Глава 3 Военная разведка в тени Версаля

Глава 3

Военная разведка в тени Версаля

Годы 1919 й и 1920 й можно назвать «временем без разведки». После того как полковник Николаи сначала ушел в отпуск, а потом в отставку, германская тайная военная служба фактически исчезла, так как по условиям Версальского договора Германии не разрешалось иметь и генеральный штаб, и военную разведку. Поскольку же строительство разрешенного рейхсвера нельзя было оставлять не прикрытым от вражеского шпионажа, запретительные положения договора следовало как-то обойти. Насколько необходима была реорганизованная разведслужба, стало ясно уже летом 1919 г. И тогда некий «доктор Винклер», якобы доцент Высшей технической школы в Берлине и специалист в области радио, был назначен советником при шифровальном ведомстве правительства страны. Там он быстро ознакомился со всей военной радио- и шифровальной службой. Для него это было тем более важно, что он тайно работал на польскую внешнюю разведку. И однажды «Винклер» исчез, и с этого момента Берлину пришлось долго принимать в расчет серьезное улучшение в работе польской военной радио- и шифровальной службы[18].

Этот и другие подобные случаи упрочили командование рейхсвера в намерении создать для строящейся 100 тысячной армии специальный отдел контрразведки в системе министерства рейхсвера. Его руководителем назначили майора Гемпа (впоследствии генерал-майор), который в годы войны работал у полковника Николаи в отделе «III-b». Он дал новой тайной военной разведслужбе название «Абвер» (по-немецки «защита, охрана». — Ред.), чтобы убедить всех, будто речь идет о чисто оборонительном мероприятии. Впрочем, под такой же маркой восстанавливали и генеральный штаб, тоже вопреки положениям Версальского договора. Он начал действовать под вывеской Войсковое управление министерства рейхсвера и, сохраняя старые традиции, занялся прежде всего подготовкой молодых офицеров в качестве «помощников командиров» подразделений и частей. Группа под названием «Абвер» первоначально входила в состав военно-стратегического отдела Войскового управления.

По складу характера майор Гемп был сильной личностью. Пользуясь своим опытом и основательным знанием материала, он сумел взять многое из наработанного в прежней службе разведки как в техническом, так и в методическом плане. Однако в тех трудных условиях, в которых находился тогда молодой рейхсвер, многое нужно было начинать заново, ибо предпосылки, позволявшие работать отделу «III-b» в Большом генеральном штабе, исчезли или изменились в той же степени, как и вся военная и политическая обстановка. Новую тайную военную службу следовало поначалу держать в достаточно скромных, малозаметных рамках. Поэтому абвер тогда насчитывал всего 2–3 офицера генерального штаба и примерно 5–7 вольнонаемных сотрудников, которых можно было уволить в любое время, и несколько писарей. Группа абвер имела два сектора — «Восток» и «Запад», которые занимались главным образом борьбой со шпионажем и диверсиями. Сбор сведений из за рубежа был тогда на втором плане. Поскольку финансовые средства были предельно скромными, о создании полноценной тайной службы военной разведки в ту пору никто и не думал.

Под руководством генерала фон Зекта рейхсвер тем временем превращался в элиту долгослужащих высококлассных военных специалистов и в идеальное ядро будущего вермахта. Войсковое управление стало его настоящим мозгом. Но для охраны пока еще чисто оборонительных мероприятий рейхсвера и сохранения в тайне многих усилий, не предназначенных для сведения общественности, все настойчивее требовалась хорошо функционирующая защита от шпионажа. Именно поэтому абвер-группа была подчинена непосредственно министру рейхсвера. Скрывать само ее существование необходимости не было. Более того, она возникла и начала развиваться совершенно официально под наблюдением межсоюзнической Контрольной комиссии как военный орган защиты от шпионажа. Это обозначение сохранилось и тогда, когда рухнули ограничения, наложенные Версальским договором. Абвер стал понятием, включавшим в себя всю тайную военную службу разведки, контрразведки и связи появившегося позже германского вермахта. Из абвер-группы рейхсвера выросло отделение Абвера в министерстве рейхсвера, а затем в имперском военном министерстве. Потом оно превратилось в отдел внешней разведки и контрразведки в верховном главнокомандовании вермахта и наконец — в октябре 1939 г. — в самостоятельное управление «Абвер/Аусланд» (Абвер/Заграница).

Поначалу абвер-группа состояла из трех подгрупп: I. Разведка, II. Шифровальная служба и служба радиоподслушивания, III. Контрразведка. В качестве непосредственных исполнительных органов в каждом из семи военных округов (корпусов) были созданы отделения абвера. Они располагались так: в 1 м округе в Кёнигсберге, во 2 м — в Штеттине, в 3 м — в Берлине, в 4 м — в Дрездене, в 5 м — в Штутгарте, в 6 м — в Мюнстере и в 7 м — в Мюнхене. В штате каждого из этих отделений, к которым позже добавилось еще одно — при штабе 2 й кавалерийской дивизии в Бреслау, вначале был один офицер генштаба, один офицер-помощник и один писарь. Например, в штабе 1 го округа за решение задач разведки отвечал капитан Вальтер Вайсс (в будущем — генерал-полковник и командующий одной из армий). В его распоряжении были трое офицеров (они служили как вольнонаемные), которые и занимались непосредственно вопросами разведки и контрразведки[19].

Военной разведке, конечно, нелегко было держаться в стороне от напряженных моментов во внутренней и внешней политике. Тогдашние враги Германии — Франция и Англия — имели свои опорные пункты тайных служб на всей территории рейха. Глава межсоюзнической Контрольной комиссии генерал Дюпон прежде был начальником французского Второго бюро (секретной службы). Он покрыл всю Германию сетью шпионов, действовавших во всех сферах. Было также известно, что военный шпионаж направляется главным командованием французских оккупационных войск в Майнце. Специалисты Второго бюро помогали Праге и Варшаве при создании ими своих сетей шпионажа против Германии. Иными словами, рейх был осажден и наводнен разведывательными службами его противников.

Тем выше следует оценивать достижения германского абвера. Из-за нехватки финансовых средств и персонала он сосредоточивал свою работу только на главных направлениях, делая из нужды добродетель. В частности, в период с 1921 по 1933 г. Польша после непродолжительной разрядки политической напряженности стала вновь вплоть до начала войны в 1939 г. беспокоить абвер в двух аспектах: во первых, в плане борьбы с польским шпионажем, а во вторых, в связи с необходимостью разведки находившейся в процессе строительства польской армии. При этом мы исходили из того, что Польша может выставить около 60 дивизий. Это была, во всяком случае, та цель, которую Варшава стремилась достичь с очевидной для всех энергией. Соответственно германский абвер начал с того, что создал «сеть усиленного внимания», которая предполагала засылку агентов во все районы, имевшие большое военное и транспортное значение. Эти агенты должны были немедленно доносить об обнаруженных ими событиях, в особенности — военного или военно-политического характера. В то же время абвер обязан был систематически изучать состояние польской армии, выявлять ее численность, места расквартирования войск, их оснащение, вооружение и т. д. Это осуществлялось также и путем анализа общедоступных печатных изданий, описаний строящихся объектов, статей в специальных журналах и т. п. Кроме того, предпринимались попытки заполучить «прямые» источники, т. е. найти живых носителей информации среди польского офицерства и представителей власти, имевших отношение к вопросам обороны страны. Таким путем удавалось получать наставления о мобилизации, описания видов вооружения и снаряжения, планы проведения маневров и учений и другие материалы. Опыт говорил, однако, что такие информаторы стоили абверу недешево; к тому же они, получая крупные вознаграждения, часто начинали вести шикарную жизнь, вызывая тем самым подозрения и провал. Несколько судебных процессов над такими шпионами заставили абвер очень строго подходить к отбору и вербовке информаторов в польском офицерском корпусе. Эти процессы заставили поляков обратить повышенное внимание на охрану объектов.

Выполнение разнообразных задач разведки, поставленных перед абвером в отношении Польши, несколько облегчалось для него тем, что примерно с 1928–1929 гг. против этой страны начала работать еще и литовская разведка, и добытые ею сведения частично передавались абверу. В обмен на это литовская разведка получала от немецкого офицера связи многие ценные сведения о Польше.

Из подразделений абвера, работавших преимущественно против Польши, главными считались отделения в Кёнигсберге, Штеттине и Берлине. В течение первых 10 лет работы их личный состав усиливался незначительно. Так, отделение в Кёнигсберге (в документах оно значилось как ASTO — Abwehrstelle Osttpreussen — отделение абвера в Восточной Пруссии) было укомплектовано так: начальник — капитан (впоследствии генерал-лейтенант) Вольманн, референт сектора I (разведка против Польши) — обер-лейтенант (впоследствии генерал-лейтенант) Раух, референт — лейтенант (впоследствии подполковник) Горачек; референт секции II (контрразведка) ротмистр Рудольф (впоследствии полковник), вольнонаемный служащий, лейтенант запаса (впоследствии полковник) Кортельери. Кроме того, в отделении были: один обработчик данных и несколько писарей. В других отделениях положение было еще хуже, так как на Восточную Пруссию обращали больше внимания. Разведка против Советского Союза в то время систематически не велась. До начала 1930 х гг. заброска агентов и связников в СССР могла осуществляться лишь в единичных случаях.

Фабрично-заводская служба безопасности, созданная в середине 1920 х гг. на территории Германии (исключая оккупированную союзными державами Рейнскую область) для борьбы против коммунистических актов саботажа и диверсий, была сугубо частным предприятием, финансировавшимся самими промышленниками. Эта организация, руководимая вышедшими в отставку офицерами, не имела к абверу ровно никакого отношения. Тем не менее после 1945 г. стали утверждать, будто адмирал Канарис уже тогда наводнил оборонную промышленность своими агентами, «исходя из политических соображений». Он не смог бы это сделать как по причине занимаемой им должности, не позволявшей ему вмешиваться в подобные вопросы, так и потому, что не мог влиять на деятельность бывших офицеров, руководивших фабрично-заводской службой безопасности. Разумеется, абвер следил за радикальными политическими группировками и их вождями, выясняя, в какой мере они оказывают вредное влияние на обороноспособность и не стоят ли за ними иностранные деньги, а тем более — чужие тайные службы. При этом абверовцы действовали весьма осторожно, ибо внутренняя и внешняя обстановка заставляла рейхсвер вести себя сдержанно, соблюдать условия Версальского договора и учитывать настроения партий и прессы разных политических ориентаций — от левых до крайне правых и буржуазных центристских.

23 июня 1927 г. Гемп, произведенный в генерал-майоры, был отправлен в отставку. Его преемником стал майор генерального штаба Швантес (впоследствии полковник). Это был прирожденный кавалерист и человек строгих светских правил. Какого либо оживления в работу абвера он не внес. В его бытность имела место недоброй памяти «афера Ломанна». Капитану I ранга в отставке Ломанну было поручено в министерстве рейхсвера распоряжаться финансами, выделенными для тайных мероприятий, связанных с развитием морских вооружений[20]. Он уже вел официально дела с голландской судостроительной фирмой в Гааге, но решил вложить деньги еще и в предприятия, не имевшие отношения к ВМФ, в надежде на то, что таким способом удастся получить еще больше средств на вооружения. Были учреждены какие то акционерные общества, покупались доходные дома, делались инвестиции в нефтяные компании, и даже была оказана солидная — в 10 млн марок — финансовая поддержка кинофирме «Фёбус». По чьей то неосторожности сведения об этом попали в 1927 г. в прессу и вызвали колоссальный скандал. Противники рейхсвера в рейхстаге предположили, что речь идет о тайных спекуляциях, но положения о неразглашении государственной тайны не позволили им выявить все нити этого дела. Министру рейхсвера Гесслеру пришлось уйти в отставку, а его преемник Грёнер быстро свернул деятельность большинства предприятий Ломанна с потерей в общей сложности около 26 млн марок.

С тех пор долго держался слух, будто истинными инициаторами этих гешефтов были Вильгельм Канарис и абвер. Но Канарис до 1935 г. не имел к абверу никакого отношения. В личном деле будущего начальника абвера сказано буквально следующее: «…чтобы помешать распространению легенд, необходимо указать, что Канарис слишком далек от совершения каких либо сомнительных дел по своему усмотрению. Следует далее здесь и теперь заявить, что Канарис не только не имел ничего общего с делами, связанными с «аферой Ломанна», но, напротив, энергично содействовал расчистке этой аферы». Однако один из офицеров абвера все же оказался замешанным в истории с Ломанном. Это был капитан II ранга Протце. И по требованию министра рейхсвера Грёнера его должны были уволить. Но майор Швантес сумел сохранить для абвера этого дельного офицера. Позже он сыграл решающую роль в раскрытии польского шпиона Сосновского.

В своих сенсационных статьях журналисты послевоенной эпохи часто путали абвер-группу сухопутных войск в министерстве рейхсвера с управлением разведки ВМФ. Оно было до 1928 г., как и в кайзеровском флоте, самостоятельной инстанцией военно-морского руководства. Эта разведка, нацеленная на военно-морские силы противника, его базы и верфи, работала, используя очень дальние линии связи, и, конечно, во многом уступала разведке армейской, которая имела бесчисленное множество линий ближней связи. Тем большее значение приобретали результаты работы военной радиотехнической разведки и контрразведки (Абвер-III К). Уже в 1932–1933 гг. она первой среди всех (как и русская радиотехническая служба) стала использовать для связи с агентами коротковолновые приемопередатчики. Она продвинула развитие этой техники и создала превосходно по тому времени работавшую службу тайной радиосвязи и подслушивания. Это означало настоящий переворот в деятельности тайной службы. В начале Второй мировой войны только Германия и Россия располагали сетью агентов, имевших радиосвязь, и абвер в этом плане серьезно способствовал быстрым победам германских войск. Однако это продолжалось недолго, поскольку и вражеские агенты на оккупированных немцами территориях к середине войны также получили средства прямой радиосвязи с Лондоном и Москвой, а вскоре в эту сеть включились еще и подпольные организации и партизаны.

В конце 1929 г. руководство военной разведкой принял полковник фон Бредов (впоследствии генерал-майор). Он был жизнерадостным, веселым человеком, любившим общество и хорошо державшимся в нем. Он был убежден в необходимости найти взаимопонимание с Францией. В то время абвер размещался еще на четвертом этаже министерства рейхсвера, а точнее — в помещении бывшего главного управления ВМФ на Тирпицуфер, 78. Для чужого посетителя единственным путем туда был лифт, и, когда он останавливался, вы оказывались перед тяжелой раздвижной железной решеткой. Отсюда с посетителя после тщательной проверки ни на миг не спускали глаз. В нескольких комнатах размещались семь групп, в каждой из которых было несколько офицеров и небольшое число гражданских служащих.

Задача контрразведывательного прикрытия тайных планов производства вооружений и военной техники как в области военной авиации, строительства подводных лодок, так и в создании современных танков, предъявляла к немногочисленному тогда абверу очень высокие требования. Но вскоре оказалось, что рейхсвер может преследовать свои планы почти без помех. Этому в немалой степени способствовали усилившиеся противоречия между англичанами и французами в отношении перевооружения Германии. В январе 1930 г. полковник фон Бредов доложил начальству о следующем: «…В беседе с высокопоставленным офицером из британского военного министерства я услышал, что последнее вовсе не обеспокоено возможным ростом военных возможностей Германии и не слишком возражает против усиления рейхсвера или военно-морского флота. Напротив, оно проявляет живой интерес к развитию авиации и внимательно наблюдает за работами, ведущимися в Брауншвейге, Варнемюнде, Штакене и на других аэродромах и авиационных заводах… Сведения о немецких военных делах, противоречащих условиям договора, британцы, как правило, утаивают от французов, поскольку не желают допускать того, чтобы Франция чинила новые преграды примирению с Германией. В свою очередь, французы передают британцам все, что знают, и при этом жалуются, что те не хотят этим воспользоваться». Войсковое управление министерства рейхсвера издало в мае 1930 г. директиву, чтобы впредь при упоминании о запрещенных видах вооружения непременно следовала оговорка, что у нас такого оружия нет. Особую осторожность следовало проявлять при упоминании о тяжелой войсковой артиллерии, подвижных зенитно-артиллерийских системах, моторизованных боевых средствах, противотанковой артиллерии, огнеметах и авиации.

Известно, что полковник фон Бредов пользовался особым расположением у генерала фон Шлейхера, ставшего вскоре в кабинете фон Папена министром рейхсвера. Уже в начале 1926 г. честолюбивый и серьезно интересовавшийся политикой Шлейхер, тогда еще полковник, добился того, что Войсковое управление-I (группа, ведавшая военно-политическими вопросами) превратилось в самостоятельное управление. А уже из него он сделал 1 марта 1929 г. политический орган министерства рейхсвера — так называемое «министериальное ведомство» в составе военно-исторического отдела, отдела разведки и контрразведки (абвер) и правового отдела. Обработка разведдонесений чисто военного характера осталась функцией Войскового управления и с 1935 г. была передана отделу «Иностранные армии» нового генерального штаба. Благодаря своим тесным отношениям со Шлейхером, создавшим себе благодаря «министериальному ведомству» ключевое положение в рейхсвере, позволявшее влиять как на командование сухопутных войск, так и на президента фон Гинденбурга, фон Бредов, а за ним и его преемник капитан I ранга Патциг сумели постепенно превратить абвер в кадровую организацию. При расширении 100 тысячного рейхсвера последняя могла в короткий срок увеличиться в три раза. Но в то время это были еще только мечты, и никто в те штормовые годы, наполненные внутренними беспорядками и внешнеполитическими осложнениями, не мог предположить, что из небольшого отделения послевоенных лет однажды возникнет во много раз более мощное ведомство «Абвер/Аусланд» («Абвер/Заграница»).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Часть четвертая Военная разведка

Из книги Спецслужбы Российской Империи [Уникальная энциклопедия] автора Колпакиди Александр Иванович

Часть четвертая Военная разведка


Глава 27 Военная разведка в период образования централизованного государства (XIV–XVII века)

Из книги «Моссад» и другие спецслужбы Израиля автора Север Александр

Глава 27 Военная разведка в период образования централизованного государства (XIV–XVII века) В конце XIV – начале XV в. для проведения операций военной разведки во время боевых действий использовались как агенты-одиночки (лазутчики), так и немногочисленные группы всадников


Глава 28 Военная разведка в XVIII веке

Из книги Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия автора Колпакиди Александр Иванович

Глава 28 Военная разведка в XVIII веке Вооруженные силы России в восьмидесятые-девяностые годыXVII в. находились в небоеспособном состоянии. К тому же страна не имела собственного военно-морского флота. В этой обстановке российский император Петр I приступил к созданию


Версия первая – военная разведка

Из книги Русская Мата Хари. Тайны петербургского двора автора Широкорад Александр Борисович

Версия первая – военная разведка В середине октября 1943 года старший помощник начальника 2-го отдела Разведупра подготовил доклад о том, как была подготовлена и осуществлена операция по ликвидации Кубе. Процитируем этот документ полностью:«Начальнику Разведывательного


СЕМИНАР ЧЕТВЕРТЫЙ Руководитель полковник Главного разведывательного управления Генштаба (военная разведка) Ловчиков В.Д.

Из книги Внутренний враг: Шпиономания и закат императорской России автора Фуллер Уильям

СЕМИНАР ЧЕТВЕРТЫЙ Руководитель полковник Главного разведывательного управления Генштаба (военная разведка) Ловчиков В.Д. — Товарищи курсанты! Широко известен казус с полковником Пеньковским, а вот имя его предтечи, первого изменника в системе военной разведки СССР,


СЕМИНАР ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ Руководитель полковник Главного разведывательного управления Генштаба (военная разведка) Ловчиков В.Д.

Из книги Секретный фронт Генерального штаба. Книга о военной разведке. 1940-1942 автора Лота Владимир Иванович

СЕМИНАР ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ Руководитель полковник Главного разведывательного управления Генштаба (военная разведка) Ловчиков В.Д. — Товарищи офицеры! На семинарах вы приобщились к опыту старших коллег и теперь знаете не понаслышке, как реализуется в нашей повседневной


Глава 37 Выход из тени

Из книги Разведка «под крышей». Из истории спецслужбы автора Болтунов Михаил Ефимович


Глава 14 Тени в раю

Из книги У истоков русской контрразведки. Сборник документов и материалов автора Батюшин Николай Степанович

Глава 14 Тени в раю 12 (25) марта 1920 года Кшесинская после шестилетнего отсутствия вновь оказалась на любимой вилле «Ялам». После охваченной огнем Гражданской войны России Франция показалась Матильде раем.«Разумеется, я была счастлива, что нахожусь у себя в доме, где


Мясоедов и военная разведка

Из книги Шпион на миллиард долларов [История самой дерзкой операции американских спецслужб в Советском Союзе] автора Хоффман Дэвид

Мясоедов и военная разведка В деле Мясоедова есть одна печальная, но занятная черта: действительно существуют несомненные доказательства того, что Мясоедов был шпионом, работавшим в интересах некой страны — своей собственной. И удивляться туг нечему. Скорее наоборот: в


Приложение 2.  ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА И БИТВА ЗА МОСКВУ

Из книги автора

Приложение 2.  ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА И БИТВА ЗА МОСКВУ Документы Разведывательного управления Генштаба Красной Армии (июнь 1941 г. — январь 1942 г.)Документ № 1Донесение Инсона из Токио начальнику Разведуправления Красной Армии[167] 26 июня 1941 г.Совершенно секретноГерманский


Военная разведка: взгляд на Восток

Из книги автора

Военная разведка: взгляд на Восток В предыдущих главах мы рассказали о том, как Барклай-де-Толли в преддверии войны с Наполеоном перестроил всю систему организации военной разведки: создал центральный орган — «Экспедицию секретных дел», развернул собственные


Глава 13 Тени прошлого

Из книги автора

Глава 13 Тени прошлого Родные и друзья называли его Адик. У него были серые глаза, широкий лоб и густые каштановые волосы, а переносица искривлена из-за несчастного случая во время игры в хоккей в детстве. Ростом он был примерно метр шестьдесят семь. Тем, кто его знал,