Система аттестации офицеров

Система аттестации офицеров

Начало письменной аттестации было положено в 1742 г., причем первоначально исключительно с изложением отрицательных свойств аттестуемого с целью задерживать повышение в чине нерадивых офицеров в случае неудовлетворительного несения службы. С 1756 г. аттестации стали включать подробный перечень качеств офицеров, характеризовавших не только их недостатки, но и достоинства. Интересно, что в этот период в аттестации записывались демографические данные на офицера, обращалось внимание на внешние физические данные. Лишались производства в следующий чин офицеры, «имеющие гнусную фигуру, протчим того полку офицерам презрения наносят».

В 1838 г. право аттестования присваивалось единолично начальнику, пользовавшемуся правами не ниже командира полка. При этом на каждого офицера заполнялся специальный формуляр, в котором командир указывал, за что именно не аттестован тот или иной его подчиненный. В 1859 г. появляется уже прямое указание о праве начальников представлять к увольнению со службы без суда лиц, «неспособных к отправлению должностей». С 1869 г. формуляры заменили аттестационными списками, в которых были представлены сведения из послужного списка офицера и аттестация, составленная лично командиром части и имевшая четыре степени оценки офицера: выдающийся, хороший, удовлетворительный и неудовлетворительный.

Таким образом, отмечает С. В. Волков, с этого времени право представления к производству в следующий чин принадлежало командиру части, который обсуждал этот вопрос со всеми штаб-офицерами, но решение принимал единолично и нес всю полноту ответственности за правильность выбора. Но практика показала несостоятельность единоличной аттестации командира, что отмечалось приказами по военному ведомству 1892 г. № 203, 1893 г. № 25, 1894 г. № 205, 1895 г. № 279.

Русско-японская война 1904–1905 гг. доказала несостоятельность существовавшего порядка назначения на высшие должности без достаточной оценки пригодности военачальников, что потребовало реформирования системы аттестации офицеров в российской армии. В связи с этим военным министром А. Ф. Редигером в 1905 г. было предложено возложить рассмотрение аттестаций на генеральские чины армии на Совет Государственной Обороны. Кроме этого, Совету Государственной Обороны вменили в обязанность выяснение степени пригодности рассматриваемых к службе, представление достойных к зачислению в кандидаты на высшие командные должности. Эта мера была оправдана, позволяя в определенной степени уменьшить недостоверность аттестаций. В 1897 г. будущий военный министр А. Ф. Редигер, проходя «цензовое» командование бригадой в 37-й пехотной дивизии, получил аттестации начальника дивизии генерала Тилло и командира корпуса генерал-адъютанта барона Мейендорфа. В аттестации барона Мейендорфа, в частности, сообщалось: «…в лице генерала Редигера бригада имела выдающегося начальника, богатого знанием и опытом, столь кратковременное пребывание которого в ее рядах ярко сказалось блестящими результатами обучения полков бригады…» Позже А. Ф. Редигер признавал: «Эта выспренная похвала моей шестинедельной службы в корпусе была, очевидно, незаслуженна; но так уж писались аттестации, особенно лицам, занимавшим влиятельные должности. На основании этой аттестации я был занесен в список кандидатов на должность начальника стрелковой бригады».

А. Ф. Редигер

В 1906 г. приказом по военному ведомству № 216 при Совете Государственной Обороны создали Высшую аттестационную комиссию, «докладчиком и делопроизводителем которой состоял Дежурный Генерал». Ее возглавлял военный министр (с 1908 г. – А. П.). В состав комиссии входили: помощник военного министра, генерал-инспекторы артиллерии и кавалерии, начальники Генерального штаба и Главного штаба, а также все командующие военными округами. «В ведении комиссии было рассмотрение кандидатур на должности от начальников дивизий и выше и увольнение высших начальников. Кандидатуры на должность ниже начальника дивизии проводились Главным штабом по представлению округов, и им же проводились все назначения как на высшие, так и на низшие должности, строго по очереди кандидатских списков. Списки эти рассылались в штабы округов и корпусов, где, следовательно, кандидаты всегда могли следить за назначениями. Кроме того, информацию о кандидатуре можно было всегда получить открыто в Главном штабе у Дежурного Генерала, его помощника или начальника отделения, а не тайком у писарей, как это было раньше», – вспоминал П. К. Кондзеровский.

Высшая аттестационная комиссия стала работать достаточно продуктивно, хотя вопрос об увольнении за непригодностью еще не поднимался за неимением подобного механизма. Для очистки рядов от непригодных генералов пришлось их увольнять в дисциплинарном порядке, что применялось чуть ли не впервые и имело позорящий характер. Положительным в работе комиссии являлось то, что вырабатывалась общность взглядов на требования, которые должны предъявляться к кандидатам на высшие должности. По инициативе А. Ф. Редигера комиссией было принято принципиальное решение, что начальник, признанный негодным для данной должности, не может вновь получать такую же должность, хотя бы в другом округе. Это было важно потому, что до тех пор лиц, признанных непригодными, обыкновенно не увольняли, а переводили на равную должность в другом месте. Подобное прогрессивное отношение к кадровой политике готовило почву для изменения отношения к учреждению аттестационных комиссий в войсках.

Приказом по Военному ведомству было введено «Временное положение об аттестациях капитанов (ротмистров, есаулов), штаб-офицеров и обер-офицеров и генералов, состоящих в строевых частях, и в выборе кандидатов на некоторые должности (с 1 декабря 1906 г. по 1 января 1909 г.)». Впервые в русской армии официально был введен термин «предостережение о неполном служебном соответствии», отмечают В. А. Золотарев и Ю. Ф. Соколов, как один из пунктов (п. 7), по которым проводилась оценка служебных, физических, умственных и нравственных качеств аттестуемых. Предостережение о неполном служебном соответствии предусматривало следующие практические меры: тот год, в котором офицер получал данное взыскание, исключался из срока выслуги для производства в следующий чин; выслуга лет (прохождение службы в новом чине), не аттестованным офицерам по этому пункту, считалась только после изменения аттестации и со дня занятия новой должности; офицеры, не заслужившие удовлетворительной аттестации после получения в предыдущем году «предостережения о неполном служебном соответствии, подлежали увольнению из армии». Новые положения об аттестации офицеров вводились приказами № 82, № 341 от 1908 г., № 153, № 695 от 1910 г., № 405 от 1913 г. и действовали в годы Первой мировой войны. Аттестация офицеров производилась аттестационной комиссией коллегиально каждый год в ноябре-декабре. Жалобу на выводы комиссии разрешалось подавать старшему над начальником аттестационной комиссии в течение двух недель со дня извещения.

Введение аттестационных комиссий, нового порядка аттестования широко обсуждалось в военной среде, при этом существовали мнения как за, так и против. В работах В. И. Доманевского, Я. В. Червинки, Б. Панаева, Г. М. Ладыженского высказывались мысли о проблемах аттестации, которые нуждались в тщательном изучении, в первую очередь в вопросах объективности аттестаций и всесторонности характеристики аттестуемого. Г. Ладыженский писал: «Теперь создается высшая аттестационная комиссия. Эта прекрасная мера будет приносить пользу только тогда, когда в комиссию будут поступать аттестации беспристрастно, умно и точно характеризующие личность. Иначе весь командный состав наш будет опять делиться только на две категории: на «хороших знакомых» и «вовсе незнакомых».

А. З. Мышлаевский в качестве начальника Главного штаба, имевшего постоянное соприкосновение с бытом войск, указывал на новые явления: на «недоумение и беспокойство в верхних и средних слоях офицерского состава», вызванное, по его мнению, непопулярностью вновь введенного аттестационного порядка, принудительным увольнением по предельному возрасту и «неопределенностью новых требований»; на пропаганду среди «самого молодого офицерского состава», которая уже «достигла некоторых успехов».

Недостатки проводимой работы по упорядочению должностного роста офицеров были заметны в военной среде. Принимаемые попытки их устранения были очень инертны, так как они подвергались торможению и сопротивлению со стороны заинтересованных лиц. Вследствие этого протекционизм не был искоренен окончательно. Факты назначения на высшие должности по протекции продолжали появляться и в период Первой мировой войны. Тем не менее в основном аттестование командного состава положительно отразилось на повышении профессиональных качеств офицеров и генералов.

Е. Месснер и др. считали, что «…сознательной несправедливости и протекционизма при аттестовании не наблюдалось… редки были случаи составления необъективных аттестаций и не бывало выдвижений по службе на основе недопустимой, вредной протекции. Протекции не было. Привилегии были…». П. К. Кондзеровский признавал, что ошибки в назначениях были. Это он связывал с традиционной «русской добросердечностью» и с тем, что члены Высшей аттестационной комиссии весьма плохо знали большинство строевых начальников. Отрицая в принципе протекционизм, он в своих воспоминаниях противоречил себе. По его же словам, «…бывали случаи, что генералы, кандидатуры которых уже были однажды отклонены Высшей аттестационной комиссией и которые действительно не были достойны выдвижения, вновь настойчиво представлялись Командующими войсками на выдвижение».

Свое мнение по этому вопросу высказывал А. И. Деникин: «…чистка командного состава шла все же слишком медленно. Наша мягкотелость («жаль человека», «надо его устроить»), протекционизм, влияния, наконец, слишком ригористически проводимая линия старшинства – засорили списки командующего генералитета вредным элементом. Высшая аттестационная комиссия, собиравшаяся раз в год в Петрограде, почти никого из аттестуемых не знала. Этими обстоятельствами объясняется ошибочность первоначальных назначений (с началом Первой мировой войны. – А. П.): пришлось впоследствии удалить четырех главнокомандующих (из них один, правда, временный, оказался с параличом мозга…), нескольких командующих армиями, много командиров корпусов и начальников дивизий. Генерал Брусилов в первые же дни сосредоточения 8-й армии (июль 1914 г.) отрешил от командования трех начальников дивизий и корпусного командира. Бездарности все же оставались на своих местах, губили и войска и операции. У того же Брусилова генерал Д., последовательно отрешаемый, переменил одну кавалерийскую и три пехотных дивизии, пока наконец не успокоился в немецком плену…»

Выбор кандидатов на высшие должности производился по кандидатским спискам, составленным Высшей аттестационной комиссией, затем свои заключения комиссия «повергала на высочайшее усмотрение». А. Ф. Редигер считал, что введенный им новый аттестационный порядок, как единственный способ к улучшению командного состава, пользовался одобрением государя, так как журналы Высшей аттестационной комиссии он всегда читал весьма внимательно, за немногими исключениями для отдельных лиц, всегда утверждал ее заключения и никогда не высказывал какого-либо неудовольствия ее действиями. Однако Военный министр высказал предположение о влиянии на Николая II лиц, недовольных увольнением множества старших генералов, имевших родственников и защитников при дворе в лице матери императора – вдовствующей императрицы. А. Ф. Редигер предполагал, что именно протекцией подобных лиц, включая и супругу императора, можно объяснить тот факт, что император вносил свои коррективы в решения аттестационной комиссии.

Подтверждением этому являются многочисленные кадровые назначения в вооруженных силах. Так, А. Ф. Редигер вспоминал, что на одном из его «высочайших» докладов Николай II сказал ему, что П. К. Ренненкампфу следовало бы дать округ (при том, что Высшая аттестационная комиссия постоянно признавала его годным лишь для должности командира корпуса. – А. П.). В ответ на возражения Военного министра император не стал настаивать, тем не менее «…он через некоторое время вновь заговорил о том же, но мне вновь удалось отклонить повышение Ренненкампфа…». Вскоре после увольнения А. Ф. Редигера П. К. Ренненкампф был назначен командующим войсками Виленского военного округа. Позже, во время Первой мировой войны (в ходе Прусской операции), он был признан виновным в нераспорядительности (что является спорным вопросом) и отстранен от должности.

Много разговоров в военном мире вызвало назначение в мае 1914 г. на должность начальника Главного штаба генерала Н. Н. Янушкевича. Подобная неожиданность, по мнению генералитета российской армии, была явно не оправдана его предыдущим служебным опытом. Тем более что еще в 1909 г. сам же Николай II при назначении В. А. Сухомлинова военным министром рекомендовал тому на должность начальника Генерального штаба взять М. В. Алексеева.

В сентябре 1915 г. при содействии начальника штаба Ставки Верховного Главнокомандующего М. В. Алексеева на должность командира Гренадерского корпуса, а затем в начале 1916 г. и главнокомандующего армиями Северного фронта был назначен генерал А. Н. Куропаткин. И это несмотря на то, что еще в 1905 г., будучи Главнокомандующим русской армией в Русско-японской войне, он отрицательно зарекомендовал себя в руководстве и управлении войсками, чем, кстати, вызывал критические суждения того же М. В. Алексеева. В своем дневнике после очередного совещания, проводимого главнокомандующим А. Н. Куропаткиным на Дальневосточном театре военных действий, Михаил Васильевич записал: «Если теплится вера, то в массу, а не в личность, которая руководит и правит…» Несколько позже им же сделана следующая запись: «Выпустить из своих рук Главнокомандующий (А. Н. Куропаткин. – А. П.) ничего не хочет. Душит все стремлением руководить, даже дивизиями, не желая сознавать крайнего вреда такого управления…» М. В. Алексеев в своих дневниковых записях называл его горе-воеводой, лишенным всякого чутья истинного полководца, никогда не умеющим разбираться в обстановке. Тем не менее он способствовал его реанимации как военачальника во время Первой мировой войны.

И в первом и во втором случае командование А. Н. Куропаткина было неудачным, что вызвало в итоге раздражение самого М. В. Алексеева, способствовавшего назначению опального военачальника: «Баба ваш Куропаткин! Ни к черту он не годится! Я ему сейчас наговорил по прямому проводу».

А. И. Деникин писал: «…обиднее всего, что вся армия знала несостоятельность многих из этих начальников и изумлялась их назначению… Я не отрицаю крупных недостатков в системе назначений и комплектовании высшего командного состава… технические, профессиональные знания командного состава, в силу неправильной системы высших назначений… не находились на должной высоте».

А. Н. Куропаткин

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Аресты офицеров

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Аресты офицеров Таково было положение, в котором застали преступную военную организацию распоряжения об аресте тех членов ее, на коих имелись указания. Аресты эти за время с 1 января по 1 июля сего года были произведены в следующей постепенности:В Тифлисе


ЗА ЧТО УБИВАЛИ ОФИЦЕРОВ

Из книги Лжегерои русского флота автора Шигин Владимир Виленович

ЗА ЧТО УБИВАЛИ ОФИЦЕРОВ Из общего числа офицеров во время мятежа на корабле матросы убили семерых: командира броненосца капитана 1-го ранга Голикова, старшего офицера капитана 2-го ранга Гиляровского, лейтенантов Григорьева, Неупокоева, Тона, прапорщика Ливинцева и


Подготовка офицеров армии

Из книги Блицкриг: как это делается? [Секрет «молниеносной войны»] автора Мухин Юрий Игнатьевич

Подготовка офицеров армии Поскольку вы видите, насколько огромное значение для победы в бою имеет подготовка офицеров и генералов, то так или иначе нужно коснуться вопросов подготовки немецких офицеров.В 1946 году проходил так называемый Нюрнбергский процесс — суд над


Подготовка офицеров флота

Из книги Спецназ ГРУ в Кандагаре. Военная хроника автора Шипунов Александр

Подготовка офицеров флота Моряк-дальневосточник М.Ф. Шугалей подготовил работу, в которой собрал сведения о подготовке офицеров военно-морского флота в США, Великобритании, Германии и Японии.Что касается немцев, начать, пожалуй, нужно с того, что «трудовая повинность


Изгой в среде офицеров

Из книги Крейсер «Очаков» автора Мельников Рафаил Михайлович

Изгой в среде офицеров Офицеры отряда не зря сторонились этого выскочки. Для них, как и для меня и моих товарищей, отряд — это семья. С четкой иерархией, своими проблемами, даже «перегибами», но здоровая, крепкая семья. И потому до сих пор и у офицеров, и у солдат сердце


§ 27. „Очаков” без офицеров

Из книги Мятеж броненосца «Князь Потемкин-Таврический» автора Шигин Владимир Виленович

§ 27. „Очаков” без офицеров 13 ноября с подъемом флага временно вступивший в командование М. М. Скаловский объявил команде, что в дивизии происходит мятеж, так как нижние чины нарушили верность присяге, и прочел приказание главного командира, требовавшее от всех, кто


2.8.1. Взгляды С.О. Макарова на подготовку офицеров

Из книги Черный марш. Воспоминания офицера СС. 1938-1945 автора Нойман Петер

2.8.1. Взгляды С.О. Макарова на подготовку офицеров В практике подготовки флотских офицеров вице-адмирал С.О. Макаров основное внимание уделял воспитанию качеств, необходимых для ведения морского боя. Какие же свойства считал он необходимыми для флотского командира? К ним


Документ № 1.7 Вывод из аттестации на командира БЧ-1-4 ПЛ Щ-306 А. И. Маринеско за 1935 г.:

Из книги Стоп дуть! Легкомысленные воспоминания автора Ефремов Павел Борисович

Документ № 1.7 Вывод из аттестации на командира БЧ-1-4 ПЛ Щ-306 А. И. Маринеско за 1935 г.: Недостаточно дисциплинирован. Упрям. Свою специальность знает хорошо. Любит ее и интересуется ею. Руководить БП личного состава может под постоянным руководством. Море любит. Политически


Документ № 1.8 Вывод из аттестации командира БЧ-1-4 ПЛ Ш-306 лейтенанта А. И. Маринеско за 1937 г.:

Из книги Страницы героической летописи автора Пашков Александр Михайлович

Документ № 1.8 Вывод из аттестации командира БЧ-1-4 ПЛ Ш-306 лейтенанта А. И. Маринеско за 1937 г.: Дисциплинированный, знающий свое дело командир. Пользовался авторитетом. Политически развит. Активного участия в общественной жизни не принимал. К подчиненным требователен.Вывод:


Документ № 1.7 Вывод из аттестации на командира БЧ-1-4 ПЛ Щ-306 А. И. Маринеско за 1935 г.:

Из книги Воспоминания (1915–1917). Том 3 автора Джунковский Владимир Фёдорович

Документ № 1.7 Вывод из аттестации на командира БЧ-1-4 ПЛ Щ-306 А. И. Маринеско за 1935 г.: Недостаточно дисциплинирован. Упрям. Свою специальность знает хорошо. Любит ее и интересуется ею. Руководить БП личного состава может под постоянным руководством. Море любит. Политически


Документ № 1.8 Вывод из аттестации командира БЧ-1-4 ПЛ Ш-306 лейтенанта А. И. Маринеско за 1937 г.:

Из книги автора

Документ № 1.8 Вывод из аттестации командира БЧ-1-4 ПЛ Ш-306 лейтенанта А. И. Маринеско за 1937 г.: Дисциплинированный, знающий свое дело командир. Пользовался авторитетом. Политически развит. Активного участия в общественной жизни не принимал. К подчиненным требователен.Вывод:


Летние шутки офицеров ВМФ

Из книги автора

Летние шутки офицеров ВМФ Условно пораженного считать фактически погибшим. Команда, отданная по кораблю во время учений Что такое лето для народонаселения далеких северных провинций, понять не сложно. Отдушина. Уже с начала апреля женскую составляющую отдаленного


Помощники офицеров

Из книги автора

Помощники офицеров В январе 1972 г. в Советских Вооруженных Силах был введен институт прапорщиков. Это продиктовано дальнейшей заботой партии и правительства о повышении деловых качеств военных командиров. Первыми прапорщиками у пограничников Сахалина стали лучшие