Группа «Михал»

Группа «Михал»

Самой известной и результативной была группа «Михал». Командовал ею капитан Войска Польского Миколай Арцишевский, который в числе 150 интернированных польских офицеров подписал «Меморандум высшему руководству Красной Армии», в котором они просили предоставить им возможность сражаться с общим врагом. Группа «Михал» была заброшена в Польшу 17 августа 1941 года.

В группу, кроме Арцишевского, вошли его заместитель Збигнев Романовский, радист Игорь Мицкевич, сапер Станислав Винский и Ежи Зюлковский – все бывшие офицеры польской армии в звании поручика. Они прошли ускоренную подготовку, как практиковалось в первые месяцы войны. При выброске на территорию Польши летчики «немного промахнулись», и разведчики приземлились примерно в 150 км от назначенного места. С помощью местного населения они добрались до города Петркува, южнее Лодзи, там обосновались и начали работу. Главным заданием группы была организация сети войсковой разведки. Члены группы разъехались по разным местам, отыскивая родственников и друзей. Некоторые имели контакты с подпольными группами Сопротивления – с этими организациями группа установила связь.

20 сентября 1941 года группа «Михал» приступила к регулярным радиопередачам. В одном из первых же сообщений содержалась информация о том, что гитлеровцы накапливают химические отравляющие вещества на складах в районе Петркува – информация чрезвычайно важная. Вскоре группа перебазировалась в Варшаву, оставив на прежнем месте лишь радиста. Она организовала наблюдательные пункты на нескольких железнодорожных узлах: в предместье Варшавы Праге, в Радоме, Люблине, Седльце, Пшемысле, Лукове, Бресте и других, работники которых отслеживали передвижения немецких воинских частей и военных грузов. Арцишевский в Варшаве обрабатывал результаты, которые затем передавались в Центр.

Арцишевский расширял круг знакомств, постепенно группа пополнялась. Бывшая актриса Люцина Брацкая помогла ему выправить легальные документы, а затем стала выполнять его поручения. Так, она установила связь с семьей Арцишевского, после чего две его сестры, Ирэна и Мария, работавшие в Познани на почтамте, тоже стали информаторами: они передавали номера полевой почты и воинских частей, которые узнавали у себя на почтамте. Домработница Брацких Ирмина Крупович также стала членом группы. Ей доверили хранение шифров и документации – Ирмина держала их в мусорном ящике, возле которого всегда стояла наготове бутылка с горючей смесью. Старые знакомые Миколая – художники Униховский, Детке и Чеховский – снабжали группу искусно изготовленными поддельными документами.

«В один из дней, приехав с донесениями, я застал Арцишевского в приподнятом настроении, – вспоминал один из членов группы Ежи Зюлковский. – Оказалось, ему удалось подобрать группу молодых людей из Гдыни, которые охотно согласились принять участие в борьбе с оккупантами. Вскоре я познакомился с этими юношами. В группу входили: энергичный и внешне очень обаятельный Анджей Жупанский, необыкновенно серьезный и уравновешенный Франек Камровский, интеллигентный, с изящными манерами Ежи Томашунас и брюнет с буйной растрепанной шевелюрой Богуслав Копка. Несколько позже к ним присоединились спокойный и сдержанный Тадеуш Жупанский и худенький Збышек Сас-Гошовский. Все они знали Арцишевского со времени его журналистской работы в Гдыне. Как и в нашей группе, Миколай не вводил у них ни жесткой военной дисциплины, ни каких-либо форм муштры, и тем не менее группа представляла собой сплоченный дисциплинированный боевой коллектив. Задания каждому из членов этой группы Миколай ставил персонально и лишь в случае проведения групповых операций назначал старшего. Поскольку мне часто доводилось участвовать с ними в различных операциях, я довольно быстро убедился в их исключительных боевых качествах. Не было случая, чтобы кто-нибудь из них хоть раз на миг заколебался при выполнении боевого задания»[377].

Энергичные и ненавидевшие фашистов поляки охотно помогали разведчикам. С началом Великой Отечественной войны их отношение к русским улучшилось, хотя, может быть, они предпочли бы работать не на русских, а на англичан. Так, хозяйка одной из радиоквартир, узнав, что подпольщики работают не на Лондон, в ультимативном порядке потребовала очистить квартиру.

И все-таки они находили самую широкую поддержку среди населения. Случаи бывали просто потрясающие. Тот же Ежи Зюлковский в своих мемуарах привел рассказ одного из подпольщиков о том, как тот перевозил рацию с одной квартиры на другую. Подпольщик рассказал следующее: «Я взял два чемодана, в который запихал все хозяйство, сел с ними в трамвай и поехал на явку. У вокзала в трамвай натолкалось столько народу, что меня в вагоне буквально зажали – ни назад, ни вперед. На углу Свентокшиской и Маршалковской (дело происходило в Варшаве. – Прим. авт.), у почты, я хотел выйти. Кое-как задом протолкнулся – сам уже на мостовой, а чемоданы вытащить никак не могу. Трамвай трогается, я дергаю чемоданы, вырываю их, но один раскрывается, и все содержимое высыпается на мостовую. И здесь варшавяне сдали экзамен на гражданственность. Сообразив, в чем дело, люди выпрыгнули из трамвая и окружили меня тесным кольцом, прикрыв разбросанное по земле имущество. Те, кто стоял поближе, пытались засунуть обратно выпавшее: наушники, провода, всякое оборудование. С трудом упаковал я чемодан, из которого все же торчали в разные стороны всякие провода, и бросился к ближайшей подворотне…»[378]

Приятель Анджея Жупанского Юрек Чаплицкий работал в Варшавской дирекции Восточной железной дороги и смог раздобыть копии секретных документов, содержавших сравнительный анализ обстановки на железных дорогах Восточного фронта. Франек Камровский установил связь с Поморьем. В Торуне он наладил контакт со старыми знакомыми Арцишевского – семьей адмирала Стейера. Два сына адмирала, Дональд и Владжимеж, занялись установлением дислокации немецких войск в районе Торуня. Они сообщали о системе ПВО, оборудовании аэродромов, переброске войск на Восточный фронт. Арцишевкий пользовался большим доверием Центра – будучи военным, он настолько грамотно обрабатывал донесения, что Центр просил его даже оценивать общую военно-политическую обстановку в Польше. Официальные советские источники пишут, что он «полнее и шире, чем другие, освещал переброски немецких войск через Польшу. В этой области «Михал» оказался важнейшим источником, данные которого принимались за основу при оценке передислокации войск»[379].

Вскоре разведчикам стало трудно обходиться одной рацией, и 1 ноября 1941 года им на помощь был сброшен еще один парашютист – поручик польской армии Ян Мейер, который доставил две рации. Кстати, именно группе «Михал» принадлежит «рекорд» непрерывной радиопередачи из вражеского тыла. После перерыва в радиосвязи донесений у группы накопилось столько, что радисту пришлось без перерыва работать… 36 часов. Невероятно, но факт, что за это время немцы не обнаружили радиостанцию. Засекли ее позже, в начале 1942 года. Только за два месяца Третья рота подслушивания и радиоперехвата абвера перехватила 538 радиограмм, но не сумела их расшифровать.

Между тем положение группы становилось все более трудным. Она сильно разрослась, и не исключена была опасность случайных арестов. В Варшаве арестовали Ежи Томашунаса, в Петруве схватили Юзефа Клуфа. После каждого из арестов приходилось ликвидировать известные арестованным явки и менять документы всем людям, которых они знали. Все же они продолжали работу, несмотря на провалы, пока 27 июля 1943 года на радиоквартире не были арестованы Арцишевский, радист Мицкевич и Ирмина Крупович. Вскоре произошло еще несколько серьезных провалов.

Миколай Арцишевский после длительных интенсивных допросов в гестапо, на которых он никого не выдал, был приговорен к смерти и расстрелян 11 мая 1943 года. Радист Мицкевич был расстрелян в концлагере Бухенвальд. Ирмину тоже отправили в Бухенвальд, но она незадолго до освобождения лагеря американскими войсками сумела бежать.

Не только Центр, но и сами немцы давали высокую оценку деятельности группы «Михал». Так, бывший офицер абвера Флике, издавший в 1957 г. книгу «Агенты радируют в Москву», писал: «Оказалось, что радиограммы образуют безошибочную картину всей перегруппировки немецких войск к летнему наступлению 1942 г. Арцишевский в середине марта 1942 г. на каждом железнодорожном узле, перевалочной базе и в управлениях дорог имел своих людей – мужчин и женщин, – которые регулярно снабжали его текущей информацией… Советы делали с достойной удивления быстротой выводы из поступающих донесений. 12 мая армии Тимошенко (тогда командующего Юго-Западным фронтом. – Прим. авт.) нанесли удар по войскам фон Бока (группа армий «Юг». – Прим. авт.). Немецкое наступление на Кавказ не могло начаться в установленный срок – Тимошенко нанес слишком чувствительный удар по нашим исходным позициям. Ему удалось этого добиться только и исключительно благодаря данным, сообщенным Арцишевским и другими антифашистскими разведгруппами во Франции, Бельгии, Германии и Швейцарии. Вместо 25 мая немецкие армии смогли начать наступление только 4 июля, т.е. на полтора месяца позже»[380]. А Пауль Карелл (Пауль Шмидт, бывший начальник одного из отделов пропагандистского ведомства Германии) в своей книге «Сгоревший мир» отмечал, что абвер, узнав о работе группы «Михал», был настолько растерян, что генерал Эрих Феллгебельх предпочел даже не докладывать о нем Гитлеру, чтобы не волновать фюрера.

Это не единственная разведывательно-диверсионная группа, которая действовала на территории Польши в годы Великой Отечественной войны. В первые месяцы Второй мировой войны, когда руководству Разведупра стало понятно, что нападение Германии на Советский Союз неизбежно, на территории Польши спешно стали создаваться нелегальные резидентуры. В мирное время они специализировались на разведке, а после начала боевых действий должны были заниматься еще и саботажем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Группа Штайнера

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Часть 6 автора Исаев Алексей Валерьевич

Группа Штайнера Первое упоминание об армейской группе Штайнера появляется в немецких документах сразу же после прорыва «позиции Вотан» одерского рубежа обороны. Тогда ударом 2-й гв. танковой армии, 3-й ударной и 47-й армий были разобщены смежные фланги CI армейского [590]


Группа армий «Юг»

Из книги Удар по Украине [Вермахт против Красной Армии] автора Рунов Валентин Александрович

Группа армий «Юг» Перед фронтом Киевского Особого и 9-й армии Одесского военных округов противник развернул группу армий «Юг», перед которой в соответствии с планом «Барбаросса» стояла задача, «усилив свое левое крыло и выдвинув вперед подвижные соединения, двигаться в


31-я истребительная группа

Из книги Р-51 «Mustang» Часть 2 автора Иванов С. В.

31-я истребительная группа Р-51В на вооружение группы поступили в апреле 1944 года. Код эскадрильи наносили черной краской: 307-я эскадрилья — MX, 308-я эскадрилья — HL, 309-я эскадрилья — WZ.Отличительным признаком группы были четыре диагональные полосы красного цвета на всех


52-я истребительная группа

Из книги Нюрнбергский набат [Репортаж из прошлого, обращение к будущему] автора Звягинцев Александр Григорьевич

52-я истребительная группа Р-51В поступили в группу в мае 1944 года, в июле 1944 года появились P-51D. Код эскадрилий: 2-я — QP. 4-я — WD. 5-я — VF. Размер букв был заметно меньше, чем в других группах. Код самолета помещался на киле выше серийного номера. Литера кода была желтого цвета с


332-я истребительная группа

Из книги Боевая подготовка ВДВ [Универсальный солдат] автора Ардашев Алексей Николаевич

332-я истребительная группа В состав 332-й истребительной группы входили четыре истребительные эскадрильи. «Мустанги» поступили в часть в мае 1944 года. Признаком группы был целиком выкрашенное в красный цвет хвостовое оперение самолета. Граница проходила по диагонали от


23-я истребительная группа

Из книги Шелковый путь. Записки военного разведчика автора Карцев Александр Иванович

23-я истребительная группа Некоторые самолеты группы носили стандартный камуфляж, но большинство машин оставалось неокрашенными. Характерной чертой для машин этой части был заметный разнобой в оформлении. Некоторые машины кроме опознавательного знака и названия не


51-я истребительная группа

Из книги Волкодав Сталина [Правдивая история Павла Судоплатова] автора Север Александр

51-я истребительная группа К тому времени, когда 51-я группа перешла на Р-51В, группа уже имела собственную систему обозначений, состоявшую из цветных полос на хвостовом оперении. После того, как самолеты перестали камуфлировать, обозначения слегка изменились.В 16-й


311-я истребительная группа

Из книги Крым: битва спецназов автора Колонтаев Константин Владимирович

311-я истребительная группа Группа получила Р-51С и К в конце 1944 года. Признаками группы служили желтый киль с двумя черными полосами. Направление полос обозначало эскадрилью: 528-я истребительная эскадрилья — по диагонали назад и вниз, 529-я — горизонтально, 530-я — по


35-я истребительная группа

Из книги Разведчики и шпионы автора Зигуненко Станислав Николаевич

35-я истребительная группа Переход с Р-47 на Р-51 длился два месяца и завершился в марте 1945 года.Признаком 35-й истребительной группы были 13 горизонтальных бело-красных полосок плюс синяя вертикальная полоса на руле направления. На остальной части киля находилась


348-я истребительная группа

Из книги автора

348-я истребительная группа Группа получила Р-51К и D в январе 1945 года. Освоение пилотами новых машин продолжалось до марта. Эскадрильи группы различались цветом кока и горизонтальной полосы на неподвижной части киля. Полоса имела разрыв, в который вписывался серийный


Военная группа

Из книги автора

Военная группа Несколько подсудимых в этом процессе главных преступников войны как бы образуют группу собственно военных. Если оставить в стороне Геринга, как фигуру совершенно специфическую — и политика, и хозяйственника, и военного в одном лице, — то мне надо будет


Группа особого назначения Черноморского флота (Группа 017)

Из книги автора

Группа особого назначения Черноморского флота (Группа 017) Высоко оценив действия во время Григорьевского морского десанта под Одессой созданной по его замыслу группы флотского парашютного спецназа, член Военного совета Военно-воздушных сил Черноморского флота


Группа спецминирования

Из книги автора

Группа спецминирования На следующее утро мы оставляем Змеиную горку. Судя по всему, правый фланг дивизии остается открытым. У нас новая задача: работаем с саперами в районе 30-й сторожевой заставы.Выходим на рекогносцировку (разведка и изучение местности) с майором,


Особая группа

Из книги автора

Особая группа Официально Особая группа при наркоме внутренних дел СССР была создана согласно Приказу НКВД СССР № 00882 от 5 июля 1941 года и подчинялась непосредственно народному комиссару внутренних дел Лаврентию Берии.Эту структуру возглавил старший майор


Глава 2. Группа особого назначения Черноморского флота (Группа 017)

Из книги автора

Глава 2. Группа особого назначения Черноморского флота (Группа 017) Высоко оценив действия во время Григорьевского морского десанта под Одессой созданной по его замыслу группы флотского парашютного спецназа, член Военного Совета Военно-воздушных сил Черноморского флота


Группа «Рамзая»

Из книги автора

Группа «Рамзая» В начале 1938 года возможности Рихарда Зорге для получения секретной информации еще более расширились. В апреле к своим обязанностям приступил новый германский посол в Токио – им стал теперь уже генерал-майор Эйген Отт.В итоге Зорге стал совсем уж своим