Глава III. СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ПОМОЩИ РА В БОРЬБЕ С ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ.

Глава III. СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ПОМОЩИ РА В БОРЬБЕ С ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ.

ЗАДАЧИ, РЕШАЕМЫЕ ЧАСТЯМИ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ В РА

Основным плацдармом для подготовки бандформирований афганской контрреволюции являлись Пакистан и Иран. Контрреволюционное руководство за рубежом с каждым годом все шире использовало финансовую помощь западных стран, прежде всего США, для обострения внутриполитической обстановки в стране.

В этих условиях важное значение приобретало умение органов специальной разведки, командиров и штабов соединений и частей всесторонне анализировать разведывательные сведения о бандформированиях и караванах, поступавших от разведывательных органов, делать из них обоснованные выводы и своевременно принимать решения по их доразведке и уничтожению.

Цель действий частей и подразделений специального назначения в условиях РА сводилась к воспрещению снабжения бандформирований оружием, боеприпасами, другими материальными средствами, а также переброске подготовленных отрядов (групп) мятежников из Пакистана и Ирана.

Основные задачи специальной разведки, решаемые в интересах достижения этой цели, включали:

разведку, доразведку и уничтожение бандформирований мятежников, их караванов, идущих из Пакистана, Ирана и обратно;

вскрытие и уничтожение баз, складов, исламских комитетов, захват лидеров контрреволюции, главарей бандформирований, пленных;

нарушение системы управления и проводки караванов на территории Афганистана;

ведение воздушной разведки караванных маршрутов вертолетами армейской авиации с досмотровыми группами специального назначения на борту;

минирование караванных маршрутов и установка на них разведывательно-сигнализационной аппаратуры и радиолиний типа ПД-430, применение комплектов «Охота»;

выявление районов сосредоточения бандформирований, складов с оружием и боеприпасами, мест дневки караванов и наведение на них боевой авиации и вертолетов с последующей проверкой результатов ударов;

проверка достоверности разведданных, полученных другими видами разведки;

завершение уничтожения объектов после нанесения по ним авиационных ударов.

В целом задачи, стоявшие перед подразделениями СПН, соответствовали поставленным целям. Для более успешного выполнения поставленных задач целесообразно было бы придавать батальонам СПН по одному огневому взводу гаубиц Д-30 или САУ «Гвоздика».

Особенностью боевого применения подразделений СПН являлось то, что они оценивались только по уничтоженным и захваченным средствам противника. Проводимые разведывательные мероприятия не учитывались, что приближало подразделения СПН к десантно-штурмовым подразделениям, а не разведывательным.

СПН И СРЕДСТВА СПЕЦИАЛЬНОЙ РАЗВЕДКИ, ИХ ВООРУЖЕНИЕ, СНАРЯЖЕНИЕ, ОСНАЩЕНИЕ И БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Для выполнения разведывательных и специальных задач в составе войск, дислоцировавшихся в РА, имелось две бригады специального назначения четырехотрядного состава и одна отдельная рота СПН армейского комплекта.

Из имеющихся сил и средств специальная разведка могла выделить до 76 разведывательных групп СПН в составе взвода или 25 разведывательных отрядов СПН в составе роты. Ежедневно в боевых действиях участвовало до 25–30 разведывательных групп СПН и разведывательных отрядов СПН, такое же количество групп находилось на подготовке, остальные на отдыхе.

Управление бригады осуществляло непосредственное руководство отрядами СПН, организовывало снабжение всеми видами довольствия, взаимодействие с приданной авиацией, средствами огневой поддержки и между отрядами в зонах боевой деятельности.

Отдельные отряды СПН являлись основными боевыми подразделениями, входившими в состав бригад СПН, в которых осуществлялась вся боевая и политическая подготовка разведчиков и организовалась разведывательно-боевая работа.

Организационно отдельный отряд СПН состоял из управления, штаба, служб, двух рот специального назначения на БТР-70, одной роты специального назначения на БМП-2, роты минирования, зенитно-артиллерийской группы ЗСУ-23–4, группы связи, роты обеспечения, медпункта.

Роты специального назначения на БТР-70 и БМП-2 состояли из трех групп (по 23 человека и три БТР-70 или БМП-2 в каждой) и группы АГС-17 (25 человек, АГС-17–6 шт., РПО – 3 шт.).

Всего в отдельном отряде специального назначения – более 500 человек личного состава. Основное вооружение отряда: БТР-70–32, БМП-2–12, ЗСУ-23–4–4, КШМУ – 2, БТР-60ПБ – 2, БРМ-1K – 1, 30-мм автоматические гранатометы АГС-17 18, 40-мм подствольные гранатометы ГП-25–27, огнеметы реактивные пехотные РПО – 9, РЛС ближней разведки СБР – 3, различное стрелковое оружие (автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, пистолеты) с приборами ночного видения и ПБС, средства связи (специальные и общевойсковые), медицинские средства и снаряжение.

Каждому отряду СПН придавалось по одному звену вертолетов войсковой авиации (Ми-8–4, Ми-24–4).

Для поддержки огнем РГ (разведгруппа. – Прим. авт.) СПН при выполнении разведывательно-боевых задач привлекались танковые и артиллерийские подразделения мотострелковых частей и подразделений реактивной артиллерии.

Важным мероприятием при подготовке разведывательных групп и отрядов к ведению боевых действий являлось обеспечение их вооружением, снаряжением и другими материально-техническими средствами. Необходимое вооружение, снаряжение и оснащение групп и отрядов определялось в зависимости от конкретной боевой задачи, состава группы (отряда), продолжительности пребывания на боевом выходе.

При этом учитывалась необходимость сохранения групповой маневренности, подвижности, огневой мощи.

Все выделяемые материальные средства и вооружение предварительно проверялись с точки зрения их исправности, работоспособности и пригодности к использованию.

Опыт боевых действий в Афганистане показал, что игнорирование этих требований при подготовке групп приводит к срыву выполнения боевой задачи и даже неоправданным потерям в личном составе.

Вооружение разведывательной группы (отряда) зависело от конкретной боевой задачи и ее состава. За основу бралась штатная РГ СПН. Обычно в ее состав входило 20–25 человек:

Командир группы, офицер. . . . . . . . .1

Зам. командира группы, прапорщик. . . . . . . . .3–4

Разведчики. . . . . . . . .13–15

Радист-разведчик. . . . . . . . .2–4

С учетом приобретенного опыта боевого применения в горно-пустынной местности такая группа при ведении боевых действий имела (шт.):

12,7 мм пулеметов «Утес». . . . . . . . .1;

пулеметов (ПК). . . . . . . . .2–3;

снайперских винтовок (СВД). . . . . . . . .2–3;

30-мм АГС-17. . . . . . . . .1–2;

РПО «Рысь» или «Шмель». . . . . . . . .1–2;

АКМС с ПБС. . . . . . . . .3;

подствольных гранатометов ГП-25. . . . . . . . .3–4;

РПГ-18 или РПГ-22. . . . . . . . .4–5;

автоматов АКС-74. . . . . . . . .6–7;

АПСБ. . . . . . . . .2–3;

ножей разведчика НP . . . . . . . . .16–20;

сигнальных и осветительных средств . . . . . . . . .по 2–3 на каждого человека.

Иногда действуют группы и отряды большого состава – до роты (70–90 человек).

На каждую единицу вооружения выделялось не менее двух боевых комплектов. Каждый разведчик брал 4–6 ручных гранат (РПГ-5–2 шт., Ф-1–2 – 4 шт.). Наступательная ручная осколочная граната РГД-5 имеет вес 310 г, радиус взлета убойных осколков 25 м; оборонительная граната Ф-I имеет вес 600 г, радиус взлета убойных осколков около 200 м. В группе, кроме того, были 3–4 щупа, противопехотные мины (МОН-50, ОЗМ-72, ПМН), количество которых определялось командиром группы.

В группе имелись 15-мм сигнальное устройство, 10–15 осветительных ракет, различные сигнальные дымы и патроны.

За счет подразделений АГС-17 разведывательная группа на усиление, как правило, получала 1–2 расчета АГС-17 или 1–2 РПО «Рысь» и «Шмель» или пулемет «Утес». Из средств связи группа имела: P-I59–1, «Ангара» – 1, «Ромашка» – 2, Р-392–3 – 4, Р-255 ( Р-234) – на каждого разведчика, не имеющего средств связи. Питание к радиостанциям бралось из расчета обеспечения связи в группе, с центром и вертолетами обеспечения и поддержки в течение нахождения на боевом выходе и резерва на 3–4 суток.

При выходах для проведения засад, кроме перечисленного вооружения, группы дополнительно (по возможности и при наличии) брали ДШК и пулеметы «Утес», что позволяло надежно поражать цели на дальних расстояниях и прочно удерживать занимаемые позиции.

В состав группы включались вожатые как минно-розыскных, так и засадных собак.

При выходах на боевых машинах состав разведывательных групп (отрядов) был больше, т.к. вертолеты брали на борт до 10 человек, а в летний период при высокой температуре – 7–8 чел. Количество личного состава, выводимого на боевых машинах, определялось количеством единиц боевой техники. Поэтому группы, высаживаемые вертолетами, имели одно вооружение, а группы на боевых машинах – другое.

Одним из наиболее мощных видов оружия разведывательных групп являлся 30-мм автоматический гранатомет АГС-17. Он предназначался для поражения живой силы противника, находящегося вне укрытия. Его тактико-технические характеристики: скорострельность – от 50–100 до 300 выстр./мин, прицельная дальность – 1700 м, емкость магазина – 29 выстрелов, вес – 31 кг (гранатомета – 18 кг, станка – 13 кг), радиус сплошного поражения осколками гранаты – 7 м. Гранатомет позволял вести огонь прямой наводкой и с закрытых огневых позиций.

Реактивные пехотные огнеметы «Рысь» и «Шмель» явились наиболее эффективным средством уничтожения живой силы противника, расположенной в укрытых огневых точках, дувалах, пещерах, фортификационных сооружениях, а также на открытой местности в любых погодных условиях.

(…)

Мощным индивидуальным оружием разведчиков являлся 40-мм подствольный гранатомет ГП-25 с гранатой осколочного действия. Небольшие по размерам габариты и масса (1,5 кг), большая дальность стрельбы (до 400 м настильной траекторией), простота в эксплуатации и обслуживании позволяли широко применять этот вид оружия. Гранатомет ГП-25 применялся для уничтожения живой силы, находящейся за высотами, камнями, за глинобитными стенами дувалов, а также в подгруппах обеспечения при прикрытии группы.

Группы, назначенные для блокирования и обеспечения налета, усиливались расчетами АГС-17, пулеметами «Утес». 12,7-мм пулемет «Утес» применялся в целях противодействия крупнокалиберным пулеметам ДШК мятежников. Его высокие тактико-технические характеристики (прицельная дальность – 2000 м, скорострельность – 270 выстр./мин, емкость коробки – 50 патронов, масса пулемета без станка – 25 кг, механический прицел и прицел СПП 3– и 6-кратного увеличения, расчет два человека) позволяли успешно противодействовать мятежникам.

Вооружение при налете аналогично другим видам боевых действий. Разница состоит в том, что группа захвата (досмотра) имела автоматы, пистолеты, ножи, по 6–8 гранат. При штурме отдельных дувалов и крепостей нашли широкое применение мины ОЗМ-72 в качестве фугасов, бросаемые разведчиком из-за укрытия.

Прибор бесшумной и беспламенной стрельбы ПБС-1 к автомату АКМС неприхотлив в эксплуатации, имеет высокие боевые качества. С его помощью велся огонь на дальность до 400 м. Прибор ПБС-1 применялся для бесшумного поражения одиночного противника (часовых, дозорных проводки караванов, водителей автотранспорта и др.), что делало его незаменимым при проведении засад и налетов. Автоматический бесшумный пистолет АПБ хорошо зарекомендовал себя и широко использовался разведгруппами. Большая прицельная дальность (до 200 м) и емкость магазина (20 патронов), возможность ведения бесшумной стрельбы очередями обеспечивали ему высокие боевые возможности, особенно при проведении налетов на исламские комитеты ночью.

Для проведения досмотра караванов вылетали досмотровые группы в составе 16–18 человек. Вооружение и снаряжение досмотровых групп включало: пулеметов ПК-3; снайперских винтовок СВД-2, на каждого разведчика – по 4 гранаты (Ф-1–2, РГД-5–2), миноискатель и 4–5 щупов, радиостанций: P-159–1, Р-392–4, Р-354–1, остальное вооружение и снаряжение – по штату. Как правило, в состав групп включался вожатый с минно-розыскной собакой.

Опыт ведения боевых действий в РА подтвердил целесообразность принятия на вооружение разведывательных групп снайперского орyжия. Разведчики-снайперы вооружены винтовками СВД с ПСО-1. Она позволяла прицельно поражать противника на дальностях с механическим (800 м) и оптическим (1300 м) прицелами. Масса винтовки со снаряженным магазином – 4,3 кг, емкость магазина – 10 патронов.

Боевая деятельность РГ СПН при проведении поисково-засадных действий немыслима без широкого применения средств инженерного вооружения. Инженерное обеспечение боевых действий подразделений бригады осуществлялось с целью перекрытия минными полями труднодоступных караванных маршрутов, на которых засадные действия РГ СПН неэффективны, позиций пусковых установок реактивных снарядов, минометов, безоткатных орудий, с которых ведется обстрел населенных пунктов и пунктов постоянной дислокации наших войск, мест вероятных подходов мятежников к автомобильным дорогам, а также прикрытие флангов подразделений СПН в засаде и маршрутов отхода разведорганов после выполнения боевых задач, ведения инженерной разведки и обезвреживания мин и фугасов, установленных мятежниками.

Перед каждым боевым выходом с личным составом подразделений СПН проводился инструктаж о порядке действий в зонах минно-взрывных заграждений. Во всех отрядах СПН велись карты минной обстановки, которые постоянно уточнялись и использовались при планировании и подготовке разведывательно-боевых действий. Основным штатным взрывчатым веществом в отрядах СПН являлась ВВ нормальной мощности. К ним относятся «тротил», «пластит-4», «ПВВ-5А», поступающие:

мина осколочная, направленного действия МОН-50 (…)[666];

мина осколочная, направленного действия МОН-90 (…);

мина осколочная, направленного действия MОH-100 (…);

фугасная мина наземного действия ПМН с временным предохранителем (металлоэлементом) (…);

фугасная мина нажимного действия ПМН-2 (…). Практически труднообнаруживаемая.

Для дистанционного подрыва зарядов ВВ при устройстве засад в указанное время, минировании группировок мятежников и исламских комитетов применялись радиолиния ПД-430 совместно с радиостанцией Р-392. Дальность управления подрывом от Р-392 в полевых условиях – 1500 м, в условиях городской постройки – 600 м. С использованием вертолета Ми-8т дальность подрыва увеличивалась. Диапазон частот – УКВ. Время работы с комплектом штатного питания – не более 24 часов, с использованием 1/2 пояса питания P-394–6 – 7 суток.

С поступлением в части комплектов «Охота-1» и «Охота-2» началось их применение с целью минирования караванных троп, объектов, возможных мест дневок, переправ мятежников. Взрыватель ВП-13 («охота») использовался для установки минных полей из пяти мин, реагировавший только на шаг человека, мины взрывались поочередно.

Наиболее эффективно применялись минно-взрывные заграждения в зонах ответственности 4-го и 5-го оо (отдельные отряды. – Прим. авт.) СПН. Подразделениями 4 оо СПН в течение года было установлено более 70 минных полей с использованием мин ОЗМ-72, МОН-50, НС-3, МЛ-7. На минных полях было уничтожено 13 караванов и 5 групп мятежников.

В 5-м оо СПН в течение года было установлено 39 минных полей, в результате чего в районе Суруби уничтожено 12 мятежников, в районе Митерлама за 3 месяца – 47 мятежников, в районе Асмар – до 122 мятежников, в том числе два главаря крупных бандформирований.

ВВ использовалось при ведении боевых действий различными способами и с различными целями. Тротиловые шашки 200– и 400-г, с использованием зажигательных трубок длиной от 10 до 15 см, с предварительным закреплением к ним осколочных элементов в виде гвоздей, металлических шариков разведчики применяли в качестве оборонительных гранат и при захвате дувалов с находящимися в них мятежниками. Из пластичных и эластичных ВВ изготовляли различные по форме сосредоточенные и кумулятивные заряды.

При использовании большого количества ВВ устраивали завалы, камнепады в узких горных переходах, ущельях, при организации засад виды ВВ использовались как фугасы.

При уничтожении складов с оружием и боеприпасами основным являлось ВВ, с помощью которого происходила дальнейшая детонация боеприпасов на складе. Используя ВВ нормальной мощности, РГ СПН уничтожали пещеры, огневые позиции ДШК и ЗГУ, другие фортификационные сооружения мятежников.

Широко использовались при минировании караванных путей, троп, а также путей отхода мятежников взрыватели полевых фугасов, минные универсальные взрыватели. Для устройства обвалов на узких участках местности, пробивания глинобитных сооружений, кяризов, уничтожения складов с боеприпасами применялись кумулятивные заряды КЗ-6, КЗ-7, КЗУ-2.

Хорошо зарекомендовал себя универсальный малогабаритный кумулятивный заряд УМКЗ при устройстве ловушек в местах пребывания мятежников, сюрпризов с установкой элемента неизвлекаемости, а также мина-сюрприз МС-3 и мина-ловушка МЛ-7.

Наиболее эффективными и удобными для устройства засад, установки минных полей, на тропах и караванных маршрутах, на узких участках местности, минирования мест вероятного пребывания мятежников являлись мины ОЗМ-72, МОН-50, МОН-90, МОН-100, ПМН, ПМН-2.

Тактико-технические характеристики мин:

– осколочно-заградительная мина ОЗМ-72: выпрыгивающая, осколочная, кругового поражения. (…) радиус сплошного поражения – 25 м, высота разрыва мины над землей – 60–90 см, используется разведчиками в качестве фугасов при штурме дувалов и из-за укрытий.

Мина дает лучший результат с применением комплекта «Охота-2». На одной мине в среднем подрывается два мятежника, но имеются случаи, когда при попытке разминирования одной мины подорвалось 7 мятежников.

Всего за год подразделениями 15-й обр СПН уничтожено на минных полях 374 мятежника, 303 вьючных животных, 24 автомобиля.

Для перевозки личного состава подразделений на вертолетные площадки и аэродромы, транспортировки различных грузов и выполнения хозяйственных работ в подразделениях в каждом отряде имелись автомобили: ЗИЛ-131 (Урал-4320) – 18, ГАЗ-бб – 5 и УA3–469–1.

На базе автомобиля ЗИЛ-131 развертывались радиостанции Р-357М и Р-358 (центровые станции) для организации радиосвязи в КВ диапазоне волн командира отряда с разведывательными группами и штабом бригады СПН.

С большой эффективностью в ходе боевых действий использовали бронегруппы. В их состав включались, как правило, 5–6 и более БМП или БТР-70 и 20–30 разведчиков. Походный порядок бронегрупп строился с таким расчетом, чтобы в случае подрыва машины обеспечивалась ее немедленная эвакуация. При незначительных подрывах ремонт машин производился на месте. В состав ремонтно-эвакуационных групп назначались МТП-1 и БТС-4. При выходе на удаление более 50 км танковые тягачи и машины технической помощи в состав РЭГ не включались. Взамен их выводились однотипные боевые машины: 1–2 БМП-2 или 1–2 БТР-70.

Боевая машина пехоты БМП-2 и бронетранспортер БТР-70 предназначались для вывоза личного состава на боевые действия и оказания огневой поддержки подразделениям СПН в бою, их эвакуации.

(…)

Созданная на базе БТР-60ПБ командно-штабная машина (КШМ) Р-145БМ предназначалась для организации радиосвязи на подвижных пунктах управления по одному каналу KB к трем каналам УКВ.

Р-145БМ представляет собой подвижный комплекс, смонтированный в бронетранспортере без башни и включающий сдвоенный синтексный вариант УКВ радиостанции P-111, УКВ радиостанции P-I23MT, KB paдиостанции P-I30M, устройство вызова P-012, систему питания, антенно-мачтовые устройства и коммутационную аппаратуру.

Использовалась при выходе на боевые действия в составе отряда для обеспечения связи командира СПН с ЦБУ отряда и бригады специального назначения.

Для проведения досмотров караванов вылетали досмотровые группы на транспортно-десантных (Ми-8т) и транспортных (Ми-8тв) вертолетах при поддержке боевых вертолетов Ми-24.

(…)

Для оказания хирургической помощи в каждой бригаде и отряде СПН имелась автоперевязочная АЛ-2 на базе автомобиля ГАЗ-66. Ее возможности составляли: по оказанию хирургической помощи – свыше 100 человек и по оказанию медикаментозной помощи – до 200 человек в сутки.

Для оказания первой помощи раненым предназначалась сумка медицинская войсковая (комплект «СМВ»). Рассчитана на оказание первой помощи 25–30 раненым. Вес комплекта – 5 кг.

Для оказания доврачебной помощи раненым и больным предназначался комплект «ПФ» (полевой фельдшера), рассчитанный на 80–100 раненых и обмороженных. При проведении амбулаторного приема в межбоевой период обеспечивал доврачебную медицинскую помощь 50 больным. Вес комплекта – 10,5 кг.

Каждый солдат и офицер оснащался ППИ (пакет перевязочный индивидуальный) для оказания первой медицинской доврачебной помощи на поле боя и индивидуальной аптечкой для оказания само– и взаимопомощи. В летнее и весеннее время группы брали с собой противозмеиные и противоскорпионовые сыворотки.

Врачи отрядов СПН перед каждым боевым выходом проводили инструктажи разведчиков-санитаров и всего личного состава подразделений по оказанию само– и взаимопомощи, первой медицинской и доврачебной помощи.

Медицинское обеспечение РГ СПН осуществляли разведчик-санитар или фельдшер отряда. При выхода на бронегруппе в состав отряда входил врач с необходимым запасом перевязочных средств, солевых и противошоковых растворов.

Исходя из решаемых задач и удаления РГ СПН от Центра, каждая разведгруппа обеспечивалась радиосредствами. Так, при действиях группы на расстояниях до 50 км применялся один из следующих вариантов состава средств связи:

1 ВАРИАНТ

КЗ радиостанции Р-354 для связи с Центром. . . . . . . . .1

УКВ радиостанции P-159. . . . . . . . .1

УКВ радиостанции Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4

УКВ радиостанция «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки. . . . . . . . .2

2 ВАРИАНТ

УКВ радиостанции P-159 для связи с Центром. . . . . . . . .2

УКВ радиостанции Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4

УКВ радиостанции «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки .. 2

При действиях же группы на расстоянии свыше 50 км состав радиосредств был иной:

КЗ радиостанция Р-354 («Ангара») для связи с Центром. . . . . . . . .2

УКВ радиостанция Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4

УКЗ радиостанция «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки .. 2

Источники питания к радиостанциям брались из расчета на 2–3 суток:

аккумуляторный пояс 10 НКП-6С – по 3–4 шт. на каждую радиостанцию Р-354;

аккумуляторы 10 АНКЦ-С – по 4 шт. на каждую радиостанцию Р-159;

аккумуляторы 10 НКГЦ-1Д – по 2–4 шт. на каждую радиостанцию Р-392.

В ходе боевых действий хорошо себя зарекомендовал сухой паек «Эталон № 9» («горно-летний» и «горно-зимний»). Питательная калорийность его выше сухого пайка «Эталон № 5»; он содержит значительное количество жидких продуктов. В случае необходимости продовольствие и вода в район боевых действий доставлялись вертолетами или бронегруппой. Вода бралась в количестве 2 литров во флягах на каждого и 24 литра на группу в ранцевых бурдюках. Данного запаса хватало на 2–3 суток действий. С целью ослабления жажды каждому разведчику выдавались витамины, содержащие аскорбиновую кислоту.

Экипировка личного состава разведывательной группы (отряда) зависела от времени года, погоды и условий местности. В подразделениях использовались горно-штурмовые комплекты обмундирования и летнее (зимнее) обмундирование специального назначения, плащ-палатки и рюкзаки РД-54. С учетом приобретенного опыта боевого применения групп (офицеров) в горно-пустынной и пустынной местности снаряжение включало: форму (специальную, летнюю), головной убор (каску), легкую обувь (кросовки), боевую выкладку десантника – БВД, плащ-палатку, мощную саперную допатку-мса, флягу 1,7 л – 2–3 шт., комбинированный котелок, ложку, перевязочный пакет, солнцезащитные очки. При действиях в зимнее время дополнительно группа (отряд) брала спальные мешки, утепленные куртки, теплую обувь, перчатки, теплые портянки.

При проведении налета снаряжение разведчиков, непосредственно участвовавших в налете, было облегченным. Это было вызвано тем, что налеты проводились, как правило, на склады бандгрупп мятежников, которые располагалась в труднодоступных местах: в дувалах, домах, пещерах, и тяжелое вооружение сковывало бы группу, приводило бы к потере маневренности.

Опыт боевых действий показал, что горным снаряжением необходимо обеспечивать весь личный состав отрядов СПН.

ОСОБЕННОСТИ ПЛАНИРОВАНИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО– БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В СОЕДИНЕНИЯХ И ЧАСТЯХ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Сложные местные условия (горный рельеф, бездорожье, наличие обширных «кишлачных» и «зеленых» зон) играли важную роль в организации специальной разведки.

При планировании разведывательно-боевых действий учитывался целый ряд условий, оказывающих положительное и отрицательное влияние на ведение боевых действий в зонах ответственности частей СПН.

Положительное влияние оказывали:

тщательное планирование разведки;

четко организованное взаимодействие внутри подразделений СПН;

наличие на вооружении подразделений СПН БТР, БМП;

скрытность и внезапность действий подразделений СПН;

знание тактики действий мятежников;

высокая выносливость и маршевая втянутость личного состава;

знание оружия, имеющегося в бандформированиях и умение его использовать;

наличие широкой сети доброжелателей;

отсутствие согласованности между лидерами основных контрреволюционных партий, их разобщенность;

наличие на караванных маршрутах обширных участков пустынной местности без естественных укрытий, что позволяло обнаруживать караваны на большой дальности (это характерно для юга, юго-запада и запада Афганистана);

ограниченность в выборе маршрутов для проводки караванов с оружием и боеприпасами мятежниками из-за условий местности и местонахождения базовых районов мятежников, что позволяло широко планировать и осуществлять специальное минирование. Исключение составлял 6 ООСПН, т.к. в зоне его ответственности мятежники использовали не отдельную дорогу (тропу), а целое направление.

Отрицательное влияние оказывали:

сложные условия горно-пустынной местности, высокая температура, отсутствие водоисточников, т.е. тяжелые климатические условия, ограничивающие возможности использования авиации, боевой техники и вооружения;

густая засоленность местности на маршрутах выхода подразделений спецназначения в районы боевых действий. Исключение составляла зона юга и юго-запада Афганистана, где, например, группы (отряды) 6 ООСПН могли скрытно выходить на глубину до 250 км;

большое удаление пунктов постоянной дислокации от районов проводки караванов с оружием и боеприпасами через границу между Ираном и Афганистаном, Пакистаном и Афганистаном в юго-восточных, юго-западных и западных районах РА;

наличие труднопроходимых и непроходимых участков местности для боевой техники, особенно в период дождей и таяния снега в горах. Это было особенно характерно для зон ответственности 3, 5 ,7 и 8-го оо СПН;

низкая степень подготовки офицерского и особенно сержантского состава, прибывавшего в РА;

невыполнение в полном объеме заявок на вылеты авиации;

отсутствие на вертолетах приборов ночного видения, а также приборов наблюдения со стабилизированным полем зрения;

недостаточная активность и целеустремленность агентурной разведки в добывании достоверной и упреждающей информации о мятежниках;

слабо организованное взаимодействие подразделений СПН с общевойсковыми соединениями и частями по прикрытию государственной границы в системе «Завеса»;

недостаточная оперативность командиров батальонов СПН из-за отсутствия материальных средств на немедленную реализацию информации, поступающей от ОАГр, МТБ, пленных и других источников;

отсутствие фонда оплаты для работы с доброжелателями;

недостаточное использование постов радиоперехвата и пеленгования на основных караванных маршрутах;

отсутствие на вооружении подразделений СПН современных надежных, малогабаритных средств связи, средств радиоперехвата и пеленгования типа Р-365, Р-396к, Р-396У;

отсутствие надежных источников питания для ночных биноклей и прицелов, радиоприемников Р-255ПП, УКВ радиостанций;

неограниченные возможности мятежников по организации наблюдения за пунктами постоянной дислокация подразделений СПН, позволяющие определить направление выдвижения разведывательных групп (отрядов) (особенно на боевых машинах), состав их сил и средств;

наличие хорошо отработанной системы сигнализации мятежников, позволявшей в короткие сроки сообщить в нужные районы сведения о выдвижении разведорганов;

наличие у мятежников широко разветвленной сети доброжелателей из числа местных жителей, кочевников, пастухов.

Успешному решению задач, возложенных на части специального назначения, способствовало четкое, хорошо продуманное планирование разведывательно-боевых действий.

Планирование специальной разведки являлось наиболее важным мероприятием в организации и ведении всей разведывательно-боевой деятельности частей специального назначения. Только тщательное и своевременное планирование обеспечивало эффективное использование сил и средств специальной разведки.

Тщательно спланировать специальную разведку можно было только при условии ясного понимания цели и задач, которые возлагались на части специального назначения в РА, а также глубокого анализа имеющихся данных о караванах, бандформированиях мятежников и их объектах, с учетом возможностей своих сил и средств.

Планирование разведывательно-боевой деятельности сил и средств бригад специального назначения включало:

распределение сил и средств специальной разведки по задачам, караванным маршрутам и объектам мятежников в соответствии с возможностями;

определение времени, необходимого на подготовку сил и средств к выполнению поставленных задач;

определение порядка и способов действий сил и средств подразделений специального назначения;

определение резерва сил и средств для решения внезапно возникающих задач;

планирование и проведение мероприятий по подготовке засад, налетов и досмотра караванов;

определение порядка представления разведывательных сведений и сведений о результатах действий подразделений по уничтожению караванов, мятежных сил и их объектов.

Таким образом, основная цель планирования состояла в том, чтобы определить конкретно, когда, где и как будут выполняться поставленные задачи.

Основным документом, на основе которого планировалась разведывательно-боевая деятельность частей специального назначения, являлся план боевого применения сил и средств специальной разведки, разрабатываемый штабом армии на месяц, на основе планирования боевых действий на осенне-зимний и весенне-летний периоды.

План боевого применения сил и средств специальной разведки подписывался начальником штаба и начальником разведки, а утверждался командующим армией.

План боевого применения отражал следующие вопросы:

группировку мятежников в полосе ответственности;

основные маршруты и их нумерация;

районы особого внимания;

разграничительные линии между частями;

маршруты полетов вертолетов армейской авиации с досмотровыми группами на борту;

график выхода подразделений на заполнение разведывательно-боевых задач;

график вылета досмотровых групп на воздушную разведку;

расположение постов народной власти;

места расположения соседних частей и подразделений.

Основой для планирования разведывательных и специальных мероприятий в бригадах и отрядах являлся план боевого применения частей специального назначения начальника разведки армии, боевые распоряжения по разведке штаба армии, поступающая информация о караванах от ОАГр и других источников и решение командира бригады (отряда).

Решение командира бригады оформлялось графически на карте (на месяц), с еженедельным уточнением в зависимости от поступления разведывательной информации о караванах, мятежных силах и их объектах. К нему прилагалась краткая пояснительная записка и необходимые расчеты.

На карту наносилась группировка мятежных сил в зоне ответственности и караванные маршруты, где планируется использование разведывательных группы, время и место проведения засад, налетов, аэродром взлета (пункты посадки) или маршруты выдвижения на боевой технике (пешим порядком).

В пояснительной записке кратко излагались сведения о караванах, бандформированиях и их объектах, указывались задачи и номера разведывательных групп, которые будут выполнять эти задачи; состав групп (отрядов) и усиление, обеспечение их оружием, средствами связи, минно-взрывными и техническими средствами разведки, порядок и сроки доставки на аэродром или в пункт посадки в вертолеты (на боевую технику), сроки переброски групп (отрядов) в районы проведения засад и налетов; выделенные транспортные средства; мероприятия по организации связи; резерв сил и средств.

К пояснительной записке прилагались расчет времени на планирование и осуществление мероприятий по подготовке разведывательных групп, расчет распределения по группам и отрядам специального вооружения, боевой техники, технических средств разведки и других боевых и материально-технических средств, таблица взаимодействия с боевыми и транспортными вертолетами и др.

Штаб отряда на основе боевого распоряжения штаба бригады и решения командира отряда оформлял боевой приказ на вывод и действия подразделений отряда по разведке и уничтожению караванов, бандформирований и их объектов.

В боевом приказе указывались сведения о караване (бандформировании или объекте); мероприятия, проводимые мятежниками по проводке (охране) каравана (объекта); задача группе (отряду) и срок ее выполнения, боевой состав разведывательной группы (отряда); место, время и способы вывода (переброски) разведывательных групп в район засады (налета) и выделяемые для этого силы и средства; порядок действий группы (отряда) после выполнения задачи; порядок подготовки группы (отряда) и время готовности к выполнению боевой задачи, порядок организации связи; сроки и порядок доклада результатов разведки и проведения специальных мероприятий; резерв для оказания практической помощи группе.

Одновременно с боевым приказом штаб отряда с начальниками служб разрабатывал план подготовки разведывательной группы (отряда) по боевым задачам, план вывода групп (отряда) в районы засад (налетов) и схему связи, план политической работы и тылового обеспечения. Все эти планы утверждались командиром отряда.

Особенностью планирования разведывательно-боевой деятельности подразделений СПН в условиях Республики Афганистан было:

получение разведывательной информации от ОАГр и других источников о караванах;

ограниченное количество времени на подготовку групп (отрядов) к выполнению задачи;

выделение дежурных сил и средств для проведения мероприятий по досмотру караванов в дневных условиях.

Доведение разведывательных и специальных задач до исполнителей.

Своевременная постановка разведывательных и специальных задач исполнителям являлась важным мероприятием в общей организации специальной разведки.

До командиров бригад и отрядов специального назначения задачи доводились в виде боевых распоряжений письменно или по техническим средствам связи. Боевые распоряжения разрабатывались для каждого отряда отдельно.

При постановке задач учитывалось время, которое потребуется на доведение их до исполнителей и на подготовку сил и средств отряда для их выполнения.

В боевом распоряжении указывались:

необходимые сведения о караване (бандформировании или объекте);

боевая задача отряда (выделяемое число разведывательных групп) и сроки выполнения;

сроки и способы вывода (переброски) разведывательных групп в районы засад (налета или досмотра каравана), место и время их десантирования (высадки);

порядок допроса пленных на поле боя и использование их данных в интересах выполнения задачи;

количество и типы транспортных средств для вывода (переброски), количество выводимой боевой техники, кем они выделяются, когда и куда прибывают, аэродром взлета или пункты посадки;

порядок организации связи;

время представления донесений о результатах разведки и проведения специальных мероприятий;

порядок доставки пленных, добытых документов, образцов вооружения и техники;

резерв сил и средств.

Отдельные задачи ставились лично командиром бригады или офицером штаба бригады.

Задачу командиру разведывательной группы (сводного отряда) ставил командир отряда или один из его заместителей путем вручения ему выписки из боевого приказа командира отряда.

Все распоряжения, отданные устно, заносились в последующем в журнал отданных распоряжений.

(…)

Подготовка сил и средств специальной разведки включала общую и непосредственную подготовку их к выполнению поставленных задач.

Общая подготовка сил и средств специальной разведки осуществлялась в ходе повседневной боевой и политической учебы отрядов.

Непосредственная подготовка проводилась на основе плана боевого применения сил и средств специальной разведки, боевых распоряжений по разведке и проведению специальных мероприятий штаба бригады, по конкретной задаче по уничтожению каравана (банды мятежников или какого-либо объекта).

Подготовка групп (отрядов) и выполнению боевых задач организовывалась, как правило, двумя способами. При проведении плановых выходов подготовка осуществлялась по двухдневной программе последовательным методом. При реализации срочной информации подготовка групп к выходу осуществлялась за 3–6 часов параллельным методом.

Во всех случаях штабы разрабатывали план подготовки разведывательной группы (отряда) на основе решения командиров батальона.

В ходе повседневной боевой и политической подготовки осуществлялась общая подготовка подразделений в соответствии с расписаниями, по плану боевой и политической подготовки. Они включали:

приведение вооружения группы к нормальному бою;

практическое занятие по установке, обезвреживанию и подрыву минно-взрывных средств;

проведение занятий по тактико-специальной подготовке;

зарядку аккумуляторных батарей для КВ и УКВ радиостанций, биноклей и прицелов ночного видения. Проверка радиосредств на работоспособность;

отрабатываются варианты захвата пленных при различных случаях ведения боевых действий группой;

занятия с личным составом группы по военно-медицинской подготовке (оказание первой помощи и самопомощи при ранениях, вывихах, переломах, тепловых ударах, укусах ядовитых змей и насекомых, огнестрельных ранениях);

с командирами групп, их заместителями и радистами проводятся занятия по шифрованию и программам радиосвязи, провести практические тренировочные сеансы;

укомплектование рюкзаков запасами патронов, гранат и взрывных средств;

медицинское обслуживание личного состава РГСПН за 2–3 часа до выхода на выполнение задачи;

проведение партийных и комсомольских собраний на успешное выполнение предстоящих задач.

При непосредственной подготовке особое внимание обращать на следующее:

постановку ответственным офицерам боевой задачи;

на особенности рельефа, проходимость местности, характерные ориентиры;

при постановке задач личному составу и организации взаимодействия: на маршруты движения, пункты сбора, возможный ход действий при внезапной встрече с мятежниками, а также при изменении обстановки в ходе выполнения задачи; при отработке практических действий личный состав подбирал местность с рельефом, аналогичным рельефу местности в районе предстоящих действий;

при получении вооружения и материальных средств: на распределение вооружения и снаряжения группы (отряда) в зависимости от характера выполняемой задачи, но при этом учитывалась необходимость сохранения маневренности, подвижности, огневой мощи;

при подготовке оружия и снаряжения: на необходимость обматывания соприкасающихся деталей вооружения и экипировки изолентой или тканью во избежание шума во время движения, на равномерность распределения груза.

В связи с наличием большого количества различных особенностей по действиям групп в РА, значительно осложняющих деятельность, их подготовке уделяется особое внимание.

Районы предстоящих действий тщательно изучались личным составом по крупномасштабным картам или аэрофотоснимкам. Тренировочные занятия проводились по специально подобранной местности, а при отсутствии времени – на ящике с песком. В ходе тренировки разведчики готовились по конкретным задачам с практической отработкой способов их выполнения на боевой технике и во взаимодействии с вертолетами.

Постоянное внимание при подготовке личного состава к выполнению задачи уделялось физической подготовке, умению метко стрелять ночью, в том числе из бесшумного оружия, бесшумному передвижению, маскировке в горах, применению приемов самбо и каратэ в рукопашном бою, при захвате пленных, а также при снятии часовых и наблюдателей.

В ходе подготовки большое значение уделялось выработке у офицеров правильных решений в сложной и необычной обстановке.

В практике боевого применения подразделений специального назначения из-за необдуманных действий командиром группы имелись необоснованные потери в личном составе.

Только в одном 1-м отряде СПН имели место два случая гибели людей при форсировании вброд реки Кабул. В 1984 году утонуло 6 человек, а в феврале 1985 года – 11 человек, тогда как в бою погибло всего за январь – февраль месяцы 1985 года – 4 человека.

В принимаемых решениях не учитывались особенности местности, климата, а также индивидуальные качества и подготовка каждого разведчика.

(…)

После выхода групп (отрядов) на выполнение боевой задачи управление ими осуществлялось с центра боевого управления командиром батальона.

(…)

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФОРМ И МЕТОДОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ РГ СПН НА КАРАВАННЫХ МАРШРУТАХ И КОММУНИКАЦИЯХ В ГОРНОЙ И ПУСТЫННОЙ МЕСТНОСТИ

Опыт ведения боевых действий показал, что одним из важнейших направлений повышения эффективности действий подразделений СПН в борьбе с караванами являлось максимальное использование возможностей, заложенных в штатной боевой технике и средствах разведки, на основе повышения профессиональной подготовки личного состава, творческого учета разведчиками особенностей обстановки, изучения сильных и слабых сторон противника, тесного контакта с источниками получения разведывательной информации.

Основными путями совершенствования форм и методов ведения боевых действий разведывательных групп на караванных маршрутах и коммуникациях горной и пустынной местности являлись:

глубокое изучение реальной обстановки в зонах ответственности отрядов, своевременная реакция на изменения тактики действий мятежников при проводке караванов;

улучшение взаимодействия с фронтовой, армейской авиацией и общевойсковыми частями по вопросам своевременного боевого обеспечения действий разведорганов;

улучшение взаимодействия с частями радиоразведки в интересах обнаружения караванов и немедленной реализации информации;

боевые действия отрядов с базовых районов, приближенных к караванным маршрутам, в том числе и в пограничной зоне;

широкое использование эшелонированных засад на вероятных маршрутах движения караванов;

активизация деятельности подразделений по минированию вероятных маршрутов движения караванов мятежников с использованием комплектов «Охота», ПД-430, «Реалия-У»;

целенаправленная работа по захвату пленных, повышение оперативности реализации их показателей по передвижению караванов;

эффективное использование воздушной разведки, для чего проводить вылеты досмотровых групп в различное время суток и по различным маршрутам, не допуская шаблонности в их действиях.

Основными мотивами сотрудничества доброжелателей с представителями советских войск являлись:

идейно-политические, основанные на стремлении внести свой вклад в дело борьбы с мятежниками;

материальная заинтересованность;

чувство мести к мятежникам.

В условиях ДРА мотив материальной заинтересованности преобладал над идейно-политическим, что обусловливалось частно-собственнической психологией населения. Усилия начальника разведки направлялись в первую очередь на постепенное воспитание у доброжелателей сознательного отношения к сотрудничеству с советским командованием. Во время контакта с доброжелателем, который обычно осуществлялся в каком-либо государственном учреждении (в противном случае невозможна скрытность работы), ему ставилась задача на сбор информации того или иного характера, в зависимости от возможностей данного человека. Обговаривались сроки получения данных и время последующей встречи. Размер вознаграждения определялся в том случае, если полученная информация будет непосредственно реализована в ходе боевых действий. Как правило, информация, поступавшая от доброжелателя, не представляла особой ценности для разведки, т.к. доброжелатель добывал ее от различных слоев населения (т.е. это было не что иное, как слухи). Непосредственный контакт доброжелателей с мятежниками встречался крайне редко и был сопряжен с определенными трудностями. В то же время доброжелатель заранее знал, что его риск будет недостаточно оплачен, и не шел на это.

Средства для оплаты доброжелателей брались из трофейного фонда частей или в агентурной группе. Трудность в этом вопросе состояла в том, что в трофейном фонде всегда имелись материальные средства и продовольствие, а для того, чтобы получить деньги для оплаты в агентурной группе, необходимо было на каждого доброжелателя завести анкету с его биографическими данными, распиской на согласие сотрудничать с советским командованием и личной фотографической карточкой доброжелателя. Ко всему этому прилагался подтверждающий документ из агентурной группы. Доброжелатели не всегда шли на это, полагая, что в случае утечки информации он будет подвергнут преследованиям со стороны мятежников.

Расширению сети доброжелателей способствовали следующие условия:

упрочение народной власти на местах;

дружеское отношение советских войск к афганскому народу;

тесный контакт с органами народной власти: МТБ и царандоя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 8 В борьбе за Рыбачий

Из книги Тени над Заполярьем [Действия Люфтваффе против советского Северного флота и союзных конвоев] автора Зефиров Михаил Вадимович

Глава 8 В борьбе за Рыбачий


Глава 2 РОЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

Из книги Германская армия на Западном фронте. Воспоминания начальника Генерального штаба. 1939-1945 [litres] автора Вестфаль Зигфрид

Глава 2 РОЛЬ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА


Место и роль танковых армий в наступательных операциях

Из книги Советские танковые армии в бою [litres] автора Дайнес Владимир Оттович

Место и роль танковых армий в наступательных операциях Танковые армии как оперативные объединения бронетанковых и механизированных войск являлись в годы войны средством Ставки Верховного Главнокомандования и придавались фронтам, действовавшим на важнейших


Глава 2 Гарнизон взывает о помощи

Из книги Загадки афганской войны автора Меримский Виктор Аркадьевич

Глава 2 Гарнизон взывает о помощи 1Наше предложение об активизации вооруженной борьбы с мятежникам было одобрено руководством страны. Мне было поручено, совместно с начальником оперативного управления Генерального штаба Афганской армии и его советником, определить по


20. Директива Высшего военного совета Военному совету Воронежского отряда об обеспечении тыла Восточного фронта и оказании помощи Царицыну

Из книги Возвышение Сталина. Оборона Царицына автора Гончаров Владислав Львович

20. Директива Высшего военного совета Военному совету Воронежского отряда об обеспечении тыла Восточного фронта и оказании помощи Царицыну № 368126 июля 1918 г., 13 час. 45 мин.Кроме задач, ранее поставленных директивами, Воронежский отряд обеспечивает тыл всех сил,


Глава 6. Снайперы и их роль в борьбе с террористами

Из книги Как уничтожать террористов [Действия штурмовых групп] автора Петров Максим Николаевич

Глава 6. Снайперы и их роль в борьбе с террористами В 1972 году, во время мюнхенской олимпиады палестинские террористы из организации «Черный сентябрь» проникли в «олимпийскую деревню» и напали на спортсменов команды Израиля. В нападении участвовало 8 человек. Двое


Глава 29. Управлять при помощи страха

Из книги ФБР. Правдивая история автора Вейнер Тим

Глава 29. Управлять при помощи страха Гувер убедил семью Кеннеди в том, что Мартин Лютер Кинг-младший был частью грандиозного плана Москвы разрушить Соединенные Штаты Америки.Он установил, что консультант и автор речей Кинга Стенли Левисон — тайный член коммунистической


Глава 5 Новая роль «Тетушки Ю»

Из книги Воздушные извозчики вермахта [Транспортная авиация люфтваффе, 1939–1945] автора Дегтев Дмитрий Михайлович

Глава 5 Новая роль «Тетушки Ю» Авиадесантобоязнь 22 июня 1941 года, всего через три недели после захвата Крита, началась операция «Барбаросса», целью которой были разгром Красной армии и оккупация западной части СССР. С самого начала кампании сухопутные войска столкнулись


Глава четвертая. В БОРЬБЕ ЗА РУМЫНИЮ

Из книги Секретная миссия в Париже. Граф Игнатьев против немецкой разведки в 1915–1917 гг. автора Карпов Владимир Николаевич

Глава четвертая. В БОРЬБЕ ЗА РУМЫНИЮ С началом Первой мировой войны страны как Четверного союза, так и Антанты обхаживали руководство Румынии с целью вовлечения ее в войну на той или иной стороне. В этой стране Германия имела надежный агентурный аппарат, занимавшийся


Глава III. Специальная разведка. ее роль и место в оказании интернациональной помощи ра в борьбе с внутренней контрреволюцией

Из книги Военный спецназ России [Вежливые люди из ГРУ] автора Север Александр

Глава III. Специальная разведка. ее роль и место в оказании интернациональной помощи ра в борьбе с внутренней контрреволюцией Задачи, решаемые частями и подразделениями специального назначения в РА Основным плацдармом для подготовки бандформирований афганской


Глава 3. Барон просит помощи

Из книги Информаторы Сталина. Неизвестные операции советской военной разведки. 1944-1945 автора Лота Владимир Иванович

Глава 3. Барон просит помощи Вечером 12 декабря 1943 года в Большом театре шел балет «Снегурочка». Зал был заполнен, как обычно. Однако на этот раз представление было необычным. Среди зрителей находился президент Чехословацкой Республики доктор Э. Бенеш. Он впервые прибыл в


Место и роль танковых армий в наступательных операциях

Из книги Танковые войска СССР [«Кавалерия» Второй Мировой] автора Дайнес Владимир Оттович

Место и роль танковых армий в наступательных операциях Танковые армии как оперативные объединения бронетанковых и механизированных войск являлись в годы войны средством Ставки Верховного Главнокомандования и придавались фронтам, действовавшим на важнейших


Глава 32. Перемирие и мир как фактор внутренней политики

Из книги На пути к краху. Русско-японская война 1904–1905 гг. Военно-политическая история автора Айрапетов Олег Рудольфович

Глава 32. Перемирие и мир как фактор внутренней политики 19 августа(1 сентября), после преодоления кризиса переговоров по вопросу о контрибуции и Сахалине, в Портсмуте было заключено соглашение о перемирии между вооруженными силами Японии и России{2269}. 31 августа(13 сентября)


ГЛАВА III. МЕСТО И РОЛЬ ФАКТОРА ГЕОПОЛИТИКИ В ГИТЛЕРОВСКОМ СОЦИАЛИЗМЕ

Из книги Рай для немцев автора Пленков Олег Юрьевич

ГЛАВА III. МЕСТО И РОЛЬ ФАКТОРА ГЕОПОЛИТИКИ В ГИТЛЕРОВСКОМ СОЦИАЛИЗМЕ Европа Цезарей! С тех пор как в Бонапарта Гусиное перо направил Меттерних — Впервые за сто лет и на глазах моих Меняется твоя таинственна карта. (О.Э. Мандельштам) «Не говори мне, отчего нация умирает,


Глава 2. Организация медицинской помощи в «переходный период».

Из книги Тактическая медицина современной иррегулярной войны автора Евич Юрий Юрьевич

Глава 2. Организация медицинской помощи в «переходный период». Опыт подавляющего большинства конфликтов последних десятилетий показал, что развитию полномасштабных боевых действий на той или иной территории (Ливия, Ирак, Сирия, Украина) всегда предшествовало развитие