Иван Кошкин История танка «Тигр»

Иван Кошкин

История танка «Тигр»

История танка «Тигр» началась много сотен тысяч лет назад, когда несколько видов крупных кошачьих решили отказаться от выходящих из моды и не отвечающих современным условиям длинных саблевидных клыков, приобрести хвосты и начать применять новые схемы камуфляжа. Несмотря на насмешки своих надменных саблезубых сородичей, они терпеливо отращивали длинные хвосты и тщательно исследовали различные типы маскирующей окраски. После нескольких десятков тысяч лет напряженного труда первый тигр наконец поточил когти о пальму, и до тридцатых годов двадцатого века все более-менее устаканилось.

Тем временем к власти в Германии пришел А. А. Гитлер, в просторечии именуемый Великим Фюрером Германской нации. Не прозлодействовав и пяти лет, он начал реализовывать свои военно-мегаломаньяческие фантазии. Не остались в стороне и Панцерваффе. Первые немецкие танки, конечно, не были педальными, как утверждают некоторые недобросовестные исследователи, но тем не менее танками их называли только откровенно пристрастные люди. Фюреру хотелось чего-то большего…

В конце января 1937 года фирма Хеншель получила заказ на проектирование некоего агрегата, стыдливо названного «боевой машиной». Первый изготовленный образец танком не являлся и вообще собирался из двух частей на болтах. Его ходовая часть была совершенно нормальной, и ничто не предвещало того ужаса, который предстояло испытать тысячам немецких техников в 1943–1945 годах. В это время в Германии не применялись прогрессивные советские методы управления конструкторским процессом, заключавшиеся в помещении целых коллективов в особые, наглухо закрытые помещения, где им создавались все условия для продуктивной работы. Поэтому, когда представители Панцерваффе прибыли смотреть опытный танк, им быстренько показали нечто без башни, нагруженное рельсами.

– А где танк? – спросили танкисты.

– А вот! – ответили конструкторы.

– Это?!!

– Ну, собственно, это еще не танк. Это первый концептуально-экспериментальный прототип опытной машины.

– А сразу опытную машину нельзя было сделать?

– Ну-у-у, в таком деле спешка ни к чему. К тому же мы опробовали на нем некоторые интересные идеи.

Тогда один из офицеров Панцерваффе сказал, что у него есть знакомые, которые работают в гестапо, поэтому если это бодяга будет продолжаться, то на конструкторах тоже будут опробованы некоторые интересные идеи, касающиеся болевых порогов, пределов прочности суставов и сочленений, а также анатомии вообще. Не прошло и года, как конструкторы представили второй прототип. Чтобы избежать наездов со стороны танкистов и гестапо, на него быстренько воткнули башню от PzKpfw.IV и с гордостью продемонстрировали представителям Панцерваффе.

– Ну и? – спросили представители.

– Вот! – с гордостью ответили инженеры.

– Что – «вот»? – зловеще прошипел входивший в группу Гудериан, потянувшись к кобуре.

Гудериана оттащили в сторону Гот и Манштейн, после чего для поднятия боевого духа двух первых попавшихся инженеров быстренько расстреляли. Это необыкновенно взбодрило остальных, и новый опытный прототип появился буквально через год. Башни он не имел, но зато имел кое-что другое…

Среди сотрудников фирмы Хеншель ходила темная легенда о детстве инженера Книпкампа. Злая мачеха заставляла бедного мальчика с утра до вечера мыть, вытирать и расставлять по полкам посуду. Бесконечные ряды тарелок – вот что осталось в памяти несчастного ребенка. До поры до времени советник Имперского управления вооружений Книпкамп справлялся со своими комплексами, хотя его проект автоматической пушки, стрелявшей плоскими дискообразными снарядами, в свое время напугал Управление до нескольких инфарктов (очевидцы рассказывали, что действующий образец больше всего напоминал взбесившуюся посудомоечную машину, а водяное охлаждение ствола, дававшее облака пара, только усугубляло это впечатление). Поэтому ничего не подозревавший главный конструктор Эрвин Адерс поручил инженеру конструирование ходовой части. Говорят, что, увидев первый образец, Адерс сожрал две упаковки валидола. Затем он спрятал в кабинете трех самых крепких своих инженеров, положил к карман пиджака именной П-38 и вызвал Книпкампа для объяснений.

– Это что? – Руки Главного Конструктора заметно дрожали.

– Экспериментальный образец нового прогрессивного шасси! – Нездоровый блеск в глазах инженера напугал Адерса до такой степени, что он забыл про пистолет.

– Но зачем в четыре ряда?!

– Потому что! Так! Лучше! Плавность! Хода! – Уловив истерические нотки в голосе конструктора, инженеры в шкафу тихо упали в обморок.

– Но через месяц нам сдавать машину! – простонал Адерс, прикидывая, отправят ли его в концлагерь или сразу расстреляют.

– Все будут в восторге, – заверил его Книпкамп.

Надо сказать, что после показа второго образца управление вооружений решило не рисковать и поручило разработку тяжелого танка еще и фирме Порше. К счастью для антигитлеровской коалиции, у Порше были свои тараканы в голове. Фердинанд Порше очень любил всевозможные электрические прибамбасы, поэтому в качестве двигателя для своего монстра он выбрал не примитивный «Майбах», а соорудил целую цепь из бензомотора, генератора и электромотора. Чтобы картина была полной, следует добавить, что на каждое из ведущих колес полагалось по своему электромотору, поэтому общее количество двигателей и генераторов в танке достигало шести. По слухам, после представления проекта часть сотрудников фирмы, что поумнее, поступила добровольцами в Вермахт и, страшно довольная собой, уехала в Польшу. Самые же умные бежали во Францию и стали членами Сопротивления.

Тем временем Германия напала на СССР. В начале июля Порше и Адерса срочно вызвали в Куммерсдорф. Прямо у машины их встретил прилетевший с фронта на полчасика Гудериан и, нежно обняв за плечи, повел в какой-то ангар.

– Ну, господа, что вы на это скажете? – Голос Гейнца можно было намазывать на хлеб вместо повидла.

– Donnerwetter! – Адерс сел, где стоял, а Порше схватился за сердце.

Посреди ангара стоял закопченный монстр без гусениц, с броней, напоминавшей лунный ландшафт.

– Что это? – просипел Порше.

– Это? – Голос Гудериана был слаще сахарина. – О-о-о, это очень интересная вещь. Это русский тяжелый танк. По нему стреляла половина 6-й дивизии, а остановился он только тогда, когда у него кончилось горючее. С Леебом случилась истерика… А теперь!!!!

Температура в ангаре упала на десять градусов, Адерс с тоской поискал глазами Манштейна… Гудериана оттащил Шпеер и Тодт. Тот вырывался и орал:

– Arsch mit Ohren!!! Эти Bierfickeren четыре года делают унитазы на гусеницах и называют их тяжелыми танками! Mit solchen Arschloecher werde ich bald fertig! Тодт, сука, пусти, я им arsch порву! В то время как немецкий народ под руководством великого фюрера…

При этих словах Тодт и Шпее сделали «Хайль Гитлер», выпустив при этом Гудериана, и тот немного побил конструкторов ногами. Устав, он оправил мундир и сказал:

– Значит так, Arschlochen. Русский танк вы видели. Если через полгода у моих орлов не будет такой же, только лучше, я вам обоим Eier оторву. Или нет, я позвоню Гиммлеру и скажу, что вы оба – скрытые евреи.

Конструкторы утерли кровавые сопли и сделали выводы – работы пошли ударными темпами. Очень скоро выяснилось, что перспективное 75-мм орудие, которое предстояло установить на танк Адерса, конечно, очень хорошая пушка, но имеет несколько экзотичный бронебойный снаряд, содержащий 1 кг вольфрама. Вольфрам в Рейхе был настолько стратегическим сырьем, что конструкторов орудия сразу отправили на Восточный фронт, а Адерс имел очень неприятную беседу с дедушкой Мюллером. Пришлось идти к Порше и выпрашивать у него запасную башню. В этой башне стояла 8,8-см танковая пушка, которая в предыдущей жизни была зениткой. Это было очень мощное орудие, но танкисты не раз замечали потом, что стоит над полем боя появиться вражескому самолету, как «Тигр» необъяснимым образом начинает задирать ствол и крутить башней.

20 апреля 1942 года по одному образцу от каждой фирмы было привезено в ставку Гитлера в Восточной Пруссии. Уже при разгрузке бравые поршевцы воткнули танк в грунт. Хитрые же хеншелевцы сгрузили свой 70-тонными краном, чем вызвали у присутствовавщих танкистов, особенно техников, приступ необъяснимой тревоги. Танки показали Гитлеру, и он сразу наградил Порше Крестом за военные заслуги. После этого танки немного поездили. Танк Порше ездил быстро, но, разворачиваясь, закладывал виражи шире, чем «Ланкастер» над Берлином. Танк Хеншеля ездил медленнее, но зато разворачивался на месте. Правда, при этом двигатель у него нагрелся так, что его пришлось сполоснуть жидким азотом.

Для дальнейших испытаний танки повезли на полигон в Берк. Электротрансмиссия танка Порше постоянно выходила из строя, пробки то и дело выбивало, предохранители горели, и от танка несло паленой изоляцией. После осмотра фюрер снова подошел к конструкторам.

– Фердя, что за движок на твоем танке? – Фюрер ласково похлопал по плечу своего любимца.

Порше начал объяснять свою систему электротрансмиссии. Фюрер слегка переменился в лице.

– Электрический? Фердя, у тебя крыша поехала? Да на твоего слона батареек во всем Рейхе не напасешься? Какова у него дальность хода? 50 километров?!! А потом что, зарядную станцию к нему подгонять? Ах, бензомоторы? ФЕРДИНАНД, ТЫ ЧТО, ИДИОТ?!! Два мотора на танке?!! Не два? ШЕСТЬ?!! Подайте мне ковер!

Фюрер сгрыз принесенный адьютантом половичок, слегка успокоился и дал рыдающему Порше свой носовой платок:

– Ну ладно, не плачь, все равно я тебя люблю. Это ты просто переутомился. Съезди в Альпы или в Париж, отдохни, а потом я тебе другое дело поручу, есть у меня одна задумка… «Мышонок» называется. – Фюрер захихикал и подошел к Адерсу. – Ну-с, а тут у тебя… ЭТО ЧТО?!!

– Катки, – с истерической бодростью отрапортовал Адерс.

– Вижу, что катки! Почему в четыре ряда!

– Для лучшей плавности хода! Разработано нашими инженерами под моим руководством! Плод арийского гения! Позволяет танку стрелять на ходу!

– А раньше что, нельзя было стрелять? – озадачено спросил фюрер.

Адерс прекрасно знал, что танк может стрелять хоть на ходу, хоть в падении, хоть перевернутый, был бы снаряд в орудии. Потому что стрелять и попадать – это принципиально разные вещи. Но идти на попятный было уже поздно:

– Нельзя, мой фюрер! Когда танк подпрыгивает на ходу, снаряд может от толчка перекоситься в пушке!

Поскольку всем присутствовавшим при разговоре танкистам Адерс предварительно хорошо забашлял и пообещал отмазать от Восточного фронта, они хором подтвердили слова Главного Конструктора, и танк был принят на вооружение. С этой минуты начались злоключения танкистов-союзников и немецких ремонтников, но это уже совсем другая история…

Первые четыре «Тигра» были произведены к 18 августа 1942 года и Гитлер немедленно вознамерился послать их куда-нибудь повоевать. До Сталинграда везти оказалось долго, в Африке Роммель гонял англичан полотенцем, поэтому решили отправить танки под Ленинград.

– Представляете! – хихикал фюрер. – Сидят русские, а тут – РАЗ!!!

Танкисты имели свое мнение, но высказал его только Гудериан:

– Но мой фюрер, во-первых, там у русских болота…

– Ну и что?

– Э-э-э, как бы так сказать… Танк – он очень тяжелый. Соответственно, если он поедет по болоту, то может застрять.

– Но русские же ездят!

– Русские – дети природы! Они едят мох, спят под открытым небом, знают все тропинки и перетаскивают свои танки на руках. И потом, не лучше ли немного подождать два месяца и РРРАЗЗЗ – въехать на ста «Тиграх» в Москву?

Фюрер демонстративно съел небольшой палас, и Гудериан признал свою неправоту. Четыре «Тигра» были отправлены под Ленинград. «Тигры», в принципе, были неглупыми зверьками, поэтому уже в первой атаке у двух из них резко сломались коробки передач, а у третьего загорелся двигатель. Танки отбуксировали в тыл, после чего специально приехавшие сотрудники гестапо показали им фотографии работы пресса для переработки металлолома на заводе Круппа. «Тигры» судорожно сглотнули и сказали, что выводы сделали.

Следующее наступление было через две недели. «Тигров» передали 170-й пехотной дивизии. Командир дивизии долго чесал в затылке, раздумывая, что ему делать с четырьмя слониками. «Тигры», перед внутренними взорами которых стояла картина работающего пресса, всем видом своим выражали непреклонную решимость давить и сокрушать.

– Dingsda какая-то, – сказал наконец командир 170-й пехотной. – Ладно, езжайте вон по той дорожке. Что найдете – можете давить. Наших там вроде нет. Если въедете в Петербург, позвоните мне.

– А пехота? – робко спросил один из «Тигров».

– Какая пехота? Вы о чем? – неубедительно возмутился командир дивизии.

– Да мы так, ни о чем, – сникли «Тигры» и, подбадривая друг друга, поехали по узенькой дорожке посреди болота.

В тот день голодные русские артиллеристы были особенно злы – махорку на позиции не доставляли уже неделю. Когда командир противотанковой батареи увидел двигающиеся по дороге четыре огромных танка, он не стал, как ожидалось, бегать кругами и кричать: «Мы сдаемся! Щас только комиссаров перестреляем!» Вместо этого комбат выплюнул «козью ногу», в которую вместо махорки заворачивался ягель пополам с соломой, и со словами: «Все, казззлы, вы докукарекались!» лично встал к панораме. Первый «Тигр» русские просто подбили. Трое остальных не были готовы к такому повороту событий и запаниковали. Поскольку русские продолжали стрелять, танки быстренько сломались и притворились мертвыми. Ночью их вытащили на буксире. С оставшегося мертвого «Тигра» русские разведчики свинтили на сувениры все, что могли. Сувениры отобрали в Особом Отделе и отправили для дальнейшего изучения.

Чуть позже число «Тигров» под Ленинградом довели до семи. В ответ русские убили пять из них, хотя сами немцы утверждают, что три «Тигра» покончили с собой исключительно из презрения к русским. Убив первого «Тигра», советские солдаты долго ходили вокруг и чесали в затылке, пока кто-то не предложил отправить тушку товарищу Сталину.

Ознакомившись с «Тигром», товарищ Сталин разгрыз трубку и вызвал из Танкограда конструктора Котина.

– Таварыщ Котын, чито ви на это скажэтэ?

– … твою мать, – сказал интеллигентнейший Жозеф Яковлевич.

– Будэм счытат, чито ви сказали это про Адолфа Гитлэра, – мудро улыбнулся Вождь.

Котин облазал танк от гусениц до дульного тормоза и хмуро вытянулся перед Сталиным.

– В общем, товарищ Сталин, одно из двух – либо это мутант, либо…

– Что «либо»? – мягко подбодрил конструктора товарищ Сталин.

– Либо – полный звиздец, – твердо сказал Котин, прекрасно знавший, что до конца войны его точно не расстреляют.

– Как гаварыл таварыщ Лэнын, нэт такого звыздеца, каторый нэ пэрэзвыздэлы бы балшэвыкы.

– Будем стараться, товарищ Сталин, – вытянулся конструктор.

– Конечно, будете, – совершенно без акцента сказал Вождь, и Котин понял, что шутки кончились.

Тем временем неотвратимо надвигалось лето. Немецкое командование готовилось внезапно срезать Курский выступ. Советское командование готовилось внезапно этому помешать. В полной тайне немцы сосредотачивали огромные силы у основания выступа. Русские старательно делали вид, что ничего об этом не знают, а траншеи копают просто так, от нечего делать. Стаи тридцатьчетверок ползли по ночам к линии фронта, отлеживаясь днем в оврагах. Те, что попадались на глаза немецкой воздушной разведке, принимали самый беззаботный вид, резвились, гонялись друг за другом и старались выглядеть как можно более ничего не подозревающими.

К началу Орловско-Курской операции, которую немецкое командование, уже имевшее представление об уровне осведомленности противника, с мрачным юмором обозвало «Цитадель», на Курскую дугу сползлось 146 «Тигров». Ночью 5 июля командование Центрального и Воронежского фронтов приказало немного пострелять по позициям немецких войск – просто чтобы намекнуть, что все готовы и можно начинать. Немцы почему-то начали с некоторым опозданием. Немецкие танки поехали на советские позиции, в первых рядах ползли «Тигры», необычайно гордые оказанной им честью. Первое время почетная задача убоя немецких бронированных зверьков была возложена на противотанковую артиллерию и пехоту. Несмотря на потери, артиллерия и пехота с задачей более-менее справлялись. Коварные советские артиллеристы, зная, что броня «Тигров» непробиваема, наловчились отстреливать бедным зверькам все, что выступает за пределы броневого корпуса – от орудий до многострадальных катков. Кроме того, русские применяли гнусную и развратную тактику «заигрывающих орудий». Для этого несколько пушек маячили на холмах и, завидев «Тигров», начинали разнузданно подмигивать им панорамой, зазывно отставлять станину и вообще привлекать внимание. Когда же доверчивые немецкие танки бросались навстречу, из кустов вываливала целая орава противотанковых пушек и с криком: «А кто тут к честным женщинам лезет!» устраивала безобразную драку.

Русская пехота в основном хитрым образом маневрировала вокруг танков, то прячась, то вновь являясь и ловя момент, чтобы положить на крышку моторного отделения связку гранат или бутылку с бензином. Необычайные трудности доставляло немцам так называемое нахальное минирование. В самый разгар наступления перед идущими в атаку немецкими танками вдруг останавливался потрепанный русский грузовик, и несколько небритых личностей предосудительного вида начинали деловито закапывать что-то в землю прямо на дороге.

– Эй, эй, что это вы там делаете? – возмущенно кричал головной «Тигр».

– Не видишь, что ли – дорожные работы проводим, – нагло отвечал старший русский, продолжая копать аккуратные ямки.

– А что вы тогда в землю закапываете?

– Не знаю. Нам приказали – мы закапываем.

– Это возмутительно! Мы, между прочим, здесь наступаем! У нас график! Мы должны в 12:30 выйти к поселку, как это он называется… «Горьелое».

– А у нас план. До 12:15 выкопать сорок ямок.

– Мы будем жаловаться! Кто у вас командир?

– Военная тайна, – ехидно отвечали русские саперы.

– Ну, ладно, мужики, давайте по-хорошему. Тут объезд есть?

– Есть, конечно. Вон по той балочке, – как-то слишком быстро соглашался русский.

«Тигры» уезжали в указанном направлении только для того, чтобы вернуться через полчаса:

– Мужики, вы что? Так же нельзя! Там мины какие-то! Дитрих, вон, подорвался!

– Ох, мужики, простите. – На глаза русского сапера наворачивались кристально-чистые слезы раскаяния. – Опять у нас что-то напороли. В любом случае мы тут закончили, так что можете смело ехать.

– Ни пуха ни пера! – кричали русские саперы, садясь в грузовик.

– К черту! – дружно отвечали «Тигры»

– К нему, к нему, родимому, – бормотали русские, сворачивая за ближайший холмик.

Тем не менее настал момент, когда в наступление пришлось идти советским танкистам, и тут «Тигры», наконец развернулись. Типичный танковый бой между тридцатьчетверками и «Тиграми» проходил так.

– Что-то как-то тихо, – озабочено говорил советский командир.

– БАММММ!!!!

– У-у-у, твою мать, – говорили советские танкисты, выбираясь из разбитого танка.

– У-у-у-у-у, мать твою, – говорили уцелевшие тридцатьчетверки, прячась кто где.

«Тигры» на горизонте довольно ухмылялись. Довольно быстро выяснилось, что могучие танковые атаки, которые и раньше-то удавались с большим трудом, теперь стали совсем невозможны. Особенно наших танкистов возмущало то, что «Тигр» не пробивается не только в лоб, но и в борт.

– Это, в конце концов, нечестно, – кричали они «Тиграм». – Куда же вас тогда подбивать?

– А никуда, – издевательски смеялись «Тигры». – Мы вас сами всех подобьем.

Нашим оставалось только скрежетать зубами.

Когда Жуков положил перед товарищем Сталиным доклад о результатах Курской битвы, товарищ Сталин едва не проглотил трубку:

– Таварыщ Жюков, ви, канэчна, каммуныст, но бога-то пабойтэс! Какие шестсот падбытых «тыгров»?

– Ну, конечно, тут мы немного преувеличили… – вздохнул Жуков. – Восемьдесят штук мы подбили.

– А нашых сколко падбылы?

– Бить не будете?

– Не буду, – сказал вождь без акцента, и Жуков молча положил перед ним другой листок.

– Мда-а-а, – крякнул вождь, трамбуя табак в трубке. – Чем вы это объясните, товарищ Ротмистров?

– Ну так, мы это, того, а они, это, того… – ответил бравый танкист.

– У них танки помощнее, – перевел Жуков.

– Насколько я слышал, танки с танками не воюют! – наставительно поднял палец Сталин.

– Оно, конечно, так, но иногда и этак! – возразил Ротмистров.

– По-всякому бывает, – перевел Жуков. – И вот когда это «по-всякому» все-таки случается…

– Знаете, товарищи, – задумчиво начал Сталин, – когда товарищ Сталин был в Туруханской ссылке, ходил он как-то на медведя…

Жуков и Ротмистров скептически переглянулись.

– А чтобы вы знали, товарищи, – продолжал Сталин, делая вид, что ничего не замечает, – самое трудное при этом – выманить медведя из берлоги. Пока он в берлоге – хрен его достанешь… А вот если выманишь… В общем, товарищи, гибче надо. Выманивать фашистского зверя из его логова, а еще лучше – заманивать в наше! Понятно?

– Так точно!

Собственно, в частях уже давно пришли к тем же выводам. Драки с «Тиграми» стенка на стенку быстро стали непопулярны, вместо этого в ход пошли всевозможные азиатские хитрости. К примеру, под Харьковом танкисты 1-го мехкорпуса применили следующий тактический прием:

«Тигр» (читает из разговорника): Полье чистое! Ташь не ташь мне поетинщика? Вихоти тесять русски танк на честный бой, на поб… поб… побраночку!

Т-70 (из кустов): Боже ж мой, шо ви такое говорите? Шоби ви знали, танки с танками не воюют. Танки воюют с пехотой, я извиняюсь. А ви што-то все время к нам лезете… Ви што, танкосексуалист?

Естественно, от таких оскорблений у «Тигра» срывало башню, и он рвался в кусты, чтобы разобраться с ругателем… И расставался с башней уже по-настоящему.

В другом месте в течение недели по передовой демонстративно очень быстро ездил Т-34 с надписью: «Танк Героя Советского Союза, дважды еврея Советского Союза Моисея Абрамовича Финкельштейна. Все фашисты, извиняюсь, педерасты». Несмотря на то, что надпись была полностью лжива (командира танка на самом деле звали Евгений Соломонович Рабинович, он был обычным евреем и ГСС на тот момент еще не стал, да и фашисты далеко не все были педерастами), отважному танкисту удалось выманить на минное поле двух «Тигров».

Интересный прием применил один раз танкист Петр Героев. Оказавшись случайно один на один с «Тигром», он принялся очень быстро ездить вокруг него. «Тигр», соответственно, стал крутить башней, пытаясь достать нахала. Все быстрее мчался танк Петра Героева, все быстрее крутилась башня «Тигра». Потом она внезапно остановилась, из нее вылез командир «Тигра», встал на четвереньки, после чего его бурно стошнило. Остальных, как позже выяснилось, стошнило прямо в танке.

Однако наиболее результативным считается непрямой разгром батальона «Тигров» под Фастовом. Батальон был переброшен к фронту для ликвидации прорыва. Не доезжая до линии фронта, «Тигры» увидели разбитую немецкую колонну. Посередине разгрома высился вбитый в землю столб, на котором белела записка: «Прорвали линию фронта, теперь мочим вас, козлов, в сортире. Если не слабо – ждем вас на высоте 235,7. Двести русских танков». Проехав двадцать километров и бросив по дороге две неисправных машины, «Тигры» нашли на высоте 235,7 раздавленную немецкую батарею и новую записку: «Ждали вас, ждали, задолбало. Мы теперь в деревне Убитое. Будем ждать вас там, если успеете. Двести русских танков». Проехав сорок километров и потеряв еще четыре танка, «Тигры» приехали в деревню Убитое. В деревне они нашли только немецкий автопарк, распаханый гусеницами, и третью записку: «Ну вы и сыкуны! два часа вас ждали, задолбались! Короче, ждем вас прямо в Фастове, если уж и туда не поспеете, то козлы вы все и слабаки». Напрягая силы, «Тигры» на последних каплях бензина доползли до Фастова, оставив на обочинах еще шесть поврежденных машин, где и нашли последнюю записку: «Гы-ы-ы, круто мы вас накололи? Красная армия уже на сто километров продвинулась, а нас самих было не двести, а только сто!» Оставшиеся «Тигры» покончили с собой от позора и огорчения.

Тем не менее «Тигры» были чрезвычайно опасным противником. Но, к счастью, они все же имели одно слабое место. Этим местом была их ходовая часть… Не счесть эпитетов, которыми озверевшие немецкие механики наградили инженера Книпкампа, меняя катки на чудовищной махине. Поскольку на замену одного катка из внутреннего ряда уходило до суток, многие не выдерживали, пускали пену изо рта и бросались на «Тигра» с ломом, колотя ни в чем не повинную машину по чему придется. Известно, что танкисты, воевавшие на «Тигре», до самой смерти не могли не только есть с тарелок, но и видеть их. Зрелище стопки тарелок могло довести до инфаркта закаленного вояку, прошедшего русскую кампанию и лагеря для военнопленных. Чудовищная по размерам и жестокости драка между офицерами Люфтваффе и Панцерваффе, произошедшая в мае 1944 года в ресторане «Drei Ferkels und Sieben Gnomen Bar» в Берлине, драка, из-за которой на три месяца вышел из строя состав двух гешвадеров и одного шверепанцерабтелунга, произошла из-за, казалось бы, совершенно невинной шутки. Пивший вместе с летчиками штандартенфюрер СС послал от их имени за стол танкистам горку тарелок, сложенных в шахматном порядке… Проведенное расследование так и не установило личности штандартенфюрера. Офицеры Люфтваффе в больнице вспоминали, что звали его Отто, Макс Отто фон… дальше вспомнить не могли. Впрочем, все сходились на том, что он им кого-то напоминал. В результате танкистов и летчиков разнимали при помощи пожарных брандспойтов, причем дерущиеся даже не заметили произошедшего налета тысячи американских бомбардировщиков.

Зато, следует признать, «Тигр» был очень прост в управлении. Управлять им мог любой член экипажа, и вообще должность механика-водителя «Тигра» считалась в Панцерваффе чем-то непрестижным. Командиры, желая пристыдить своих нерадивых водителей, говорили: «Ну ты, сапожник! Тебе только „Тигром" управлять».

Кроме того, «Тигр» имел очень мощное вооружение, что позволяло отдельным немецким танкистам набирать невообразимые личные счета. Так, к примеру, однажды шесть «Тигров» 101-го тяжелого танкового батальона под командой оберштурмфюрера СС Михаэля Виттмана за полдня уничтожили триста советских танков, что примерно в два раза превышало наличный танковый парк Красной Армии на этом участке фронта. Не удовлетворившись этим, на следующий день они сожгли еще двести советских танков, и только внезапная атака уже тысячи советских танков заставила героев отступить.

Однако союзники не желали понимать, что они должны по определению проигрывать таким замечательным и грозным машинам, и продолжали наступать и даже иногда уничтожать «Тигры». К 1 марта 1945 года из 1200 произведенных «Тигров» в живых осталось только 185. Оставшиеся в живых после капитуляции были забиты согласно ее условиям.

Остается отметить интересное явление, имевшее место в Советском Союзе. Легенда о непобедимом и непробиваемом немецком Танке настолько укоренилась среди советских танков, что несколько Т-44 даже создали Клуб Исторической Реконструкции, посвященный исключительно «Тигру». Они переодевались в «Тигров», красили себя в немецкую окраску, наносили немецкие опознавательные знаки (надо признать, довольно неумело) и устраивали реконструкции сражений с участием «Тигров». Кончилось тем, что после демобилизации эти танки были приглашены на Мосфильм и приняли участие в съемках многих исторических фильмов, как у нас в стране, так и за рубежом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

PANZER VI «ТИГР»

Из книги Немецкие танки в бою автора Барятинский Михаил

PANZER VI «ТИГР» Реальная работа по созданию нового тяжёлого танка в рамках программы Panzerkampfwagen VI началась в конце января 1937 года, когда фирма «Хеншель» получила заказ на проектирование боевой машины под условным индексом DW1 (Durchbruchwagen – машина прорыва). Разрабатывавшийся с


Основы теории и история развития компоновки танка

Из книги Техника и вооружение 2004 05 автора Журнал «Техника и вооружение»

Основы теории и история развития компоновки танка Продолжение, Ничто си. в «Пф» № 4/2004 г.Классификация общих компоновок танкаОбщие компоновки танков классифицируются по трем основным признакам:— по принципу установки вооружения — на компоновки с вращающейся башней,


О сновы теории и история развития компоновки танка

Из книги Техника и вооружение 2004 07 автора Журнал «Техника и вооружение»

О сновы теории и история развития компоновки танка Василий ЧобитокПродолжение. Начало см. в «ТиВ» № 4,5/2004 г. Экипаж A7V у своего танка. Не хватает двух человек, видимо, они заняты фотографированием.Тяжелый танк A7VЭтот танк, выпущенный в Германии в 1917 г., наиболее интересен


Основы теории и история развития компоновки танка

Из книги Техника и вооружение 2004 10 автора Журнал «Техника и вооружение»

Основы теории и история развития компоновки танка Василий ЧобитокНачало см. в «ТиВ» № 4, 5, 7, 9/2004 г. БМД-2 и М2 «Брэдли» имеют сходные боевые возможности, однако по габаритным размерам они и «рядом не стояли». БМД, несмотря на малые габариты, прекрасно плавает, последние


История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой

Из книги Техника и вооружение 2011 06 автора Журнал «Техника и вооружение»

История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой А.С. Ефремов, к.т.н., профессор, член-корреспондентИА СПб. М. В. Павлов, к.т.н., старший научный сотрудник И. В. Павлов, ведущий конструкторПродолжение. Начало см. в «ТиВ»№ 3,4/2011 г.Вверху:


История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой

Из книги Техника и вооружение 2011 08 автора Журнал «Техника и вооружение»

История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой А.С. Ефремов, к.т.н., профессор, член-корреспондент ИА СПб. М. В. Павлов, к.т.н., старший научный сотрудник И. В. Павлов, ведущий конструкторПродолжение. Начало см. в «ТиВ» №3-4,6/2011 г. «Объект 219»


История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой

Из книги Техника и вооружение 2011 11 автора Журнал «Техника и вооружение»

История создания первого серийного танка Т-80 с газотурбинной силовой установкой А. Ефремов, к.т.н. профессор, член-корреспондент ИА СПб.М. Павлов, к.т.н. старший научный сотрудник.И. Павлов, ведущий конструктор Окончание. Начало см. в «ТиВ» №3,4,6,8/2011 гПоиски решений


«Тигр-М» МКТК РЭИ ПП

Из книги Техника и вооружение 2012 06 автора Журнал «Техника и вооружение»

«Тигр-М» МКТК РЭИ ПП Мобильный автоматизированный комплекс технического контроля, радиоэлектронной имитации и постановки помех (МКТК РЭИ ПП) радиоэлектронным средствам на шасси автомобиля «Тигр-М» создан специалистами ООО «ВПК» и ОАО «ВНИИ «Эталон». Аппаратура МКТК


БОЕВЫЕ МАШИНЫ НА БАЗЕ ТАНКА «ТИГР»

Из книги Тяжёлый танк «Тигр» автора Барятинский Михаил

БОЕВЫЕ МАШИНЫ НА БАЗЕ ТАНКА «ТИГР» «ФЕРДИНАНД» В сентябре 1942 года, в соответствии с указанием Гитлера, началась работа по переделке 90 изготовленных заводом Nibelungenwerke шасси VK 4501(Р) в штурмовые орудия, вооружённые 88-мм пушкой Рак 43/2 и с лобовой бронёй 200 мм. Проектирование


Операция «Тигр»

Из книги Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945 автора Йоргенсен Кристер

Операция «Тигр» Для защиты своих индийских колониальных владений англичане создали первую постоянную службу безопасности — Индийское бюро политической разведки. Бюро должно было защищать Индию от внешних и внутренних врагов. В годы Первой мировой войны Индии пришлось


«Тигр» ломает когти

Из книги Шпионские истории автора Терещенко Анатолий Степанович

«Тигр» ломает когти Шел 1974 год.Это был первый год службы автора в центральном аппарате военной контрразведки, в знаменитой Лубянке, с которой связаны и подвиги в работе честных, порядочных чекистов, и преступления злодеев, выполнявших злую волю тиранов, и партийных


История создания и описание конструкции легкого танка Т-40

Из книги Легкие танки Т-40 и Т-60 автора Прочко Е. И.

История создания и описание конструкции легкого танка Т-40 Николай Александрович Астров (фото военных лет).В системе вооружения бронетанковых частей Красной Армии всегда предусматривались малые — массой до 6 т — пулеметные танки. Они предназначались в первую очередь


История создания и описание конструкции легкого танка Т-60

Из книги автора

История создания и описание конструкции легкого танка Т-60 В мае 1941 года московский завод № 37 получил задание на освоение производства современного легкого танка нового поколения Т-50, спроектированного в Ленинграде на заводе № 174 имени Ворошилова. Имея неплохие