелять перед строем. Построить бригаду. Приговор привести в исполнение»...

Бригадный особист, полковник, говорит нашему батальонному особисту, стоящему в строю бригады: «Товарищ Морозов, приговор привести в исполнение». Тот не выходит. «Я вам приказываю!»... Тот пошел. Подошел к осужденному... говорит ему: «Встань на колени»... Встал на колени, пилотку сложил за пояс: «Наклони голову». И когда он наклонил голову, особист выстрелил ему в затылок. Тело лейтенанта упало и бьется в конвульсиях...»[18]

Вот только есть и свидетельства другого рода: «Сталин направил тогда нечто вроде личного письма в два адреса: всем офицерам и всем коммунистам. Наше жестокое обращение, писал он, толкает немцев продолжать борьбу. Обращаться с побежденными следует гуманно и насилия прекратить. К моему глубочайшему удивлению, на письмо — самого Сталина! — все начхали. И офицеры, и коммунисты. Идея, овладевшая массами, становится материальной силой. Это Маркс совершенно правильно сказал. В конце войны массами овладела идея, что немки от 15 до 60 лет — законная добыча победителя... Недели через две солдаты и офицеры остыли... Грабежи прекратились. Пистолет перестал быть языком любви. Несколько необходимых слов было усвоено, и договаривались мирно. А неисправимых потомков Чингисхана стали судить. За немку давали 5 лет, за чешку — 10[19].

Уже 2 мая 1945 года военный прокурор 1-го Белорусского фронта генерал-майор юстиции Л. Яченин в своем донесении о выполнении директив Ставки Верховного Главнокомандования и Военного совета фронта докладывал: «Факты бесцельных и (необоснованных) расстрелов немцев, мародерства и изнасилований немецких женщин значительно сократились, тем не менее... ряд таких случаев еще зафиксирован.

Если расстрелы немцев в настоящее время почти совсем не наблюдаются, а случаи грабежа носят единичный характер, то насилия над женщинами все еще имеют место; не прекратилось еще и барахольство, заключающееся в хождении наших военнослужащих по бросовым квартирам, собирании всяких вещей и предметов и т. д.

Насилиями, а особенно грабежами и барахольством, широко занимаются репатриированные, следующие на пункты репатриации, а особенно итальянцы, голландцы и даже немцы. При этом все эти безобразия сваливают на наших военнослужащих...[20]

Вот что все общие безобразия участники дружно сваливают на одного виновника — это не ново. Вот в это уже можно поверить.

Действительно — почему не пишутся книги, не снимаются фильмы о ковровых бомбардировках 1944—1945 годов и их последствиях? О бомбежках — «акциях возмездия»? Эти бомбежки превратили в руины почти все немецкие города, погубили 3 млн мирных жителей, в том числе 1 млн детей. А ведь о них и немцы, и англосаксы — ни единого слова!

Избирательность имеет место быть...

Мединский мог бы написать именно об этом: что все участники войны, и в том числе все оккупанты в Германии, наворотили много чего такого, о чем потомкам будет стыдно вспоминать.

Жаль, что он идет по другому пути — по пути утверждения покрытого молью мифа о «немецко-фашистских захватчиках», которые только и делали, что жгли и насиловали, и армии-освободительнице, которая несла на штыках мир и любовь народам Европы. И немецкому народу, конечно, тоже.

Вот где Мединский бесподобен, так это в предложении создать «встречный миф».

«Неужели нельзя было откопать случай, как раненый эсэсовец с Восточного фронта и 28 фольксштурмистов (от 8 до 80 лет соответственно) с одним пулеметом и тремя винтовками сутки удерживали родной Канинхенталь от целого полка «диких Иванов верхом на тридцатьчетверках»? Можно было б и книгу яркую написать, и блокбастер снять.

В фильме громадные, голые по пояс русские с мохнатыми торсами и с патлатыми бородами, перепачканные щами с квашеной капустой, матерно вопя, лезут с автоматами наперевес на заслонивших собой родной очаг фольксгероев. Грузно топают мимо горящих танков по испаханному разрывами немецкому полю, крошат идиллически ухоженные саженцы фруктового садика, палят с бедра и — вновь и вновь откатываются под смертоносным огнем 28 с половиной героев.

Все 28 фольксштурмистов в конце концов полягут, истекающий кровью старик успеет объяснить с экрана, что умирают они не за Гитлера, а за будущую объединенную Германию, культ политкорректности и лично — за Ангелу Меркель. А озверелые Иваны будут долго рвать зубами жилы с еще не остывших тел немецких стариков и подростков. В духе времени следует вставить в фильм девицу Ан-хен: пусть она погибнет прямо за пулеметом, и кровь зальет ее изорванную пулями белоснежную блузку и золотые нордические кудри. А остывающий труп будет долго, мучительно и страшно осквернять русский комиссар-некрофил. Вот это была бы пропаганда! Высокий класс»[21].

Между прочим, смех смехом — а класс и правда был бы высокий!

Во-первых, примерно так и делается пропаганда.

Во-вторых, «Что же делать? Оправдываться? Объясняться? Защищаться? Или попробовать наступать? На войне как на войне, и на войне информационной тоже необходимо переходить от обороны в атаку.

Почему бы не снять пока по «Евроньюс» серию документальных фильмов о бомбежках Германии в 1944—1945 гг.? С рассказами свидетелей, кадрами хроники, фактами и цифрами. Такой фильм, чтобы всякому стало ясно: союзники были просто зверьем. Название напрашивается: «Растерзанная Германия»?

Может, заказать Марии Арбатовой феминистский поп-опус «Американские насильники»: о страданиях немецкой Гретхен в зоне оккупации союзников?

Может, отправить Валерию Новодворскую за рубеж? С серией публичных лекций на эту же тему? Возможно, со ссылками и на личный опыт?

Не в первый раз предлагаю: давайте исходить не из деталей истории, а из нашего отношения к ним. Из фактов всегда конструируется миф. Именно он живет в народе, именно он формирует отношение к прошлому, определяет коллективную историческую память. Миф — это матрица. Все новые получаемые нами знания обычно накладываются уже на этот матричный миф.

Делили мир вместе с Гитлером... Истребили миллионы прибалтов и поляков... Воевать не умели, заваливали окопы трупами своих солдат... Воевать народ не хотел, все истории про героизм придуманы сталинской пропагандой... Изнасиловали 110% женского населения Германии...

А какой миф нужен нам самим? Думаю, что он может быть и похож, и в то же время не похож на миф о Войне советского времени.

Нам незачем сегодня прятать от самих себя страницы, не соответствующие советскому официозу. Наша история — не о государстве и не об идеологии, а о народе.

Мы не унижались до мести. Мы не устроили конюшни в доме Гёте, как нацисты — в доме Толстого в Ясной Поляне, и не стерли с лица Земли Берлин и Дрезден, как они — десятки наших городов и десятки тысяч деревень.

Война стала временем массового героизма, реализацией лучших качеств нашего многонационального народа. Сталинская пропаганда многократно искажала события, создавала образы-штампы. Что ж... Любая пропаганда искажает события, и осуждать ее нелепо — она действует в условиях войны. Великая Отечественная дает урок того, что народ непобедим, пока есть идея... и это была не коммунистическая идея, а любовь к своему Отечеству, Родине, дому, семье»[22].

Согласен с Мединским в том, что война показала и много хорошего.

Согласен в том, что пропаганда чудовищно исказила события.

Согласен и в том, что не надо стыдливо прятать страницы войны, не соответствующие советскому официозу.

Соглашаясь, начинаю обсуждать насилия над немцами, политику советского геноцида в Восточной Пруссии... И вот тут-то наше взаимопонимание с господином Мединским и кончается.

В частности, и вот почему:

«Не думаю, что самосознание людей можно сформировать президентским указом или официальным запретом на «фальсификацию истории». Черные мифы не побеждаются постановлениями партии и правительства. Но понимания, что на самом деле значит та война и чем грозит пересмотр ее итогов для сегодняшнего мира — а главное, для России! — нет до сих пор.

А ведь ответ прост. Пересмотр итогов Второй мировой войны — ни больше ни меньше есть часть большого плана по изъятию у России ресурсов и территорий. Успокойтесь, в этом нет никакого масонского заговора. Все произойдет мирно, официально и в рамках международного права»[23].

Вот оно, оказывается, как! Если на Западе начали говорить о преступлениях Красной Армии, то дело тут вовсе не в том, что реально совершены какие-то преступления. И не в том, что объединившаяся Германия медленно, но верно поднимается с колен. Вовсе нет! Все дело в том, что кто-то хочет оттяпать у России часть территории.

«Поверьте, истина никому не нужна. Востребованы только манипуляции ради конкретных материальных целей. Целей — гигантских по размерам.

Какая, к черту, историческая наука? Даешь территории и контрибуции! Успевай нарезать московитские земли, пилить наш лес да качать природные ресурсы...»[24]

Вот она, точка расхождения: Мединский верит или делает вид, что верит, будто весь мир только спит и видит, как бы нас всех истребить да побыстрее изъять у нас «ресурсы и территории».

Во-первых, можно подумать, эти ресурсы и территории в данный момент имеют к нам хоть какое-то отношение. Или, вернее, можно подумать — мы к ним имеем отношение!

Во-вторых, я не разделяю фантомов, которые мой друг и ученик Дмитрий Верхотуров метко назвал «оборонным сознанием».

А разделяю я точки зрения, что во время Второй мировой решительно все друг друга стоили. И полагаю, есть полнейшая возможность вести очень эффективную пропаганду, вовсе не рассказывая самим себе и всем окружающим дебильные сказки о том, какие мы были все хорошие, как сильно отличались в лучшую сторону от всех остальных.

Сказал бы Мединский, что союзники были ничем не лучше: помянул бы все те же ковровые бомбардировки. Что после войны в самой Британии глава бомбардировочной авиации многопочтенный сэр Артур Траверс Харрис, 1-й баронет Харрис, был единственным из крупных английских военачальников Второй мировой, кто не стал пэром, то есть членом верхней палаты Парламента. В 1948 году он был вынужден навсегда уехать в Южную Африку, где и умер, всеми забытый, в 1984 году.

В 1992 году ветеранская организация Bomber Harris Trust, несмотря на протесты Германии и самих англичан, установила ему памятник в Лондоне. Установить установили, но на памятнике все время появляются надписи такого... Не особенно вежливого характера. Пришлось установить круглосуточный полицейский пост возле памятника, чтобы его больше не портили — причем сами же англичане.

Почему?! Да потому что Харрис вошел в историю как идеолог «стратегических бомбардировок» немецких городов. Как организатор физического уничтожения и деморализации мирного гражданского населения, уничтожения исторического и культурного наследия Германии.

В сегодняшнюю Германию из Франции просто страшно въезжать... По Франции поезд мчится, а по сторонам — старинные городки с церковками XV и XVI веков, со старинной застройкой. Но стоит пересечь границу Германии — и облик городов резко меняется, сразу пошел сплошной новодел... Причина проста — вся довоенная архитектура в Германии начисто выбомблена. Страна просто была стерта с лица земли.

Обсуждать ТАКИЕ исторические события и сравнивать их с военными преступлениями на Восточном фронте и правда могло бы стать неким новым словом в обсуждений Второй мировой. Сделав такой шаг, Мединский как раз сделал бы то, чего, к сожалению, НЕ сделал: это было бы предложение своей, авторской концепции событий.

К сожалению, он предпочел другой вариант: не деструкции сложившихся мифов, а их утверждения. Расчесывания дремучих комплексов психов, у которых историческая истина «крадет их победу». ИХ ли?! Это отдельный вопрос...

Что же касается тотальной вины русского народа и России...

Во-первых, на фоне тотальной вины всех перед всеми выделять именно наши вины как-то и несерьезно. Не потому, что все были «плохие», а мы «хорошие». А потому, что все были «плохие», а теперь все потомки не хотят поступать так же и стремятся избежать повторения кошмаров прошлого.

А во-вторых... Во-вторых, есть много интересных свидетельств того, что в момент вступления Красной Армии в Восточную Пруссию стал меняться состав боевых частей.

Солонин предполагает, что Сталин специально хотел создать ситуацию панического страха и массового бегства немцев из Восточной Европы. Для этого он комплектовал новые части, вступившие в Пруссию, из уголовников.

Но ведь того же самого эффекта можно добиться и совершенно другим путем... В американском журнале «October» в 1995 г. вышла статья профессора Атины Гроссманн «Вопрос молчания: похищение немецких женщин» (A Question of Silence: The Rape of German Women by Occupation Soldiers). В ней анализируются показания немецких женщин, павших жертвами насилия. Все они описывали насильников как людей «монгольского или азиатского типа».

В работе исследовательницы Хайнеманн тоже говорится о том, что многие солдаты СССР были азиатами по этническому происхождению и что это необходимо учитывать[25].

Есть описания того, как советские офицеры кричали на солдат, совершавших насилия над мирными жителями, а те не понимали русской речи. Чтобы проверить, русские ли совершили большую часть военных преступлений в Восточной Пруссии, было бы полезно выяснить, где именно формировались части, введенные в Восточную Пруссию вместо понесших большие потери, потрепанных в боях частей. Откуда шло пополнение?

Даже просто задавая эти вопросы, Мединский уже проделал бы намного более полезную работу, чем эта. А расследование вопроса могло бы вызвать к нему ненависть наших кавказских и среднеазиатских «братьев», но сделало бы его чрезвычайно популярным именно в русской среде.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Окружение немецких войск под Демянском

Из книги Наступление маршала Шапошникова [История ВОВ, которую мы не знали] автора Исаев Алексей Валерьевич

Окружение немецких войск под Демянском Замысел контрнаступления Северо–Западного фронта под Демянском появился еще до начала битвы за Москву. 22 сентября 1941 г. командующий войсками Северо–Западного фронта Курочкин представил на рассмотрение Верховного


Декрет об обобществлении российских девиц и женщин

Из книги КГБ. Последний аргумент автора Атаманенко Игорь Григорьевич

Декрет об обобществлении российских девиц и женщин — Сразу хочу предупредить вас, Леонид Иосифович,—размеренно, тоном преподавателя за кафедрой, начала Тамара, — что в советской историографии нет единой точки зрения по поводу появления этого документа. Одни советские


Обзор немецких реактивных двигателей

Из книги Реактивные самолеты Люфтваффе автора Шунков Виктор Николаевич

Обзор немецких реактивных двигателей Фирма, наименование и обозначение двигателя Тип двигателя Тип компрессора Кол-во ступеней компрессора Тип камеры сгорания Кол-во ступеней турбины Тяга двигателя, кг или мощн., л.с. Удельный расход топлива, кгкг*час или


12. ИЗ СПРАВКИ СЕЛЬХОЗОТДЕЛА АЛТАЙСКОГО КРАЙКОМА ВКП(Б) О РАБОТЕ СРЕДИ ЖЕНЩИН В ЛОКТЕВСКОМ РАЙОНЕ

Из книги Великая Отечественная война советского народа (в контексте Второй мировой войны) автора Краснова Марина Алексеевна

12. ИЗ СПРАВКИ СЕЛЬХОЗОТДЕЛА АЛТАЙСКОГО КРАЙКОМА ВКП(Б) О РАБОТЕ СРЕДИ ЖЕНЩИН В ЛОКТЕВСКОМ РАЙОНЕ Не ранее 1 января 1943 г.Райком ВКП(б), райисполком и политотделы МТС и совхоза проводили немалую работу среди женщин колхозниц и работниц МТС и совхоза. В 1942 году повсеместно


«12 заповедей» немецких фашистов

Из книги 1941 22 июня (Первое издаение) автора Некрич Александр Моисеевич

«12 заповедей» немецких фашистов Победа в войне против СССР должна была, согласно планам гитлеровцев, обеспечить им безраздельное господство на европейском континенте и полностью удовлетворить потребность Германии в продовольствии, сырье и рабочей силе. Планы


«12 заповедей» немецких фашистов

Из книги 1941 22 июня (Первое издание) автора Некрич Александр Моисеевич

«12 заповедей» немецких фашистов Победа в войне против СССР должна была, согласно планам гитлеровцев, обеспечить им безраздельное господство на европейском континенте и полностью удовлетворить потребность Германии в продовольствии, сырье и рабочей силе. Планы


«СБИЛ 9 НЕМЕЦКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ»

Из книги Забытые герои войны автора Смыслов Олег Сергеевич

«СБИЛ 9 НЕМЕЦКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ» По своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряженности и результатам битва на Курской дуге (5 июля — 23 августа 1943 г.) является одним из ключевых сражений Второй мировой войны. На второй день этой битвы свой подвиг совершил


О немецких и чешских «панцерах»

Из книги «Танковая дубина» Сталина автора Мелехов Андрей Михайлович

О немецких и чешских «панцерах» Анализируя свои таблицы, я в какой-то момент пришел к нескольким неожиданным — по крайней мере, для себя — выводам. Давайте посмотрим на то, что представляли собой самые первые модификации «станового хребта» немецких бронетанковых войск


«Собирание немецких земель» и фольксдойче

Из книги Кто помогал Гитлеру? Европа в войне против Советского Союза автора Кирсанов Николай Андреевич

«Собирание немецких земель» и фольксдойче В течение двух-трех лет, с 1933 года по 1935-й, основное внимание Гитлер сосредоточил на ликвидации ограничений, установленных для Германии Версальским мирным договором 1919 года, и предъявлении открытых территориальных притязаний в


Рождение двух дочерей от двух женщин. Партийное указание: вернуться «к той, что родила первой»

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

Рождение двух дочерей от двух женщин. Партийное указание: вернуться «к той, что родила первой» Но хотя некоторые биографы маршала и высказывают мысль, что он так стремился уехать на учебу потому, что устал разрываться между двумя женщинами, пребывание в Ленинграде не


Судьба немецких летчиков

Из книги Как СМЕРШ спас Сталина. Покушения на Вождя автора Ленчевский Юрий

Судьба немецких летчиков В ночь на 5 сентября 1944 года начальник Гжатского РО НКВД получил сообщение, что в направлении Можайска пролетел вражеский самолет, который был трижды обстрелян нашей зенитной артиллерией в районах станции Кубинка Московской области, Можайска и


Глава 7. Великих Женщин велики тайны…

Из книги Русская война: дилемма Кутузова-Сталина автора Исаков Лев Алексеевич

Глава 7. Великих Женщин велики тайны… В преамбуле заявления 2-й части Дилеммы Кутузова-Сталина мной утверждалось, что основной смысл событий 1812 года в общем ясен и достаточно установлен в видимости качества «ЧТО ПРОИЗОШЛО», но в то же время это не значит, что Война 1812 года


Семья: «я презираю женщин, сующих нос в политику»

Из книги Нацистская Германия автора Колли Руперт

Семья: «я презираю женщин, сующих нос в политику» Семья была основой основ нацистской идеологии, которая побуждала немцев жениться и заводить детей. Молодоженам вручали «Мою борьбу», чтобы им было что почитать в медовый месяц. Аборты запрещались. Государство финансово


Шпион, любивший женщин (Роберт Брюс Локкарт)

Из книги Разведчики и шпионы автора Зигуненко Станислав Николаевич

Шпион, любивший женщин (Роберт Брюс Локкарт) И, наконец, в заключение этой главы, давайте поговорим еще об одной примечательной фигуре того времени – знаменитом британском разведчике Роберте Брюсе